+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Банкротство компании Кехмана продолжится до середины 2019 год

Арбитражный суд Петербурга 28 июля признал предпринимателя Владимира Кехмана несостоятельным и ввел в его отношении процедуру реализации имущества. Все что осталось у основателя фруктовой империи JFC — это запонки и икона, оцененные в 685 тыс. рублей. Кредиторы, которым предприниматель задолжал более 9 млрд рублей, от решения суда получат главным образом моральное удовлетворение: личное банкротство лишит Кехмана права занимать должность генерального директора Новосибирского театра.

Рассмотрение дела о банкротстве Владимира Кехмана, возобновившееся после почти двухмесячного перерыва, началось с ходатайства ответчика. Представительница основателя JFC попросила суд приостановить или отложить решение дела на том основании, что тот не согласен с результатами собрания кредиторов и сейчас пытается оспорить его в суде.

Состоявшееся две недели назад собрание отвергло предложенный Кехманом план реструктуризации долгов и настояло на продаже имущества. Как сообщалось ранее, в нем приняли участие представители основных кредиторов – Сбербанка (в реестр включены требования на 4,3 млрд руб.), Райффайзенбанка (420,1 млн руб.), Промсвязьбанка (1,7 млрд руб.), Юникредит банка (434,3 млн руб.), ООО «Аквамарин» (1,4 млрд руб.) и ООО «Пулковская торговая компания» (904 млн руб.).

Присутствовавший на заседании представитель Сбербанка запротестовал после оглашения ходатайства. «Кредиторами подробно рассмотрен план реструктуризации. Он не выдерживает критики», – заявил он. Финансовый управляющий Михаил Бологов поддержал позицию. «Финансово-экономический анализ говорит, что другой процедуры (кроме реализации имущества. — Прим. ред.) быть не может», – сказал он.

Но это не единственная причина, по которой Кехмана нельзя прямо сейчас признать банкротом, не сдавалась представитель ответчика, вынимая из портфеля, словно фокусник из шляпы, еще одно ходатайство. У бывшего бананового короля имеется несовершеннолетний сын Михаил, 2002 года рождения. Поскольку его права будут затрагиваться в процессе банкротства, прежде чем выносить решение, к делу необходимо привлечь органы опеки и попечительства. «Согласно имеющейся практике, суды отменяют решения, принятые без их участия», – пояснила представитель Кехмана.

Однако и этот довод нашел возражение у истца. «Несовершеннолетний проживает с матерью на ее площади. Обязательства только финансовые. Финансовый управляющий и так о них знает», – заявил юрист Сбербанка.

Аргументы ответчика, похоже, не произвели впечатления и на судью. Тот отказался рассматривать ходатайства отдельно и предложил юристу Кехмана раскрыть сразу все карты и высказаться по существу дела.

По мнению основателя JFC, суду следовало поддержать разработанный им план реструктуризации без одобрения кредиторов: являясь генеральным директором Новосибирского театра оперы и балета, а также художественным руководителем Михайловского театра, Владимир Кехман получает заработную плату в размере 1,3 млн рублей в месяц и готов тратить эти деньги на погашение долгов. Это точно будет более эффективно, чем продавать имущество. Ведь, несмотря на высокие должности, за душой у Владимира Кехмана только лишь икона и запонки, чья стоимость не превышает 685 тыс. рублей. Требуя банкротства и реализации этого имущества, кредиторы преследуют иные цели, кроме как удовлетворение своих требований, что является злоупотреблением правом, заявила юрист.

Однако предложенная Кехманом схема не сильно поможет, указал представитель Сбербанка.

«Долг Кехмана перед кредиторами составляет более 9 млрд рублей. Как зарплата директора театра может погасить эту сумму?» – поинтересовался он.

Судья счел эти доводы более обоснованными и ввел в отношении Владимира Кехмана процедуру банкротства и реализации имущества в течение полугода, а также постановил привлечь к участию органы опеки и попечительства муниципального округа Владимирский».

Представитель Кехмана отказалась прокомментировать возможность обжалования решения. Однако признание банкротом означает, что Владимиру Кехману придется расстаться не только с иконой и запонками, но и прекратить карьеру в качестве главы Новосибирского театра. Согласно закону о банкротстве физических лиц, признанный несостоятельным гражданин в течение трех лет лишается права занимать руководящие должности каких-либо организаций — директора, председателя, президента и т. п. Таким образом, он лишается существенной части дохода, которой ранее он предлагал поделиться с кредиторами. «Фонтанка» направила запрос в пресс-службу Новосибирского театра и готова опубликовать ответ.

Группа JFC с 1994 года занималась производством и продажей фруктов, владея банановыми плантациями в Эквадоре и Коста-Рике. Компания была одним из крупнейших в России импортеров фруктов.

После 2011 года компания подала на банкротство, поскольку начала терять поставщиков из-за «арабской весны» и последствий кризиса 2008 – 2009 годов. Крупнейшими кредиторами JFC стали Сбербанк, Банк Москвы, Промсвязьбанк, «Уралсиб» и Райффайзенбанк.

В сентябре 2015 года арбитраж признал JFC банкротом из-за долгов перед банками на общую сумму 18 млрд рублей. Чтобы расплатиться с долгами, компания тоже реализует имущество. К примеру, недавно на Avito.ru появилось объявление о продаже яхты Bonanza 2008 года постройки за 24,5 млн рублей.

Однако кредиторы также решили добиваться личного банкротства предпринимателя, который поручился по займам своим имуществом. Владимир Кехман пытался остановить процесс, ссылаясь на то, что ранее его уже объявил банкротом Высокий суд правосудия Англии. Признание решения английского суда на территории России позволило бы Владимиру Кехману снять с себя обязательства перед кредиторами. Однако 21 июля 2016 года петербургский арбитраж отказался удовлетворить заявление предпринимателя.

В этом году почти 70 тысяч россиян признаны банкротами. По сравнению с прошлым годом, их количество увеличилось почти в два раза. В основном, это те, кто взял кредит, а расплатиться не может. Их много. С 1 октября 2015, когда был введен Институт банкротства граждан, все больше людей хотят начать жизнь с чистого листа. Только с начала 2018 года суды вынесли около 20 тысяч положительных решений, признав заявителей банкротами.

Как только человек признается банкротом, он освобождается от исполнения обязательств и получает шанс вновь стать активным участником рыночных отношений, учтя допущенные ошибки.

Однако, по приблизительным оценкам почти треть всех дел о банкротствах являются фиктивными или заказными. Компании, предприятия, или частные лица умышленно создают ситуацию неплатежеспособности. Например, берут заведомо непосильные кредиты, переводят средства и имущество на счета сторонних фирм, которые в большинстве случаев оказываются «родственными», совершают якобы убыточные сделки.

И все это делается с одной целью – «наварить» как можно больше денег. Дельцы стремятся получить от суда индульгенцию, чтобы заставить банки списать их долги.

Однако судебная практика демонстрирует способность противостоять подобным действиям. Яркий тому пример — банкротство «бананового короля» Владимира Кехмана . Его долги перед банками исчисляются десятками миллиардов рублей. Банки обвиняют Кехмана в хищениях их денег.

Бизнес Кехмана некогда поражал масштабами: у него были банановые плантации в Эквадоре , Коста-Рике и Венесуэле . Собственные корабли перевозили оттуда спелые плоды, а из портов их транспортировали в собственные же мегасклады. Почти половину всех бананов в Россию поставляла империя Владимира Кехмана. Ее годовой оборот составлял больше 700 миллионов долларов.

Увы, но «банановый король» при этом тратил миллиарды рублей на строительство и покупку недвижимости, используя свои и кредитные деньги. Кризис 2008 года. Долги превратились в непосильное ярмо…

Это интересно:  Банкротство «слуг народа»: депутаты беднее простых граждан? 2019 год

И Владимир Кехман находит выход: в Англии он обращается в Высокий суд правосудия, который признает его банкротом. После чего бизнесмен решает воспользоваться этим статусом в России.

Но план не сработал. 19 июля Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области завершил процедуру банкротства Кехмана и при этом не освободил его от обязательств перед кредиторами!

Все дело в том, что кредиторы убедительно доказали недобросовестное поведение должника, который вместо погашения своих долгов путешествовал за границей, прикрываясь служебными командировками. Интересно, что ряд перелетов Кехмана, а также проживание его в пятизвездочном отеле Новосибирска оплачивали «неизвестные лица» наличными деньгами. Кто эти благотворители — должник не объяснил.

Кроме того, у суда возникли основания полагать, что бизнесмен не раскрыл все свои активы, и откуда берет миллионы на адвокатов. Между прочим, судебные тяжбы продолжаются несколько лет и идут не только в России, но и в Лондоне .

Суд не освободил Кехмана от обязательств еще и потому, что он являлся обвиняемым в уголовном деле, которое было прекращено по нереабилитирующим обстоятельствам. То есть, следствие установило преступность действий, но истек срок давности – наказания не последовало.

Само собой разумеется, что решение Арбитражного суда Санкт- Петербурга Владимир Кехман оспорил. 5 сентября 2018 года в Тринадцатом арбитражном апелляционном суде состоится заседание по рассмотрению его жалобы. И будет интересно узнать, улыбнется ли Фемида богатому бедняку…

«Экспедиция «Комсомольской правды» и телеканала «Россия 1» на перевал Дятлова: Как мы с Андреем Малаховым пытались раскрыть тайну века

Известный телеведущий лично побывал на месте трагедии, а наш корреспондент его сопровождала на всем протяжении пути [фото, видео]

В середине марта менее чем за сутки благодаря «Гослото» сразу трое россиян стали мультимиллионерами. В 4268-м тираже «Гослото «6 из 45» жители Казани и Южно-Сахалинска разделили между собой 310 миллионов рублей

Публицист Максим Соколов о том, что его задело на этой неделе

Водитель перекрутил номера с разбитой машины на новую, чтобы диспетчер допустил его к пассажирам [видео]

Один из самых востребованных вузов страны провел День открытых дверей для абитуриентов

Акция состоялась на проходящем сейчас в Москве культурном форуме

Мать-одиночка, без высшего образования и с инвалидностью, — что рассказала о себе корреспондентам «Комсомолки» Анна Щекина [эксклюзив kp.ru, фото]

Юрий Поляков: 20 лет назад я ходил по дымящимся развалинам Белграда. И думал — не дай Бог такое будет в России.

Об этом знаменитый писатель рассказал в эфире Радио «Комсомольская правда»

Наши журналисты предлагают читателям поломать головы еще над одной из загадок перевала Дятлова

Первые поезда через Керченский пролив проедут уже в декабре

Девушке предстоит серьезная операция

А еще — самые популярные клички

Возрастная категория сайта 18+

До прихода в большое искусство Владимир Кехман торговал фруктами. Начинала основанная им в 1994 году компания JFC (Joint Fruit Company) с оптовых закупок фруктов в Нидерландах, уже к 2000-м стала их крупнейшим российским импортером. Основой фруктового бизнеса традиционно являлись бананы, и компания Кехмана была примером самого успешного российского бананового бизнеса.

Поначалу рынок был поделен примерно поровну между тремя игроками — компаниями JFC, Sunway, «Сорус», которые контролировали до 80% продаж в России. JFC первой среди них начала обзаводиться собственными активами — плантациями в Латинской Америке и торговым флотом. Плантации в Эквадоре обходились по цене приличной квартиры в Москве. В 2005 году Кехман купил первую плантацию площадью 40 га Dona Laura за $450 тыс. Впоследствии земельные владения Кехмана разрослись до 3 тыс. га — главным образом в Эквадоре, а также в Коста-Рике и Венесуэле. Плантатор из России приобрел земель на €25 млн. Примерно $40 млн Кехман потратил на торговые корабли — сейчас флот состоит из семи судов стоимостью от $4,5 млн до $12 млн — и на строительство торговых терминалов в городах-миллионниках. Остальное — по мелочи. Компания вложилась в необходимую для дозревания бананов инфраструктуру — камеры газации (это в советское время бананы дозревали в газете на антресолях, сегодня их доводят до спелости в таких камерах). Наконец, группа пыталась продвинуть на рынок собственную торговую марку Bonanza! Рекламная кампания была поручена агентству BBDO, но серия роликов про желтые бананы как исчадье зла («Съешь банан — спаси мир») оказалась провальной. Собственно, идею брендировать бананы эксперты в целом находили странной. Не видели наблюдатели экономического смысла и в желании Кехмана стать знатным плантатором. Действительно, продавая бананы с собственных плантаций, JFC не сильно экономила, а зачастую и просто теряла деньги. Собственные бананы обходились ей примерно в $5 за коробку (общепринятая единица измерения на рынке, примерно 18 кг), тогда как в порту их можно было купить у мелких компаний и трейдеров за $2.

Тем не менее на пике продаж, в 2008-м, оборот группы превышал $700 млн.

К этому времени, однако, Кехман уже отошел от оперативного управления бизнесом. Произошло это весной 2007 года, когда по договоренности с тогдашним губернатором Санкт-Петербурга Валентиной Матвиенко Кехман возглавил Михайловский театр оперы и балета. Театр пребывал в плачевном состоянии, нуждался и в реставрации здания, и в новом импульсе для творческого развития. Кехман заявил, что полностью посвящает себя искусству.

В интервью журналу «Деньги» несколько позже Кехман описывал свои мотивы открыто и простодушно: было это, конечно, движением души, но связанным в большей степени с политическими амбициями. «С театром, оперой и балетом до этого лета меня не связывало ничего,— рассказывал Кехман нашему изданию.— В юности вообще-то больше любил джаз. Но я считаю, это самый важный проект в моей жизни. В дореволюционное время директор императорского театра был фигурой более важной, чем министр культуры. Мне кажется, было бы хорошо, если бы в России создали дирекцию императорских театров. Я мог бы ее возглавить». До этого, впрочем, было еще далеко. Прежде всего взбунтовался коллектив. «Торгаш, профан в искусстве, «тыкает» артистам, оскорбляет,— писали артисты Михайловского театра на интернет-форумах.— Почему нам не назначат художественного руководителя? Ведь генеральный директор — по уставу это только руководитель, отвечающий за хозяйственный и финансовый сектор». Артисты даже написали коллективное письмо Дмитрию Медведеву. «Он ведет себя как хозяин,— рассказывал «Деньгам» один из бывших сотрудников Михайловского.— Указывает, часто в грубой форме, что и как делать — от создания декораций до поклонов».

Сам Кехман в таком подходе к искусству не видел ничего дурного: в спектакле «Чипполино» он даже однажды станцевал партию принца Лимона. Но профессионалы расстраивались. «Кехман позвонил мне в антракте и предложил выпить коньяку, чтобы как-то оживить лебедей в «Лебедином озере», потому что слишком «медленно и печально» они плыли»,— с гневом рассказывал бывший главный дирижер театра Андрей Аниханов.

Впрочем, ставку на местных Кехман и не делал. Проведя косметический ремонт здания, Кехман начал приглашать звезд. Фарух Рузиматов и Елена Образцова стали художественными руководителями балетной и оперной трупп, потом их сменили звезда мировой величины испанец Начо Дуато и Михаил Татарников.

Это интересно:  Банкротство гражданина: суть понятия, инициаторы, последствия 2019 год

Переманивать звезд Большого театра для Кехмана было особенно увлекательно. Так, например, за две недели до завершения шестилетней реконструкции исторического здания Большого работать в Михайловский уехали ведущие танцовщики Наталья Осипова и Иван Васильев. Руководители Большого и Мариинского театров от новоявленного мецената были, конечно, не в восторге. Тем не менее именно благодаря столь активной экспансии Кехман добился искомой славы: о нем узнал Путин.

В 2010 году в Михайловском театре состоялась знаменитая встреча Путина с творческой интеллигенцией, на которой премьера критическими высказываниями прогневал Юрий Шевчук. Двумя месяцами позже Путин снова побывал в Михайловском — открывал гала-концерт «Мост Дрезден—Петербург», посвященный 50-летию установления связей между двумя городами. Через год здесь же прошел благотворительный концерт «Поможем тигру» — снова с участием Путина, после концерта он разговаривал с Леонардо Ди Каприо. И вообще, Кехман со своим театром становится важной фигурой культурного и политического ландшафта: у него проводят выездную церемонию ТЭФИ, устраивают приемы во время экономического форума и т. д., и т. п.

Можно предполагать, что до поры до времени новообретенная известность Кехмана помогала ему решать проблемы в бизнесе. Первые серьезные проблемы возникли в кризис 2008-го. Все три главные для бананового рынка компании к моменту кризиса были довольно сильно «закредитованы», и банки могли быстро перекрыть им кислород. Но с Кехманом этого не произошло, а произошло это только с его конкурентами — компаниями Sunway и «Сорус». Более того, после того как банки сократили конкурентам объемы финансирования и те обратились в арбитраж с исками о банкротстве, генеральный директор Михайловского театра повел себя, как бы помягче выразиться, не очень культурно. Он написал письмо в Генпрокуратуру с требованием проверить владельцев компаний — Валерия Линецкого («Сорус») и Шалми Беньяминова (Sunway) на наличие в их действиях признаков преступлений по статьям «мошенничество» и «фиктивное банкротство».

Второй раз опыт коммуникаций с властными органами Кехману пригодился в 2010 году, когда JFC оказалась замешанной в криминальных историях. Летом 2010-го на зафрахтованном группой JFC судне в Морском порту Петербурга обнаружили три сумки со 120 кг кокаина. Свою невиновность Кехману удалось доказать. В интервью телеканалу «Дождь» позже он повторял свои аргументы: торговля кокаином на 100% связана с торговлей бананами, и какие бы усилия ни предпринимал владелец корабля или груза для борьбы с наркотрафиком, команда все-таки найдет способ кокаин в бананы запрятать.

[Lenpravda.Ru, 09.06.2010, «Кокаин и бананы Кехмана»: Три сумки с кокаином общей массой почти 120 кг были обнаружены 26 мая 2010 года на прибывшем в Петербург из Эквадора торговом суде судне. По данным Северо–Западного таможенного управления, это находка стала самой крупной партией наркотиков перехваченной в Петербурге. Сумки были спрятаны в контейнер с бананами, которые российский импортер — компания JFC Владимира Кехмана завозит из Эквадора.


[. ] петербургская компания JFC, основным владельцем которой является Владимир Кехман, подтвердила информацию о том, что бананы принадлежали ей. Однако контейнеровоз и сам контейнер принадлежат перевозчику MSC. При этом, отмечают в JFC, когда контейнер пришел в Петербург, выяснилось, что номер пломбы на нем отличается от номера, заявленного в документах, «что свидетельствует о несанкционированном вскрытии контейнера во время транспортировки. — Врезка К.ру]

Standard & Poor’s понизил прогноз по кредитному рейтингу JFC еще в конце 2008 года. Тем не менее банки продолжали давать Кехману в долг, и к настоящему моменту общая кредиторская задолженность компаний группы JFC составляет 16 млрд руб. (крупнейшие кредиторы — Сбербанк, Банк Москвы, Райффайзенбанк и др.).

[«Ведомости», 30.07.2012, «Банановый долг»: Гагаринский райсуд Москвы 27 июля постановил взыскать в пользу Сбербанка по 3,1 млрд руб. с основного владельца импортера фруктов JFC Владимира Кехмана и двух бывших гендиректоров его компании — Юлии Захаровой и Андрея Афанасьева. [. ] Кехман, Афанасьев и Захарова — солидарные поручители по кредитам JFC, объяснял ранее представитель Сбербанка. Банк, по данным на июнь, был крупнейшим кредитором: размер требований банка к группе, по данным представителя банка, составлял 6,35 млрд руб. По данным на 2009 г., все трое ответчиков были бенефициарами группы: у Кехмана было 70%, у Захаровой и Афанасьева — по 15%. [. ]


Серьезные проблемы у JFC начались в 2011 г. 21 февраля 2012 г. «Группа джей эф си» (головная компания группы) подала иск о банкротстве в Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти для защиты от кредиторов. Незадолго до этого Сбербанк в безакцептном порядке списал со счетов компании 17,9 млн руб. за просроченные обязательства по кредитам. В марте в головной компании была введена процедура наблюдения. Общий долг компании на момент введения наблюдения, по данным представителя JFC, составлял 15,8 млрд руб. Заявления о включении в реестр кредиторов подали Райффайзенбанк (909 млн руб.), Банк Москвы (4,49 млрд руб.), Промсвязьбанк (1,72 млрд руб.), банк «Уралсиб» (1,51 млрд руб.), «Юникредит банк» (446,2 млн руб.), Amsterdam Trade Banc N. V. (743,7 млн руб.). — Врезка К.ру]

Первым забил тревогу английский морской перевозчик Star Reefers: осенью 2010 года англичане подали иск к аффилированной с группой кипрской фирме Kalistad Ltd. Группа за полтора года до истечения контракта отказалась от фрахта трех рефрижераторов-банановозов «из-за финансовых проблем JFC». Сумма претензий морского перевозчика составила $21 млн. Впрочем, то дело закончилось мировым соглашением, условия которого стороны не разглашают.

Однако в этом году финансовое положение JFC снова ухудшилось, на сей раз из-за собственно банановых проблем. Опытный игрок бананового рынка Кехман не угадал с объемами закупок и завез бананов в два раза больше, чем обычно. Возможно, конечно, это вина его управленцев — сам-то он был занят проблемами театра. Поскольку то же самое почему-то сделали его нынешние конкуренты (теперь это Banana Exchange, Mango, Tander), рынок оказался затоварен, и бананы у всех в итоге сгнили.

[Фонтанка.Ру, 30.05.2012, «Кредиторы ищут «банановые» деньги Кехмана в рефрижераторах»: «Джей Эф Си» является одним из крупнейших российских импортеров фруктов, в том числе бананов. Компания занимает до 40% российского рынка бананов. Основной акционер ЗАО «Группа «Джей Эф Си» — кипрская компания Huntleigh Investments Ltd. Ее владельцем считается директор Михайловского театра Владимир Кехман. [. ] Финансовые трудности компании, постигшие ее в 2012 году, сам владелец связывает с падением спроса на его продукцию на Ближнем Востоке и Средиземноморье в связи с событиями «арабской весны». — Врезка К.ру]

В феврале этого года группа обратилась в арбитражный суд Петербурга и Ленобласти с требованием признать банкротами ряд своих же дочерних компаний. С тех пор идут переговоры с кредиторами. Универмаг «Фрунзенский» и комплекс «Аэроплаза» уже перешли в счет погашения части долгов структурам крупнейшего кредитора — Сбербанка, гостиница «Речная» — холдингу «Мегалит». «Размер долгов превышает финансовые возможности компании на данный момент,— сообщили «Деньгам» в JFC.— Но у нас есть четкий план по работе с долгами. Рано или поздно компания выплатит все долги своим банкирам». Впрочем, уже тот факт, что банкротство компания инициировала сама и никто не потребовал разбирательства по признакам «преднамеренного банкротства», как сделал в свое время с конкурентами Кехман, уже говорит о том, что свой путь в сторону «дирекции императорских театров» он начал не зря.

Это интересно:  Ст. 213 ФЗ: регулирование отношений при банкротстве граждан 2019 год

Во вторник, 12 сентября, Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области зарегистрировал заявление Сбербанка, который требует привлечь бизнесмена Владимира Кехмана к субсидиарной ответственности в рамках банкротства ЗАО «Группа Джей Эф Си» — головной компании холдинга JFC, некогда крупнейшего импортера бананов, следует из закрытой части картотеки суда (копия заявления также есть в распоряжении РБК).

В Сбербанке подтвердили подачу заявления, отказавшись от более подробных комментариев.

В 2012 году «Группа Джей Эф Си» обратилась в суд с заявлением о собственном банкротстве, и в компании была введена процедура наблюдения. На тот момент JFC был должен 12 банкам, включая Сбербанк, Банк Москвы, 18,25 млрд руб. без учета штрафов и пеней. Финансовые проблемы импортер объяснял событиями «арабской весны» в странах Северной Африки и Ближнего Востока, из-за которых были сорваны поставки фирмы в эти страны. Как следствие, потоки пошли в Россию и на отечественном рынке возник переизбыток. В ходе следующих почти трех лет компания планировала провести реструктуризацию бизнеса для погашения долгов, но сделать это не удалось, и в 2015 году ЗАО было признано банкротом с последующей распродажей активов в рамках конкурсного производства.

Как указал в своем заявлении Сбербанк, в ходе анализа активов компании конкурсный управляющий установил, что «должником в период с 2012 по 2015 год велась заведомо убыточная деятельность». В частности, компанией заключались сделки по закупке и реализации фруктов «на заведомо невыгодных для JFC условиях». Согласно описанной схеме, JFC фактически покупал продукцию по завышенным ценам, а продавал — по заниженным, используя фирмы-«однодневки». «Совокупный финансовый результат» таких операций — убыток в объеме около 4 млрд руб., говорится в заявлении банка.

Процедура наблюдения не является основанием для отстранения от управления менеджеров компании — в 2012–2015 годах JFC по-прежнему руководил Владимир Кехман. С учетом того что сделки осуществлялись на протяжении длительного времени, носили «регулярный, целенаправленный и систематический характер», руководство компании не могло не знать, что она несет убытки, говорится в заявлении. «Ответчик, являясь гендиректором, намеренно осуществлял в период процедуры наблюдения заведомо убыточную деятельность с превышением пределов полномочий, своими действиями причинил ущерб, вследствие чего полное погашение задолженности кредиторов ЗАО «Группа Джей Эф Си» стало невозможным, что в совокупности является самостоятельным основанием для привлечения ответчика к субсидиарной ответственности», — заключает банк.

Совокупная сумма непогашенных требований компании кредиторам на текущий момент составляет 17,603 млрд руб.

​Вместе с началом процедуры банкротства в 2012 году Кехман инициировал собственное банкротство, получив статус банкрота в Лондонском суде. В октябре 2015 года иск о личном банкротстве бизнесмена подал Сбербанк — в первый раз в российской судебной практике (соответствующие поправки в закон «О несостоятельности (банкротстве)», позволяющие инициировать подобные дела, вступили в силу 1 октября 2015 года). Долг бизнесмена в банке оценили более чем в 4,5 млрд руб. ​По заявлению Сбербанка также было возбуждено уголовное дело в отношении бывших топ-менеджеров JFC и самого Кехмана, которое расследуется до сих пор. Банки-кредиторы обращались в правоохранительные органы с жалобами на затягивание дела. В июле Генпрокуратура вынесла повторное требование к следственному департаменту МВД об устранении нарушений уголовного и уголовно-процессуального законодательства по делу Кехмана.

Сам Кехман в интервью РБК в декабре 2015 года говорил, что все его личное имущество распродано. «Отдал все, что у меня было, судебным приставам», — утверждал он. Согласно опубликованным в мае данным о доходах Владимира Кехмана как директора Новосибирского театра оперы и балета (предприниматель возглавил его в 2015 году), за 2016 год он заработал 13,7 млн руб. В собственности у него находилась квартира (267 кв. м), а также право пользования комнатой в общежитии (27,5 кв. м).

Признание Кехмана банкротом не препятствует его привлечению к субсидиарной ответственности. Как пояснил РБК Александр Заблоцкис, юрист инвесткомпании А1, требования о привлечении физического лица как контролирующего лица к субсидиарной ответственности могут быть заявлены и после завершения его личного банкротства. «Говоря бытовым языком, эти долги нельзя списать с помощью банкротства физлица», — поясняет он.

Привлечение к субсидиарной ответственности — это механизм за­щиты кредиторов от недобросовестных действий менеджмента компании-должника (или лиц, его фактически контролирующих), в результате которых кредиторы утратили полностью или частично возможность удовлетворить свои требования, продолжает юрист. «Привлекая к субсидиарной ответственности возможного бенефициара бизнеса, кредиторы надеются за счет средств последнего снизить свои убытки от банкротства, — отмечает Заблоцкис. — Периодически после привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности арбитражным судом арбитражный управляющий или кредиторы на основе установленных в определении су­да обстоятельств обращаются в правоохранительные органы для проведения проверки на предмет наличия в действиях контролирующих лиц нарушений уголовного закона».

Получить комментарий Владимира Кехмана на момент публикации не удалось.

12 сентября Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области отказал бывшему арбитражному управляющему ЗАО «Группа Джей Эф Си» Дмитрию Бубнову в выплате ему вознаграждения в размере 969,218 тыс. руб. Таким образом суд удовлетворил требования кредиторов компании, сообщил РБК представитель Сбербанка. Отказать в выплате кредиторы просили на основании выявленных фактов о нанесенном компании ущербе. Кредиторы посчитали, что Бубнов действовал «неразумно и недобросовестно», а также способствовал затягиванию процедуры наблюдения. Сам Кехман, отвечая на вопрос РБК, действовал ли Бубнов в его интересах, категорически опровергал это. «Он на то и конкурсный управляющий, что он не может быть моим человеком. Это абсолютно независимый человек был. Мы вели деятельность в соответствии со всеми положениями», — утверждал бизнесмен.​

Статья написана по материалам сайтов: www.fontanka.ru, www.kp.ru, www.rospres.org, www.rbc.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector