+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Атака на чиновников: Сбербанк подал иск о банкротстве на бывшего главу Рязани 2019 год

Закон личного банкротства действует почти два года. За это время всего лишь несколько десятков тысяч заемщиков прошли через процедуру, позволяющую освободиться от личных долгов. Среди них — высокопоставленные должники, доставлявшие кредиторам много хлопот. Например, депутат Госсовета Татарстана Вагиз Мингазов два месяца назад стал банкротом, избавившись от долгов на 9 млрд руб. Кредиторы получили меньше 3 коп. на 1 руб. долга, свидетельствуют материалы дела о банкротстве.

Банкиры давно жаловались, что депутаты — одни из самых сложных категорий проблемных должников. В некоторых случаях высокопоставленные должники даже личное банкротство используют в качестве способа избежать выплат, уверены банкиры.

В 2015 г., накануне введения процедуры личного банкротства, лидером по долгам среди действующих на тот момент депутатов Госдумы был Олег Михеев. Экс-владелец волгоградской группы «Диамант» и один из крупнейших рантье России был депутатом два созыва подряд — в 2008–2016 гг., представляя «Справедливую Россию». С 2012 г. против Михеева велось исполнительное производство о взыскании 11 млрд руб. в пользу Промсвязьбанка, Москоммерцбанка, Номос-банка, «БТА банка» и др. Кредиторы и жаловались в правоохранительные органы (например, Промсвязьбанк и Номос-банк утверждали, что он похитил часть кредитных средств), и просили Госдуму и Следственный комитет (СКР) лишить его депутатской неприкосновенности. В ответ Олег Михеев обвинял совладельца Промсвязьбанка, сенатора Дмитрия Ананьева в организации захвата недвижимости «Диаманта». В феврале 2013 г. парламентарии лишили Михеева депутатской неприкосновенности, а в марте СКР возбудил в отношении его уголовное дело по трем статьям (покушение на мошенничество, мошенничество, воспрепятствование правосудию). Олег Михеев отрицал все обвинения.

В первый день вступления в силу положений закона о личном банкротстве физлиц, 1 октября 2015 г., кредиторы подали иск о признании банкротом самого Олега Михеева и его жены Татьяны. Иски был удовлетворены в декабре 2015 г. Средства взыскиваются до сих пор. Арбитражный суд Волгоградской области 4 сентября в очередной раз продлил на три месяца процедуру реализации имущества Михеева.

До 2008 г. «Диамант» строил 1 млн кв. м коммерческой недвижимости в год, и банки выстраивались в очередь, чтобы дать кредит. Но когда начался кризис 2008 г., некоторые из них спровоцировали проблемы группы, нарушив условия договора, возмущался Олег Михеев в разговоре с «Ведомостями» весной 2015 г. В базе Федеральной службы судебных приставов (ФССП) за ним тогда числилось 5,08 млрд руб. долга, его появление экс-депутат объяснял выданными много лет назад поручительствами по долгам разных компаний и платить всю сумму не собирался: он считал, что в первую очередь банк должен разбираться с заемщиком, а не подавать иск сразу к поручителю.

Олег Михеев уверял тогда, что отчисляет на выплату долгов 50% своей зарплаты, но основная часть кредитов погашена компаниями-заемщиками за счет реализации залогов. В феврале этого года стало известно, что он объявлен в федеральный розыск: в окончательной редакции обвинения Михееву инкриминировали покушение на мошенничество в особо крупном размере, писал «Коммерсантъ». Бизнесмен сейчас за границей, рассказали «Ведомостям» три его знакомых. И он по-прежнему не согласен с претензиями кредиторов.

Пока суд признал меньше трети долгов, предъявленных Михееву. Бывшему депутату предъявлены требования на 14,4 млрд руб. и еще на 2,3 млрд руб. — к его супруге, свидетельствует отчет финансового управляющего Олега Михеева. В реестр требований пока внесено только 5,1 млрд руб. — такая же сумма, что и весной 2015 г. Дело в том, что и Михеевы, и кредиторы пытаются доказать, что часть долгов ненастоящая.

В суде удалось доказать, что около 7 млрд руб. — фиктивные требования, объяснила руководитель правового блока Промсвязьбанка Лариса Валуева. Включение в реестр части требований, по сути, от связанных кредиторов еще оспаривается — спор дошел до Верховного суда, объяснила она. Промсвязьбанк еще в 2009 г. начал взыскание с Михеева задолженности в 1 млрд руб. и сумел получить две ее трети. Он же инициировал процедуру банкротства его жены. «Судебные процессы не завершены до сих пор. Такая длительность взыскания обусловлена в основном тем, что должники активно оспаривали сделки, проводили реорганизации и ликвидации компаний-должников», — рассказывает Валуева.

Пока банки пытаются вернуть долги со старых должников, среди депутатов появляются новые. Сбербанк 28 июля этого года подал в Арбитражный суд Красноярского края заявление о признании банкротом Виктора Зубарева. Депутат Госдумы, единоросс, член думской комиссии по контролю за достоверностью сведений о доходах и имущественных обязательствах парламентариев задолжал госбанку с учетом процентов около 200 млн руб., следует из материалов суда.

Виктор Зубарев — поручитель по кредитной линии на 195 млн руб., которую в феврале 2016 г. Сбербанк открыл красноярскому ООО «Компания по управлению имуществом рынка» (КУИР), сказано в материалах красноярского райсуда. По данным красноярской интернет-газеты newslab.ru , Сбербанк своим кредитом профинансировал покупку местного торгового комплекса «Крастэц», получив его в залог.

КУИР входит в ГК «Сибсервис», специализирующейся на аренде и управлении нежилой недвижимостью, Виктор Зубарев — один из ее основателей.

«В 1992 г. у нас с друзьями-одноклассниками родилась идея открыть в Ленинском районе обслуживающее предприятие «Сибсервис». Дела шли успешно, и вскоре «Сибсервис» вышел по объему налогов на первое место в районе. В тяжелые 90-е гг. мы приносили больше дохода в казну края, чем завод «Красмаш» и другие гиганты», — рассказывал Зубарев в интервью красноярской газете «Конкурент».

До ноября 2015 г., по данным «СПАРК-Интерфакса», Виктор Зубарев владел 33% КУИР.

По итогам 2015 г., незадолго до получения кредитной линии, активы КУИР составляли 163,3 млн руб. при долгах и пассивах в 116 млн руб. и годовой выручке в 43,5 млн руб. с убытками почти 3 млн руб., указано в «СПАРК-Интерфаксе». Зато Виктор Зубарев был зампредом правительства Красноярского края — министром экономического развития. В сентябре 2016 г. он избрался в Госдуму, а КУИР стала нарушать условия кредита, указано в материалах суда.

Сбербанк 25 мая подал иск о взыскании задолженности с Зубарева в Октябрьский райсуд Красноярска. А через четыре дня бывший директор КУИР Сергей Орешко подал в красноярский арбитраж иск по части банкротства КУИР и включении своих требований на 1,1 млн руб. в реестр кредиторов, выдвинув свою кандидатуру временного управляющего. Правда, в августе суд вернул заявление Орешко.

Сбербанк в райсуде также потерпел фиаско: на предварительном заседании представители Зубарева попросили передать дело в другой райсуд — Советский, потому что депутат сменил прописку.

Первое заседание после передачи дела назначено на конец октября. Но уже в конце сентября Советский райсуд рассмотрит иск супруги депутата Натальи о признании недействительным договора поручительства Зубарева перед Сбербанком. Основание для иска — отсутствие нотариально заверенного согласия Натальи Зубаревой на оформление договора поручительства. Копия иска есть у «Ведомостей». По сложившейся судебной практике отсутствие согласия супругов не является препятствием для взыскания по поручительствам и для признания поручительства недействительным, говорит Валуева из Промсвязьбанка.

Виктор Зубарев предпринимает целый ряд действий, чтобы избежать ответственности перед банком, полагает человек, близкий к Сбербанку. Представитель Сбербанка подтвердил лишь, что Зубарев — проблемный должник. Претензии к депутату есть и у другого кредитора. 3 июля в Мосгорсуде зарегистрирован иск «Восточного экспресс банка» к Зубареву и трем совладельцам структур ГК «Сибсервис» о взыскании долгов. В банке отказались комментировать иск. Виктор Зубарев не ответил на запрос «Ведомостей», переданный через его помощника.

«Я говорил с руководителем Сбербанка, мне сказали, что произошла ошибка. Думаю, что информация будет удалена с сайта арбитражного суда», — говорил он после появления иска о его банкротстве «Коммерсанту», подчеркивая, что «давно не имеет отношения» к КУИР.

Подсчитать общие долги депутатов по базе данных исполнительных производств ФССП сейчас дело безнадежное. Из нее следует, что за всеми депутатами Госдумы и членами Совета Федерации значатся долги менее чем в 33 млн руб., убедились «Ведомости». Дело в том, что ФССП теперь не обязана указывать сумму взыскания по исполнительному листу плюс после введения института личного банкротства процедура взыскания долгов изменилась и теперь до исполнительных процедур дело часто не доходит. Из той задолженности, что есть в базе, 77% — исполнительные листы на 25,1 млн руб. за 2015–2017 гг. — приходится на депутата Госдумы, члена партии ЛДПР Александра Шерина. Так что формально он должник-рекордсмен среди действующих депутатов и сенаторов.

Сбербанк в августе 2015 г. получил решение суда о взыскании средств в свою пользу. Однако столкнулся со сложностями, вспоминает человек, близкий к банку. По его данным, Александр Шерин сначала представил в Госдуму нотариальное соглашение о выплате алиментов в размере 100% доходов, этот документ банк сумел оспорить. После этого у Шерина в пользу банка стали удерживать часть депутатской зарплаты. Сейчас долг депутата сократился до 10 млн руб. Александр Шерин рассказал «Ведомостям», что соглашение по алиментам было оформлено временно, когда начались проблемы с банками. Он говорил, что Сбербанк в какой-то момент не стал дальше кредитовать проекты связанных с депутатом компаний и потребовал возврата ранее выданного кредита, не учитывая обстоятельств должника.

«Я делаю все, что должен, в рамках действующего законодательства, — говорит депутат. — У меня половину заработной платы забирают на погашение всех этих обязательств, и они будут погашены».

За прошлый год Александр Шерин задекларировал годовой доход почти в 4,7 млн руб.

В отношении «Белых камней» уже год идет процедура банкротства по заявлению Сбербанка, которому фирма задолжала 21,8 млн руб. Судя по материалам арбитражного управляющего, он оспорил сделку 2014 г. по отчуждению земельных участков в 28 га и дома по отступному соглашению московской фирме «Холдер», посчитав ее попыткой вывода имущества. Сейчас это имущество арестовано. Владелец «Холдера» — Юрий Коваль, бывший предправления и экс-совладелец Геобанка.

Сам Александр Шерин уверяет, что это была попытка перекредитоваться, чтобы закрыть кредит в Сбербанке. Все попытки переговоров с Шериным о реструктуризации долгов успехом не увенчались, банк всегда готов искать варианты, но при полной открытости заемщика, сообщил источник в Сбербанке.

«Ведомости» разобрались, как исполнили свои обязанности по кредитам парламентарии разного уровня, два года назад попавшие, по данным ФССП, в десятку крупнейших должников — народных избранников.

экс-депутат Госдумы, создатель кирово-чепецкого холдинга «Абсолют-агро»
Просроченная задолженность — около 800 млн руб. (солидарно с партнером)
Доронин и его партнер, экс-депутат Заксобрания Кировской области Константин Мошуренко должны Сбербанку около 800 млн руб., сообщил представитель банка. Они поручались по кредитам холдинга. Летом 2013 г. структуры группы перестали платить по кредитам, в ноябре 2014 г. «Абсолют-агро» признана банкротом. В конце 2016 г. в отношении Доронина и Мошуренко началась процедура банкротства. У партнеров не нашлось имущества, погашение возможно лишь за счет продажи активов ООО «Абсолют-агро», следует из материалов суда. В октябре 2016 г. в отношении Мошуренко было возбуждено уголовное дело по ст. 196 УК (преднамеренное банкротство), в 2017 г. СК сообщил о его прекращении. Следствие не нашло признаков преднамеренного банкротства. Сбербанк обжаловал постановление о прекращении дела. Оба бизнесмена по итогам выборов 2016 г. не переизбрались в законодательные собрания. Михаил Балакин

Это интересно:  Собрание кредиторов в банкротстве: проведение, права участников, сроки, отложение 2019 год

депутат Мосгордумы, основатель «СУ-155»
Задолженность — 8 млрд руб., кредиторы обратились в суд с требованием о его банкротстве.
Финансовые проблемы у одного из крупнейших застройщиков России — группы «СУ-155» начались в 2014 г., когда она не сумела в срок выкупить собственные облигации. Затем последовали иски от кредиторов о взыскании долгов и признании компаний холдинга и поручавшегося по ее кредитам Балакина несостоятельными. По итогам 2014 г. долг группы оценивался более чем в 25 млрд руб., компания приостановила строительство. В декабре 2015 г. санатором «СУ-155» был назначен банк «Российский капитал» — на тот момент «дочка» Агентства по страхованию вкладов, — который должен достроить 147 многоквартирных домов в 14 регионах России. Московский арбитражный суд отложил на 10 октября 2017 г. рассмотрение заявления Росбанка о банкротстве Балакина. Долг бизнесмена перед этим банком составляет 3 млрд руб., сообщал «Интерфакс». Задолженность Балакина перед банком «Открытие» — около 5 млрд руб. 18 мая представитель Сбербанка в суде заявил, что у банка « отсутствуют основания для введения процедуры банкротства в отношении бизнесмена». На момент обращения Сбербанка в суд задолженность Балакина составляла 324 млн руб., а сейчас она отсутствует, ответили «Ведомостям» в госбанке. Со Сбербанком заключено мировое соглашение, сообщил человек, близкий к Балакину. Александр Сало

экс-депутат законодательного собрания Самарской области
Признанная судами просроченная задолженность в 2015 г. — 721 млн руб. В 2016 г. «Самарский элеватор», в котором Александр Сало владел 50%, был признан банкротом, идет процедура реализации его имущества. На момент начала банкротства претензии банков к предприятию и поручавшемуся по кредитам его структур составляли 721 млн руб. Сейчас остаток задолженности подконтрольных экс-депутату группы компаний по основному долгу перед Сбербанком составляет 93,9 млн руб. В отношении Александра Сало возбуждено исполнительное производство о взыскании средств. В октябре 2015 г. суд признал Александра Сало виновным в особо крупном мошенничестве с использованием служебного положения и нанесении побоев. Он был приговорен к двум годам и 10 дням лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. В 2016 г. условно-досрочно освобожден. В 2017 г. Александр Сало стал фигурантом нового уголовного дела по поводу хищения зерна Росрезерва, хранившегося на подконтрольных ему элеваторах. Александр Четвериков

экс-депутат Госдумы
В 2015 г. приставы взыскивали с него 818 млн.
В 2007–2009 гг. выступил поручителем по кредитам Сбербанка на 1,3 млрд руб., выданным созданному им агрохолдингу. В конце 2015 г. задолженность агрохолдинга перед Сбербанком составляла 133 млн руб., а долг Александра Четверикова — 43 млн руб., и Сбербанк подал иск о личном банкротстве поручителя. В апреле 2016 г. стороны заключили мировое соглашение. Клиент проявил готовность к конструктивному диалогу и желание исполнить свои обязательства, сообщил источник в Сбербанке.

МОСКВА, 2 ноября. /корр. ТАСС — Наталья Старостина/. С момента вступления в силу закона о банкротстве физических лиц прошел месяц. Первыми жертвами банкротства оказались крупные бизнесмены, поручители по корпоративным кредитам своих компаний, задолжавшие банкам миллионы и миллиарды рублей, а не валютные ипотечные заемщики или владельцы многочисленных кредитных карт, как прогнозировали эксперты.

В первые же дни после вступления закона в силу уведомления о своем возможном банкротстве получили довольно известные люди: основатель фруктовой компании JFC Владимир Кехман, возглавляющий также Новосибирский театр оперы и балета, а также экс-сенатор от Республики Алтай и отец известной певицы Алсу Ралиф Сафин. Кроме того иск о банкростве получил и бывший владелец Черкизовского рынка, руководитель группы АСТ Тельман Исмаилов.

Все эти люди выступали прямо или косвенно поручителями по кредитам, которые брали в банках принадлежащие им компании.

Иск о банкротстве на Владимира Кехмана подал Сбербанк. Бизнесмен должен банку более 4,5 млрд рублей, которые в качестве кредитов получила его компания JFC, обанкротившаяся еще в 2012 году.

Банк Зенит», принадлежащий нефтяной компании «Татнефть», подал иск о банкротстве на Ралифа Сафина. Его девелоперская компания «Марр капитал» периодически брала кредиты в «Зените» на строительство тех или иных объектов недвижимости.

Банк Москвы 9 октября подал иск о признании банкротом бизнесмена Тельмана Исмаилова. Компания КБФ АСТ, входящая в группу АСТ Тельмана Исмаилова, задолжала Банку Москвы 213,3 млн долларов.

Помимо заемщиков с громкими фамилиями, в очередь на банкротство попали поручители по корпоративным кредитам и более мелких компаний. Граждане, набравшие в разных банках по несколько потребительских кредитов или оформивших по пять-шесть кредитных карт, пока не вызывают у финансистов интереса, чтобы начинать их банкротить.

Больше всего исков на банкротство должников подготовили госбанки. Как рассказали ТАСС в пресс-службе Сбербанка, за октябрь банк подал в суды более 140 заявлений граждан на общую сумму свыше 17 млрд рублей. В основном это были заявления о банкротстве поручителей по кредитам юридических лиц, отметили в банке.

Вместе с этим, в Сбербанке добавили, что подавали и заявления о банкротстве заемщиков по ипотечным кредитам и заемщиков, предоставивших иные ликвидные залоги.

Банк ВТБ24 отобрал за октябрь 20 должников по проблемным кредитным сделкам, по шести должникам арбитражные суды уже возбудили производства по делам о банкротстве. Общая сумма их задолженности перед банком составила — 3,5 млн рублей.

Банк «Уралсиб» подал на банкротство всего два заявления на своих региональных заемщиков, которые задолжали ему 50 млн рублей, а Райффайзенбанк — одно заявление о банкротстве. Все заявления банков поданы по корпоративным кредитам, по которым должники выступают поручителями.

Личные инициативы граждан

В Сбербанке пока не сообщили о том, сколько их заемщиков решили подать на собственное банкротство. «Поскольку нормы о банкротстве граждан вступили в силу только 1 октября 2015 г., первые заседания по поданным в октябре 2015 года заявлениям о признании банкротами граждан — должников Сбербанка должны состояться в ближайшие недели. После этого можно будет проанализировать информацию о таких делах и сделать предварительные выводы», — сказал представитель Сбербанка.

В свою очередь, банк «Уралсиб» узнал о том, что десять его поручителей по корпоративным кредитам подали заявления о банкротстве. Их совокупный долг перед банком составляет 540 млн руб.

«Все заявления поданы в регионах, в Москве и Московской области таких нет. Общей причиной подачи всех этих заявлений усматривается cтремление уклониться от исполнения своих обязательств перед банком», — считает руководитель главной исполнительной дирекции корпоративного управления и правового обеспечения банка «Уралсиб» Нина Семина.

Остальные кредитные организации пока не спешат банкротить заемщиков. В Росбанке, Связь-банке, Абсолют банке, Московском кредитном банке /МКБ/, СМП Банке ТАСС сообщили, что не подавали ни одного заявления о банкротстве своих должников.

«В ближайшее время мы не планируем активно прибегать к процедуре банкротства, поскольку акцентируем внимание на качественной организации досудебной работы с просроченной задолженностью», — сообщил директор департамента розничного бизнеса МКБ Александр Шорников.

По его словам, по розничным должникам приоритетом в работе остаётся судебно-исковое производство.

«Степень эффективности процедуры банкротства физических лиц можно будет оценить, когда станут известны результаты рассмотрения соответствующих дел и степень удовлетворения требований кредиторов в рамках этих дел», — говорит вице- президент СМП Банка Ирина Данилина, отмечая, что пока таких результатов нет.

По словам директора департамента по работе с проблемными активами Связь-банка Сергея Акинина, остается надеяться, что институт «потребительского банкротства» справиться с поставленными перед ним задачами по избавлению от долгов добросовестных граждан в ходе одного процесса, предоставив для расчета с кредиторами свое имущество, а также будет способствовать эффективному взысканию кредиторами долгов с неисправимых должников-физических лиц.

Как депутаты Мингазов, Шерин, Михеев и другие высокопоставленные должники избегают расплаты с кредиторами

Светлана Петрова, Иван Васильев

Закон о личном банкротстве действует почти два года. За это время всего лишь несколько десятков тысяч заемщиков прошли через процедуру, позволяющую освободиться от личных долгов. Среди них — высокопоставленные должники, доставлявшие кредиторам много хлопот. Например, депутат Госсовета Татарстана Вагиз Мингазов два месяца назад стал банкротом, избавившись от долгов на 9 млрд руб. Кредиторы получили меньше 3 коп. на 1 руб. долга, свидетельствуют материалы дела о банкротстве.

В 2015 г., накануне введения процедуры личного банкротства, лидером по долгам среди действующих на тот момент депутатов Госдумы был Олег Михеев. Экс-владелец волгоградской группы «Диамант» и один из крупнейших рантье России был депутатом два созыва подряд — в 2008–2016 гг., представляя «Справедливую Россию». С 2012 г. против Михеева велось исполнительное производство о взыскании 11 млрд руб. в пользу Промсвязьбанка, Москоммерцбанка, Номос-банка, «БТА банка» и др. Кредиторы и жаловались в правоохранительные органы (например, Промсвязьбанк и Номос-банк утверждали, что он похитил часть кредитных средств), и просили Госдуму и Следственный комитет (СКР) лишить его депутатской неприкосновенности. В ответ Михеев обвинял совладельца Промсвязьбанка, сенатора Дмитрия Ананьева в организации захвата недвижимости «Диаманта». В феврале 2013 г. парламентарии лишили Михеева депутатской неприкосновенности, а в марте СКР возбудил в отношении его уголовное дело по трем статьям (покушение на мошенничество, мошенничество, воспрепятствование правосудию). Михеев отрицал все обвинения.

В первый день вступления в силу положений закона о личном банкротстве физлиц, 1 октября 2015 г., кредиторы подали иск о признании банкротом самого Михеева и его жены Татьяны. Иски был удовлетворены в декабре 2015 г. Средства взыскиваются до сих пор. Арбитражный суд Волгоградской области 4 сентября в очередной раз продлил на три месяца процедуру реализации имущества Михеева.

До 2008 г. «Диамант» строил 1 млн кв. м коммерческой недвижимости в год, и банки выстраивались в очередь, чтобы дать кредит. Но когда начался кризис 2008 г., некоторые из них спровоцировали проблемы группы, нарушив условия договора, возмущался Михеев в разговоре с «Ведомостями» весной 2015 г. В базе Федеральной службы судебных приставов (ФССП) за ним тогда числилось 5,08 млрд руб. долга, его появление экс-депутат объяснял выданными много лет назад поручительствами по долгам разных компаний и платить всю сумму не собирался: он считал, что в первую очередь банк должен разбираться с заемщиком, а не подавать иск сразу к поручителю.

Михеев уверял тогда, что отчисляет на выплату долгов 50% своей зарплаты, но основная часть кредитов погашена компаниями-заемщиками за счет реализации залогов. В феврале этого года стало известно, что он объявлен в федеральный розыск: в окончательной редакции обвинения Михееву инкриминировали покушение на мошенничество в особо крупном размере, писал «Коммерсантъ». Бизнесмен сейчас за границей, рассказали «Ведомостям» три его знакомых. И он по-прежнему не согласен с претензиями кредиторов.

Пока суд признал меньше трети долгов, предъявленных Михееву. Бывшему депутату предъявлены требования на 14,4 млрд руб. и еще на 2,3 млрд руб. — к его супруге, свидетельствует отчет финансового управляющего Михеева. В реестр требований пока внесено только 5,1 млрд руб. — такая же сумма, что и весной 2015 г. Дело в том, что и Михеевы, и кредиторы пытаются доказать, что часть долгов ненастоящая.

Это интересно:  Как оформляется справка об отсутствии банкротства или ликвидации 2019 год

В суде удалось доказать, что около 7 млрд руб. — фиктивные требования, объяснила руководитель правового блока Промсвязьбанка Лариса Валуева. Включение в реестр части требований, по сути, от связанных кредиторов еще оспаривается — спор дошел до Верховного суда, объяснила она. Промсвязьбанк еще в 2009 г. начал взыскание с Михеева задолженности в 1 млрд руб. и сумел получить две ее трети. Он же инициировал процедуру банкротства его жены. «Судебные процессы не завершены до сих пор. Такая длительность взыскания обусловлена в основном тем, что должники активно оспаривали сделки, проводили реорганизации и ликвидации компаний-должников», — рассказывает Валуева.

Пока банки пытаются вернуть долги со старых должников, среди депутатов появляются новые. Сбербанк 28 июля этого года подал в Арбитражный суд Красноярского края заявление о признании банкротом Виктора Зубарева. Депутат Госдумы, единоросс, член думской комиссии по контролю за достоверностью сведений о доходах и имущественных обязательствах парламентариев задолжал госбанку с учетом процентов около 200 млн руб., следует из материалов суда.

Зубарев — поручитель по кредитной линии на 195 млн руб., которую в феврале 2016 г. Сбербанк открыл красноярскому ООО «Компания по управлению имуществом рынка» (КУИР), сказано в материалах красноярского райсуда. По данным красноярской интернет-газеты newslab.ru , Сбербанк своим кредитом профинансировал покупку местного торгового комплекса «Крастэц», получив его в залог.

КУИР входит в ГК «Сибсервис», специализирующейся на аренде и управлении нежилой недвижимостью, Зубарев — один из ее основателей. «В 1992 г. у нас с друзьями-одноклассниками родилась идея открыть в Ленинском районе обслуживающее предприятие «Сибсервис». Дела шли успешно, и вскоре «Сибсервис» вышел по объему налогов на первое место в районе. В тяжелые 90-е гг. мы приносили больше дохода в казну края, чем завод «Красмаш» и другие гиганты», — рассказывал Зубарев в интервью красноярской газете «Конкурент». До ноября 2015 г., по данным «СПАРК-Интерфакса», Зубарев владел 33% КУИР.

По итогам 2015 г., незадолго до получения кредитной линии, активы КУИР составляли 163,3 млн руб. при долгах и пассивах в 116 млн руб. и годовой выручке в 43,5 млн руб. с убытками почти 3 млн руб., указано в «СПАРК-Интерфаксе». Зато Зубарев был зампредом правительства Красноярского края — министром экономического развития. В сентябре 2016 г. он избрался в Госдуму, а КУИР стала нарушать условия кредита, указано в материалах суда.

Сбербанк 25 мая подал иск о взыскании задолженности с Зубарева в Октябрьский райсуд Красноярска. А через четыре дня бывший директор КУИР Сергей Орешко подал в красноярский арбитраж иск о банкротстве КУИР и включении своих требований на 1,1 млн руб. в реестр кредиторов, выдвинув свою кандидатуру временного управляющего. Правда, в августе суд вернул заявление Орешко.

Сбербанк в райсуде также потерпел фиаско: на предварительном заседании представители Зубарева попросили передать дело в другой райсуд — Советский, потому что депутат сменил прописку.

Первое заседание после передачи дела назначено на конец октября. Но уже в конце сентября Советский райсуд рассмотрит иск супруги депутата Натальи о признании недействительным договора поручительства Зубарева перед Сбербанком. Основание для иска — отсутствие нотариально заверенного согласия Натальи Зубаревой на оформление договора поручительства. Копия иска есть у «Ведомостей». По сложившейся судебной практике отсутствие согласия супругов не является препятствием для взыскания по поручительствам и для признания поручительства недействительным, говорит Валуева из Промсвязьбанка.

Зубарев предпринимает целый ряд действий, чтобы избежать ответственности перед банком, полагает человек, близкий к Сбербанку. Представитель Сбербанка подтвердил лишь, что Зубарев — проблемный должник. Претензии к депутату есть и у другого кредитора. 3 июля в Мосгорсуде зарегистрирован иск «Восточного экспресс банка» к Зубареву и трем совладельцам структур ГК «Сибсервис» о взыскании долгов. В банке отказались комментировать иск. Зубарев не ответил на запрос «Ведомостей», переданный через его помощника. «Я говорил с руководителем Сбербанка, мне сказали, что произошла ошибка. Думаю, что информация будет удалена с [сайта] арбитражного суда», — говорил он после появления иска о его банкротстве «Коммерсанту», подчеркивая, что «давно не имеет отношения» к КУИР.

Подсчитать общие долги депутатов по базе данных исполнительных производств ФССП сейчас дело безнадежное. Из нее следует, что за всеми депутатами Госдумы и членами Совета Федерации значатся долги менее чем в 33 млн руб., убедились «Ведомости». Дело в том, что ФССП теперь не обязана указывать сумму взыскания по исполнительному листу плюс после введения института личных банкротств процедура взыскания долгов изменилась и теперь до исполнительных процедур дело часто не доходит. Из той задолженности, что есть в базе, 77% — исполнительные листы на 25,1 млн руб. за 2015–2017 гг. — приходится на депутата Госдумы, члена партии ЛДПР Александра Шерина. Так что формально он должник-рекордсмен среди действующих депутатов и сенаторов.

Сбербанк в августе 2015 г. получил решение суда о взыскании средств в свою пользу. Однако столкнулся со сложностями, вспоминает человек, близкий к банку. По его данным, Шерин сначала представил в Госдуму нотариальное соглашение о выплате алиментов в размере 100% доходов, этот документ банк сумел оспорить. После этого у Шерина в пользу банка стали удерживать часть депутатской зарплаты. Сейчас долг депутата сократился до 10 млн руб. Шерин рассказал «Ведомостям», что соглашение по алиментам было оформлено временно, когда начались проблемы с банками. Он говорил, что Сбербанк в какой-то момент не стал дальше кредитовать проекты связанных с депутатом компаний и потребовал возврата ранее выданного кредита, не учитывая обстоятельств должника. «Я делаю все, что должен, в рамках действующего законодательства, — говорит депутат. — У меня половину заработной платы забирают на погашение всех этих обязательств, и они будут погашены». За прошлый год Шерин задекларировал годовой доход почти в 4,7 млн руб.

В отношении «Белых камней» уже год идет процедура банкротства по заявлению Сбербанка, которому фирма задолжала 21,8 млн руб. Судя по материалам арбитражного управляющего, он оспорил сделку 2014 г. по отчуждению земельных участков в 28 га и дома по отступному соглашению московской фирме «Холдер», посчитав ее попыткой вывода имущества. Сейчас это имущество арестовано. Владелец «Холдера» — Юрий Коваль, бывший предправления и экс-совладелец Геобанка.

Сам Шерин уверяет, что это была попытка перекредитоваться, чтобы закрыть кредит в Сбербанке. Все попытки переговоров с Шериным о реструктуризации долгов успехом не увенчались, банк всегда готов искать варианты, но при полной открытости заемщика, сообщил источник в Сбербанке. [. ]

«Ведомости» разобрались, как исполнили свои обязанности по кредитам парламентарии разного уровня, два года назад попавшие, по данным ФССП, в десятку крупнейших должников — народных избранников

Сергей Доронин
экс-депутат Госдумы, создатель кирово-чепецкого холдинга «Абсолют-агро»

Просроченная задолженность — около 800 млн руб. (солидарно с партнером)
Доронин и его партнер, экс-депутат Заксобрания Кировской области Константин Мошуренко должны Сбербанку около 800 млн руб., сообщил представитель банка. Они поручались по кредитам холдинга. Летом 2013 г. структуры группы перестали платить по кредитам, в ноябре 2014 г. «Абсолют-агро» признана банкротом. В конце 2016 г. в отношении Доронина и Мошуренко началась процедура банкротства. У партнеров не нашлось имущества, погашение возможно лишь за счет продажи активов ООО «Абсолют-агро», следует из материалов суда. В октябре 2016 г. в отношении Мошуренко было возбуждено уголовное дело по ст. 196 УК (преднамеренное банкротство), в 2017 г. СК сообщил о его прекращении. Следствие не нашло признаков преднамеренного банкротства. Сбербанк обжаловал постановление о прекращении дела. Оба бизнесмена по итогам выборов 2016 г. не переизбрались в законодательные собрания.

Михаил Балакин
депутат Мосгордумы, основатель «СУ-155»

Задолженность — 8 млрд руб., кредиторы обратились в суд с требованием о его банкротстве.
Финансовые проблемы у одного из крупнейших застройщиков России — группы «СУ-155» начались в 2014 г., когда она не сумела в срок выкупить собственные облигации. Затем последовали иски от кредиторов о взыскании долгов и признании компаний холдинга и поручавшегося по ее кредитам Балакина несостоятельными. По итогам 2014 г. долг группы оценивался более чем в 25 млрд руб., компания приостановила строительство. В декабре 2015 г. санатором «СУ-155» был назначен банк «Российский капитал» — на тот момент «дочка» Агентства по страхованию вкладов, — который должен достроить 147 многоквартирных домов в 14 регионах России. Московский арбитражный суд отложил на 10 октября 2017 г. рассмотрение заявления Росбанка о банкротстве Балакина. Долг бизнесмена перед этим банком составляет 3 млрд руб., сообщал «Интерфакс». Задолженность Балакина перед банком «Открытие» — около 5 млрд руб. 18 мая представитель Сбербанка в суде заявил, что у банка « отсутствуют основания для введения процедуры банкротства в отношении бизнесмена». На момент обращения Сбербанка в суд задолженность Балакина составляла 324 млн руб., а сейчас она отсутствует, ответили «Ведомостям» в госбанке. Со Сбербанком заключено мировое соглашение, сообщил человек, близкий к Балакину.

Александр Сало
экс-депутат законодательного собрания Самарской области

Признанная судами просроченная задолженность в 2015 г. — 721 млн руб. В 2016 г. «Самарский элеватор», в котором Сало владел 50%, был признан банкротом, идет процедура реализации его имущества. На момент начала банкротства претензии банков к предприятию и поручавшемуся по кредитам его структур Сало составляли 721 млн руб. Сейчас остаток задолженности подконтрольных экс-депутату группы компаний по основному долгу перед Сбербанком составляет 93,9 млн руб. В отношении Сало возбуждено исполнительное производство о взыскании средств. В октябре 2015 г. суд признал Сало виновным в особо крупном мошенничестве с использованием служебного положения и нанесении побоев. Он был приговорен к двум годам и 10 дням лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. В 2016 г. условно-досрочно освобожден. В 2017 г. Сало стал фигурантом нового уголовного дела по поводу хищения зерна Росрезерва, хранившегося на подконтрольных ему элеваторах.

Александр Четвериков
экс-депутат Госдумы

В 2015 г. приставы взыскивали с него 818 млн.
В 2007–2009 гг. выступил поручителем по кредитам Сбербанка на 1,3 млрд руб., выданным созданному им агрохолдингу. В конце 2015 г. задолженность агрохолдинга перед Сбербанком составляла 133 млн руб., а долг Четверикова — 43 млн руб., и Сбербанк подал иск о личном банкротстве поручителя. В апреле 2016 г. стороны заключили мировое соглашение. Клиент проявил готовность к конструктивному диалогу и желание исполнить свои обязательства, сообщил источник в Сбербанке.

В отношении недостроенного ЖК «Аэробус», вполне закономерно, начинают сбываться худшие прогнозы

Это интересно:  Временный управляющий при банкротстве на стадии наблюдения 2019 год

6 февраля «Сбербанк» подал в арбитражный суд Москвы заявление о банкротстве застройщика – ООО «Строительная компания «Город». В случае банкротства обманутые дольщики станут кредиторами наравне с самим «Сбербанком», который кредитовал строительство, и будут иметь право на часть объекта, с которой совершенно непонятно что делать.

Банкротство означает, что банк заберет причитающуюся ему долю имущества должника в счет долга. Свои проблемы он таким образом, может быть, частично решит, но граждане, получается, в лучшем счете могут рассчитывать на возврат части средств когда-то, когда процесс о банкротстве будет завершен. При этом они будут выплачивать ипотечные кредиты тому же «Сбербанку», так и не получив квартир. Так что проблемы, как обычно, за тех кто оплачивает все риски, то есть обманутых дольщиков, банк решит полностью.

Если у «Сбербанка» и есть какой-то хитрый план решения проблемы при помощи банкротства, то дольщикам его никто не озвучивает, люди в панике. Хотя, как известно, все хитрые планы — сказки в пользу бедных. Предназначены они исключительно для успокоения наивного обывателя. Ответственные за «охмуривание клиента» государственные лица ему объясняют, что белое это черное и не верь глазам своим, а потерпевшему надо сидеть на попе ровно, верить в то, что ему «вешают на уши» и не дергаться.. А раз «мудрое» руководство все знает и думает исключительно, «как бы ему осчастливить простой народ», то обманутым лишь остается ждать, «когда рак на горе свиснет» и наступит всеобщее счастье, а на верующих в разные «хитрые планы» снизойдет божья благодать. При этом решение об инициировании банкротства принималось в Москве, рязанскому отделению «Сбербанка», которое возглавляет Сергей Фролов, похоже, просто спустили приказ. Но заявлять об этом прямо, по понятным причинам, не стоит, а надо «прикинуться шлангом», который ничего не знает и информацией не владеет.

«Сбербанк», понимая социальную важность сложившейся ситуации, которая затрагивает интересы большого числа дольщиков, ведет переговоры с органами власти по урегулированию ситуации, а также прорабатывает возможность вхождения в проект для достройки жилого комплекса крупнейших застройщиков и подрядных организаций региона», – заявлял рязанский «Сбербанк» в ноябре. Подобные заявления призваны были успокоить обманутых дольщиков и внушить им надежду, что все будет хорошо. Пока они пребывали в очередных иллюзиях подогреваемых подобными заявлениями банкиров, активы застройщика-банкрота предварительно выводились, счета обнулялись, имущество переписывалось на родственников или аффилированные фирмы.

Чтобы изолировать испуганных и ничего не понимающих дольщиков от прогнозируемого течения процедуры банкротства, подключается административный ресурс. Проще говоря, те, кто в доле. А подобные заявления «Сбербанка», в общем хоре обещаний региональных чиновников, эту картину красочно расцвечивали, не позволяя потерпевшим усомниться, что их в очередной раз обманывают.

А губернатор Олег Ковалев, затянувшуюся отставку которого в последние дни обсуждает вся Рязань, в декабре обещал, что если участники строительного рынка не найдут решение, «Аэробус» достроят за счет средств бюджета. Все закончилось, как обычно, банкротством. Чиновника сняли с занимаемой должности, а если у кого из обманутых есть претензии за неисполнение губернатором своих обещаний, то все претензии к уже бывшему губернатору. Правда, если бы он остался на своем месте, то и это ничего бы не изменило. Ведь он не обещал дольщикам ничего конкретного, да и ответственности за обещания каким-то там дольщикам, он не несет. Подумаешь, обещал. Обещать это его работа. А если кому, что не нравится, то это его личные проблемы. Хочет пусть подает в суд, Право жаловаться никто потерпевших не лишал. Вот только решит ли это их проблемы по достройке дома — большой вопрос.

«В любом случае, дольщики с их проблемами один на один не останутся. Мы делаем все, чтобы решить эти вопросы. Не будет такого, что, как раньше, люди по пять лет не могли добиться решения своих вопросов. Недобросовестные застройщики попадут в «черный список». О как. Застройщики ржут до коликов — видимо от ужаса предстоящего наказания.

Достоверно известно, что все рязанские застройщики, с которыми вели переговоры, отказались входить в проект. Включая «Северную компанию», без участия которой ничего бы не произошло. Теперь «Сбербанк» открыто занялся решением исключительно собственных проблем, а губернатор и вовсе сматывает удочки (конечно же, не из-за «Аэробуса», но дольщикам от этого не легче).

Строительство ЖК «Аэробус» в Семчино прекратилось в связи с приостановкой кредитной линии от «Сбербанка». Сам «Сбербанк» объяснил это тем, что застройщик не может «выполнить свои обязательства». А какой коммерсант, а тем более банк, для которого во главе угла стоит вопрос получения максимальной прибыли от своей финансовой деятельности, будет инвестировать в пошатнувшийся бизнес застройщика. Так что тут все закономерно и банку необходимо вернуть свои инвестиции. Да и не просто вернуть, а при возможности, с прибылью. Поэтому если будет стоять вопрос, что обманутые дольщики при таком раскладе останутся ни с чем, а финансисты смогут благодаря этому решить свои коммерческие вопросы, «Сбербанк» пойдет на это, не терзаясь никакими моральными принципами. При получении маржи такие понятия, как совесть или такое совсем уж эфемерное понятие вроде социальной важности, имеют для бизнеса чисто умозрительное значение.

При этом «Сбербанк» выступал как генеральный партнер не только для «застройщика», но и для граждан: именно он предоставлял ипотеку по проекту. Участие «Сбербанка» стало решающим фактором доверия для многих покупателей квартир, хотя с самого начала было странно видеть, как крупнейший госбанк поддерживает малоизвестную фирму. Но, кто из ныне обманутых дольщиков об этом тогда задумывался. Народ видел то, что он хотел видеть, а именно приемлемую цену и как они думали, новую квартиру. Все остальное, что этому мешало, отбрасывалось, как не существенное.

Правда в этом нет ничего необычного. Ведь для того, чтобы оценить реальные риски, необходимо иметь специальные знания и опыт серьезного финансового игрока. Понятно, что потенциальный покупатель противостоять профессиональным игрокам строительного рынка, не мог никоим образом. Поэтому каждый из обманутых дольщиков мог лишь убеждать себя, что его минует судьба стать обманутым. А пока он не принес свои деньги застройщику, его в этом убеждала целая армия заинтересованных в получении этих капиталов лиц. И лишь, как только его сбережения или заемные деньги перекочевали в карман тех, кто в доле от этого долевого бизнеса, а сам он получил «почетное» звание участника долевого строительства — он перестал быть кому-либо интересен. А проблемы, которые могли возникнуть у него в последующем, становились исключительно его проблемами. Как он их будет разрешать, получится ли у него это самостоятельно или с привлечением профессионалов — уже никого не волновало. И это, не зависимо от того, что ему обещали при их возникновении, как застройщик, так и власти.

Ситуация получила свое объяснение, когда Vidsboku выяснил, что в организации сделки участвовал Михаил Михайлов, учредитель одной из крупнейших строительных фирм – «Северной компании». Он продал застройщику землю под строительство «Аэробуса» и был заинтересован в выделении тому кредита, из которого были изъяты деньги на оплату покупки. Проще говоря, из денег на строительство «вынули» деньги за землю. Бизнесмен решил свои коммерческие вопросы, а будут ли у дольщиков когда-нибудь обещанные им квартиры, или они в итоге останутся без них, но с ипотекой за «воздух», коммерсанта не могло волновать ни коим образом.

Можно предположить, что по условиям соглашения, на необеспеченность документами этой части суммы планировалось закрыть глаза, однако что-то пошло не так, и «Сбербанку» пришлось прервать кредит. Причин тут много, но они, по существу, уже никому не интересны. Важен сам факт. А он уже состоялся. Поэтому каждый из участников сейчас решает, как ему защитить свои собственные интересы. Вполне очевидно, что все не смогут получить желаемое. Тут уж, как говорится, кто кого. Для достижения этой цели каждый будет использовать весь арсенал собственных средств. Обманутые дольщики, как непрофессиональные, а потому, ничего не понимающие в происходящем игроки, пока наиболее вероятная жертва этих финансовых баталий.

Так что банкротство, как мы видим, тут было прогнозировано. Поэтому, обычно им, все для участников строительного бизнеса заканчивается.

Ведь если бизнес трещит по швам или есть основания полагать, что долго он не протянет и спасения нет, то банкротство — единственно законный способ сложить с себя обязательства и ответственность при неисполненных договорах и многомиллионных или нередко и многомиллиардных долгах. Практика свидетельствует о том, что в период банкротства или по его окончании руководителям и собственникам организаций уже не предъявляются обвинения в преступных растратах или нецелевом использовании денежных средств, тем более в мошенничестве. Уголовная и гражданская ответственность снимаются.

Кроме того, грамотная процедура банкротства позволяет ещё и заработать.Именно поэтому при выборе между тем, завершить ли строительство себе в убыток при отсутствии перспективности дальнейшего ведения бизнеса или обанкротиться и получить прибыль, бОльшая часть застройщиков выбирает второй вариант.

P. S. Что же произошло с нашим домом:
Один знатный дядя Барзанов, слепил свою очередную фирму «однодневку», ЗАКОННО всё оформил на людишек своих доверенных (и это ни чего, что в регионе и в Москве за ним сто пятьсот косяков), все же законно.
Далее прокрутил афёрку со Сбер.банком.
Сбер банк (за какой уж откат история умалчивает) с новорождённой (с сомнительными корнями) фирмой решил вступить в сомнительные отношения финансового характера по строительству дома.
Сбер.банк гарант, бьёт себя в грудь — люди верят и покупают квартиры.
Ну как же Сбер.банк то всегда с деньгами, и вообще, фирма то на половину государственная.
Эксклюзивную доверенность по продажам взял на себя ЦИК ( Центральная Ипотечная Компания г.Рязань) ведь её директор Ефремов Александр является президентом Рязанской палаты недвижимости. Он то знает толк в операциях с жильём. Консультирует всех и вся, ездит по регионам и делиться своим несравненным опытом с коллегами.
Только вот рязанцам втюхивает с «энтуазическими» глазами, сомнительного застройщика с грязным прошлым , ну а чё ребят, деньги то не пахнут.
Но, наступило время в очередной раз поделить деньги ( руководство то сбер.банка рязанского уже сменилось).
И стали большие дяди между собой решать кто кому должен и где ещё можно законно урвать.

Статья написана по материалам сайтов: vkurse.pro, arb.ru, www.compromat.ru, xn--80aeahgfjecay5a6b.xn--p1ai.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector