+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

ОБЗОР: Граждане распробовали банкротство. Итоги 2019 год

В этом году суды возложили субсидиарную ответственность на аффилированное лицо, признанное таковым вне рамок дела о банкротстве, отнесли задолженность по страховым взносам ко второй очереди текущих платежей, разрешили должнику во время конкурсного производства продолжить осуществлять хозяйственную деятельность. Право.ru» отследило самые интересные кейсы по банкротству и опубликовало их для наших читателей. В нашу подборку мы включили как уже оконченные дела, так и те, что еще рассматриваются, как в отношении юрлиц, так и в отношении граждан.

Во время банкротства ООО «Дальняя степь», которое длится аж с 2006 года, было заявлено, что HSBC Management (Guernsey) Limited и ООО «Эйч-эс-би-си Банк (РР)» выводили деньги должника, чем снизили его активы. Иностранные компании возражали, ссылаясь на истечении срока исковой давности, – они считали его с даты составления отчета первоначально утвержденным конкурсным управляющим. Однако суд признал, что тот конкурсный управляющий действовал вопреки интересам должника и его кредиторов. Это означает, что считать срок исковой давности следует со дня, когда добросовестному конкурсному управляющему стало известно об основаниях привлечения ответчиков к субсидиарной ответственности. В итоге 4 августа 2017 года HSBC Management (Guernsey) Limited и ООО «Эйч-эс-би-си Банк (РР)» были привлечены к субсидиарной ответственности (№ А22-941/2006). «Суды сделали это, несмотря на значительное время, прошедшее с момента совершения ответчиками неправомерных действий», – заметил руководитель направления несостоятельности (банкротства) АБ «Казаков и партнёры» Юрий Борискин (см. «Вуаль сорвали со степи: как суд установил бенефициара должника»).

«Примечательна в этом деле не столько сумма взыскания – а она составляет около 2 млрд руб., – сколько возложение субсидиарной ответственности на аффилированное лицо, признанное таковым вне рамок дела о банкротстве», – считает руководитель ПБ » Олевинский , Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский .

«Нам удалось доказать, что, несмотря на наличие платежного поручения и выписок по счетам, фактически покупатель не вносил денег в качестве оплаты. Это позволило вернуть право собственности на здание клиенту и избежать необходимости выплаты денег покупателю», – сообщил адвокат КА » Юков и Партнеры» Александр Соловьев.

На это кредиторы начали предоставлять доказательства уступки на иных физических и юридических лиц, в том числе зарегистрированных в офшорных юрисдикциях. Параллельно должники инициировали процессы об оспаривании нотариальных действий по приему денег в депозит. Однако в августе этого года суд признал позицию АО «Райффайзенбанк» и ЗАО «ГАЛА-ФОРМ» правомерной.

«Эти кейсы представляют собой наглядную демонстрацию того, с какими трудностями могут столкнуться добросовестные кредиторы при попытке инициировать банкротство в отношении должников, заинтересованных в затягивании дела. Однако судебная практика планомерно складывается в пользу таких добросовестных кредиторов», – отметил Лысов.

«Указанный кейс интересен тем, что ВС фактически подтвердил право конкурсного кредитора подать заявление о признании должника несостоятельным по упрощенной процедуре, не доказывая факт недостаточности его имущества», – отметил Борискин. «ВС также указал на то, что нельзя вводить процедуру наблюдения по заявлению о банкротстве кредитора в отношении должника, находящегося в процедуре добровольной ликвидации. Также нельзя применять в отношении такого должника реабилитационные процедуры», – добавил руководитель Практики частного права ЮК «Митра» Константин Сердюков.

«Это дело интересно с точки зрения формирования практики по установлению залога в банкротстве», – считает Марина Морозова, адвокат ЮГ «Яковлев и Партнеры». Эта юрфирма представляла интересы АО «МЕТРОБАНК».

«При затягивании конкурсным управляющим реализационных процедур происходит неоправданное увеличение текущих расходов. Они, будучи погашаемыми за счет основной части конкурсной массы, фактически перекладываются на незалоговых кредиторов. В противном случае управляющий рискует уменьшить сумму своего вознаграждения от реализации предмета залога».

«Этот спор ярко иллюстрирует ошибочность подхода к процедуре конкурсного производства исключительно как к ликвидационной стадии банкротства, целью которой является закрытие юрлица. Для некоторых юрлиц продолжение ведения производственной деятельности в конкурсе все-таки возможно», – уверена старший юрист Отдела налоговых проверок, споров и административной практики ЮФ » Консалт » Сорокины и Партнеры Татьяна Азарова.

«Это дело является ярким примером того, как недобросовестные кредиторы пытаются угнаться за двумя зайцами – и попробовать включить необоснованные требования в реестр, и подстраховаться на случай, если первый вариант не получится. Вместе с тем очевидно: последствием признания сделки недействительной является ответственностью недобросовестных кредиторов за совершение такой сделки. Поскольку кредитор отказался добровольно признавать сделку недействительной, он не должен быть освобожден от такой ответственности», – считает руководитель Отдела банкротств, старший юрист ЮФ » Консалт » Сорокины и Партнеры Ирина Зорина.

«До опубликования обзора ВС такие взносы действительно подлежали удовлетворению в составе текущих платежей четвертой, а в последующем даже пятой очереди. Но суд кассационной инстанции в этом деле фактически распространил действие обзора на отношения, возникшие до его официального опубликования», – отметил Борискин.

Москва. 14 января. ИНТЕРФАКС — Третий полный год существования процедуры личного банкротства — 2018-й — продемонстрировал ощутимый рост числа судебных решений о признании граждан несостоятельными — в 1,5 раза, до 43984, следует из данных Единого федерального реестра сведений о банкротстве («Федресурс»; bankrot.fedresurs.ru). Количество завершенных процедур реализации имущества увеличилось в 1,7 раза, до 21358, а объем выплат кредиторам — в 3 раза, до 5,185 млрд рублей.

Общая сумма средств должников, по данным инвентаризации, опубликованным в 2018 году, выросла в 3 раза к 2017 году, до 6,358 млрд рублей. Большая часть имущества граждан, судя по статистике, была реализована: кредиторы в 2018 году получили 82% от суммы инвентаризированного имущества.

«Кредиторы получили больше в прошедшем году, поскольку в банкротство попали более обеспеченные должники, их имущество в основном удалось продать, а выручку направить на удовлетворение требований», — объяснил руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин.

При этом уровень возврата средств кредиторов по сравнению с общим объемом требований к несостоятельным гражданам, составляющим 519,467 млрд руб., остается мизерным — 1%.

Активное участие в процедуре банкротства физических лиц стали принимать залоговые кредиторы и, как показывает статистика, довольно удачно, отмечает юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Руслан Муртазин. «Такие кредиторы получают существенно больше», — подтверждает А.Юхнин. За период сбора данных (с 16 октября 2018 года) уровень возврата средств кредиторов, чьи требования обеспечены залогом, по итогам процедур реализации имущества составил 1,15 млрд руб., или 22% от суммы таких же включенных в реестры требований (последние — 5,224 млрд руб.).

«Основная цель таких кредиторов — это реализация своего залогового имущества, в дальнейшем интерес к процедуре, как правило, пропадает», — добавляет Р.Муртазин.

По данным Судебного департамента при Верховном суде (ВС) РФ, в I полугодии 2018 года суды рассмотрели 15,3 тыс. дел о банкротстве граждан (остаток неоконченных дел — 47,7 тыс.). Это наполовину больше, чем за аналогичный период 2017 года (тогда было рассмотрено 10 тыс. дел, остаток составлял — 33,7 тыс. дел).

Это интересно:  Проблема арбитражных управляющих: никто не хочет браться за банкротство физлиц 2019 год

Прекращено производство в I полугодии 2018 года было в 2140 делах. В 246 делах причиной стало то, что не была представлена кандидатура арбитражного управляющего, в 496 делах — отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов.

В подавляющем большинстве случаев процедуру банкротства инициировали сами граждане. В 2018 году они выступили заявителями в 86% процедур, в отношении которых раскрыты такие данные (в 2017 году — 82%). Кредиторы инициировали 12% дел (было 16%), ФНС — 1% дел (было 2%).

«Ни пропускная способность судов, ни сложности назначения арбитражного управляющего, судя по судебной статистике, не являются серьезными препятствиями для роста числа банкротств», — отмечает А.Юхнин.

ДИАЛЕКТИКА ЛИЧНОГО БАНКРОТСТВА

Более широкому применению института личного банкротства будет способствовать дальнейшее развитие законодательства и судебной практики. Основными направлениями являются расширение доступа к процедуре для граждан, попавших в тяжелую жизненную ситуацию, и защита интересов кредиторов.

Минэкономразвития в декабре 2018 года опубликовало очередную версию законопроекта об упрощенной процедуре банкротства для граждан с долгом не более 700 тыс. руб. От идеи проводить ее без управляющего решили отказаться, но обязанности его будут существенно меньше: можно не проводить собрание кредиторов и анализ финансового состояния должника. Имущество гражданина в упрощенной процедуре реализуется им самим или управляющим, необязательно на торгах на электронной торговой площадке, как сейчас. Участник дела о банкротстве может потребовать продажи имущества на торгах, но только при условии, что он сам же их и профинансирует. Кредиторам, в свою очередь, не нужно «просуживать» требования для включения их в реестр.

С целью защиты кредиторов как ВС РФ, так и законотворцы активизировали попытки решить давнюю проблему продажи роскошного жилья, которое одновременно является единственным.

«Невозможность обратить взыскание на единственный пригодный для проживания должника особняк с бассейном — проблема давняя и характерная не только для процедуры банкротства. Попытки найти золотую середину между соблюдением конституционного права гражданина на жилище и защитой интересов пострадавшего кредитора неоднократно предпринимались на уровне высших судебных инстанций. Так, в 2012 году Конституционный суд РФ предписал законодателю определить разумные пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета — на роскошное жилье иммунитет распространяться не должен», — напоминает управляющий партнер адвокатского бюро «Прайм Эдвайс» Инна Вавилова. Но соответствующие изменения в законодательство так и не были внесены.

Но теперь, возможно, проблема будет решаться. В ноябре 2018 года Минюст начал обсуждать с ведомствами очередной вариант законопроекта на эту тему, а ВС РФ выпустил знаковое определение по делу Анатолия Фрущака.

«Верховный суд РФ указал на возможность ограничить применение имущественного иммунитета к единственному жилью, если оно стало таковым в результате недобросовестных действий должника. Данный подход отражает правоприменительную тенденцию последних лет — широкое использование такого оценочного критерия как добросовестность. Нижестоящим судам предложено внимательнее выяснять обстоятельства изменения условий проживания должника, не игнорировать доводы кредиторов и не пренебрегать изучением всех обстоятельств, касающихся поведения сторон при возникновении спорной задолженности, в том числе, имевших место до возбуждения дела о банкротстве», — отмечает И.Вавилова.

Законопроект Минюста, в свою очередь, предлагает разрешить продажу роскошного жилья в деле о банкротстве при условии, что должнику взамен купят другое. Кроме того, устанавливаются правила определения того, какое жилье является роскошным, и как надо доказывать это и обратное.

Пока не доказано иное, не считается роскошным жилье, стоимость которого заведомо не превышает 30 млн рублей, либо на каждого члена семьи должника, проживающего в нем, приходится не более 30 кв. м, говорится в законопроекте. Согласно документу, доказывать «роскошность» жилья будет заявитель, желающий изъять его, а суд при решении этого вопроса будет принимать во внимание число проживающих совместно с должником и иные обстоятельства.

На Урале в 2018 году число дел о банкротстве граждан подскочило на 75%. В процедуре личного банкротства находятся многие известные предприниматели, некоторые из которых продолжают заниматься бизнесом. Финансовые управляющие и кредиторы могут оспаривать сделки банкрота, совершенные в течение трех лет до введения процедуры. Впрочем, в итоге кредиторы в среднем получают лишь 0,7% от общей суммы долгов.

По данным Федресурса, за девять месяцев 2018 года суды в Уральском федеральном округе возбудили почти 3 тыс. новых процедур банкротства граждан. Это на 75% больше, чем за тот же период в прошлом году. В целом сейчас проходят процедуру банкротства более 7 тыс. жителей УрФО. В лидерах по росту личных банкротств — ЯНАО, Тюменская область и ХМАО (рост на 144, 96 и 82% соответственно).

Причем банкротятся не только обычные граждане, но и многие известные бизнесмены. Среди них экс-владелец «Банка24.ру» Сергей Лапшин, владелец «Технологии ресурсов» и «Такси-Город» Михаил Бабин, экс-владелец аквапарка «Лимпопо» и КРК «Уралец» Николай Кретов, экс-депутат свердловского заксобрания Геннадий Ушаков, экс-владельцы ГК «УралФрансАвто» Григорий Балакин и Александр Иванской, бывший владелец ГК «Бест» Александр Попов, экс-владелец завода «Автомобили и моторы Урала» Павел Чернавин и другие.

Закон о банкротстве граждан действует с 2015 года. Его основной смысл заключается в том, что гражданин обязан инициировать личное банкротство, если он не в состоянии выполнить финансовые обязательства перед любым из своих кредиторов. При этом действует важное условие — общая задолженность потенциального банкрота должна превышать 500 тыс. руб.

Второй вариант распространяется на те ситуации, когда гражданин вправе подать в суд заявление о личном банкротстве. Он может это сделать, если предвидит собственное банкротство. То есть должны существовать обстоятельства, «очевидно свидетельствующие, что гражданин не в состоянии исполнить свои денежные обязательства» в установленный срок.

Наконец, банкротство должника могут инициировать кредиторы, в том числе федеральная налоговая служба. Опять же при условии, что гражданин задолжал более 500 тыс. руб. и не исполнил свои обязательства в течение более чем трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.

Суд, получив заявление о банкротстве гражданина, решает, какую процедуру в каждом конкретном случае следует ввести. Выбор стоит между процедурой реструктуризации долгов или процедурой реализации имущества гражданина. Также должник и кредиторы могут заключить мировое соглашение. Если суд решает ввести процедуру реструктуризации долгов гражданина, то с этого момента устанавливается мораторий на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам и на уплату должником обязательных платежей (например, налогов). Также суд может сразу же признать гражданина банкротом и ввести процедуру реализации имущества, если считает, что платежеспособность должника восстановить невозможно.

Это интересно:  Упрощенная процедура банкротства: конкурсное производство 2019 год

В обоих случаях должнику назначается финансовый управляющий, который теперь полностью контролирует деятельность банкрота. Главная задача финансового управляющего предпринять все меры по розыску имущества должника и оценить все его сделки, для того чтобы максимально пополнить конкурсную массу, а также обеспечить включение в реестр банкрота надлежащих требований кредиторов.

Спор за имущество банкрота

В рамках процедуры банкротства гражданина финансовый управляющий и кредиторы вправе оспаривать любые сделки, которые должник заключил в течение трех лет с момента введения процедуры судом.

Так, например, один из кредиторов Михаила Бабина оспаривает в суде договор дарения предпринимателем автомобиля Honda и сделку по передаче принадлежавшего должнику дома охотников в Челябинской области, требуя вернуть данное имущество в конкурсную массу. А в рамках банкротства свердловского бизнесмена Владимира Абрамова один из кредиторов Сбербанк оспаривает законность заключенного должником соглашения об уплате алиментов на ребенка.

В конкурсную массу банкрота не включаются единственное жилье, а также его личные вещи и предметы домашнего обихода. Все остальное «идет с молотка».

После завершения расчетов с кредиторами гражданин-банкрот освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов и, что очень важно, от требований кредиторов, не заявленных в процедуре банкротства.

Затем, в течение пяти лет с даты завершения процедуры банкрот не сможет принимать на себя обязательства по кредитам и займам без упоминания факта своего банкротства. Кроме того, в течение трех лет он не сможет занимать руководящие посты в компаниях.

На практике на Урале уже есть случаи «идеальных банкротств» бизнесменов. Так, летом суд прекратил процедуру банкротства основателя бренда «Желтый слон» Генриха Лессера. Включенные в реестр требований кредиторов к предпринимателю составляли 31,6 млн руб. Однако на конкурсных торгах удалось выручить лишь 341 тыс. руб., в том числе 139 тыс. руб. от продажи гаражного бокса, 50 тыс. руб. от продажи акций ММВБ и 152 тыс. руб. после реализации дебиторской задолженности. Суд признал, что никакой возможности выплатить остальные средства у бизнесмена нет, и дело было закрыто.

Впрочем, случаются и трагические ситуации, например, как это было в случае с Павлом Неверовым и его бизнес-партнером Олегом Елкиным. Оба предпринимателя оказались в процедуре личного банкротства. Накал страстей привел к тому, что господин Елкин застрел Неверова и совершил самоубийство.

Статистика Федресурса подтверждает: в среднем кредиторы по итогам процедуры банкротства граждан получают лишь 0,7% от общей суммы заявленных в реестр долгов. Это гораздо ниже, чем при банкротстве компаний, в которых удовлетворяются 6,4% требований кредиторов. При этом долги граждан-банкротов растут: средний размер включенных в реестр требований кредиторов в 2018 году вырос в 2,8 раза, до 55,1 млн руб. А вот размер погашенных требований составляет всего 401 тыс. руб.

Несмотря на очевидный рост уровня предпринимательской правовой культуры, восприятие банкротства в бизнес-среде к настоящему времени остается скорее негативным, и тому есть масса причин, отмечает управляющий партнер юридической компании «Арбитраж.ру» Даниил Савченко. «Это может быть и личный негативный опыт, и отсутствие у предпринимателей должной информированности. Не стоит также забывать об очевидно прокредиторском подходе законодателя к регулированию отношений несостоятельности»,— говорит эксперт.

Вместе с тем, сам факт негативной коннотации не должен ни смущать бизнес, ни, тем более, мешать трезвой оценке рисков собственного банкротства, а также осознанию последствий непринятия своевременного решения о признании себя несостоятельным, считает Даниил Савченко. «Остается надеяться, что отечественный законодатель озаботится не только вопросами привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, а также залогового приоритета для налогов, но и обратит внимание на законопроект о реструктуризации, который позволит бизнесу с большим оптимизмом смотреть на перспективу собственного банкротства, сместив прокредиторские акценты действующего банкротного закона в пользу должника»,— отмечает управляющий партнер «Арбитраж.ру».

Отметим, что в целом число банкротящихся граждан ежегодно растет: в 2018 году процедуру начали 30,4 тыс. россиян — на 47% больше, чем в прошлом году. Общее число банкротов в России на 30 сентября 2018 года превысило 80 тыс. человек. Но и это не предел: потенциальных банкротов в девять раз больше. По данным Объединенного кредитного бюро, на 1 октября 2018 года под определение потенциальных банкротов попадали порядка 739 тыс. россиян с долгом свыше 500 тыс. руб. и просрочкой по платежу более 90 дней.

Я, например, и есть практика )

И я на данный момент говорю своему клиенту, что, к сожалению, его многолетние надежды оказались напрасными — этот новый закон не дает возможности точно так же легко, как и, скажем, его ИП (я, кстати, его ИП недавно без проблем обанкротил), скинуть все долги и лично с него, как с физ.лица.

(Этот вывод и привел меня к гипотезе, что это новый закон — «фэйк», царь подписал другой указ, а помещики скрыли от простого народа настоящую цареву волю, больно глупо тогда все выглядит; если все именно так, то скорее всего банкротов-граждан не появится, им будет стать точно так же трудно, как и героем социалистического труда в СССР, и это, кстати, бумерангом ударит и по банкротствам юриков, так как граждане начнут задавать неудобные вопросы, а почему это для банкротства того же банка порог ниже, чем для последнего россиянина, а также почему у нас нет ни одного состоятельного собственника, не воспользовавшегося хоть раз благами института банкротства, а простому гражданину путь в этот клуб заказан )))

Уважаемые коллеги! Прочитал всю ветку, рад что тут много профи.

1. Я довольно молодой (не по возрасту)) АУ, но у меня уже есть первый клиент на банкротство физика (хочет сбросить долг перед банком миллионов на 5), в связи с этим прошу пояснить, правильно ли я понял дух этого нового закона:

— а я его понял так, что по нему физику открутиться от выплаты долга банку так же невозможно, как и, скажем, от алиментов на детей? В нем, похоже, все сделано так, чтобы должник все равно отдавал долг банку с процентами вечно.

Механизм этого там зашит такой, как я понял: процедура, начавшись, остается полностью в руках банка-кредитора, который может просто проголосовать против списания долга (продажи имущества банкрота), а настоять на его «реструктуризации», что, конечно, облегчение, но в принципе проблему вырваться из долгового рабства не решает совершенно.

Это интересно:  Средний класс растворяется в массовых процедурах банкротства? 2019 год

То есть, в отличие от банкротства юриков тут не применимо наше ключевое основание — «восстановить платежеспособность предприятия невозможно», т.к., очевидно, к трудоспособному физ.лицу оно не применимо.

Верно ли я изложил суть нового закона?)

2. Для своего первого клиента мы попробовали просмотреть гипотетические «железобетонные» основания, по которым суд мог бы все равно признать его банкротом, а не вводить реструктуризацию (я может пока путаю термины нового закона, но суть думаю понятна).

Так вот, прародители нового закона (а это несомненно банки) могут быть довольны, мы пока НЕ ПРИДУМАЛИ ничего надежнее в качестве железного основания банкротства россиянина, чем инвалидность с потерей трудоспособности (но пусть банки не расслабляются, см статистику инвалидности в РФ)).

Во всех других случаях банк может сказать, что товаристчь просто не хочет работать на него вечно, и далее закон о банкротстве дает ему колоссальное поле для репрессий.

Так что, выходит, по сути, принят «закон о банкротстве инвалидов»? (((

3. В связи с этими размышлениями, полагаю полезным было бы нескольким продвинутым АУ потратить по часу-два своего времени и в Интернете найти, а по каким основаниям и как банкротят физиков в странах ЕС, в той же Германии, Чехии, Польше, свободолюбивой Франции, гордой Великобритании, США и т.д.?

Я предполагаю, что этот наш новый «закон о банкротстве россиян» выхолощен донельзя, и, по сути, превращен в профанацию. Сравнение же с продвинутыми в экономике странами позволит эту ГИПОТЕЗУ проверить. Кстати, слышал что INSOL вроде в Москве будет проводить очередной съезд и как раз по физикам.

Вот может тогда-то мы по гамбургскому счету и узнаем, что такое на самом деле этот новый закон (не исключаю, что он и супер мега продвинутый, «социальный», я просто гипотезу, что это — фэйк выдвинул, ну и научный способ ее проверки предлагаю)).

Так сказать, давайте все вместе станем коллективным Шершеневичем (кто не знает, был такой отличный ученый юрист еще в царской России, не имея Интернета умудрился изучить все подходы к банкротству в тогдашних ведущих странах мира и оставил стране классический труд на эту тему, где на конкретных примерах показал, как все лучше сделать, и это было применено и долго всех радовало).

4. Оффтоп небольшой (имею отношение к экономистам).

Сам смысл закона о банкротстве (и физиков) в частности в том (как учил В.В. Витрянский )), в том, что государство, ввергая всех с малолетства именно в рыночную экономику, предоставляет гражданам и защиту от ее издержек, в частности, не дорого предоставляет свой институт банкротства. Такой подход позволяет использовать экономический потенциал общества наилучшим образом, вносится и элемент справедливости: имущество банкротов продается более эффективным собственникам, а потерпевшие хоть что-то получают, гражданин, потеряв здоровье и (или) работу в единственном градообразующем предприятии, может скинуть с себя долги (как и в случае, когда они, как правило, из-за разных хитрушек банков, стали кабальными), и так далее.

При этом, как известно, в несчастных странах, не будем показывать пальцем, превращается в свою противоположность всё — от выборов наиболее профессиональных и достойных по моральным качествам управленцев, до деятельности правоохранительных органов и даже церкви, не исключение, разумеется, и институт банкротств = становящийся в них криминальным, и по сути превращающийся вместо способа защиты от описанных выше рыночных факторов, в способ незаконного обогащения при его помощи (тупо используют в качестве орудия) недобросовестных собственников фирм, ну и, опосредованно, кормит чиновников и нас, АУ )

Чтобы этого всего, касательно хотя бы института банкротств, не было, требуется ВСЕГО ЛИШЬ ОДНО : четко отграничить криминальные банкротства (90 процентов в данный момент), от истинно рыночных, для которых этот институт и задуман.

Пока фильтр в виде уголовных статей за нарушения при банкротствах не заработает — будет то, что мы и наблюдаем, то есть профанация целого института (утешает, что продлится она не долго, так как все, что построено на лжи, крайне не долговечно).

Возвращаясь к закону о банкротстве физиков — итак, я прошу, если не затруднит, конечно, прояснить, верно ли я его понимаю: верно ли, что этот закон по сути не дает возможности россяинину скинуть с себя долги перед банком, за исключением редких ситуаций типа инвалидности и т.п. ?

Ну и приглашаю всех «пробить» этот новогодний подарок нашему многострадальному народу от депутатов на «фэйковость», путем экспресс-сравнения с зарубежными аналогами (при этом не исключаю, что этот закон окажется гениальным и сверх.социальным, не шучу, просто пока не имею фактов — не имею привычки обвинять).

P.S. Если есть тут члены того же INSOL то может там подскажут где в Интернете можно быстро найти законы о банкротствах физ.лиц в других странах? Нужны просто ссылок десять на тексты законов, по возможности, на английском (еще лучше с комментариями к законам).
Everything hidden will be revealed )))

Хотя бы кто-то вернулся к обсуждению самого закона. А то заладили «плохой закон», «дубовые законодатели».
Хотя клиентам Виктора я не завидую. Виктор попробуйте почитать закон буквально.
Ваша аллегория «закон для инвалидов» мне представляется сильным преувеличением. Надеюсь Вы не направляете клиентов руки-ноги ломать? А то у нас так первые жертвы появятся нового закона появятся.

Общий принцип закона — нет источника дохода для погашения долгов в течение трех лет — нет плана реструктуризации. Закон ничего не говорит о трудоспособности и не дает права собранию кредиторов обязать должника устроиться на работу.
А вот отказаться от погашения задолженности не в полном объеме чтобы иметь возможность такой план вообще утвердить, такое право у кредиторов есть. Т.е. право пойти на уступку. При этом закон даже не требует пропорциональности такой уступки.
Я конечно не претендую на голос «коллективного Шершеневича», но принцип закона такой.

Статья написана по материалам сайтов: pravo.ru, www.grouppa.ru, www.kommersant.ru, www.bankrot.org.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector