Минюст высказался за допустимость зачета в банкротстве при условии судебного контроля 2019 год

Как доказать недобросовестность компании в целях признания сделок зачета в преддверии банкротства недействительными? Достаточно ли в таком случае косвенных доказательств? Экономколлегия ответила на примере спора о гарантирующем поставщике электроэнерегии. На ее взгляд, лишение компании этого статуса не свидетельствует о ее неплатежеспособности.

Коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ (КЭС) объяснила свои мотивы в споре о зачете требований, совершенного в течение шести месяцев до банкротства одной стороны. Чтобы в таком случае признать зачет недействительным как сделку с предпочтением, нужно доказать осведомленность контрагента о неплатежеспособности должника. По сути, выводы КЭС устанавливают более строгий стандарт доказывания при рассмотрении такой категории дел, возлагая дополнительное бремя на оспаривающую зачет сторону, комментирует решение Роман Зайцев, партнер Dentons. Только косвенных доказательств теперь может быть недостаточно для вывода о недобросовестности контрагента должника, и сомнения должны трактоваться в его пользу.

В результате зачетов МРСК получила предпочтение перед другими кредиторами, решил конкурсный управляющий «Брянскэнергосбыта» и оспорил их в суде. Три инстанции его поддержали, признав три сделки по зачету требований на общую сумму почти 300 млн руб. недействительными. По их мнению, МРСК точно должна была знать о неплатежеспособности «Брянскэнергосбыта»: ведь в январе 2013 года он был исключен из реестра субъектов оптового рынка электрической энергии и мощности, и тогда же статус гарантирующего поставщика получила МРСК.

Но спор пересмотрела экономическая коллегия Верховного суда (Иван Разумов, Денис Капкаев и Олег Шилохвост).

Первая из трех спорных сделок (на 64,7 млн руб.) была совершена в период подозрительности — то есть не ранее чем за шесть месяцев и не позднее чем за один месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом. А значит, согласно ст. 61.3 закона о банкротстве правовое значение здесь имеет именно факт недобросовестности МРСК – ее знание о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества «Брянскэнергосбыта». Но это-то как раз нижестоящие инстанции, по мнению судей ВС, надлежащим образом не проверили.

Их выводы, указывала «тройка», основаны лишь на том, что Брянскэнергосбыт» в преддверии банкротства лишился статуса субъекта оптового рынка (на основании решения наблюдательного совета некоммерческого партнерства «Совет рынка»), а статус гарантирующего поставщика перешел МРСК в соответствии с приказом Минэнерго РФ.

Сами по себе решение и приказ не свидетельствуют о наличии признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника,

— опровергла выводы судов экономколлегия.

Наблюдательный совет исключает из реестра за неисполнение компаниями своих финансовых обязательств, однако, как акцентировала внимание КЭС, истинные причины этого он не выясняет и в суть дела не вникает. Временное же наделение МРСК статусом гарантирующего поставщика вообще никак не зависело от ее воли и взаимоотношений с должником. В результате – чтобы лучше разобраться в осведомленности или неосведомленности МРСК — в части первой сделки КЭС отправила спор на новое рассмотрение.

А вот признав недействительными два последующих зачета, суды поступили правильно, решил ВС. Один из них был совершен в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, а второй – даже после возбуждения дела. А при таких условиях доказывать недобросовестность контрагента не требуется (постановление Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 №63). Достаточно того факта, что из-за этих сделок контрагенту было оказано большее предпочтение, чем было бы при расчете с ним в порядке банкротства. В случае МРСК именно так и было, согласилась КЭС.

Это дело в очередной раз иллюстрирует формализм в подходе нижестоящих судов, уверен Максим Бобров, управляющий партнер Адвокатского бюро Бобров, Толстов и партнеры», — когда недобросовестность контрагента устанавливается без детального анализа всех обстоятельств, на основании лишь косвенных признаков. Поэтому подход экономколлегии кажется ему обоснованным.

А вот Максим Кульков, управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнеры», с выводами ВС не согласен. Если читать буквально ст. 61.3 закона о банкротстве, то можно сделать вывод, что не обязательно доказывать информированность кредитора именно о признаках банкротства, считает он. Достаточно доказать его информированность об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о таких признаках. Факт лишения должника статуса гарантирующего поставщика вполне является таким обстоятельством, считает Кульков.

Резолютивная часть определения объявлена 22 января 2018 г.

Полный текст определения изготовлен 29 января 2018 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Разумова И.В.,

судей Корнелюк Е.С. и Шилохвоста О.Ю., —

В заседании принял участие представитель общества с ограниченной ответственностью «Красный квадрат» Мотос А.А. (по доверенности от 17.10.2016).

Заслушав и обсудив доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В., объяснения представителя общества с ограниченной ответственностью «Красный квадрат», подержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Определением Арбитражного суда Омской области от 17.03.2017 в удовлетворении заявления отказано.

Восьмой арбитражный апелляционный суд постановлением от 01.06.2017 определение суда первой инстанции отменил, признал оспариваемую сделку недействительной.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 01.08.2017 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, общество просит отменить постановления судов апелляционной инстанции и округа.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В. от 08.12.2017 кассационная жалоба передана на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе, объяснениях представителя общества, судебная коллегия считает, что обжалуемые постановления подлежат отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и усматривается из материалов дела, 21.02.2014 между строительным предприятием (подрядчиком) и обществом (заказчиком) заключен ряд договоров строительного подряда, по условиям которых должник принял на себя обязательства по строительству жилых домов малой этажности в микрорайоне «Рябиновка» в городе Омске, а заказчик — по обеспечению строительства основной частью необходимых материалов и по оплате выполненных работ.

Это интересно:  Может ли адвокат быть арбитражным управляющим в деле по банкротству 2019 год

Согласованный сторонами срок окончания работ — до 01.11.2014.

Письмом от 31.10.2014 заказчик уведомил строительное предприятие об отказе от исполнения договоров в связи с нарушением подрядчиком сроков выполнения работ и просил передать результаты фактически исполненного.

Определением Арбитражного суда Омской области от 17.07.2015 принято к производству заявление о признании строительного предприятия несостоятельным (банкротом).

Решением Арбитражного суда Омской области от 26.05.2016 строительное предприятие признано несостоятельным (банкротом).

Сославшись на то, что произведенный должником после возбуждения дела о банкротстве зачет повлек преимущественное удовлетворение требований общества по отношению к иным ожидающим исполнения кредиторам, конкурсный управляющий должником обратился в суд с заявлением об оспаривании сделки.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления.

Отменяя определение суда первой инстанции и признавая оспариваемую сделку недействительной, суд апелляционной инстанции указал на проведение зачета по заявлению общества в процедуре банкротства строительного предприятия, при наличии у должника неисполненных денежных обязательств перед другими кредиторами.

Суд округа поддержал выводы суда апелляционной инстанции, дополнительно указав на то, что заявляя о зачете после возбуждения процедуры несостоятельности, кредитор не мог не знать о последствиях своих действий и должен был воздержаться от их осуществления и, тем самым, избежать нарушения имущественных интересов других кредиторов.

Между тем судами апелляционной инстанции и округа не учтено следующее.

Отказ от исполнения договоров подряда заявлен обществом на основании пункта 2 статьи 715 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому заказчик вправе отказаться от исполнения договора, если подрядчик выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным. В этом случае подрядчик обязан возместить заказчику убытки. Последствия прекращения договора по данному основанию урегулированы и статьей 728 Гражданского кодекса Российской Федерации: подрядчик также обязан возвратить заказчику ранее предоставленные материалы, а если это оказалось невозможным, — возместить их стоимость.

В то же время прекращение договора подряда не должно приводить и к неосновательному обогащению заказчика — к освобождению его от обязанности по оплате выполненных до прекращения договора работ, принятых заказчиком и представляющих для него потребительскую ценность (статья 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Таким образом, прекращение договора подряда порождает необходимость соотнесения взаимных предоставлений сторон по этому договору и определения завершающей обязанности одной стороны в отношении другой.

В письме от 15.10.2015, поименованном заявлением о зачете, заказчик, по сути, определил завершающее сальдо по подрядным сделкам с учетом частичного выполнения работ, выявленных недостатков этих работ, произведенного заказчиком авансирования и передачи им материалов подрядчику, неиспользованных последним и невозвращенных заказчику после прекращения договоров, убытков, возникших на стороне заказчика в связи с неисправностью подрядчика.

Как указывало общество, по каждому из договоров подряда образовалось сальдо в пользу заказчика. Договоров, по которым заказчик оставался бы обязанным лицом не имелось. Зачет сальдо встречных завершающих обязательств по разным подрядным сделкам сторонами не производился. Эти доводы заказчика не были опровергнуты судами апелляционной инстанции и округа.

Действия, направленные на установление сложившегося в пользу заказчика сальдо взаимных предоставлений по каждому из прекращенных договоров подряда в отдельности, не являются сделкой, которая могла быть оспорена по правилам статьи 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) в рамках дела о банкротстве подрядчика, поскольку в этом случае отсутствует такой квалифицирующий признак как получение заказчиком предпочтения. Аналогичный вывод вытекает из смысла разъяснений, данных в абзаце четвертом пункта 13 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве».

Коль скоро заинтересованные лица в нарушение положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не доказали, что заказчик помимо определения завершающего сальдо произвел зачет каких- либо требований подрядчика против своих требований, заявление конкурсного управляющего должником не подлежало удовлетворению.

Допущенные судами апелляционной инстанции и округа нарушения норм права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов общества, в связи с чем названные постановления подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Общий вывод суда первой инстанции об отказе в удовлетворении заявления конкурсного управляющего, несмотря на ошибочное толкование этим судом положений статьи 61.3 Закона о банкротстве, является верным, что позволяет судебной коллегии оставить определение этого суда в силе.

Определение Арбитражного суда Омской области от 17.03.2017 по указанному делу оставить в силе.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Согласно положениям Закона 1998 г. дискуссионным является имеющий общее для института банкротства значение вопрос о возможности прекращения обязательств зачетом встречного однородного требования в ходе производства по делу о банкротстве должника.
Высказываются самые различные мнения: прекращение обязательств зачетом встречных однородных требований в отношениях, связанных с банкротством должника, является недопустимым , зачет не допускается во время внешнего управления ; заявление о зачете требований должника встречными требованиями может быть подано кредитором вплоть до открытия конкурсного производства ; односторонние зачеты, осуществленные по заявлению кредитора в соответствии с требованиями ГК РФ, ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны недействительными сделками .
Прежде всего сразу следует оговориться, что речь идет о зачете в гражданско-правовых отношениях, что не затрагивает иных вопросов, как, например, о допустимости зачета излишне уплаченных сумм страховых взносов в счет будущих платежей и т.п.
Во избежание злоупотреблений при проведении зачета ст. ст. 410, 411 ГК РФ устанавливают ряд условий, которым должны соответствовать требования, «пригодные» для зачета :

— действительность предъявляемых к зачету требований;
— встречный характер ;

— предметная однородность ;
— срок реализации срочного встречного требования, предъявляемого к зачету, должен наступить к моменту заявления о зачете;
— требование не должно относиться к категории, не допускаемой к зачету законом или договором .

Это интересно:  ООО: банкротство и его процедура 2019 год

Таким образом, согласно ст. 411 ГК РФ законом могут быть предусмотрены случаи недопустимости зачета в соответствии со ст. 410 ГК РФ. Однако Закон 1998 г. не содержит прямого запрета на прекращение обязательств зачетом встречных однородных требований, поэтому необходимо исследовать волю законодателя путем анализа отдельных положений Закона о банкротстве.
Статья 410 ГК РФ устанавливает возможность прекращения обязательства зачетом в случае, если срок исполнения обязательства наступил. Но с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом в ходе любых процедур банкротства денежные требования, срок исполнения которых наступил, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного законом о банкротстве порядка. Такие требования подлежат включению в реестр требований кредиторов в составе определенной очереди, и в дальнейшем они удовлетворяются в соответствии с установленной законом о банкротстве очередностью. Кроме того, согласно п. 4 ст. 11 Закона 1998 г. в рамках производства по делу о банкротстве должника не допускается приоритетное удовлетворение требований одних кредиторов по сравнению с другими, кредиторы не вправе обращаться к должнику в целях удовлетворения своих требований в индивидуальном порядке.
Что касается судебной практики, то согласно действовавшему ранее Закону 1992 г. зачет не допускался (Постановление Президиума ВАС РФ от 23 февраля 1999 г. N 6110/98 ). В отношении положений действующего Закона 1998 г. практика не изменилась (Постановление Президиума ВАС РФ от 28 марта 2000 г. N 5951/99 , п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 N 65).
Вместе с тем институт зачета призван оптимизировать деятельность двух взаимно обязанных лиц, что уменьшает риск сторон, возникающий при производстве исполнения, а также связанные с этим расходы. Поэтому и предусмотрено, что для зачета достаточно инициативы одной стороны. Презюмируется, что вторая сторона также руководствуется принципом оптимального ведения своей финансово-хозяйственной деятельности .

Зачет относят к одному из способов организации взаимных расчетов . В упомянутых Постановлении Президиума и информационном письме ВАС РФ говорится, что кредиторы при указанных обстоятельствах не вправе получать от должника какие либо суммы, в т.ч. и путем зачета встречных однородных требований.
Вместе с тем зачет по своей правовой природе является гражданско-правовой сделкой (Постановление Президиума ВАС РФ N 7222/99 от 20.06.2000. Поэтому вопрос о возможности проведения зачета взаимных требований тесно связан с институтом признания недействительными сделок, совершенных в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом.

Таким образом, решение вопроса о допустимости или недопустимости зачета отражает общие цели и задачи законодательства о несостоятельности (банкротстве) различных стран, что с очевидностью проявляется при сравнении подхода к зачету в английском и французском праве.
Учитывая, что в Законе 1998 г. не содержится норм, которые прямо урегулировали бы вопрос о возможности проведения зачета, признании его недействительным в течение периода до возбуждения производства по делу о банкротстве должника, в ходе реформирования законодательства о несостоятельности (банкротстве) в Закон 2002 г. были включены отдельные положения, посвященные зачету встречных однородных требований в ходе производства по делу о банкротстве должника.
С даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения не допускается прекращение денежных обязательств должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная законом о банкротстве очередность удовлетворения требований кредиторов (п. 1 ст. 63 Закона 2002 г.).
Аналогичное положение содержится в п. 1 ст. 81 Закона 2002 г. применительно к финансовому оздоровлению.
В ходе конкурсного производства погашение обязательств должника зачетом встречного однородного требования допускается только при условии соблюдения очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов (п. 8 ст. 142 Закона 2002 г.).
Как представляется, зачет возможен и в случае прекращения обязательств должника перед кредитором, чьи требования обеспечены залогом имущества должника, в случае продажи с согласия такого кредитора имущества должника, являющегося предметом залога (часть 2 п. 6 ст. 82, п. 2 ст. 138, п. 2 ст. 142 Закона 2002 г.).
Таким образом, можно сделать вывод о том, что как по Закону 1998 г., так и Закону 2002 г. зачет встречных однородных требований допускается при условии, что при этом не нарушается установленная законом о банкротстве очередность удовлетворения требований кредиторов.
То есть закон о банкротстве идет «методом от обратного»: разрешено то, что не запрещено.
Однако нельзя забывать, что при анализе допустимости зачета следует руководствоваться и общими положениями, предусмотренными ГК РФ.
Поэтому следует более детально подходить к критериям отнесения требований к «пригодным для зачета» применительно к закону о банкротстве.

Ирина Дубровская, юрист, г. Санкт-Петербург.

Зачастую при банкротстве возникают сложности с проведением зачета встречного однородного требования. Некоторые считают, что такой зачет запрещен. А что говорит нам судебная практика?

В соответствии с ч. 1 ст. 63 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не допускается прекращение денежных обязательств должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная п. 4 ст. 134 Закона N 127-ФЗ очередность удовлетворения требований кредиторов. В отношении обязательств, возникающих из финансовых договоров, размер которых определяется в порядке, предусмотренном ст. 4.1 Закона N 127-ФЗ, указанный запрет применяется только в части прекращения нетто-обязательств должника.

В информационном письме от 14.04.2009 N 129 Президиум ВАС РФ указал, что сделки, нарушающие запрет, установленный абз. 7 п. 1 ст. 63 Закона N 127-ФЗ, заявления должника или кредитора о прекращении денежного обязательства должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная п. 4 ст. 134 Закона N 127-ФЗ о банкротстве очередность удовлетворения требований кредиторов, являются оспоримыми.

В пункте 14 информационного письма от 29.12.2001 N 65 Президиум ВАС РФ указал, что зачет встречного однородного требования не допускается с даты возбуждения в отношении одной из его сторон дела о банкротстве.

Многие толкуют рассматриваемую норму права, содержащуюся в абз. 7 ч. 1 ст. 63 Закона N 127-ФЗ, как императивную, то есть устанавливающую запрет на проведение зачета в процедуре наблюдения.

Это интересно:  Российские компании все чаще выбирают банкротство как решение проблем 2019 год

Прекращение денежных обязательств должника в период наблюдения путем зачета встречного однородного требования невозможно, поскольку нарушает установленную п. 4 ст. 134 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» очередность удовлетворения требований кредиторов.

Таким образом, апелляционная коллегия приходит к выводу, что зачет встречного однородного требования между ООО «Русич» и ООО «Центр-Югжилпромстрой» нарушает установленную ст. 134 Закона о банкротстве очередность удовлетворения требований кредиторов и является незаконным.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции приходил к выводу, что проведение зачета взаимных требований не соответствует действующему законодательству, поскольку акт зачета взаимных требований подписан после введения в отношении должника наблюдения, прекращение взаимных обязательств сторон зачетом является неправомерным».

В силу статьи 134 Закона о банкротстве требования кредиторов, возникшие в период после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и до признания должника банкротом, а также требования кредиторов по денежным обязательствам, возникшие в ходе конкурсного производства (текущие обязательства), удовлетворяются вне очереди за счет конкурсной массы должника, при этом очередность их удовлетворения определяется в соответствии со статьей 855 Гражданского кодекса Российской Федерации. Следовательно, зачет может быть проведен с учетом требований к очередности списания денежных средств по текущим платежам, установленным статьей 134 Закона о банкротстве.

На основании части 1 статьи 63 Закона о банкротстве с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения не допускается прекращение денежных обязательств должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная пунктом 4 статьи 134 Закона о банкротстве очередность удовлетворения требований кредиторов.

Разрешено, что не запрещено?

Между тем исходя из буквального толкования абз. 7 ч. 1 ст. 63 Закона N 127-ФЗ следует, что данная норма содержит конструкцию «разрешено все то, что прямо не запрещено законом», что свидетельствует о ее диспозитивности. Получается, что зачет в процедуре наблюдения разрешен, если только не нарушает очередность удовлетворения требований кредиторов. При этом такая сделка не является ничтожной, а является оспоримой и может рассматриваться в качестве недействительной лишь в случае признания ее таковой по иску определенного круга лиц и только при соблюдении условия о нарушении очередности удовлетворения требований кредиторов.

Вывод апелляционного суда о нарушении зачетом от 03.06.2011 очередности удовлетворения требований кредиторов должника является недостаточно обоснованным, поскольку суд перечислил кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника, не указав размера денежных обязательств данных требований и не исследовав очередность удовлетворения данных требований.

Суды неправильно истолковали нормы Закона о банкротстве и не выяснили, нарушается ли данным зачетом очередность удовлетворения требований кредиторов должника. При таких обстоятельствах обжалуемые судебные акты подлежат отмене, дело по установлению размера требования ООО «Юг-Росдорстрой» направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Вывод апелляционного суда о нарушении должником при проведении спорного зачета статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации является недостаточно обоснованным, поскольку суд не указал, в чем конкретно заключается злоупотребление должником правом на зачет со ссылкой на обстоятельства дела, установленные судом, на конкретные доказательства по делу, исследуя которые, суд пришел к данному выводу.

Вывод апелляционного суда о том, что проведение зачета взаимных требований должником с ООО «Русич» в процедуре наблюдения преследует цель ухода должника от исполнения своих долговых обязательств, противоречит правовой природе зачета, поскольку зачет направлен на прекращение встречных денежных требований, а не на уклонение от исполнения долговых обязательств».

Между тем при оценке зачета суды не учли следующее.

Статья 63 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не допускает прекращение денежных обязательств должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная пунктом 4 статьи 134 настоящего Закона очередность удовлетворения требований кредиторов.

Таким образом, введение в отношении предприятия процедуры наблюдения не препятствует проведению зачета с отдельным кредитором при условии соблюдения очередности удовлетворения требований иных кредиторов.

Указывая на противоречие зачета положениям статьи 63 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», суды не установили, имеются ли у предприятия иные кредиторы, помимо ответчика, и нарушается ли путем проведения зачета очередность удовлетворения их требований.

Кроме того, судам следовало проверить, не относятся ли прекращенные зачетом обязательства администрации к текущим, что имеет существенное значение для выяснения вопроса о правомерности зачета с точки зрения статьи 63 и пункта 4 статьи 134 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Без выяснения указанных обстоятельств вывод судов о том, что зачет противоречит нормам законодательства о банкротстве, является преждевременным».

Как видно из изложенного, существуют две противоположные позиции. Согласно первой из них зачет после введения наблюдения недопустим. Согласно второй зачет после введения наблюдения допустим, но при условии соблюдения очередности удовлетворения требований кредиторов.

Мы придерживаемся второй позиции и полагаем необходимым в каждом случае проверять факт соблюдения очередности требований кредиторов, где решающими представляются такие обстоятельства, как последовательность включения требований кредиторов в реестр, наличие уже включенных требований на момент проведения зачета с тем или иным кредитором, время включения именно требований этого кредитора в реестр по отношению ко времени включения других требований, наличие уже включенных требований в реестр на момент проведения зачета.

При таких обстоятельствах удовлетворение заявления должника о зачете встречного однородного требования повлекло бы за собой частичное удовлетворение требования администрации и, как следствие, нарушение очередности удовлетворения требований других кредиторов, которые уже включены в реестр требований кредиторов».

Статья написана по материалам сайтов: pravo.ru, www.garant.ru, www.iqpravo.ru, center-bereg.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий