ВС РФ разъяснил, что нужно проверять судам в делах о банкротстве застройщика при определении залогового требования 2019 год

1. Президиум Верховного Суда Российской Федерации в своем Обзоре судебной практики от 4 марта 2015 года № 1 (2015) ответил на следующий вопрос.

К компетенции судов общей юрисдикции или арбитражных судов (в рамках процесса о банкротстве) относится рассмотрение требований граждан — участников строительства многоквартирного дома к застройщику — банкроту о взыскании неустойки в связи с нарушением последним сроков передачи объекта долевого строительства (квартиры)?

ОТВЕТ. В соответствии с п. 2 ст. 6 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон об участии в долевом строительстве) в случае нарушения предусмотренного договором срока передачи участнику долевого строительства объекта долевого строительства застройщик уплачивает участнику долевого строительства неустойку (пени) в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день исполнения обязательства, от цены договора за каждый день просрочки.

Если участником долевого строительства является гражданин, предусмотренная п. 2 ст. 6 Закона об участии в долевом строительстве неустойка уплачивается застройщиком в двойном размере.

Согласно абзацу четвертому ст. 2 Федерального закона от 27 сентября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) для целей данного закона под денежным обязательством понимается обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному Гражданским кодексом Российской Федерации, бюджетным законодательством Российской Федерации основанию.

По смыслу абзаца четвертого ст. 2 и п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве финансовые санкции, подлежащие применению за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств (в частности, неустойка), являются денежным обязательством, хотя и не учитываются при определении признаков банкротства.

В ст. 201.1 Закона о банкротстве раскрыто понятие денежного требования участника строительства и его состав. Неустойка за нарушение сроков передачи объекта долевого строительства в состав понятия «денежное требование участника строительства» не входит.

Между тем обязанность застройщика уплатить участнику строительства названную неустойку является ответственностью застройщика за нарушение основного обязательства по передаче объекта долевого строительства, то есть является денежным обязательством по смыслу абзаца четвертого ст. 2 и п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве.

Использование при банкротстве застройщиков понятия «денежное требование участника строительства» не означает, что в рамках дела о банкротстве участник строительства вправе предъявить к должнику — застройщику только те денежные требования, перечень которых содержится в подп. 4 п. 1 ст. 201.1 Закона о банкротстве. Положения данной статьи должны применяться в совокупности со ст. 2 и 4 Закона о банкротстве.

В силу абзаца второго п. 1 ст. 63, абзаца второго п. 1 ст. 81, абзаца восьмого п. 1 ст. 94, абзаца седьмого п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве с даты введения наблюдения финансового оздоровления, внешнего управления и конкурсного производства требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей, могут быть предъявлены только в деле о банкротстве в порядке ст. 71 или 100 данного закона.

Следовательно, требование участника строительства (в том числе гражданина) о взыскании с должника неустойки за нарушение предусмотренного договором срока передачи объекта долевого участия может быть предъявлено к должнику — застройщику только в арбитражный суд в рамках дела о банкротстве, как и денежные требования, перечисленные в подп. 4 п. 1 ст. 201.1 Закона о банкротстве.

ВС РФ не согласился с отказом во включении в реестр требований о передаче жилых помещений требований, подтверждаемых квитанцией к приходным кассовым ордерам, в частности, сославшись на следующее.

В пункте 26 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» разъяснено, что при оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

Следует отметить, что перечень доказательств для оценки факта достоверности передачи денежных средств, приведенный в данном разъяснении, не является исчерпывающим, равно как и не исключается признание обоснованным требования, основанного на передаче должнику денежных средств, в подтверждение которой представлены квитанции к приходным кассовым ордерам, в случае подтверждения достоверности такой передачи иными материалами дела.

Отказ в признании права собственности на жилое помещение в деле о банкротстве застройщика со ссылкой на отсутствие доказательств подписания до принятия к производству заявления о признании застройщика банкротом акта приема-передачи такого помещения с заявителем не может быть признан законным в случае, если аналогичные требования других заявителей в том же деле о банкротстве были удовлетворены. Иное нарушает принцип равенства, который, помимо прочего, означает недопустимость введения не имеющих объективного и разумного оправдания ограничений в правах лиц, принадлежащих к одной категории (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях), о чем неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации.

ВС РФ не согласился с оставлением без рассмотрения требования члена кооператива о признании названного кооператива банкротом, мотивированным тем, что такое требование не является денежным, сославшись, в частности, на следующее.

Параграфом 7 главы 9 Закона о банкротстве регламентирован порядок банкротства организаций — застройщиков многоквартирных домов, направленный на защиту прав граждан, принимающих участие в строительстве жилья.

Из анализа положений пункта 1 статьи 201.1 Закона о банкротстве следует, что для признания должника застройщиком, помимо наличия общих признаков банкротства, необходимо соблюдение специальных условий, а именно: привлечение им денежных средств и (или) имущества участника строительства; наличие к нему денежных требований или требований о передаче жилых помещений; объектом строительства выступает многоквартирный дом, который на момент привлечения денежных средства и (или) имущества участника строительства не введен в эксплуатацию.

Установленные настоящим параграфом правила применяются независимо от того, является ли застройщик правообладателем земельного участка либо имеет разрешение на строительство объекта (пункт 2 статьи 201.1 Закона о банкротстве).

Пунктом 6 названной статьи предусмотрено право арбитражного суда признать наличие у участника строительства требования о передаче жилого помещения или денежного требования не только в случае заключения договора по правилам Федерального закона N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости», но практически при любых договорных и юридических способах внесения денежных средств застройщику.

При этом законодатель указывает на необходимость выявления притворных сделок застройщика или третьих лиц, действовавших в его интересах, предоставляя тем самым защиту практически всем категориям дольщиков, которые вложили средства в строительство многоквартирных домов, в том числе и по так называемым «теневым схемам» (пункт 5 статьи 201.1 Закона о банкротстве).

Это интересно:  Конкурсный управляющий и его обязанности в ходе процедуры банкротства 2019 год

За гражданином может быть признан статус участника долевой собственности на незавершенный строительством многоквартирный дом в рамках дела о банкротстве застройщика независимо от того, что разрешения на ввод в эксплуатацию такого дома не выдано, а между застройщиком и заявителем до принятия заявления о признании застройщика банкротом не подписан акт приема-передачи жилого помещения, если такие же требования иных граждан – участников долевого строительства того же дома, подавших соответствующие заявления в суды общей юрисдикции, были удовлетворены.

При рассмотрении вопроса о включении в реестр требований о передаче жилых помещений необходимо учитывать, что последующая переуступка прав требования по договору участия в долевом строительстве не меняет его первоначальную стоимость, отраженную в договоре.

В деле о банкротстве застройщика, исходя из волеизъявления участников строительства его требование может быть включено, как в реестр требований о передаче жилых помещений, так и в реестр денежных требований.

Право выбора формы учета требования кредитора в деле о банкротстве застройщика принадлежит участнику строительства; суд, исходя из волеизъявления участников строительства, может включить в реестр требований о передаче жилых помещений участников строительства, имеющих денежное требование к должнику согласно подпункту 4 пункта 1 статьи 201.1 Закона о банкротстве, либо включить в реестр денежных требований кредиторов участников строительства, имеющих к застройщику требование о передаче жилого помещения.

Срок исковой давности по требованию участника строительства к застройщику течет с даты наступления срока исполнения застройщиком своих обязательств по условиям договора.

Исчисление срока исковой давности по требованию участника долевого строительства с даты ввода объекта в эксплуатацию свидетельствовало бы о том, что до ввода объекта в эксплуатацию обязательство застройщика по передаче участнику строительства его доли — квартиры, не наступает, и право на обращение участника строительства с требованием о передаче ему квартиры наступит лишь после ввода объекта в эксплуатацию, что является неправомерным.

Взыскатель, поручивший госслужбе исполнение судебного решения в деле о банкротстве, имеет все основания ожидать, что его проинформируют извещением о невозможности продолжения процедуры взыскания, начатой по его заявлению. Требовать от него самому отслеживать публикации о судьбе должника — чрезмерно, посчитал Верховный суд.

Арбитражный суд Москвы 18 мая 2016 года признал Василия Урбана банкротом и начал процедуру реализации его имущества. 30 января 2017 года Олег Григорьев обратился в суд, чтобы включить требование на 65,7 млн рублей в реестр кредиторов и восстановить пропущенный двухмесячный срок предъявления требования, следует из определения ВС, опубликованного в картотеке арбитражных дел. В.Урбан занял у него деньги и не вернул. В 2011 году Нагатинский райсуд Москвы подтвердил долг.

Закон о банкротстве отводит кредиторам два месяца на предъявление требований. О.Григорьев указал, что после взыскания задолженности в судебном порядке он изменил место жительства, и по новому адресу о введении процедуры реализации имущества В.Урбана его не известили. К своему ходатайству он приложил копию постановления судебного пристава-исполнителя от 11.09.2015 о возбуждении по его заявлению исполнительного производства в отношении В.Урбана.

Суд включил требование О.Григорьева в реестр, но постановил, что его удовлетворят после других кредиторов, в восстановлении пропущенного срока отказал. Решение устояло во всех инстанциях. Суды исходили из того, что информация о банкротстве В.Урбана была опубликована финансовым управляющим и являлась общедоступной.

Кредитор оспорил эти решения в Верховном суде. По закону «Об исполнительном производстве» при получении копии решения суда о признании гражданина банкротом судебный пристав закрывает производство по исполнительным документам, после чего эти документы вместе с копией постановления об окончании исполнительного производства в течение трех дней направляются арбитражному управляющему и сторонам исполнительного производства, напомнил ВС.

При этом передача документов арбитражному управляющему не освобождает конкурсных кредиторов от предъявления требований в суд. Срок предъявления требований начинается с того момента, как конкурсный управляющий направит им уведомление о том, что получил исполнительные документы, и сообщит, что нужно обратиться в суд, говорится в определении.

Взыскатель, поручивший исполнение судебного решения государственной службе, специально созданной для этих целей, имеет разумные ожидания, что его проинформируют специзвещением о невозможности продолжения процедуры взыскания, начатой по его заявлению. Требовать от него самому отслеживать публикации о судьбе должника — чрезмерно, посчитал Верховный суд.

В этом споре правовое значение имеет не дата публикации сообщения о введении процедуры, а обстоятельства, связанные с направлением арбитражным управляющим извещения взыскателю. Не установив эти обстоятельства, суды пришли к преждевременному выводу о том, что О.Григорьев пропустил срок, указал ВС.

Кроме того, представитель О.Григорьева пояснил, что его доверитель в заявлении о возбуждении исполнительного производства указал свой новый адрес, по которому рассчитывал получать сообщения о ходе исполнительного производства. Суды должны были проверить и оценить эти обстоятельства, отметил Верховный суд.

ВС отменил решения судов в этой части и вернул дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Москвы.

В этом решении ВС разъясняет нижестоящим судам особенности исчисления сроков для предъявления требований после начала исполнительного производства, сказал в интервью «Интерфаксу» партнер АБ «Барщевский и партнеры» Павел Хлюстов. «Это укрепляет позиции кредиторов физического лица, признанного банкротом. Теперь судам должно стать ясно, что кредиторы не должны нести риск пропуска срока для включения в реестр из-за неисполнения судебным приставом или арбитражным управляющим своих функций», — говорит он.

По мнению ВС, в этом вопросе суды должны руководствоваться не формальным подходом (датой публикации), а проводить всестороннею оценку: определить, были ли уведомлены кредиторы должника — причем как арбитражным управляющим, так и самим должником, отмечает арбитражный управляющий Артем Кадников.

«ВС РФ обоснованно указывает, что кредиторы могут полагаться на эффективность работы службы судебных приставов как специализированной государственной организации. ВС прямо указывает, что добросовестный кредитор, обратившийся в службу судебных приставов, не должен систематически отслеживать информацию о потенциальном банкротстве должника, он должен получить ее от приставов», — добавляет партнер практики по разрешению споров юридической фирмы Bryan Cave Leighton Paisner Russia Иван Веселов.

А.Кадников прогнозирует ужесточение ответственности арбитражных управляющих и должников за отсутствие уведомления или ненадлежащее уведомление кредиторов. «Арбитражных управляющих будут чаще привлекать к административной ответственности, а в случае с должником это станет одним из критериев оценки его добросовестности. Позиция Верховного суда должна стать отправной точкой в разрешении судами спора о причинах пропуска срока на включение в реестр требований кредиторов должника», — считает он.

Реализация права залога в процедурах банкротства. Как получить статус залогового кредитора в рамках дела о банкротстве, залог и банкротство застройщика.

Как известно, залог является одним из способов обеспечения исполнения обязательств должника. Довольно часто кредиторы (в особенности банки) прибегают к залогу различного имущества должника для обеспечения исполнения его обязательств. Однако, залог может возникать не только на основании волеизъявления сторон основного обязательства. В некоторых случаях он возникает на основании прямого указания закона. Например, в силу действия статьи 13 Федерального закона № 214 «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости» уже сам факт заключения договора долевого участия влечёт возникновение залога земельного участка (если он находится в собственности застройщика) или прав аренды на земельный участок (если застройщик оформил на земельный участок только право аренды), а также самого многоквартирного дома или иного объекта недвижимости. Также залог в силу действия закона возникает в случае оплаты товара в кредит (если иное не предусмотрено договором).

Это интересно:  Покупка имущества на торгах по банкротству с целью заработка 2019 год

Механизм с помощью которого можно удовлетворить свои требования используя юридический инструментарий залога довольно подробно регламентирован статьями Гражданского кодекса РФ. Однако, тема данной статьи использование механизма залога в процедурах банкротства. Необходимо отметить, что даже не смотря на то, что согласно статье 18.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» с даты введения наблюдения обращение взыскания на заложенное имущество, в том числе во внесудебном порядке, не допускается, обеспечительная функция залога не теряется также и в случае введения в отношении должника процедур банкротства. В соответствии с той же статьей 18.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсный кредитор по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, в ходе финансового оздоровления и внешнего управления вправе обратить взыскание на заложенное имущество должника, если должник не докажет, что обращение взыскания на указанное имущество должника сделает невозможным восстановление его платежеспособности. Согласно статье 138 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» из средств, вырученных от реализации предмета залога, семьдесят процентов направляется на погашение требований кредитора по обязательству, обеспеченному залогом имущества должника, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов. Денежные средства, оставшиеся от суммы, вырученной от реализации предмета залога, вносятся на специальный банковский счет должника в следующем порядке:

  • двадцать процентов от суммы, вырученной от реализации предмета залога, — для погашения требований кредиторов первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества должника для погашения указанных требований;
  • оставшиеся денежные средства — для погашения судебных расходов, расходов по выплате вознаграждения арбитражным управляющим и оплаты услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей.

Очевидно, что конкурсный кредитор, обеспечивший свои требования к должнику залогом или получивший такое обеспечение в силу закона находится в более привилегированном положении по отношению к другим конкурсным кредиторам, требования которых не обеспечены залогом имущества должника.

Между тем, необходимо иметь в виду, что статус конкурсного кредитора, требования которого обеспечены залогом еще необходимо подтвердить, чтобы арбитражный управляющий внёс соответствующие сведения в реестра требований кредиторов.

Согласно статье 16 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в реестре требований кредиторов указываются сведения о каждом кредиторе, о размере его требований к должнику, об очередности удовлетворения каждого требования кредитора, а также основания возникновения требований кредиторов. При заявлении требований кредитор обязан указать сведения о себе, в том числе фамилию, имя, отчество, паспортные данные (для физического лица), наименование, место нахождения (для юридического лица), а также банковские реквизиты (при их наличии). Требования конкурсных кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, учитываются в реестре требований кредиторов в составе требований кредиторов третьей очереди. Лицо, требования которого включены в реестр требований кредиторов, обязано своевременно информировать арбитражного управляющего или реестродержателя об изменении сведений, указанных в пункте 7 настоящей статьи. В случае непредставления таких сведений или несвоевременного их представления арбитражный управляющий или реестродержатель и должник не несут ответственность за причиненные в связи с этим убытки.

Как видно из положений данной нормы законодательства, только на самом конкурсном кредиторе лежит обязанность предоставлять сведения как о самом кредиторе, так и о размере его требований к должнику, об очередности удовлетворения каждого требования кредитора, а также основания возникновения его требований. Кроме того, на конкурсном кредиторе лежит также обязанность доказать наличие залоговых отношений между ним и должником. Указанное подтверждается также разъяснениями данными Высшим Арбитражным судом РФ в своем Постановлении от 23.07.2009 N 58 О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя. Согласно данному постановлению если кредитор при установлении требований не ссылался на наличие залоговых отношений, в результате чего суд установил данные требования как не обеспеченные залогом, то впоследствии кредитор вправе обратиться с заявлением о признании за ним статуса залогового кредитора по делу в соответствии со статьей 138 Закона о банкротстве. Причем, как показывает судебная практика обратиться к суду с требованием о признании статуса залогового кредитора можно не только одновременно с подачей заявления о включении требований в реестр требований кредиторов, но и после вынесения арбитражным судом определения о включении в реестр требований кредиторов, так как такое заявление не является повторным и направлено на установление правового положения кредитора как залогового кредитора.

Поэтому, в случае наличия залога на имущество должника-банкрота, возникшего на основании договора или закона, конкурсному кредитору необходимо обратиться в арбитражный суд с требованием о признании денежных требований к должнику обеспеченными залогом имущества должника, иначе не удастся реализовать все преимущества, связанные с залоговыми правоотношениями, предусмотренными Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».

Подавая заявление о признании требований к должнику, обеспеченными залогом, кредитор должен доказать факт возникновения залоговых правоотношений. Процесс доказывания наличия залога зависит от того на каком основании возник данный способ обеспечения исполнения обязательств: из договора или из закона. Если залог, обеспечивает основное обязательство на основании договора, то кредитор должен предоставить арбитражному суду копию соответствующего договора (или основного договора с условиями о залоге, если отдельный залоговый договор не заключался). Если имел место залог недвижимого имущества, то кредитор должен представить также доказательства государственной регистрации залога. Если залог возник на основании закона, то кредитор должен сослаться на те нормы законодательства, которые устанавливают право залога кредитора при возникновении соответствующего обязательства.

Адвокаты коллегии «Правовая защита» уже более 10 лет занимаются вопросами банкротства организаций и физических лиц, накопив огромный уникальный опыт по данному направлению. Наши специалисты окажут Вам квалифицированную юридическую помощь как в установлении статуса залогового кредитора, так и в процедурах, связанных с реализацией права залога.

ВС РФ разъяснил, что нужно проверять судам в делах о банкротстве застройщика при определении залогового требования

Верховный Суд признал право залогового кредитора в деле о банкротстве на трансформацию залоговых требований в требования, не обеспеченные залогом имущества

Это интересно:  ВС РФ рассмотрит проблему банкротства физлиц без финансового управляющего 2019 год

В рамках дела о банкротстве кредитор, чьи требования обеспечены залогом имущества должника (банк), обратился в суд с заявлением о внесении изменений в реестр. В указанном заявлении банк заявил частичный отказ от прав залогодержателя, и просил учесть данные требования в общем порядке в реестре требований кредиторов должника.

Суд первой инстанции удовлетворил требование банка, указав при этом, что кредитор вправе по своему усмотрению реализовывать, принадлежащие ему права, и, как следствие, выбирать статус залогового или незалогового.

Суды апелляционной и кассационной инстанций не согласились с такими выводами и отказали банку в заявленных требованиях, сославшись на то, что заявитель уже реализовал свое право на выбор статуса залогового кредитора, тогда как повторное обращение с таким же требованием недопустимо. Кроме того, суды также указали, что отказ банка от части прав должен сопровождаться отказом от определенного объекта залога или его части, чего не произошло.

Банк не согласился с отказными судебными актами, и обжаловал их в кассационном порядке в Верховный Суд Российской Федерации, где их законность была проверена Судебной коллегией по экономическим спорам.

Между тем, судебная коллегия, изучив материалы дела, посчитала, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Гражданское законодательство основывается на необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе (пункты 1, 2 статьи 1 ГК РФ).

Юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права (пункт 1 статьи 9 ГК РФ).

Свобода осуществления своих прав подразумевает свободный выбор лицом наиболее эффективного, по его мнению, способа защиты нарушенного права из тех, что предусмотрены законом.

Законный интерес кредитора в обязательственном правоотношении заключается в получении надлежащего встречного исполнения с должника (статья 408 ГК РФ).

Наличие дополнительного имущества, за счет которого может быть получено встречное исполнение, повышает гарантии исполнения обязательства должником и расширяет права кредитора. Так, в частности, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обязательства, обеспеченного залогом, кредитор вправе получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами залогодателя (пункт 1 статьи 344 ГК РФ). При этом закон не обязывает кредитора действовать именно таким способом, а предоставляет ему возможность действовать по своему усмотрению.

Закон не запрещает залогодержателю отказываться от части своих прав, вытекающих из залога (в том числе и частично, освободив от возможных правопритязаний часть стоимости заложенного имущества). В то же время в силу пункта 6 статьи 450.1 ГК РФ, пункта 4 части 1 статьи 150, части 3 статьи 151 АПК РФ если кредитор отказался от правопритязания на преимущественное удовлетворение части своего требования за счет выручки от реализации заложенного имущества, то в последующем осуществление этого права не допускается.

Ограничение гражданских прав возможно только на основании федерального закона (пункт 2 статьи 1 ГК РФ).

Кредитор, требования которого обеспечены залогом, имеет в банкротстве особый (привилегированный) статус, что следует из порядка распределения конкурсной массы (пункт 2 статьи 131, пункт 4 статьи 134, статья 138 Закона о банкротстве). Вместе с тем закон о банкротстве, следуя основным началам гражданского законодательства, не запрещает залоговому кредитору отказаться полностью или частично от своих залоговых прав, по существу снизив тем самым по своей воле гарантии удовлетворения своих требований не в ущерб другим кредиторам.

Закон о банкротстве допускает также включение в реестр части требований кредитора как обеспеченных залогом, и другой части требований того же кредитора — на общих основаниях. При этом такой кредитор не становится обладателем двойного статуса в отношении одного и того же требования.

Включение требований кредитора в реестр не лишает его впоследствии возможности подать заявление о частичном или полном исключении его требований из реестра. Как указано в пункте 8 Постановления N 29, реализация требования к должнику представляет собой одну из форм осуществления гражданского права и кредитор вправе отказаться от его реализации. В то же время определение арбитражного суда об исключении требований такого кредитора из реестра лишает его требовать включение в реестр вновь.

Исключение требований кредитора из реестра, как и всякое иное действие, направленное на реализацию его воли по уменьшению объема своих прав, не нарушает принцип однократности волеизъявления кредитора относительно требований, подлежащих включению в реестр.

Таким образом, требования банка о частичном изменении статуса фактически являются частичным отказом от своих прав, не противоречат закону и подлежат удовлетворению.

Доводы должника и кредиторов о том, что отказ банка от залоговых прав нарушает их права и интересы, несостоятельны. Разумный интерес кредиторов (в том числе и банка), защищаемый законом, состоит в максимальном удовлетворении своих требований за счет имуществ должника. Отказ банка от части залоговых прав увеличивает потенциальную возможность удовлетворения требований иных кредиторов за счет части выручки, полученной от реализации предмета залога при благоприятном результате торгов.

Участие кредитора в голосовании на собрании кредиторов по вопросам, отнесенным к его компетенции, безусловно, затрагивает интересы прочих кредиторов, уменьшая относительную долю их голосов. Однако, стремление банка, отказавшегося от части залоговых прав, воспользоваться правом голосования не может оцениваться как противоправное, так как участие в принятии решений, отнесенных к компетенции собрания кредиторов, является неотъемлемым правом незалогового кредитора.

Ввиду отсутствия в действиях банка признаков недобросовестного поведения, недоказанности осуществления гражданских прав в обход закона с противоправной целью, а также в связи с тем, что не усматривается намерение банка причинить вред другим кредиторам, судебная коллегия не находит оснований для квалификации действий банка как злоупотребление правом.

Ссылка должника и кредиторов на пункты 1 и 2 Постановления N 58 не порочит позицию банка, так как признание обязательств должника обеспеченных залогом в целом независимо от оценки предмета залога не ограничивает права залогодержателя отказаться от притязаний на преимущественное получение части выручки от реализации заложенного имущества.

Вопреки выводам судов, из пункта 3 статьи 18.1 Закона о банкротстве не следует, что банк, не направив на стадиях финансового оздоровления и внешнего управления заявление об отказе от реализации предмета залога, лишился права частично отказаться от своего статуса впоследствии.

Статья написана по материалам сайтов: legal-union.ru, www.eslibankrot.ru, www.rusbankrotstvo.ru, legalright-company.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий