+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Банкир задолжал банкам больше 20 миллиардов рублей, и стал банкротом 2019 год

Если у рухнувшего банка недостаточно средств для погашения обязательств, конкурсный управляющий может привлечь бывших контролирующих лиц к субсидиарной ответственности – потребовать с них разницу между требованиями кредиторов и активами банка. Но у тех, как правило, нет имущества. В 80% случаев банкротство банка связано с выводом активов, когда похищенное имущество банка было легализовано через фиктивные, по сути, сделки и в итоге оказалось у родственников или контролируемых бывшими банкирами структур. А в законодательстве нет механизма, позволяющего изымать имущество у номинальных собственников, сетует представитель АСВ. Все чаще активы выводятся за рубеж и сами владельцы при возникновении у банков серьезных финансовых проблем выезжают за пределы России, указывало ранее агентство. При этом российские суды отказывают в принятии обеспечительных мер, отмечает представитель АСВ. В итоге ускользнуть может даже то имущество, о котором известно кредиторам банка-банкрота.

В сентябре 2013 г. ЦБ отозвал за многочисленные нарушения лицензию у банка «Пушкино». Спустя два месяца он был признан банкротом, требования кредиторов составили 25,7 млрд руб. Владелец банка Алексей Алякин стал обвиняемым по уголовному делу о хищении и около года уже находится в международном розыске.

АСВ в ноябре 2016 г. подало в Арбитражный суд Москвы заявление о привлечении к субсидиарной ответственности в размере 14,8 млрд руб. 12 контролирующих банк лиц во главе с Алякиным и бывшим предправления Кириллом Никулиным. Но в декабре 2016 г. суд отказался в обеспечение иска арестовать их имущество, указав, что не получил документов, обосновывающих необходимость таких мер. АСВ не удалось даже оспорить в суде требование Никулина о выплате ему зарплаты за два месяца после отзыва лицензии, а также компенсаций за неизрасходованный отпуск и нарушение сроков выплат при увольнении – всего 5,4 млн руб.

На 1 января 2017 г., по данным АСВ, кредиторам «Пушкино» первой очереди, т. е. вкладчикам, возвращено менее 1,4 млрд руб., или около 6% от размера требований. 30 января суд и вовсе приостановил производство по делу «Пушкино», указав, что «размер субсидиарной ответственности может быть определен только после окончательного формирования конкурсной массы и, соответственно, удовлетворения требований кредиторов», а на сегодня определить его «невозможно, так как у должника имеется нереализованное имущество».

Похожие истории произошли с ПВ-банком (приостановлено производство по субсидиарному иску на 2 млрд руб.), Удмуртинвестстройбанком (320 млн руб.), банками «Холдинг-кредит» (8,4 млрд руб.) и «Экспресс» (2,6 млрд руб.), Уралтрастбанком (305 млн руб.).

В 2010 г. Межпромбанк был признан банкротом, а в следующем году его основатель и экс-сенатор Сергей Пугачев покинул Россию. В 2013 г. Главное следственное управление СКР возбудило уголовное дело, обвинив бизнесмена в присвоении имущества в особо крупном размере. Банкир был объявлен в международный розыск. В 2015 г. Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск АСВ (конкурсный управляющий Межпромбанка) о привлечении Пугачева к субсидиарной ответственности по долгам Межпромбанка и взыскании с него и бывших менеджеров банка почти 76 млрд руб. По иску АСВ Высокий суд Лондона еще в 2014 г. разрешил арестовать активы Пугачева по всему миру на сумму до $2 млрд. А год назад признал определение Арбитражного суда Москвы о взыскании c экс-бенефициара Межпромбанка 76 млрд руб. и определил к исполнению на территории Англии и Уэльса, заявляло АСВ. Но реально взыскать пока ничего не удалось. Сам Пугачев находится во Франции, гражданином которой и является.

Представитель Пугачева отмечает, что для совершения за рубежом каких-либо действий по исполнению определения российского суда АСВ должно получить отдельные решения национальных судов в каждой юрисдикции. «По нашим данным, ни одного такого решения АСВ пока не получило, – утверждает он. – И во Франции, и в Люксембурге, и на Каймановых островах АСВ успело только направить односторонние запросы по поводу наложения обеспечительных мер». Он уверен, что Пугачеву удастся убедить суд не арестовывать его активы. Собеседник настаивает, что в Великобритании, вопреки заявлениям АСВ, суд не признавал решения российского арбитража, а агентство лишь подало запрос о возможности взыскания денежных средств, действующий только в Англии: «Английский суд подтвердил такую возможность, но для этого нужна специальная судебная процедура с участием сторон. Пугачев не подпадает под британскую юрисдикцию, поэтому дело оставлено без движения».

Недвижимость стоимостью 16,2 млн фунтов стерлингов и $5,6 млн, в том числе отреставрированный замок XVI в. Oxney Court в английском графстве Кент, особняк в графстве Суррей, дом на Бали, инвестиции на 4 млн фунтов стерлингов, а также денежные переводы на 16,6 млн руб., $11 млн и 5 млн фунтов стерлингов по счетам супругов в «Трасте» и женевском банке Bordier & Cie – все это банк «Траст», санацией которого в декабре 2014 г. занялась финансовая корпорация «Открытие», требует в Высоком суде Лондона от жен бывших основных владельцев банка Ильи Юрова, Николая Фетисова и Сергея Беляева.

Трио бизнесменов объявлено в международный розыск. Вместе с двумя бывшими топ-менеджерами «Траста» – не уехавшими из России и арестованными Олегом Дикусаром и Евгением Ромаковым – они обвиняются в хищении средств банка. Уголовное дело слушается в Басманном суде Москвы, где «Траст» предъявил гражданский иск о возмещении ущерба на 22,7 млрд руб. солидарно всем обвиняемым. А в Высоком суде Лондона «Траст» требует с Юрова, Фетисова, Беляева и их жен возмещения ущерба на $908 млн, рассказал представитель банка. Ущерб рассчитывался как задолженность по структурам, подконтрольным бывшим владельцам банка, за вычетом обеспечения. Правда, ответчики раскрыли суду информацию о своих активах стоимостью лишь в $100 млн, сообщил представитель банка «Траст».

Какие у «Траста» претензии к супругам владельцев? «За время, которое прошло с момента возникновения у банка проблем до подачи иска, акционеры перевели миллионы своим женам и другим членам семьи, оформив их как подарки, – объяснил представитель «Траста». – Английский суд имеет право по своему усмотрению аннулировать соответствующие сделки, если они преследовали цель сделать средства недоступными для кредиторов». В иске указано, что Юров, Беляев и Фетисов получили на счета в швейцарском банке Bordier & Cie $68 млн от офшора, связанного с заемщиками «Траста». А затем перевели крупные суммы на счета своих жен. Кроме того, жены получали переводы со счетов мужей в «Трасте». Например, по данным истцов, Юров перевел со своего счета 0на счет жены Наталии около $8,3 млн и 7,3 млн руб., следует из иска. За последние годы Юрова приобрела дом в Кенте, три квартиры в Лондоне, недвижимость на Кипре, делала взносы в инвесткомпании. «Судя по тому факту, что на протяжении последних 20 лет г-жа Юрова не имела независимого источника дохода, денежные средства на приобретение данной собственности были предоставлены г-ном Юровым», – указано в иске.

Юров уверяет, что эта информация не соответствует действительности – как и другие претензии к нему со стороны банка «Траст».

Жена Фетисова Елена Пищулина стала единственной владелицей недвижимости в Великобритании, Москве и на острове Бали, которую они вместе с мужем приобретали начиная с 2012 г. (см. врез).

«Траст» просит суд Лондона аннулировать переводы и вернуть все, включая недвижимость, Юрову, Беляеву и Фетисову, чтобы потом использовать эти активы для возмещения ущерба банку.

Представитель «Траста» ожидает, что судебное разбирательство начнется в октябре 2018 г. «К сожалению, в таких делах обычно невозможно возместить причиненный ущерб в полном размере, потому что кредитные средства были потрачены или утрачены, а активы подешевели, так же как и рубль, при том что много кредитов было выдано в долларах», – сетует собеседник «Ведомостей».

Мальчевский-старший, Зедина и Янин и их доверенные лица еще на стадии предварительного следствия по этому делу заключили с Мособлбанком соглашение о добровольном погашении ущерба. В итоге, по данным представителя Мособлбанка, банку было передано имущество на 462 млн руб., в том числе 165 объектов недвижимости, которые учитывались по кадастровой стоимости, имущественные права и проч., сейчас идет реализация этих активов. На полную компенсацию ущерба Мособлбанк не рассчитывает.

Это интересно:  Ликвидация: что это и в каком порядке исполняется процедура 2019 год

«Преступления в этой сфере совершаются, как правило, квалифицированным топ-менеджментом банков, – говорит Треушников. – К сожалению, практически никто из участников криминальных банковских схем не считает, что он занимался чем-то противозаконным». Виноватыми в крахе банка, с их точки зрения, являются регулятор и гипотетические конкуренты, ну еще непреодолимые обстоятельства, вынуждающие строить финансовые пирамиды и заниматься сомнительными операциями, продолжает он: «Поиск активов бывает как раз сложен из-за хаотичности их действий. Ну и отдельно следует отметить, что большинство денег, как правило, банально проедены». А поиск активов за рубежом – очень дорогостоящий процесс, как и последующие процедуры, напоминает он. Также встает вопрос о реальном бенефициаре активов, отмечает Треушников: «Очень часто банк используется как транзитный инструмент, и в этом случае можно говорить о легализации денежных средств, похищенных при помощи банка».

К примеру, большинство объектов, полученных Мособлбанком на основании соглашения, самим обвиняемым не принадлежало. Собственниками этого имущества были аффилированные с обвиняемыми компании (связь была явной, поэтому такие активы были арестованы следствием еще на стадии расследования) и ближайшие родственники (родители, дети), которые добавили в соглашение «ряд объектов недвижимости», рассказывает Треушников. Поэтому подписание соглашения было выгодно банку – оно позволяло получить это имущество достаточно быстро, резюмирует он.

За 11 лет АСВ удалось добиться решений о взыскании средств с контролирующих лиц 14% из 425 банков, признанных банкротами в 2005–2016 гг., в том числе в трети из 182 банков, где были обнаружены признаки преднамеренного банкротства. Сорок дел по 34 банкам проиграны или приостановлены по разным причинам. «[Суды] говорили, что вина руководителей кредитной организации в принятии решений о выдаче кредитов не доказана ввиду наличия коллегиальных органов (например, кредитного комитета), принимавших решения о выдаче кредитов, – перечисляет представитель АСВ. – Иногда в судебных актах можно встретить ссылку на акт проверки кредитной организации, проведенной Банком России, мол, проверка не установила факта негативного финансового положения заемщиков, не выявила иных нарушений». При этом «не принимается во внимание, что проверка проведена за определенный срок до даты банкротства», а «ситуация в банке затем может серьезно измениться» и, «наконец, что заемщик фактически контролировался самим бывшим руководителем банка, который привлекается к ответственности» и после отзыва лицензии такие должники перестают платить.

Например, по результатам конкурсного производства в Соцэкономбанке, продолжавшегося шесть лет и завершившегося на днях, при общем объеме требований в 1,1 млрд руб. возмещение получили только три кредитора менее чем на 1 млн руб., а расходы на конкурсное производство составили почти 21 млн руб. АСВ почти три года безуспешно пыталось взыскать с восьми руководителей банка во главе с Юрием Ковалем 1,1 млрд руб. и даже дошло до коллегии Верховного суда. Суды установили, что 90% активов банка пришлось на векселя, покупаемые по договору комиссии компанией, не располагавшей каким-либо имуществом, и в итоге ни перечисляемых компании средств, ни бумаг у банка не оказалось. Но суды решили, что руководители банка утверждали сделки по регламенту, неопровержимых доказательств злого умысла в их действиях, как и причинно-следственной связи с последующим банкротством, суды не увидели.

В реальной жизни почти никогда нельзя точно сказать, какая именно причина привела к банкротству, рассуждает ведущий юрист «ФБК право» Алена Ермоленко: «Или эту причину установить все же можно, но она сопровождалась еще массой объективных событий, на которые контролирующие лица не могли повлиять. По-хорошему, расследование вопроса о наличии у контролирующих виновных действий, приведших к банкротству, должно сопровождаться глубоким анализом экономической ситуации должника в предбанкротный период. Но, к сожалению, анализ носит крайне формальный и поверхностный характер; суды, рассматривающие по 30–40 дел за день, не имеют возможности уделять достаточно внимания реальному положению дел банкрота».

Поэтому в текущей ситуации привлечение к субсидиарной ответственности производится либо в силу формального нарушения контролирующими лицами обязанностей, прямо предусмотренных законом о банкротстве (неподача заявления о банкротстве, непередача документов, сокрытие информации и проч.), либо при наличии уголовного дела, резюмирует эксперт.

Вспомним последние события в банковском секторе.

Генеральная прокуратура и временное руководство банка «Югра» сообщили, что «дыра» между активами и обязательствами банка составила более 86 млрд рублей. Отзыв лицензии у банка «Югра», который еще в прошлом году входил в топ-30 банков РФ, стал одним из крупнейших прецедентов в истории АСВ. В октябре суд рассмотрит иск владельцев банка к ЦБ РФ о законности отзыва лицензии.

Совсем недавно было объявлено о проведении санации банка «Открытие».

Как бы то ни было, эти случаи заставляют вспомнить крупнейшие банковские аферы в России за последнее десятилетие. Эксперты банковского сектора оценили самые значимые из них.

Сегодня ЦБ РФ ежегодно отзывает у банков от 40 до 100 лицензий. Причины отзыва могут быть разными, но если имеют место вопиющее нарушение законодательства, крупный ущерб государству и вкладчикам, махинации с денежными средствами, то такие дела быстро становятся достоянием общественности. Как видно по данным ЦБ, за 10 лет с российского рынка ушло порядка 400 банков. На текущий момент в России насчитывается немногим более 600 банков (623), хотя совсем недавно их число превышало 900.

По мнению экспертов, порядка 150 банков сегодня либо находятся в состоянии слияния с другими кредитными организациями, либо движутся к банкротству. На санации в данный момент находится и системообразующий банк «Открытие», управление которым осуществляет Михаил Задорнов из ВТБ и сумму санации которого эксперты оценивают почти в 1 трлн рублей.

Некоторые вкладчики делали «взносы» не только за себя, но и еще за сотни лиц – по оформленным доверенностям.

После проверки ЦБ РФ и АСВ оказалось, что реальных вкладчиков – не более 75. Но «дерзкие» банки требовали у АСВ средства для компенсации ущерба вкладчикам, которых не было, на сумму порядка 13 млрд рублей. Были судебные иски и попытки давить на временную администрацию банка, которую назначает ЦБ РФ. Такой способ мошенничества (попытка получения денег на компенсации несуществующим вкладчикам) стал «изобретением» банков Ильяса Умаханова. После отказа АСВ выдать компенсацию из банка неизвестным образом исчезло более 3 млрд. рублей.

На данный момент Ильяс Умаханов занимает высокий пост в Совете Федерации (назначен вице-спикером Валентины Матвиенко в Совете Федерации в 2010 году) и не покинул этот пост даже после скандалов. Сейчас претензии Ильяса Умаханова не так значительны – махинации ныне заведующего хаджем измеряются не миллиардами, а миллионами рублей.

В сообщениях АСВ, опубликованных в СМИ, сказано, что «бизнес-модель ПАО «Банк «Югра» основывалась на финансировании бизнес-проектов, связанных с бенефициарами кредитной организации, за счет привлеченных денежных средств физических лиц посредством выдачи кредитов компаниям, масштабы деятельности которых не соответствовали объему полученных кредитов. Кредитная организация фактически не осуществляла в сколько-нибудь значимых объемах кредитование физических лиц, а также юридических лиц, не связанных с собственниками банка.

При этом надзорным органом в деятельности кредитной организации неоднократно выявлялись операции, обладающие признаками вывода активов и качественных залогов, сомнительные транзитные операции, факты представления существенно недостоверных отчетных данных, схемного исполнения требований предписаний Банка России и нарушения введенных ограничений.

В 2017 году Банк России шесть раз информировал Генеральную прокуратуру Российской Федерации о фактах вывода кредитной организацией активов и дважды – Росфинмониторинг об осуществлении банком сомнительных транзитных операций».

Глава ЦБ высказала свое мнение о том, что банк фактически был «карманным» банком для финансирования проектов собственников. «Дыра» между активами и обязательствами банка на данный момент составляет порядка 86 млрд рублей. Можно ли считать ли «карманность» банка признаком мошенничества и имел ли место вывод средств из банка – в этих вопросах пока что нет однозначной позиции.

Подозрительной была и постоянная смена руководства банка – несколько раз в год. За некоторое время до отзыва лицензии банк был продан новым акционерам, одним из которых стал Александр Добровинский (19,10%), связанный с компанией Полонского Potok. Совладельцами банка «Пушкино» на момент краха, кроме скандального адвоката Добровинского, были приобретшие вместе с ним доли дерматовенеролог Александр Князев, Татьяна Галичкина и Борис Гудко (считается, что их контролировал тот же Добровинский).

Это интересно:  Как стать арбитражным управляющим: плюсы и минусы назначения 2019 год

Общая сумма долга перед вкладчиками банка составляет более 20 млрд рублей. И АСВ до сих пор не может взыскать эту сумму из активов банка.

«Лопнул» «Траст» из-за чрезмерной увлеченности потребительским кредитованием и попытками скрыть реальное положение дел в банке. Активы банка, по мнению АСВ, составляли на 60 млрд менее, чем те, то фигурировали в отчетности. Задолженности банка исчислялись в иностранной валюте, что ухудшило положение при скачках курса. Кроме того, в период кризиса резко увеличились неплатежи по кредитам, что усугубило положение банка, а информация о его проблемах просочилась на рынок. В итоге – очереди вкладчиков с 6 утра во все отделения банка, и руководство банка, которое не смогло справиться с оттоком денежных средств в таком объеме.

В 2014 году принимается решение о санации банка – попытка его спасти. При этом спасением банка занимается банк «Открытие», который в 2017 году сам попадает под санацию… И если «Траст» выкупил частный банк, то санацией «Открытия» занимается ВТБ.

Схема «карманный банк» сработала и в этом случае.

Впрочем, на этом проблемы банка не закончились. «Дыра» в 366 млрд рублей в капитале «Банка Москвы» была обнаружена в 2011 году. В том же году его купил банк ВТБ. Процедура санации могла бы стать рекордно дорогой за всю историю отечественного банковского рынка – на нее потрачено около 300 миллиардов рублей. Однако последние данные по объемам средств, которые будут направлены на санацию банка «Открытие» – от 400 млрд рублей до 1 трлн рублей, – не позволяют «Банку Москвы» получить эту печальную пальму первенства.

2. Вкладчик, получивший возмещение по вкладам, размещенным в банке, сохраняет право требования к данному банку на сумму, определяемую как разница между размером требований вкладчика к данному банку и суммой выплаченного ему возмещения по вкладам. Удовлетворение такого требования вкладчика к банку осуществляется после принятия арбитражным судом решения о банкротстве (ликвидации) банка.

3. Срок рассмотрения требований кредитора: включение в реестр требований – не позднее 30 дней с момента подачи заявки конкурсному управляющему; рассмотрение собственно требования – не позднее 60 дней с момента включения в реестр.

4. Отзыв лицензии или ликвидация банка не прекращает обязательств бывших клиентов по их кредитам. Порядок погашения задолженности можно уточнить у временного управляющего.

В январе 2017 года, по заявлению компании «Флауари Девелопментс Лимитед», зарегистрированной на Британских Виргинских островах, была начата процедура реструктуризации долгов Анатолия Мотылева, обанкротившегося в 2015 году и сбежавшего в Лондон. На этой неделе Мотылев объявлен личным банкротом и Арбитражный суд Москвы дал старт реализации иущества экс-банкира.

С молотка могут пойти арестованные в России загородный дом Анатолия Мотылева, квартиры, земельные участки и парковочные места.

Закон о банкротстве предусматривает, что в случае личного банкротства ранее наложенный арест на имущество снимается, и оно реализуется в пользу кредиторов, заявивших свои требования, поясняют представители «жаждущей» стороны. При этом долг Мотылева как акционера обанкротившихся банков никуда не девается, и тоже может быть включен в процедуру личного банкротства. Тогда все, что будет получено от реализации, распределят между кредиторами пропорционально заявленным требованиям.

Кредиторы, настаивающие на том, что личное банкротство Анатолия Мотылева приоритетнее, чем субсидиарная ответственность, в рамках которой арестовано его имущество, намерены истребовать 20 миллиардов рублей. Официально признанный банкротом Мотылев находится в международном розыске в связи с расследованием дел о мошенничестве в особо крупном размере.

«Анатолий Мотылев – фигура интересная, обеспечившая себе место в банковской истории страны. Он занимает 34-ю позицию в рейтинге самых богатых банкиров России по версии «Банковского обозрения». Одновременно он же фигурант другого рейтинга – крупнейших финансовых аферистов страны по версии «Форбс», – писала в свое время о Мотылеве «Наша версия».

Еще недавно ему принадлежали четыре банковских структуры, в том числе банк из отечественной ТОП-50 – «Российский кредит». Банки разорились, Мотылев, выехавший из России, обосновался в Лондоне. Оттуда в суд уже поступило через представителей Мотылева ходатайство с просьбой отложить слушания. Отсрочку бывший банкир просит для того, чтобы попытаться все-таки заключить мировое соглашение с кредиторами. Крупнейшие из них, Андрей Клиновский (чьи требования составляют 5,1 миллиарда рублей) и Лина Ермоченко (4 миллиарда) поддержали ходатайство. Представители «Российского кредита» (требующего 2,7 миллиарда рублей) и финансового управляющего Алексея Грудцина, как сообщают СМИ, ждать не готовы и считают, что одно другому не мешает: можно открыть процедуру реализации имущества, параллельно обсуждая заключение мирового соглашения.

Всего в реестр требований кредиторов на сегодня вошли требования на сумму примерно 20 миллиардов рублей.

Новым финансовым управляющим, по решению суда, утвержден Олег Приступа. О ходе процедуры банкротства Анатолия Мотылева он должен будет отчитаться через полгода, 27 августа.

Обратиться в суд с ходатайством о признании Мотылева банкротом и начале реализации имущества финансового управляющего Грудцина уполномочило собрание кредиторов, которое прошло 8 февраля. Две трети из них поддержали это обращение.

Экс-глава продовольственного управления Министерств обороны РФ полковник Александр Бережной останется под арестом еще на три месяца. Соответствующее решение вынес сегодня Московский окружной военный суд.

Вообще же уехавший в Лондон бывший банкир задолжал не только «Российскому кредиту», господам Клиновскому и Ермоченко. Кредиторами Анатолия Мотылева являются ООО «Техномарк» (3,8 миллиарда рублей), компания Camilla Properties Limited (зарегистрирована зарегистрирована на Британских Виргинских островах, получить хочет 3,7 миллиарда рублей), М Банк (655 миллионов рублей) и АМБ Банк (30 миллионов).

Напомним, что лицензии у «Российского кредита», М Банка, «Тульского промышленника» и АМБ Банка отозвали в июле 2015 года. Официально Анатолий Мотылев являлся главой совета директоров «Российского кредита» и его акционером, по неофициальной информации считался собственником всех четырех названных учреждений. Отзыв лицензий у четырех банков стал крупнейшим на тот момент страховым случаем в истории существования российского Агентства по страхованию вкладов: объем вкладов достигал почти 80 миллиардов рублей. Недостача тоже была рекордной: 75,5 миллиардов.

Месяц спустя Центробанк признал недействительными еще и лицензии семи пенсионных фондов, также связанных с именем Анатолия Мотылева: это были НПФ «Солнце. Жизнь. Пенсия», «Солнечное время», «Адекта-Пенсия», «Уралоборонзаводский», «Защита будущего», «Сберегательный фонд “Солнечный берег”» и «Сберегательный», в распоряжении которых находилось около 60 миллиардов пенсионных рублей.

В принципе, как отмечают комментаторы, с таким портфелем можно было бы рассчитывать на финансовое оздоровление – но в случае Мотылева имел место рецидив. В 2008 году под санацию уже попадал принадлежавший ему банк «Глобэкс», на оздоровление государству пришлось потратить 5 миллиардов долларов.

Как банкир и рыбопромышленник занял 4 миллиарда рублей и подвел под уголовное дело 5 человек

В историях с кредитным мошенничеством на виду обычно оказываются схемы и суммы, но ведь на самом деле речь очень часто идет о судьбах. И совсем необязательно о судьбах преступников. Ведь в России стать фигурантом уголовного дела можно и не совершая преступления. Достаточно быть невезучим или просто доверчивым.

Сергей Киреев, совладелец и председатель Интерпромбанка, в 2010 году решил превратиться из банкира в рыбопромышленника. В конце концов и те и другие что-то ловят в мутной воде.

Используя опыт, наработанный в банковском секторе, Киреев стал собственником рыбопромышленной компании «Тунайча». Бизнес не пошел, и в какой-то момент он вспомнил про 15 отработанных в банке лет. Благо в свое время супруга Сергея Николаевича также отработала в нескольких банках не на последних ролях.

Киреев занял у разных физических и юридических лиц более четырех миллиардов рублей. Самое удивительное, что на состоянии компании «Тунайча» это никак не сказалось.

Куда делись деньги, кто их выдавал и почему за это пострадают абсолютно невиновные люди, можно представить себе только по одному из «кейсов» «дела Киреева».

Рыбопромышленник решил кредитоваться в весьма интересном банке КБ «Альба Альянс». Интересен банк тем, что у него всего лишь один офис — ​на Кремлевской набережной, дом 2. А еще тем, что эта кредитная организация, видимо, только для избранных. Поскольку даже сейчас на сайте «Альба Альянса» указано, что он

Это интересно:  Участники исполнительного производства в арбитражном процессе: права и обязанности 2019 год

«не предлагает услуги кредитования дистанционно, не распространяет кредитные предложения посредством СМС-сообщений, мессенджеров, электронной почты и телефона, не использует в сети Интернет сервисы онлайн-подачи заявок на кредит, не пользуется услугами посредников для привлечения заемщиков. Заявки на кредит принимаются исключительно в офисе банка при личном обращении клиента».

Видимо, своих клиентов в «Альба Альянсе» знают в лицо. Иначе как о своем первом кредите в пять миллионов долларов Киреев договорился бы непосредственно с одним из владельцев — ​Александром Фрайманом? Собственники, очевидно, были в курсе всех дел, поскольку огромные кредиты начали выдаваться Сергею Кирееву и на его компанию с подозрительной регулярностью. Вскоре все взаимоотношения с Киреевым замкнули на председателе правления банка Александре Якимове.

Александр Якимов. Фото из архива

Спустя некоторое число кредитов выяснилось, что их лимит на выдачу одной компании (читайте «Тунайче») оказался превышен. А это означало, что «Альба Альянс» больше не мог выдавать займы Сергею Кирееву, не нарушая нормативы ЦБ. Тем более что у бизнесмена возникли проблемы с обслуживанием действующих кредитов. Для этого нужны были деньги, а их не было, как не было по понятным причинам и возможности нормально перекредитоваться.

Тем временем и у банка «Альба Альянс» замаячили проблемы с Центробанком по резервам и прочим нормативам.

Тогда Киреев по устной договоренности с руководством банка (такие показания он позже дал в уголовном деле) убедил пятерых человек — ​от своего водителя до старой знакомой — ​поучаствовать в так называемой схеме с номиналами. Всем этим людям он говорил, что они ничем не рискуют, а ответственность, если что, ляжет на него, — ​обещал Киреев.

В результате Кирееву удалось убедить всех этих людей оформить в его интересах займы в «Альба Альянсе». Они выдавались будто бы под покупку недвижимости у Киреева или у его знакомых с последующей ипотекой.

На самом деле, как позже сообщил в нотариально заверенном заявлении сам Киреев, никакой недвижимости не приобреталось, в ипотеку ничего не должно было вкладываться. Но по каким-то договоренностям между руководством банка и бизнесменом схема работала, номиналы обрастали долгами.

А когда ситуация, судя по всему, достигла критической точки, председатель правления Якимов в марте 2016 года покончил с собой в тире на Поклонной горе.

После чего владельцы банка и новый исполняющий обязанности председателя правления предъявили претензии номиналам и Кирееву. С них начали требовать возврата денег.

Начаты банкротные производства, чтобы за счет имущества номиналов погасить эти займы. А параллельно возбуждено уголовное дело, которое сейчас уже входит в решающую стадию. Все эти номиналы (Базаева, Вагнер, Аринцев, Исаева, Федоров) проходят соучастниками некоей группы, которая якобы совершила хищение из банка «Альба Альянс» в особо крупном размере по предварительному сговору.

Хотя изначально, когда это дело только было возбуждено в МВД, все эти люди были признаны свидетелями. Обвиняемый был один — ​Киреев. А потом дело было передано в СК по ЦАО. Там его переквалифицировали, и обвиняемыми сделали всех.

При этом в деле есть оперативная справка и многочисленные объяснения сотрудников ГУЭБиПК МВД РФ, из которых следует: и руководству, и даже рядовым сотрудникам банка было известно, что займы на самом деле выдаются самому Кирееву. Что он и его родственники распоряжались этими деньгами так, как считали нужным, а никакого приобретения недвижимости и оформления ипотеки даже не предполагалось.

«В нарушение обычного порядка рассмотрения ходатайства о получении кредита, работники банка при оформлении указанных кредитов не требовали оформления залога, не производили действий, направленных на проверку использования кредитных денежных средств и регистрации ипотеки. Ходатайства о выдаче кредитов подписывались заемщиками одновременно с документами на выдачу денежных средств. Часть документов подписывалась заемщиками задним числом. Решения кредитных комитетов оформлялись формально, в нарушение установленного порядка, без фактического заседания кредитных комитетов» — ​вот что было зафиксировано оперативниками.

Защита водителя Киреева, который выступал одним из заемщиков, представила доказательства того, что в тот день, когда ему якобы выдавались деньги в банке, его физически не было в Москве, он находился в Астрахани.

Сергей Киреев. Фото из архива

Елены Вагнер, которую Киреев знал почти 20 лет (тоже номинала), не только не было в России во время «получения» денег. Защита пыталась доказать это вполне очевидным способом: отметками в загранпаспорте.

Также была проведена графологическая экспертиза, по результатам которой можно сделать вывод, что под банковскими документами стоят подписи не Вагнер, они выполнены другой рукой.

По показаниям Елены, она вообще появилась в банке только один раз на подписании кредитного соглашения и при этом не представляла никаких документов о своих доходах. Даже заявку на выдачу кредита подавала не лично Вагнер, хотя этого и требуют инструкции ЦБ. Но в материалах дела указано, что представляла данные Вагнер, да к тому же — ​недостоверные. И что она вносила платежи по кредиту наличными через кассу (причем в паре случаев ее в этот момент на самом деле даже не было в России, — ​утверждает защита со ссылками на тот же загранпаспорт).

Елена Вагнер вообще пострадала больше других. Киреев еще до этой истории с кредитом выпросил у нее солидную сумму денег на развитие бизнеса. И не вернул. Кстати, не только Елене.

А Вагнер с Киреевым вообще ничто не связывало, кроме старой дружбы. Знакомые описывают Елену как человека, который за 23 года своими силами построил крепкий бизнес, но так и не научился не доверять людям.

Теперь Елене, как и остальным номиналам, с учетом набежавших процентов выставлены претензии почти на миллиард рублей. Бизнеса сейчас практически нет: два года пришлось заниматься проблемами с правоохранительными органами. Следствие в суде добилось домашнего ареста. Такую меру пресечения среди всех номиналов, которые находятся под подпиской о невыезде, получила только она.

Личная драма обернулась трагедией: супруг Елены скончался после получения обвинительного заключения.

Сам Киреев находится в банкротстве с 2017 года, взять у него нечего. Именно поэтому для банка выгодно уголовное преследование номиналов, у которых есть имущество. А есть оно только у Елены Вагнер.

При этом «Альба Альянс» продал долг Киреева подконтрольной структуре ООО «Экспотрейд», которой владеют Пяткин и Фрайман — ​собственники банка. Теперь «Экспотрейд» занимается банкротством этих номиналов, а уголовное дело возбуждено по заявлению Пяткина и Фраймана. То есть банк как таковой формального отношения к делу не имеет.

Кстати, у бывшей супруги Киреева Ларисы в том же «Альба Альянсе» оформлены кредиты на 100 миллионов рублей, не имеющие никакого отношения к компании «Тунайча». Да и по всем кредитам мужа она выступала поручителем. Но ни банк, ни его владельцы не предъявляют по этому поводу особых претензий. Лариса Киреева не фигурирует в уголовном деле и может позволить себе и светскую жизнь, и элитный шопинг. И можно было бы спросить, откуда деньги, но достаточно вспомнить про невозвращенные кредиты и займы под честное слово, за которые теперь рискуют сесть в тюрьму несколько невиновных людей.

Роман БЕЛОВ — специально для «Новой»

Статья написана по материалам сайтов: www.vedomosti.ru, www.klerk.ru, versia.ru, www.novayagazeta.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector