+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Банкротство родственника Черномырдина затянулось еще на полгода 2019 год

ИА SakhaNews. Арбитражный суд города Москвы 24 апреля признал сына бывшего премьер-министра России Виктора Черномырдина предпринимателя Виталия Черномырдина банкротом. Примечательно, что это банкротное дело – не первое для Черномырдина, сообщает Право.ру».

На первый взгляд кажется, что в жизни Виталия Черномырдина наступила «черная полоса»: кредиторы намерены его обанкротить и лишить активов. Но если приглядеться, то эта «полоса» тянется в его жизни не первый год. В бизнес-эпопее Виталия Черномырдина слишком часто встречается традиционный прием 1990-х: отказ платить по кредитам, пишет газета «Новая версия».

Если посчитать, сколько всего Черномырдин-младший лично должен разным компаниям и банкам, то сумма получается очень приличной. Только Газпромбанку больше 1 млрд руб. Еще один крупный кредитор – «Росагролизинг», которому компания, связанная с Черномырдиным, должна более 700 млн рублей. У одного из уральских банков претензии к предпринимателю составляют больше 200 млн рублей. Плюс еще несколько не очень крупных долгов.

Банкротство Черномырдина инициировал банк ВТБ в сентябре 2016 года, а через год суд признал требования кредитной организации обоснованными и ввел в отношении должника процедуру реструктуризации долгов. Крупнейшим кредитором Виталия Черномырдина является компания «Северсталь». В феврале суд включил ее требования на 17,7 млрд руб в реестр.

Черномырдин Виталий Викторович родился в 1963 году.

Окончил Московский институт нефтехимической и газовой промышленности им. И.М.Губкина. С 1985 года работал в системе Министерства нефтегазовой промышленности СССР.

С 1989 года работал в ГГК «Газпром».

Являлся одним из основателей и руководителей ОАО «Стройтрансгаз» — одного из крупнейших подрядчиков «Газпрома».

Виталий Черномырдин является президентом и соучредителем межрегионального фонда «Поддержка и развитие среднего класса», а также совладельцем нескольких компаний.

Комментарии на портале SakhaNews удаляются, если они содержат:

  1. Призывы к войне, свержению существующего строя, терроризму (в т.ч. хакерским атакам), экстремизму.
  2. Публичные призывы к сепаратизму, к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации.
  3. Пропаганду фашизма, геноцида, нацизма. Посягательства на историческую память в отношении событий, имевших место в период Второй мировой войны, отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а также распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годыВторой мировой войны.
  4. Разжигание межнациональной, межрелигиозной, социальной розни, грубые высказывания в адрес представителей любых национальностей, рас и вероисповеданий.
  5. Пропаганду курения, наркомании.
  6. Угрозы физической расправы, убийства, сексуального насилия.
  7. Описание средств и способов суицида, любое подстрекательство к его совершению.
  8. Переход на личности, оскорбления в адрес официальных и публичных лиц (в т.ч. умерших), грубые выражения, оскорбления и принижения других участников комментирования, их родных или близких.
  9. Заведомо ложную, непроверенную, клеветническую информацию.
  10. Нарушают права несовершеннолетних лиц.
  11. Оскорбления журналистов и других сотрудников SN, авторов, модераторов, администрации сайта, руководства издания, читателей «SN», грубые высказывания о самом портале.
  12. Присвоение чужих имен и фамилий, комментирование от чужого имени.
  13. Распространение персональных данных, нарушение тайны переписки и связи.
  14. Брань (в т.ч. измененное написание мата).
  15. Дублирование комментариев (флуд).
  16. Бессмысленные комментарии (флейм).
  17. Комментарии, не относящиеся к темам статей (офф-топ).
  18. Реклама других сайтов (в т. ч. ссылки на другие сайты). Реклама товаров и услуг.
  19. Сообщения, оставленные не на русском языке.
  20. Сообщения, содержащие более 3000 символов и пробелов.
  21. Прочие нарушения законодательства РФ.

Комментарии, нарушающие правила поведения на портае, удаляются без предупреждения. При вторичном размещении уже удалённого сообщения, модератор вправе заблокировать («забанить») пользователя.

Почему вы не можете оставить свой комментарий?

  • Администрация портала оставляет за собой право по собственному усмотрению или решению автора закрыть материал для комментирования.
  • Возможно, вы попали в черный список.

На днях московский арбитраж подтвердил долг Виталия Черномырдина Газмпромбанку и «Северстали». Первому сын покойного премьер-министра должен больше миллиарда рублей, а металлургическая компания требует с него около полумиллиарда. Это только один из эпизодов бизнес-эпопеи Виталия Викторовича, в которой встречаются традиционные приемы 1990-х: отказ платить по кредитам и силовые методы.

Как в шелках

На первый взгляд кажется, что в жизни Виталия Черномырдина наступила «черная полоса»: кредиторы намерены его обанкротить и лишить активов. Но если приглядеться, то эта «полоса» тянется в его жизни не первый год. Другой бы уже давно пошел по миру, но другой не является сыном одного из самых колоритных персонажей в новейшей истории России. Если посчитать, сколько всего Черномырдин-младший лично должен разным компаниям и банкам, то сумма получается очень приличной. Только Газпромбанку больше миллиарда. Причем забавно, что этот банк когда-то основал его отец, а теперь он банкротит сына. Прибавим еще полмиллиарда долга «Северстали».

Вспомним, что был иск ВТБ, который требует с бизнесмена около 300 миллионов рублей. Еще один крупный кредитор – «Росагролизинг», которому компания, связанная с Черномырдиным, должна более 700 миллионо рублей. У одного из уральских банков претензии к предпринимателю составляют больше 200 миллионов рублей. Плюс еще несколько не очень крупных долгов. Итого сумма получается внушительная, которую среднестатистический россиянин с трудом себе и представит: примерно 3 миллиарда рублей. Для желающих понять, как бы это выглядело наличными, вспомните картинки из квартиры полковника Захарченко. Треть от найденных у него миллиардов – долг Виталия Черномырдина. И это только то, что известно из открытых источников.

Природа отдохнула?

Отец Виталия Черномырдина был далеко не бедным человеком, писали, что его состояние превышало миллиард долларов. По курсу на момент, когда политик скончался – около 30 миллиардов рублей. Сейчас сумму стоит умножить на 2. Впрочем, не факт, что у Виктора Степановича к концу жизни остались эти деньги. Его главным активом была доля в компании «Стройтрансгаз», это один из главных подрядчиков «Газпрома» по самым «вкусным» заказам на строительство трубопроводов. И эти акции можно назвать «пенсионным пособием» бывшего премьера, так как компания еще и владела долей более 6% в самом «Газпроме».

Однако после смены власти в газовой монополии новое руководство провело тотальную зачистку, и «Стройтрансгаз» был вынужден избавиться как от акций «Газпрома», так и от некоторых акционеров, то есть от семьи Черномырдина. Однако им выплатили отступные в 60 миллионов долларов. В общем-то, тоже хорошие деньги, хватит и на обеспеченную старость и на жизнь детям. Но дети (у Виталия есть еще и брат Андрей) решили, что они достойны большего, и продолжили заниматься бизнесом. Назвать это решение успешным не повернется язык.

Горе-бизнесмен

Точно известно, что Черномырдин-младший занимался сельским хозяйством в Оренбургской области, на родине своего отца. Собственно, делал он это вместе с папой, который в старости решил вернуться к своим деревенским истокам. Что сейчас с этим бизнесом – неизвестно. Имел отношение Виталий Викторович к Гайскому заводу по обработке цветных металлов в той же Оренбургской области. Это старое советское предприятие, построенное для нужд АвтоВАЗа. В своей новой истории завод производил заготовки для чеканки монет российского Госзнака. Но финал у этого предприятия печальный: оно находится в стадии банкротства.

В ходе этого процесса завод перерегистрировали в Санкт-Петербурге, и теперь он называется «Кронемет Рус». Сразу после обретения нового имени и прописки началась ликвидация компании. Вероятно, именно поэтому ее кредитор — банк ВТБ — в прошлом году подал иск против Черномырдина, потому что он выступал поручителем по вышеупомянутому кредиту в 300 миллионов рублей. Бизнесмен от долга не отказывался, его защита заявляла, что он человек не бедный. И даже предлагала передать банку в залог его имущество, в том числе раритетный Кадиллак 1937 года. Поначалу стороны вроде договорились, но в этом году ВТБ повторно подал иск о личном банкротстве Черномырдина. Из чего можно сделать вывод, что выплачивать долг он не стал.

Это интересно:  Банкротство ИП в 2017 году: признаки, оформление 2019 год

Артиллеристы, Виталий дал приказ!

Но самая шикарная история случилась этой осенью с Яковлевским рудником в Белгородской области. Черномырдины приобрели актив в свои лучшие времена, но должного внимания ему не уделяли. А зря. Очень лакомое предприятие, там добывается руда с содержанием железа более 60%, это значит, что ее не нужно обогащать, а можно сразу же использовать в производстве стали. Неудивительно, что на рудник обратили внимание те, кому он действительно нужен, а именно «Северсталь» Алексея Мордашова. И дальше началось то, что было привычно в 1990-х, но сейчас выглядит как минимум странно. Черномырдин обвинил «Северсталь» в захвате и, наверное, у него были такие основания. Хотя поначалу все шло цивилизованно: корпорация Мордашова просто выкупила у Газпромбанка долги рудника в 12 миллиардов рублей. Причем с дисконтом, заплатив лишь половину суммы. По кредиту были заложены акции предприятия, соответственно «Северсталь», по сути, стала его новым владельцем.

А дальше состоялся суд, который дал право новому хозяину ввести на рудник свой менеджмент. Но человека с фамилией Черномырдин голыми руками не возьмешь. Первое сражение он выиграл: судебных приставов встретили 170 дюжих охранников с бойцовыми собаками, сопротивление было бесполезно. Ко второму раунду Черномырдин подготовился еще основательнее. В интернете появились фотографии этой подготовки: на крышу принесли камни и вытащили пожарные шланги. Но и люди Мордашова на этот раз пришли с ОМОНом. А затем началась эпическая битва охранников с полицией, бросание камней, поливание водой с крыши, распыление слезоточивого газа. Силовики ожидаемо победили, иной исход был бы уже совсем за гранью, и окончательно стер бы понятие о времени. Так что и этого актива Виталий Викторович можно сказать лишился.

Папа не поможет

На самом деле трудно обвинять Виталия Черномырдина в отсутствии предпринимательской жилки. С детьми успешных детей такое часто бывает: им кажется, что «золотые ложки», которые с детства торчали в их нежных ротиках, будут там пребывать до конца жизни. Но когда уходят успешные родители, то вместе с этим заканчивается и безбедное существование. Что касается папы, то Виктор Степанович при всем уважении к его филологическому таланту (а итоги его премьерства достаточно спорные) никогда в своей жизни по-настоящему бизнесом не занимался. Он классический начальник, а у таких людей нет желания перевернуть мир, как у истинных предпринимателей. Нет, им скорее кажется, что мир должен крутиться вокруг них. Дети, наверняка, тоже так думают, и довольно долго это им сходит с рук. А потом наступает момент, о котором когда-то пророчески предупредил отец нашего героя:

«Мы с вами ещё так будем жить, что наши дети и внуки нам завидовать будут».

На днях московский арбитраж подтвердил долг Виталия Черномырдина Газмпромбанку и «Северстали».

Первому сын покойного премьер-министра должен больше миллиарда рублей, а металлургическая компания требует с него около полумиллиарда. Это только один из эпизодов бизнес-эпопеи Виталия Викторовича, в которой встречаются традиционные приемы 1990-х: отказ платить по кредитам и силовые методы.

На первый взгляд кажется, что в жизни Виталия Черномырдина наступила «черная полоса»: кредиторы намерены его обанкротить и лишить активов. Но если приглядеться, то эта «полоса» тянется в его жизни не первый год. Другой бы уже давно пошел по миру, но другой не является сыном одного из самых колоритных персонажей в новейшей истории России. Если посчитать, сколько всего Черномырдин-младший лично должен разным компаниям и банкам, то сумма получается очень приличной. Только Газпромбанку больше миллиарда. Причем забавно, что этот банк когда-то основал его отец, а теперь он банкротит сына. Прибавим еще полмиллиарда долга «Северстали».

Вспомним, что был иск ВТБ, который требует с бизнесмена около 300 миллионов рублей. Еще один крупный кредитор – «Росагролизинг», которому компания, связанная с Черномырдиным, должна более 700 миллиардов рублей. У одного из уральских банков претензии к предпринимателю составляют больше 200 миллионов рублей. Плюс еще несколько не очень крупных долгов. Итого сумма получается внушительная, которую среднестатистический россиянин с трудом себе и представит: примерно 3 миллиарда рублей. Для желающих понять, как бы это выглядело наличными, вспомните картинки из квартиры полковника Захарченко. Треть от найденных у него миллиардов – долг Виталия Черномырдина. И это только то, что известно из открытых источников.

Отец Виталия Черномырдина был далеко не бедным человеком, писали, что его состояние превышало миллиард долларов. По курсу на момент, когда политик скончался – около 30 миллиардов рублей. Сейчас сумму стоит умножить на 2. Впрочем, не факт, что у Виктора Степановича к концу жизни остались эти деньги. Его главным активом была доля в компании «Стройтрансгаз», это один из главных подрядчиков «Газпрома» по самым «вкусным» заказам на строительство трубопроводов. И эти акции можно назвать «пенсионным пособием» бывшего премьера, так как компания еще и владела долей более 6% в самом «Газпроме».

Однако после смены власти в газовой монополии новое руководство провело тотальную зачистку, и «Стройтрансгаз» был вынужден избавиться как от акций «Газпрома», так и от некоторых акционеров, то есть от семьи Черномырдина. Однако им выплатили отступные в 60 миллионов долларов. В общем-то, тоже хорошие деньги, хватит и на обеспеченную старость и на жизнь детям. Но дети (у Виталия есть еще и брат Андрей) решили, что они достойны большего, и продолжили заниматься бизнесом. Назвать это решение успешным не повернется язык.

Точно известно, что Черномырдин-младший занимался сельским хозяйством в Оренбургской области, на родине своего отца. Собственно, делал он это вместе с папой, который в старости решил вернуться к своим деревенским истокам. Что сейчас с этим бизнесом – неизвестно. Имел отношение Виталий Викторович к Гайскому заводу по обработке цветных металлов в той же Оренбургской области. Это старое советское предприятие, построенное для нужд АвтоВАЗа. В своей новой истории завод производил заготовки для чеканки монет российского Госзнака. Но финал у этого предприятия печальный: оно находится в стадии банкротства.

В ходе этого процесса завод перерегистрировали в Санкт-Петербурге, и теперь он называется «Кронемет Рус». Сразу после обретения нового имени и прописки началась ликвидация компании. Вероятно, именно поэтому ее кредитор — банк ВТБ — в прошлом году подал иск против Черномырдина, потому что он выступал поручителем по вышеупомянутому кредиту в 300 миллионов рублей. Бизнесмен от долга не отказывался, его защита заявляла, что он человек не бедный. И даже предлагала передать банку в залог его имущество, в том числе раритетный Кадиллак 1937 года. Поначалу стороны вроде договорились, но в этом году ВТБ повторно подал иск о личном банкротстве Черномырдина. Из чего можно сделать вывод, что выплачивать долг он не стал.

Это интересно:  Может ли адвокат быть арбитражным управляющим в деле по банкротству 2019 год

Артиллеристы, Виталий дал приказ!

Но самая шикарная история случилась этой осенью с Яковлевским рудником в Белгородской области. Черномырдины приобрели актив в свои лучшие времена, но должного внимания ему не уделяли. А зря. Очень лакомое предприятие, там добывается руда с содержанием железа более 60%, это значит, что ее не нужно обогащать, а можно сразу же использовать в производстве стали. Неудивительно, что на рудник обратили внимание те, кому он действительно нужен, а именно «Северсталь» Алексея Мордашова. И дальше началось то, что было привычно в 1990-х, но сейчас выглядит как минимум странно. Черномырдин обвинил «Северсталь» в захвате и, наверное, у него были такие основания. Хотя поначалу все шло цивилизованно: корпорация Мордашова просто выкупила у Газпромбанка долги рудника в 12 миллиардов рублей. Причем с дисконтом, заплатив лишь половину суммы. По кредиту были заложены акции предприятия, соответственно «Северсталь», по сути, стала его новым владельцем.

А дальше состоялся суд, который дал право новому хозяину ввести на рудник свой менеджмент. Но человека с фамилией Черномырдин голыми руками не возьмешь. Первое сражение он выиграл: судебных приставов встретили 170 дюжих охранников с бойцовыми собаками, сопротивление было бесполезно. Ко второму раунду Черномырдин подготовился еще основательнее. В интернете появились фотографии этой подготовки: на крышу принесли камни и вытащили пожарные шланги. Но и люди Мордашова на этот раз пришли с ОМОНом. А затем началась эпическая битва охранников с полицией, бросание камней, поливание водой с крыши, распыление слезоточивого газа. Силовики ожидаемо победили, иной исход был бы уже совсем за гранью, и окончательно стер бы понятие о времени. Так что и этого актива Виталий Викторович можно сказать лишился.

На самом деле трудно обвинять Виталия Черномырдина в отсутствии предпринимательской жилки. С детьми успешных детей такое часто бывает: им кажется, что «золотые ложки», которые с детства торчали в их нежных ротиках, будут там пребывать до конца жизни. Но когда уходят успешные родители, то вместе с этим заканчивается и безбедное существование. Что касается папы, то Виктор Степанович при всем уважении к его филологическому таланту (а итоги его премьерства достаточно спорные) никогда в своей жизни по-настоящему бизнесом не занимался. Он классический начальник, а у таких людей нет желания перевернуть мир, как у истинных предпринимателей. Нет, им скорее кажется, что мир должен крутиться вокруг них. Дети, наверняка, тоже так думают, и довольно долго это им сходит с рук. А потом наступает момент, о котором когда-то пророчески предупредил отец нашего героя: «Мы с вами ещё так будем жить, что наши дети и внуки нам завидовать будут».

Виктор Степанович Черномырдин — яркая фигура в российской политике. Он в паре с Рэмом Вяхиревым создал и возглавил самое влиятельное коммерческое предприятие Газпром . Сделал головокружительную карьеру, пройдя путь от обычного слесаря до второго человека в государстве. Кто-то его ругает, связывая с его именем ваучеризацию, рыночный капитализм, появление финансовых пирамид. Кто-то уверен, что Черномырдин в тех сложнейших экономических условиях, напротив, сумел поставить заслон полному финансовому краху и банкротству страны. Все отмечают, что он выкладывался в работе по максимуму — делал все, на что был способен. А уж его неожиданные изречения, мгновенно становящиеся крылатыми («Хотели как лучше, получилось как всегда»), давно ушли в народ, придав образу серьезного политика неподражаемую изюминку. Черномырдин похоронен на Новодевичьем кладбище с большими почестями. Его именем на его родине в Оренбургской области будет названа улица. Мы поговорили с людьми, кто работал с ним бок о бок и чье мнение о Черномырдине хоть и субъективно, но возникло при личном общении. Вот что рассказал нам политик Алексей Митрофанов .

Виктор Степанович с внучкой Машенькой. 1993 год.

«Он слишком понадеялся на Кремль» — Очень тяжелые моменты пришлись на годы его премьерства. Один путч 93-го года чего стоил. У него были потрясающая интуиция и отличные знания в области экономики, политики, — рассказал « КП » Алексей Митрофанов. — Черномырдин вытаскивал страну в момент, когда Россия была в переходном периоде. Об этом все говорят, но никто не объясняет суть этого периода. А суть в том, что в этот момент в 90-е годы умирал военно-промышленный комплекс, который составлял 70 процентов советской экономики, когда вся страна работала на ВПК — строили ракеты, самолеты, артиллерию, танки. И вот в тот момент остановились огромные заводы ВПК, кадры уходили, люди оставались без работы. Представляете, как было социально опасно. Надо было держать страну. И именно в этот тяжелейший момент на премьерский пост пришел Черномырдин. У него уже был огромный опыт создания и работы в Газпроме, который громадные деньги перемалывал, решал государственные задачи, платил пенсии, оказывал поддержку регионам, дыры в бюджете затыкал, многие вопросы решал социальные и экономические. Не зря Черномырдин пришел в тот момент, понимаете? Другой бы не справился. Вот в чем его историческая роль. Вы знаете из истории, что Ельцин отправил его в отставку за пару дней до его 60-летия, и он сильно переживал. После этого всего за несколько месяцев произошел дефолт, упала экономика. Конечно, он бы не допустил дефолта. И не дал бы проводить такие меры, которые выбрали молодые реформаторы. Он вообще резких мер не допускал. И Ельцин понял это и попросил его вернуться. В тот момент Черномырдин знал, что Кремль его поддерживает, чувствовал, что премьерство идет в руки. Но в России за все надо бороться. Он не ожидал, что его кандидатура, поддержанная Кремлем, не пройдет голосование в Думе, что его предаст фракция коммунистов. Вот в этот важный момент, когда Черномырдин был в шаге от премьерства, его подвела интуиция. Он поверил в свой выигрыш. А надо было подстраховаться и, не доверяя фракции коммунистов, поработать с многочисленными депутатами-одномандатниками, чьи голоса могли перевесить в его пользу. Мало кто знает подоплеку тех политических событий. Расскажу вам. Ведь это Лужков тогда боролся за должность премьера и смутил коммунистов, уговорил их проголосовать против Черномырдина. А в итоге Лужков сам себя перехитрил. Потому что он отобрал премьерство у Черномырдина, но и сам не стал премьером, а стал им третий — Примаков, который не очень-то и рвался к этой должности на самом деле. Как всегда в России и бывает — двое дерутся, а третий, тихий, проходит. И вот это был переломный момент политической истории.

Виктор Черномырдин, Алла Пугачева и Юлия Тимошенко на концерте в Киеве 22 апреля 2009 года.

— А почему Ельцин вообще отправил Черномырдина в отставку, пригласив Кириенко, а потом предложил Черномырдину вернуться? — Это была тонкая история. Ельцин чувствовал, что Виктор Степанович реально забрал все нити управления в стране. Все ему стало подчиняться. А Ельцин такие вещи сек. Он не хотел терпеть рядом слишком сильного партнера. Но Ельцин быстро понял свою опрометчивость с отставкой, когда произошел дефолт. Однако после предательства коммунистов во время голосования уже ничего нельзя было изменить. Печально это было для Черномырдина. И трудно сказать, как бы все для страны развернулось. Но ясно, что это была бы другая страна. Какая — это вопрос для обсуждения. — Черномырдин обижался на коммунистов-предателей? — Конечно. Он очень злился. Их отношения так и не восстановились. Зюганов не пришел на гражданскую панихиду не просто так. Тогда у Черномырдина был шанс стать сначала премьером, а потом президентом. Черномырдин хотел стать президентом. Он был настоящим партийным работником. Все нити управления государством: экономические, политические, крупнейшие монополии, международные связи — все это было в руках Виктора Степановича. На момент своего премьерства он имел международную известность. Они на пару с Ельциным правили. Ельцин отвечал за политику. Он — за экономику. И даже юридически несколько дней Черномырдин руководил страной. Во время его похорон забыли факт, что он был на мгновение реально нашим президентом! Ельцину сделали операцию 3 ноября 96-го года. Вот на пару дней в ноябре 96-го года Черномырдин был и. о. президента. Не формально, а фактически и юридически. Был подписан указ соответствующий. Чемодан же отдали ему не просто так. И это факт нашей истории. Если бы голосование пошло иначе, тогда бы Примаков не стал премьером. Не пошла бы вся эта цепочка. И у Черномырдина на 80 процентов был шанс стать президентом. Кто знает, как пошла бы история. Сейчас я отдаю себе отчет, что ведь и лично я мог повлиять тогда на ход истории. — Это каким же образом? — А вот так. Тогда перед голосованием переговоры велись с вождями партий, которым предлагалось, чтобы фракции проголосовали за кандидатуру Черномырдина на пост премьера. И я, и вся фракция ЛДПР проголосовала «за», как и родная партия Черномырдина «Наш дом — Россия». А вот фракция коммунистов обещала, но слово не сдержала. И перед вторым туром голосования ко мне обращались люди с предложением создать команду и провести работу с моими знакомыми депутатами-одномандатниками, не входящими ни в какую фракцию, а таких было много. Я тогда отказался помогать Черномырдину. Мне казалось неправильным его возвращение — вроде как пришли молодые, вот и пусть действуют. Но если бы люди Черномырдина грамотно провели работу с индивидуальными депутатами, все могло бы быть иначе. А так он выпал из большой политики. Дальнейшая его работа на Украине — сами понимаете, уже нечто другое. Но. здесь могу поделиться информацией, о которой знают единицы. У него сложились ОСОБЫЕ отношения с Юлей Тимошенко !

Это интересно:  Закон о несостоятельности 2013: новые нормы института банкротства 2019 год

Вот такие оценки в дипломе Черномырдина.

Семья Черномырдиных (слева направо): Виктор, отец Степан Маркович с внуком Виталием, мама Марфа Петровна, жена Валентина.

СТРОКИ БИОГРАФИИ Семья Черномырдина выживала за счет пуховых платков Несколько лет назад в Оренбургском издательстве вышла книга «Земляк» о жизни Виктора Степановича в родном селе Черный Отрог. Сегодня мы публикуем отрывки из этой книги. Младшая сестра Черномырдина Екатерина Степановна, учительница одной из орских школ, не скрывает, что родители трудились не покладая рук, но «достаток в дом так и не приходил». — Летний вечер. У нас каникулы. Самый старший брат Николай — курсант военного училища — на побывку приехал. Ужинаем во дворе под навесом. К чаю мама по ложечке сахара младшим детям раздает. Средний брат Саша упустил этот момент, берет сахарницу и три ложки в кружку к себе кладет. А наши глаза так и бегают за ложкой от сахарницы к кружке. Заметил это Саша, размешал чай в своей кружке и разлил по нашим. Праздниками для нас были дни, когда мама возвращалась из Оренбурга , куда изредка ездила, чтобы продать связанный пуховый платок. Обновки, сладости. И по пять копеек на кино перепадало нам в такие дни. А в обычные дни даже такой мелочи родители счет знали. И вовсе не от скупости. Но пятерых детей вырастили-воспитали, каждого на ноги поставили, образование дали, а это, извините, во все времена дорого стоит. После десятилетки поехал Виктор поступать в летное училище. Хотел стать военным, как старший брат Николай. Но не повезло Вите, волновался, давление подскочило. Не прошел он в летчики. Вернулся домой. По дому, хозяйству у каждого были свои обязанности. Корову, свиней, кур держали. Кормить свиней, чистить сарай — это числилось за Витей. А по зимним вечерам пух козий обрабатывали — и от этого никого не освобождали. Считайте, обувалась-одевалась семья за счет пуховых платков. В Орске Черномырдин поступил в техническое училище. Получил профессию машиниста установок нефтепереработки. Пошел на завод по специальности. Потом — призыв в армию. Служил на Дальнем Востоке. Под конец службы удача улыбнулась — перевели его в Домбаровку, всего несколько сотен километров от Черного Отрога. И года после армии в холостяках не проходил — от девушек отбоя не было. Не монашествовал, влюблялся. В школе нравились молодые и красивые учительницы: то немецкого языка, то физики. Старался получать отличные оценки. В сердечные дела Виктор сестру Наталью посвящал, у них разница в возрасте подходящая. Мне же мама, как только они на танцы принарядятся, приказывала: «Пригляди, с кем и куда направляются! И чтоб недолго». Делать нечего, докладывала. Да и самой же любопытно было. А женился Виктор в 1961 году, под самый конец года. С будущей женой Валентиной Виктора Степановича познакомил друг Иван Дмитриевич Шипилов. — Я рано женился. И у моей жены была подруга Валя. Она в швейном ателье работала, мать — уборщицей в районном суде. Красные даты календаря в те годы большими компаниями отмечали. Вот и собрались мы седьмого ноября у меня в комнате коммунальной квартиры. Говорил же, моя жена и Валентина подружками были. А какой праздник без подруги рядом. Надо же и ей жениха присмотреть. Вот и присмотрела. Да и Виктор приметил ее. Со свадьбой не тянули. В Новый год и справили. Подготовила Ольга КЛИШИНА («КП» — Оренбург»).

Статья написана по материалам сайтов: www.1sn.ru, rucompromat.com, kompromat1.news, www.kp.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector