+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

ВС РФ обязал суды искать финансовых управляющих для дел о банкротстве граждан 2019 год

Во вторник 13 октября пленум Верховного суда России (ВС РФ) принял постановление, разъясняющее детали процедуры банкротства граждан. Всего в документе 49 пунктов. Редакция портала «ЕслиБанкрот.рф» обратилась к экспертам с просьбой прокомментировать самые важные из них для наших читателей.

«Самый большой плюс нового постановления пленума Верховного суда о БФЛ — это его оперативность, — отмечает Андрей Корельский, управляющий партнер Адвокатского бюро КИАП. — Не успел закон вступить в силу, как Верховный суд через пару недель выпустил разъясняющий документ для нижестоящих судов. Значит к вступлению в силу нового для России правового института были готовы заранее. Кроме того, наши нижестоящие суды в силу исторических особенностей привыкли пользоваться подобными документами от вышестоящих.

Некоторые эксперты такие постановления Пленума считают злом для нашей судебной системы и пережитком советской системы правосудия. Вроде как пишутся они из вакуума, а не по конкретным судебным делам, в отличие от тех же обзоров или в свое время формировавших практику постановлений президиума ликвидированного Высшего Арбитражного суда. Их оппоненты же наоборот считают подобные постановления пленума Верховного суда полезными и нужными на современном этапе развития нашей судебной системы.

Надеюсь, что благодаря постановлению о БФЛ в нижестоящих судах наломают меньше дров. В противном случае часть ошибок исправляется только через пару лет на уровне Верховного суда на стадии второй кассации или надзора, когда ни имущества, ни должника уже, как говорятна слэнге специалистов по банкротству «не догнать».

Кроме того, плюс постановления Пленума еще и в том, что он снимет стресс с нижестоящих арбитражных судов, ведь подведомственность таких споров досталась им в последний момент в условиях и так большой загрузки по спорам предпринимателей. В первые месяцы рассматривать такие дела им будет совсем непросто. Вот так бывает — пострадали за свою продвинутость и компетентность по сравнению с судами общей юрисдикции. И, наконец, постановление пленума предоставило гражданам и практикующим юристам подробную официальную позицию Верховного суда, касающуюся многих новшества положений закона при банкротстве физических лиц. Мы прежде сами пытались заранее объяснить нормы нового закона в различных обзорах и инфографиках, но всё же это были неофициальные комментарии и интерпретации, порой и не совсем точные. Зато теперь есть официальный ориентир и для нижестоящих судов, и для практикующих юристов, и, что главное, для граждан и компаний.

Посмотрим теперь на практике, как будут применяться новый закон и постановление Пленума. Выиграют либо добросовестные должники, волею случая попавшие в сложное финансовое положение и получившие шанс начать финансовую жизнь с нуля, либо жулики, которые используют новый закон в своих корыстных интересах, чтобы прикрыть процедурой ранее выведенные активы, не раскрыв при этом реальные источники своих доходов».

«Постановление вводное, оно разъясняет отдельные положения нового закона еще до появления судебной практики по ним, — добавляет Владимир Плетнев, партнер адвокатской фирмы «Юстина». — Поэтому меня интересуют прежде всего переходные положения о применении его во времени. Постановление содержит ответ на главный вопрос — закон распространяется на все денежные обязательства перед кредиторами, возникшие как до, так и после его вступления в силу. Однако, за отсутствием разъяснений, судьба введенных на дату вступления нового закона в силу процедур банкротства индивидуальных предпринимателей осталась туманной. Например, остается только догадываться, может ли быть применена процедура реструктуризации долгов к предпринимателям, признанным банкротом до 1 октября 2015 года, и нужна ли для таких предпринимателей еще одна процедура банкротства для освобождения от долгов, не связанных с предпринимательской деятельностью».

За чей счет банкротство

В пункте 19 постановления судьи ВС указывают, что судебные расходы по делу о банкротстве должника и расходы на выплату вознаграждения финансовому управляющему «относятся на имущество должника и возмещаются за счет этого имущества вне очереди». Более того, заявителю-должнику нужно будет доказать, что у него есть имущество, достаточное для погашения расходов по делу о банкротстве.

Оплачивать услуги специалистов, привлеченных финансовым управляющим для проведения процедуры банкротства, должник обязан только при условии, что они участвуют в деле с его согласия (пункт 21).

«В постановлении ВС продолжает искать компромисс между общей достаточно высокой стоимостью проведения процедур банкротства и необходимостью минимизации ее для граждан, — разъясняет Алексей Юхнин, к.ю.н, директор Центра проблем банкротства. — Пленум в рассматриваемом пункте указывает на обязательность предварительного судебного контроля за расходами в процедуре и оценки необходимости таких расходов для достижения цели процедуры, а также на отнесение расходов, понесенных по инициативе кредиторов, за счет средств таких кредиторов, что в конечном итоге должно привести к формированию минимальной для конкурсной массы стоимости процедуры.

Однако при отсутствии даже минимально необходимых для проведения процедуры средств производство по делу, как отмечено совершенно справедливо, производство по делу подлежит прекращению. Опыт, накопленный по банкротству юридических лиц, однозначно указывает на то, что без средств на проведение процедуры сама процедура не проводится, а происходит накопление дел в судах без перспективы разрешения».

Если долг меньше 500 тыс. руб.

С начала действия нормы о банкротстве граждан в России у многих сложилось впечатление, что начать процедуру можно только с совокупным долгом от полумиллиона рублей. Однако, это не так. В пункте 11 пленум ВС напомнил, что у граждан есть право подать заявление о банкротстве, даже если долги составляют меньше 500 тыс. руб., при условии, что их имущества точно не хватит для расчетов со всеми кредиторами.

«Меня, честно признаться, удивляет количество мнений юристов о том, что процедура банкротства гражданина невозможна при сумме задолженности менее 500 тысяч рублей, — говорит Эдуард Олевинский, руководитель правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры». — Это неверно. Так что разъяснение пленума на эту тему очень важно для граждан, не имеющих достаточной квалификации, чтобы верно интерпретировать нормы закона о праве самого гражданина обратиться с заявлением о своем банкротстве с суммой долга меньше полумиллиона».

Банкротство и достоинство личности

Суды должны обеспечить «справедливый баланс между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника (в том числе его правами на достойную жизнь и достоинство личности)”, указывает ВС в пункте 39 постановления. Судьи ВС призывают коллег из арбитража учитывать это, когда они рассматривают ходатайства финансового управляющего о предоставлении ему доступа в принадлежащие должнику жилые помещения, к адресам и содержимому его электронной и обычной почты.

«Следует заметить, что в постановлении Пленума ВС вопросам личных прав должника и членов его семьи уделяется достаточное внимание, — отмечает Алексей Юхнин. — Это и пункт 31, который устанавливает запрет на утверждение плана реструктуризации долгов, если он не позволяет должнику или членам его семьи осуществлять необходимые минимальные затраты, и приведенный пункт 39. Как мне представляется, сделано это с одной целью — напомнить арбитражным судам, которые традиционно рассматривали вопросы банкротства юридических лиц, что жизнь граждан с введением процедур банкротства не прекращается. С моей точки зрения, именно разногласия, связанные, с одной стороны, с интересами кредиторов на наиболее полное получение долга и, с другой стороны, с правом граждан на достойную жизнь, будут для арбитражных судов очень сложными в рассмотрении».

Это интересно:  Чем отличается ликвидация от банкротства и чему отдать предпочтение 2019 год

Если гражданин-банкрот умер

Пленум ВС в пункте 48 постановления разъяснил, что в случае смерти гражданина дело о его банкротстве продолжается, и наследников суд привлечет к участию в качестве заинтересованных лиц. Наследники банкрота после его смерти не станут должниками. В конкурсную массу будет включено только наследственное имущество, остальным своим имуществом наследники не рискуют.

П. 2. Если у вас есть статус индивидуального предпринимателя, банкротиться вы все равно будете в рамках одного дела. Возбуждение и рассмотрение одновременно двух дел о вашем банкротстве — как гражданина и как индивидуального предпринимателя — не допускается.

П. 5. Если место жительства гражданина, в том числе ИП, неизвестно или известно, но находится за пределами России, дело о банкротстве такого должника рассматривает арбитражный суд по последнему известному месту жительства гражданина.

П.10. Вы обязаны подать заявление о банкротстве при одновременном наличии двух условий: 1) размер всех ваших долгов в совокупности не меньше 500 тыс. руб., 2) если вы погашение одного из долгов приведет к невозможности расплатиться с остальными.

П.11. У вас есть право подать заявление о банкротстве, даже если долги составляют меньше 500 тыс. руб., при условии, что вашего имущества точно не хватит для расчетов со всеми кредиторами.

П.16. Ни должник, ни кредитор, ни уполномоченный орган (налоговая), подавая заявление о банкротстве гражданина, не имеют права указывать кандидатуру финансового управляющего (ФУ). Выбирать можно только саморегулируемую организацию арбитражных управляющих (СРО АУ). Если заявитель указал только кандидатуру ФУ, суд оставит заявление без движения. Но заявление, в котором указаны и ФУ, и СРО, суд примет.

П.22. Суд может прекратить дело о банкротстве на любой стадии, если нет средств для возмещения расходов на процедуру.

«Постановление пленума уделяет вопросу финансирования процедуры достаточно много внимания, и это не случайно, — указывает Эдуард Олевинский. — Важно понимать, что по нашему закону даже самый очевидный случай банкротства требует серьезного и длительного судебного процесса, в котором обеспечены даже избыточные, на мой взгляд, публичность и предварительный судебный контроль. По различным оценкам, стоимость простой процедуры составит от 40 до 120 тысяч рублей».

  • П.38. Имуществом гражданина, признанного банкротом, распоряжается финансовый управляющий. Должник вправе лично участвовать в делах, где ФУ выступает от его имени, а также обжаловать действия ФУ.

«Мне импонирует стремление авторов постановления соблюсти баланса интересов должника и кредиторов, — комментирует пункт Эдуард Олевинский. — Постановление, на мой взгляд, мотивирует судей вникать в суть проблемы, применяя дух закона, а не сухо следовать его букве. Это видно по разъяснениям о возражениях должника против требований заявителя, по поводу несогласия должника с расходами на процедуру, и о навязываемом кредиторами плане реструктуризации долгов, оставляющем должника без средств к существованию, где указывается на возможное злоупотребление правами. Надеюсь, суды учтут эту позицию, и вопрос представительства финансовым управляющим от имени должника в различных ситуациях будет оцениваться с учетом всех обстоятельств дела.

  • П.41−42. Вы обязаны по требованию ФУ представить ему сведения о своем имуществе в течение 15 дней с того дня, когда вы получили такое требование. Если вы не передали ФУ такую информацию или дали ложные сведения, это может привести к тому, что вас не освободят от долгов в процедуре банкротства.

«Верховный суд, разъясняя положения закона о банкротстве, касающиеся процедур, применяемых в делах о несостоятельности граждан, затронул в своем Постановлении и добросовестность (добросовестное поведение) должника, — добавляет Игорь Сафин, юрист, независимый эксперт. — Таким образом, Верховный суд последовательно развивает свою позицию, изложенную в постановлении Пленума № 45 от 13.10.15г. «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ». Это постановление, в частности, примечательно тем, что Верховный суд РФ наделил нижестоящие суды правом усмотреть «очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения» не дожидаясь заявления стороны спора. Так что вполне логичной и разумной видится позиция высшего суда не освобождать от долгов того, кто злоупотребляет своими правами в ущерб прав и законных интересов кредиторов. Полагаю, что судебная практика по этому вопросу сформируется достаточно быстро. Гражданину-должнику следует быть особенно внимательным не только при подготовке ответа на требование финансового управляющего о предоставлении сведений, но и при направлении в суд отзыва на заявление кредитора о признании должника банкротом».

Довольно интересную правовую позицию недавно высказал АС УО.

Гражданин обратился с заявлением о банкротстве, но ни одна из трех СРО, на которую он указывал, не предоставила кандидатуру финансового управляющего, в связи с чем на основании п.9 ст.45 Закона о банкротстве суд прекратил производство по делу о банкротстве.

С таким подходом согласился суд апелляционной инстанции.

Однако АС УО судебные акты отменил, указав следующее.

Проанализировав пояснительную записку к проекту ФЗ от 27.07.2010 N 219-ФЗ, в соответствии с которым утратил силу п.8 ст.45 Закона о банкротстве, суд указал, что п.9 ст.45 Закона о банкротстве устанавливает не императивное правило безусловного прекращения производства по делу при наличии формального признака (непредставление суду кандидатуры арбитражного управляющего в течение трех месяцев), а содержит организационный срок, истечение которого является одним из условий для рассмотрения судом вопроса о необходимости прекращения производства по делу«.

А далее — самое интересное.

Получается, что арбитражный суд должен запросить все СРО, чтобы найти финансового управляющего для должника.

Но, скорее всего, нигде не будет желающих заниматься банкротством за гроши.

И что тогда?

Позиция АС УО, которая не связывает право на судебную защиту путем использования процедуры потребительского банкротства с желанием лиц исполнять обязанности финансового управляющего, приводит меня к двум возможным вариантам:

1.арбитражный суд может провести банкротство гражданина без финансового управляющего, видимо, взяв на себя осуществление ряда его полномочий;

2.арбитражный суд должен самостоятельно найти гражданину финансового управляющего: если это не получается сделать за установленное законом вознаграждение , то вознаграждение должно быть увеличено за счет бюджета , возможно с гарантией возмещения расходов из бюджета в случае нехватки (какой механизм и размер — загадка, возможно в порядке привлечения лиц для помощи правосудию).

В общем, с интересом буду следить за развитием ситуации в этом деле:)

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 26 сентября 2017 г. N 4-КГ17-48

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Гетман Е.С. и Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ООО «Эксперт Холдинг» к Одинцову Андрею Николаевичу о взыскании денежных средств

Это интересно:  Сводка о банкротстве: саратовчане вошли в ТОП-20 по количеству банкротов в регионах 2019 год

по кассационной жалобе финансового управляющего Одинцова Андрея Николаевича — Ивановой Ольги Вячеславовны на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 мая 2016 г., которым отказано в удовлетворении заявления финансового управляющего Одинцова Андрея Николаевича — Ивановой Ольги Вячеславовны о восстановлении пропущенного процессуального срока на подачу частной жалобы на определение Жуковского городского суда Московской области от 26 мая 2014 г. об утверждении мирового соглашения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., выслушав объяснения представителя финансового управляющего Ивановой О.В. — Ярославцева Я.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителя ООО «Эксперт Холдинг» Гранкиной С.А., генерального директора ООО «Эксперт Холдинг» Чумака-Жуня М.Н., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Определением Арбитражного суда Московской области от 21 марта 2016 г. в отношении Одинцова А.Н. введена процедура реструктуризации долгов, финансовым управляющим должника утверждена Иванова О.В.

23 марта 2016 г. Ивановой А.Н. как финансовым управляющим Одинцова А.Н. подана частная жалоба на определение Жуковского городского суда Московской области от 26 мая 2014 г., в которой содержалась просьба о восстановлении процессуального срока на ее подачу.

Определением Жуковского городского суда Московской области от 31 марта 2016 г. заявление финансового управляющего удовлетворено. Ивановой О.В. восстановлен срок на подачу частной жалобы на определение Жуковского городского суда Московской области от 26 мая 2014 г.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 мая 2016 г. определение Жуковского городского суда Московской области от 31 марта 2016 г. отменено и в удовлетворении заявления отказано.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 12 декабря 2016 г. отказано в передаче кассационной жалобы финансового управляющего Одинцова А.Н. — Ивановой О.В. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 18 августа 2017 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 12 декабря 2016 г. отменено и кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела.

Удовлетворяя заявление Ивановой О.В., суд первой инстанции исходил из того, что финансовый управляющий обладает правом на обжалование судебного акта, принятого в отношении лица, признанного впоследствии банкротом, и, признав причину пропуска срока на его обжалование уважительной, восстановил его.

Отменяя определение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявления, судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда пришла к выводу, что права и законные интересы заявителя не нарушены, при заключении мирового соглашения Одинцов А.Н. присутствовал лично, определение об утверждении мирового соглашения не обжаловал, Иванова О.В. финансовым управляющим ответчика на тот момент не была и интереса к делу не имела.

Указанный вывод суда апелляционной инстанции нельзя признать законным.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 25 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин, который не способен удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, может быть признан несостоятельным (банкротом) по решению арбитражного суда. Основания, порядок и последствия признания арбитражным судом гражданина несостоятельным (банкротом), очередность удовлетворения требований кредиторов, порядок применения процедур в деле о несостоятельности (банкротстве) гражданина устанавливаются законом, регулирующим вопросы несостоятельности (банкротства).

Процедуры банкротства носят публично-правовой характер, они направлены на защиту публичного порядка, равно как и интересов кредиторов должника.

В силу абзаца 29 статьи 2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) финансовым управляющим признается арбитражный управляющий, утвержденный судом или арбитражным судом для участия в деле о банкротстве гражданина.

Согласно пункту 1 статьи 20 названного закона арбитражный управляющий является субъектом профессиональной деятельности и осуществляет регулируемую данным законом профессиональную деятельность, занимаясь частной практикой.

Арбитражный управляющий является профессиональным участником дела о банкротстве и на нем лежит обязанность действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества (пункт 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве).

При этом, в силу пункта 7 статьи 213.9 Закона о банкротстве финансовый управляющий вправе, в частности, заявлять возражения относительно требований кредиторов; подавать заявления о признании недействительными подозрительных сделок и сделок, влекущих предпочтение одному из кредиторов перед другими кредиторами по основаниям, предусмотренным статьями 61.2, 61.3 данного закона (подозрительные сделки и сделки, влекущие предпочтение одному из кредиторов перед другими кредиторами); участвовать в ходе процедуры реструктуризации долгов в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне гражданина во всех делах в судах по спорам, касающимся имущества (в том числе о взыскании денег с гражданина или в пользу гражданина, об истребовании или о передаче имущества гражданина либо в пользу гражданина).

В пунктах 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13 октября 2015 г. N 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» разъяснено, что всем имуществом должника, признанного банкротом, распоряжается финансовый управляющий, который в ходе процедуры реализации имущества должника от имени должника ведет в судах дела, касающиеся его имущественных прав.

При рассмотрении дел о банкротстве граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, суды должны учитывать необходимость обеспечения справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника (в том числе его правами на достойную жизнь и достоинство личности) (абзац первый пункта 39 постановления Пленума).

Таким образом, финансовый управляющий, действуя разумно и добросовестно, как в интересах самого должника, так и его кредиторов, вправе оспаривать сделки, совершенные должником в ущерб ему или кредиторам, в том числе подозрительные сделки и сделки, влекущие предпочтение одним кредиторам перед другими, заявлять возражения против требований отдельных кредиторов.

В тех случаях, когда требования кредиторов основаны на вступивших в силу судебных постановлениях, возражения относительно таких требований могут быть заявлены финансовым управляющим, как правило, только путем обжалования названных судебных постановлений.

Равным образом, если сделка должника утверждена судом в качестве мирового соглашения по гражданскому делу, оспаривание такой сделки возможно только путем обжалования определения суда об утверждении мирового соглашения в порядке, установленном процессуальным законом.

Это интересно:  Что такое банкротство и чем несостоятельность грозит должнику 2019 год

Поскольку к моменту введения процедур банкротства процессуальные сроки на обжалование судебных постановлений зачастую истекли, то возможным способом реализации названного выше права является рассмотрение судом вопроса о восстановлении этих сроков с учетом конкретных обстоятельств дела.

Данная позиция согласуется с разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации, изложенными в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3(2015), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25 ноября 2015 г., согласно которым, если судебным актом суда общей юрисдикции, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование другого кредитора, разрешен вопрос о правах и обязанностях лиц, участвующих в деле о банкротстве, конкурсные кредиторы, уполномоченный орган и арбитражный управляющий вправе обжаловать указанный судебный акт в соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В случае пропуска названными лицами срока на обжалование судебного акта суд вправе его восстановить применительно к статье 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (вопрос 8).

С учетом изложенного, доводы суда апелляционной инстанции о том, что обжалуемым определением об утверждении мирового соглашения права и интересы самого финансового управляющего не нарушены, основаны на ошибочном толковании норм материального и процессуального права.

Подавая частную жалобу на определение Жуковского районного суда Московской области от 26 мая 2014 г. об утверждении мирового соглашения, финансовый управляющий Иванова О.В. ссылалась на то, что данным мировым соглашением нарушаются права других кредиторов.

Обращаясь с заявлением о восстановлении срока на подачу частной жалобы на определение Жуковского городского суда Московской области от 26 мая 2014 г., которым утверждено мировое соглашение, Иванова О.В. указала, что была утверждена в качестве финансового управляющего Одинцова А.Н. 21 марта 2016 г., с частной жалобой на указанное выше определение об утверждении мирового соглашения обратилась 23 марта 2016 г.

Суд апелляционной инстанции этим доводам оценки не дал.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм процессуального права являются существенными, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 мая 2016 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

По заявлению гражданина арбитражным судом было возбуждено производство по делу о его несостоятельности (банкротстве). Впоследствии определением суда была завершена процедура реализации имущества гражданина, и к должнику не были применены правила об освобождении от исполнения обязательств. Постановлением апелляционного суда определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Принимая решение о неприменении к должнику правил об освобождении от исполнения обязательств, суды первой и апелляционной инстанций исходили из следующего. Суды установили, что гражданин действовал недобросовестно в ходе процедуры банкротства, а именно в объяснениях он указывал на то, что работает в организации и получает там заработную плату, хотя на самом деле также являлся руководителем в двух других организациях. Кроме того, по приговору суда, вынесенному в отношении должника, он скрыл сумму полученного дохода, указав в декларациях заведомо ложные сведения, что привело к занижению подлежащих уплате в бюджет сумм налога.

Отменяя судебные акты, окружной суд счел, что само по себе непредставление должником сведений о работе в двух других организациях в рассматриваемом случае существенно не повлияло на формирование конкурсной массы и возможность удовлетворения требований кредиторов, поскольку размер полученной должником заработной платы в указанных организациях был значительно меньше общего размера задолженности перед кредиторами. По мнению суда для правильного разрешения спора необходимо было проверить, не истек ли срок принудительного взыскания задолженности перед бюджетом.

Верховный Суд РФ указал, что судом округа не было учтено следующее. По общему правилу, обычным способом прекращения гражданско-правовых обязательств и публичных обязанностей является их надлежащее исполнение. Институт банкротства граждан предусматривает иной механизм освобождения лиц, попавших в тяжелое финансовое положение, от погашения требований кредиторов — списание долгов. При этом целью института потребительского банкротства является социальная реабилитации гражданина — предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, чем в определенной степени ущемляются права кредиторов, рассчитывавших на получение причитающегося им. Вследствие этого к гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие помимо прочего честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом. Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» установлен перечень признаков недобросовестного поведения гражданина, исключающих возможность использования особого порядка освобождения от погашения задолженности через процедуры банкротства. К числу таких признаков закон относит непредоставление гражданином необходимых сведений (предоставление заведомо недостоверных сведений) финансовому управляющему или арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве. В процедурах банкротства на гражданина-должника возлагаются обязательства по предоставлению информации о его финансовом положении, в том числе сведений об источниках доходов.

Неисполнение данной обязанности не позволяет оказать гражданину действенную и эффективную помощь в выходе из кризисной ситуации через процедуру реструктуризации долгов, создает препятствия для максимально полного удовлетворения требований кредиторов, свидетельствует о намерении получить не вытекающую из закона выгоду за счет освобождения от обязательств перед лицами, имеющими к нему требования. Подобное поведение неприемлемо для целей получения привилегий посредством банкротства.

Суд вправе отказать в применении соответствующих положений закона о банкротстве лишь в том случае, если будет установлено, что нарушение, заключающееся в нераскрытии необходимой информации, являлось малозначительным либо совершено вследствие добросовестного заблуждения гражданина-должника. Бремя доказывания указанных обстоятельств лежит на самом должнике. В рассматриваемом случае должник соответствующие обстоятельства не подтвердил. Он умышленно скрыл информацию о замещении им должностей руководителей в двух коммерческих организациях. Ведение документации предприятий, о которых должник сознательно умолчал, находилось в сфере его контроля как руководителя. Поэтому само по себе то, что отраженная должником сумма дохода от исполнения полномочий единоличных исполнительных органов была существенно ниже совокупного размера требований кредиторов, не характеризует правонарушение как малозначительное.

С учетом изложенного к должнику, уклонившемуся от предоставления финансовому управляющему, кредиторам и суду необходимых сведений, не подлежали применению правила об освобождении от исполнения обязательств.

Статья написана по материалам сайтов: www.eslibankrot.ru, zakon.ru, legalacts.ru, worknet-info.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector