+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

ВС РФ разъяснил, как добросовестность залогодателя сказывается на сделке по аннулированию залога в деле о банкротстве банка 2019 год

Резолютивная часть определения объявлена 23 мая 2016 года.

Полный текст определения изготовлен 26 мая 2016 года.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Букиной И.А.,

судей Ксенофонтовой Н.А. и Самуйлова С.В.

В судебном заседании принял участие представитель предпринимателя Казаков Р.А. по доверенности от 16.04.2015.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Букиной И.А. и объяснения представителя предпринимателя, Судебная коллегия установила:

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ростовской области (далее — Управление Росреестра по Ростовской области).

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 30.07.2015 (судья Жигало Н.А.), оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2015 (судьи Ванин В.В., Ковалева Н.В. и Чотчаев Б.Т.), заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23.12.2015 решение от 30.07.2015 и постановление суда апелляционной инстанции от 15.09.2015 отменены, в удовлетворении иска отказано.

Предприниматель обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просил обжалуемое постановление отменить и оставить в силе судебные акты судов первой и апелляционной инстанций.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 27.04.2016 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебном заседании представитель предпринимателя поддержал доводы кассационной жалобы.

Банк и Управление Росреестра по Ростовской области, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного разбирательства, явку своих представителей не обеспечили, в связи с чем дело рассмотрено в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав представителя предпринимателя, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что постановление суда округа подлежит отмене по следующим основаниям.

По результатам реализации имущества должника спорная квартира продана обществу с ограниченной ответственностью ТриС+» с обременением ипотекой.

В рамках указанного дела банк также не заявил своих требований о включении в реестр как залогового кредитора.

Определением суда от 26.12.2014 конкурсное производство в отношении ООО «ТриС+» завершено.

Полагая, что содержащаяся в ЕГРП запись об ипотеке в отношении спорной квартиры нарушает его права, поскольку объект был приобретен на публичных торгах по продаже имущества несостоятельной организации, в силу чего действие ипотеки прекратилось, предприниматель обратился в суд с настоящим иском.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 18.1, 110, 111, 126, 131, 138 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) и приняв во внимание разъяснения, содержащиеся в пункте 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» (далее — постановление N 58), исходили из того, что реализация заложенного имущества в рамках дела о банкротстве юридического лица влечет за собой прекращение ипотеки и в том случае, если залоговый кредитор не заявлял требования о включении в реестр. При таких обстоятельствах суды пришли к выводу об удовлетворении заявленных требований.

Отменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд округа отметил, что перечень оснований для прекращения права залога приведен в статье 352 Гражданского кодекса Российской Федерации. Однако наличие соответствующих обстоятельств нижестоящими инстанциями не установлено. Денежные средства, уплаченные предпринимателем за спорную квартиру, залогодержателю переданы не были, обязательство, в целях обеспечения которого устанавливалась ипотека, не исполнено.

По мнению суда округа, с открытием конкурсного производства залоговые правоотношения не прекращаются. При продаже предмета залога вследствие сохранения основного обязательства сохраняется и право залога. Учитывая то, что банк (залогодержатель) не обращался с заявлением об установлении требований в деле о банкротстве залогодателя и его требования не удовлетворены за счет заложенного имущества, суд округа пришел к выводу, что ипотека спорной квартиры после завершения конкурсного производства в отношении ООО «ТриС+» не прекратилась.

Между тем судом округа не учтено следующее.

Действующее нормативное регулирование частно-правовых отношений исходит из того, что граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права (пункт 1 статьи 9 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Развивая указанный принцип применительно к отношениям несостоятельности, законодатель установил в Законе о банкротстве положения, направленные на стимулирование конкурсных кредиторов к скорейшему заявлению своих требований в деле о банкротстве должника (статьи 71 и 100 Закона о банкротстве). Последствием несвоевременного обращения с заявлением является включение таких требований «за реестр». В случае же несовершения кредитором действий по установлению своих требований в деле о банкротстве, данные требования по завершении конкурсного производства признаются погашенными (абзац 3 пункта 1 и абзац 3 пункта 9 статьи 142 данного Закона). При этом закон не содержит исключений из указанных правил для каких-либо требований к банкротящейся организации, в том числе и для тех, которые обеспечены залогом имущества должника.

Таким образом, и законодательство, и сложившаяся правоприменительная практика исходят из того, что при реализации имущества на торгах в рамках дела о банкротстве организации происходит прекращение прав третьих лиц на данное имущество, и покупатель получает вещь свободной от каких-либо правопритязаний.

Применительно к отношениям по залогу данное регулирование означает, что залогодержатель, не воспользовавшись своим правом на включение в реестр обеспеченных залогом требований, фактически отказывается от преимуществ, предоставляемых установленным в его пользу обременением.

При этом наличие в гражданском законодательстве конкурирующих норм о праве следования (пункт 1 статьи 353 Гражданского кодекса Российской Федерации) не может быть принято во внимание, поскольку специальный закон, имеющий приоритет над общими нормами частного права, содержит иное правило, устанавливающее прекращение залога.

В связи с изложенным суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований.

Кроме того, следует учесть и тот факт, что по общему правилу, пока не доказано иное, приобретение имущества на торгах предполагает добросовестность приобретателя.

Так, судами первой и апелляционной инстанций установлено, что при проведении торгов в конкурсной документации содержалось условие, согласно которому запись об имеющейся ипотеке подлежала погашению после продажи квартиры. Любой разумный участник гражданского оборота, ознакомившись с такими условиями торгов, вправе справедливо рассчитывать на приобретение имущества, не обремененного залогом.

Это интересно:  Несостоятельность, банкротство: процедура и законодательство 2019 год

Аргументов о злоупотреблении со стороны предпринимателя (например, о наличии сговора с организатором торгов), в рассматриваемом деле не приведено, поэтому следует признать, что залог прекратился и по правилам подпункта 2 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В связи с тем, что судом округа допущены существенные нарушения норм материального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов ИП Ярового Д.Г. в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, обжалуемое постановление на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отмене с оставлением в силе судебных актов судов первой и апелляционной инстанций.

Руководствуясь статьями 291.11-291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

Решение Арбитражного суда Ростовской области от 30.07.2015 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2015 по тому же делу оставить в силе.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Должник банка продал заложенное имущество добросовестному покупателю. Кредитная организация, пытаясь вернуть его себе, дошла до Верховного Суда. ВС разъяснил, когда залог можно считать сохранившимся и подлежащим возврату, если залогодатель продал его без согласия банка. Эксперты Право.ru оценили решения Верховного суда.

В 2007 году Губкин С. заключил кредитный договор на приобретение автомобиля с новосибирским филиалом банка «Русский Банк Развитие» (переименован в 2009 году в «Открытие»). По условиям соглашения приобретенное авто передали в залог банку до момента полного исполнения обязательств, предусмотренных кредитным договором.

Начиная с января 2011 года, Губкин перестал вносить платежи по кредиту. Тогда банк в октябре 2013 года обратился в суд с требованием взыскать задолженность (дело № 2-620/2014 (2-4753/2013;)

М-3656/2013). Железнодорожный районный суд Новосибирска иск «Открытия» удовлетворил частично, снизив по ст. 333 ГК РФ размер штрафных санкций, начисленных на основной долг, за просроченные проценты. Кроме того, судья Лина Кузьменко обратила взыскание на заложенное имущество – автомобиль, постановив выставить его на публичные торги. Но транспортное средство у гражданина Губкина приставы так и не обнаружили, выяснилось, что он продал его Горбачевой С. еще в ноябре 2010 года. Вместе с тем, на основании одного из пунктов кредитного договора, он не имел права этого делать без письменного согласия Банка, которое он не получал. В марте 2011 года новая владелица авто зарегистрировала его на свое имя, не зная о том, что автомобиль находится в залоге у Банка.

М-3769/2014) обратить взыскание на автомобиль, который принадлежал теперь Горбачевой. Судья Маргарита Сидорчук отказала в удовлетворении требований банка, сославшись на положения Федерального закона от 21 декабря 2013 года № 367-ФЗ, принятого в рамках реформы гражданского законодательства. Среди нововведений было добавлено такое основание для прекращения залога, как возмездное приобретение заложенного имущества лицом, которое не могло знать о том, что имущество является предметом залога (пп. 2 п.1 ст. 352 ГК РФ). Горбачеву суд признал добросовестным приобретателем и пояснил свой отказ банку тем, что в момент рассмотрения гражданского дела действовали изменения, принятые Федеральным законом № 367-ФЗ, соответственно залог спорного движимого имущества прекращен на основании пп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ.

В итоге представители банка оспорили решения Новосибирских судов в ВС. Верховный суд указал (дело № 67-КГ15-16), что ни на момент возникновения спорных правоотношений, ни на дату принятия постановления Пленума ВАС ст. 352 ГК РФ в действовавшей тогда редакции не содержала такого основания для прекращения залога, как возмездное приобретение имущества добросовестным покупателем.

А в соответствии со ст. 3 (п. 1,3) № 367-ФЗ положения ГК РФ (в редакции указанного ФЗ) применяются к тем правоотношениям, которые возникли после дня вступления в силу этого федерального закона, то есть с 1 июля 2014 года. Кроме того, в п. 1 ст. 4 ГК РФ указано, что «действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в тех случаях, когда это прямо предусмотрено законом».

Таким образом, по мнению ВС, новосибирские суды допустили существенные нарушения норм материального права, поэтому Верховный Суд в составе постановил отменить решение Новосибирского областного суда, отправив дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. На настоящий момент повторное рассмотрение дела в апелляции еще не состоялось.

Артем Сафонов, юрист «Некторов, Савельев и партнеры», полностью одобряет позицию ВС по данному делу: «Нижестоящими судами были грубо нарушены фундаментальные нормы гражданского права, а именно действие гражданского законодательства во времени. Суды первой и апелляционной инстанции применили к отношениям, возникшим в 2010 году, нормы ГК РФ в редакции 2013 года (действовавшие на момент рассмотрения спора), что полностью противоречит ст. 4 ГК РФ, согласно которой акты гражданского законодательства не имеют обратной силы».

С предыдущим спикером соглашается и Елена Мякишева, адвокат юридической группы «Яковлев и Партнеры»: «Позиция ВС РФ представляется обоснованной, так как она более соответствует буквальному толкованию норм о залоге, действовавших в редакции ГК РФ до 1 июля 2014 года. По общему правилу в такой ситуации добросовестны обе стороны: и залогодержатель, и приобретатель имущества. Поэтому на первый план выходит правовая определенность: ознакомившись с ГК РФ, лицо должно иметь возможность реально оценить правовые последствия своих действий. Прежняя редакция ГК РФ защищала залогодержателя, и он имел право рассчитывать на эту защиту. Приобретатель же должен был соответствующим образом учитывать свои риски».

Александр Ванеев, партнер «BGP Litigation», полагает, что с позицией Верховного Суда РФ можно согласиться только при условии принятия строго формального подхода: «На необходимость строгого следования этой формальной логике по вопросу залога Верховным Судом РФ уже было указано ранее в Обзоре судебной практики № 1 за 2015 год, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 04.03.2015. Однако там же сделана и оговорка: прежняя редакция ст. 352 ГК РФ должна применяться с учетом судебной практики. И по этому вопросу уже достаточно давно действует другое разъяснение – ВАС РФ (п. 25 Постановления Пленума от 17 февраля 2011 года № 10). В определении ВС РФ содержится заочная полемика с этим разъяснением ВАС РФ. В частности, говорится, что на тот момент действовала прежняя редакция пп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ, согласной которой такого основания прекращения залога законодательством предусмотрено не было. Получается, что теперь ранее высказанная позиция ВАС РФ отвергнута на уровне Верховного Суда, что гипотетически может повлечь отмену судебных актов, принятых арбитражными судами на основании соответствующего разъяснения в тех случаях, когда применению подлежала прежняя редакция статьи 352 ГК РФ».

Это интересно:  Реализация залогового имущества при банкротстве юридического лица 2019 год

Фаррух Саримсоков, юрист «Щекин и партнеры», выражает сожаление по поводу неиспользования Верховным судом позиции ВАС по этому вопросу и считает, что ВС РФ «взял установленный КС РФ курс на недопустимость применения норм гражданского законодательства ретроспективно, который, в частности, просматривается в недавнем Постановлении от 15.02.2016 № 3-П. К сожалению, ВС РФ проигнорировал использованную нижестоящими судами правовую позицию ВАС РФ, содержащуюся в п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10, в котором указано, что, исходя из в том числе требований добросовестности, разумности и справедливости, на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя добросовестным лицом, не может быть обращено взыскание. По смыслу комментируемого определения ВС РФ по факту признал правовую позицию ВАС РФ ошибочной. Единственной защитой интересов покупателя заложенной вещи в случае ее изъятия остается лишь иск об убытках к продавцу, но если банк обращает взыскание на предмет залога, зачастую с такого продавца уже нечего взять».

На другое решение КС указывает Вадим Инсаров, юрист петербургской практики «Пепеляев Групп», считая спорным решение ВС и поддерживая позицию ВАС: «Практика коллегии по гражданским делам ВС РФ показывает, что применение судами общей юрисдикции ряда правовых подходов, выработанных в системе арбитражных судов (например, о квалификации предварительного договора, по которому произведена оплата, как договора купли-продажи будущей вещи) поддерживается данной коллегией, и судебная практика унифицируется. В пользу позиции ВАС о прекращении залога при приобретении заложенного имущества добросовестным приобретателем свидетельствует то, что она была воспринята законодателем и стала текстом Закона (прим. ред. – № 367-ФЗ). Следует учитывать и позицию КС РФ о ретроактивном действии норм, защищающих добросовестных участников гражданского оборота, изложенную им в постановлении от 27.10.2015 № 28-П. Неодинаковое применение норм права о защите добросовестного лица в отношении предпринимателей и обычных граждан ставит под сомнение конституционность предложенного коллегией по гражданским делам ВС РФ толкования».

Даже те эксперты, кто посчитал решение ВС спорным, в частности Вадим Инсаров и Фаррух Саримсоков, уверены, что апелляционная инстанция при повторном рассмотрении разрешит дело, основываясь на позиции ВС.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 20 февраля 2018 г. N 24-КГ17-21

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н. и Романовского С.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску АО «ЮниКредит Банк» к Ушениной Ирине Витальевне о взыскании долга по кредитным договорам, об обращении взыскания на заложенное имущество

по кассационной жалобе Кирилюка Сергея Адамовича на решение Майкопского районного суда Республики Адыгея от 3 августа 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 20 декабря 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., выслушав объяснения представителя АО «ЮниКредит Банк» Кима Е.А., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Определением Майкопского районного суда Республики Адыгея от 3 июня 2016 г. к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, привлечен собственник указанного автомобиля Кирилюк С.А.

Решением Майкопского районного суда Республики Адыгея от 3 августа 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 20 декабря 2016 г., исковые требования Банка удовлетворены в полном объеме.

В кассационной жалобе Кирилюк С.А. ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений в части обращения взыскания на принадлежащий ему автомобиль, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 11 января 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения допущены при рассмотрении данного дела.

В обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору 17 ноября 2011 г. Банком принят в залог указанный выше автомобиль, принадлежащий Ушениной И.В.

Ушенина И.В. свои обязательства по кредитному договору от 17 ноября 2011 г. и договору о выпуске и использовании кредитной банковской карты от 28 августа 2013 г. исполняла ненадлежащим образом, в связи с чем за ней образовалась задолженность в размере, заявленном к взысканию.

Также установлено, что автомобиль «Renault Fluence» года выпуска, VIN , являющийся предметом залога по договору от 17 ноября 2011 г., Ушениной И.В. продан 8 апреля 2015 г. Кирилюку С.А.

Разрешая требования Банка, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для взыскания с Ушениной И.В. задолженности по кредитным договорам и обращения взыскания на заложенное имущество.

Суд апелляционной инстанции, рассматривая апелляционную жалобу Кирилюка С.А. на решение суда в части обращения взыскания на транспортное средство, указал со ссылкой на положения статей 346, 352 и 353 Гражданского кодекса Российской Федерации, что залог транспортного средства сохраняется вне зависимости от добросовестности нового приобретателя, переход права собственности не прекращает залог и залогодержатель вправе обратить взыскание на него в случае нарушения залогодателем правил распоряжения заложенным имуществом.

С такими выводами судебных инстанций согласиться нельзя, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, а кроме того, судами допущены существенные нарушения норм процессуального права.

В соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 346 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае отчуждения залогодателем заложенного имущества без согласия залогодержателя применяются правила, установленные подпунктом 3 пункта 2 статьи 351, подпунктом 2 пункта 1 статьи 352, статьей 353 данного Кодекса. Залогодатель также обязан возместить убытки, причиненные залогодержателю в результате отчуждения заложенного имущества.

Это интересно:  Юрист по банкротству: помощь кредитору и должнику 2019 год

Подпунктом 2 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации») предусмотрено, что залог прекращается, если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога.

Согласно пунктам 1, 3 статьи 3 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ данный Федеральный закон вступил в силу с 1 июля 2014 г. и положения Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции указанного Федерального закона) применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу этого закона.

Поскольку правоотношения, регулируемые подпунктом 2 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации, возникают в связи с возмездным приобретением заложенного имущества по сделке, указанная норма применяется к сделкам по отчуждению заложенного имущества, которые совершены после 1 июля 2014 г. К сделкам, совершенным до указанной даты, применяется ранее действовавшее законодательство.

Заключение между Ушениной И.В. (продавцом) и Кирилюком С.А. (покупателем) договора купли-продажи автотранспортного средства — автомобиля «Renault Fluence» года выпуска, белого цвета, VIN , состоялось 8 апреля 2015 г.

При таких обстоятельствах суду следовало исходить из положений подпункта 2 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ о прекращении залога в случае, если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога.

Статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации закреплено, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Возражая против обращения взыскания на принадлежащий ему на праве собственности автомобиль, Кирилюк С.А. ссылался на то, что при заключении договора купли-продажи автомобиля ему не было известно о том, что приобретаемое транспортное средство находится в залоге, при заключении договора он ознакомился с паспортом транспортного средства, в котором отсутствовала информация о залоге, равно как и не было сведений о залоге в Реестре уведомлений о залоге движимого имущества.

Проявив должную степень осмотрительности при заключении сделки и приняв все возможные меры по проверке ее чистоты, полагаясь на данные Реестра уведомлений о залоге движимого имущества, Кирилюк С.А. был убежден, что получает достоверную и достаточную информацию об отсутствии правопритязаний на приобретаемый им автомобиль, каких-либо обстоятельств, позволивших усомниться в праве продавца на отчуждение указанного выше имущества, не имелось.

С учетом изложенного юридически значимыми и подлежащими установлению являлись обстоятельства, свидетельствующие о наличии у покупателя автомобиля статуса добросовестного приобретателя.

Между тем суд не определил названные обстоятельства в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания и не получили правовой оценки, что повлекло за собой неправильное применение норм материального права и вынесение решения, не отвечающего требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Кроме того, суд первой инстанции обратил взыскание на имущество Кирилюка С.А., который был привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, что недопустимо по смыслу статьи 43 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Судом апелляционной инстанции данные нарушения закона не устранены, решение суда оставлено без изменения.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судами допущены нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного Кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Приведенные выше требования закона и указания Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

С учетом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 20 декабря 2016 г. в полном объеме, а дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 20 декабря 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Добросовестность залогодержателя при прекращении одного залога и получении нового. Комментарий к Определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 29.04.2016 N 304-ЭС15-20061 (Пляцидевская М.Э.)

Дата размещения статьи: 28.02.2017

Пляцидевская Мария Эдуардовна, главный юрисконсульт ПАО Сбербанк.

Статья написана по материалам сайтов: www.garant.ru, pravo.ru, legalacts.ru, xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector