+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

ЦБ РФ надеется на подготовку законопроекта о финансовых холдингах до конца года 2019 год

Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги!

Министерство финансов для Банка России – важнейший и самый близкий партнер. Нас не зря вместе объединяют в одно понятие – денежные, финансовые власти. И, конечно, наши меры – денежно-кредитная политика, с одной стороны, и бюджетная политика, с другой стороны, тесно увязаны, влияют друг на друга. У нас общая ответственность по поддержанию макроэкономической стабильности.

Именно финансовая система первой приняла на себя удар внешних шоков, который мы испытали два года назад. И с тех пор нам приходилось принимать часто очень непростые, иногда непопулярные решения. И Минфин, принимая консервативные решения в области бюджетной политики, последовательно поддерживая линию на снижение бюджетного дефицита, на снижение зависимости от нефтяных доходов, на наш взгляд, внес очень большой вклад в сохранение стабильности и поддержал процессы адаптации экономики. В том, что российская экономика сейчас себя чувствует более уверенно, макроэкономические показатели в норме, – очень серьезная заслуга Министерства финансов..

Экономическая ситуация сейчас выглядит в целом обнадеживающей. И принимая решение по денежно-кредитной политике в марте, мы видели возможность продолжения снижения ключевой ставки во II квартале, если ситуация будет развиваться в соответствии с прогнозом. В марте инфляция снизилась до 4,3%, а по оценке на 17 апреля инфляция уже опустилась в годовом выражении до 4,1%, что очень близко к целевому уровню. Более быстрое снижение инфляции открывает нам пространство для снижения ключевой ставки уже в апреле. Я даже допускаю, что на ближайшем заседании Совета директоров, которое состоится через неделю, может быть дискуссия о снижении ставки между 25 и 50 базисными пунктами.

В целом же, проводя денежно-кредитную политику, мы будем придерживаться взвешенного, аккуратного подхода, учитывая риски и неопределенности, в том числе по динамике нефтяных цен, будем сохранять умеренную жесткость денежно-кредитной политики для того, чтобы добиться стабилизации инфляции вблизи 4% и устойчивого снижения инфляционных ожиданий.

Выбранная Министерством финансов стратегия бюджетной консолидации, планируемое сокращение дефицита бюджета будут способствовать стабильности государственных финансов. А с точки зрения денежно-кредитной политики для нас важно, что выбранная стратегия ограничивает инфляционные риски со стороны бюджетной политики. Параметры бюджетной политики влияют на денежно-кредитную политику и наоборот, поэтому нам важен режим постоянных консультаций. Я надеюсь, что мы сохраним такое взаимодействие когда вы начнете работу (уже практически начали) над бюджетом в этом году.

В прошлом году Министерство финансов анонсировало планы по переходу к бюджетному правилу, а в этом году уже началась реализация переходных положений правила. Банк России приветствует это решение. Бюджетное правило способствует снижению зависимости российской экономики от колебаний цен на нефть, способствует поддержанию макроэкономической стабильности, обеспечивает большую предсказуемость политики и большую предсказуемость и устойчивую динамику процентных ставок в экономике.

Бюджетное правило в сочетании с таргетированием инфляции будет способствовать стабилизации воздействия на реальный курс рубля, уменьшит его волатильность, которая, хотя уже и заметно снизилась, все же беспокоит российских производителей, российских предпринимателей.

С февраля этого года Банк России, выступая агентом Минфина, проводит в рамках переходных положений бюджетного правила покупки иностранной валюты на внутреннем рынке.

Это механизм сглаживания влияния колебаний сырьевой конъюнктуры на экономику России до закрепления этих бюджетных правил в Бюджетном кодексе Российской Федерации. Банк России действует таким образом, чтобы покупки валюты не привели к увеличению волатильности курса.

Курс рубля при этом остается плавающим, продолжает формироваться под воздействием рыночных факторов, а влияние проводимых операций на номинальный курс очень ограниченно, поскольку объемы ежемесячных покупок валюты не будут превышать объем ежемесячных дополнительных нефтегазовых доходов бюджета от превышения фактической ценой на нефть уровней, которые заложены в бюджете.

Отмечу также, что краткосрочные инфляционные риски, связанные с началом покупок Минфином валюты, которые Банк России учитывал при принятии своих решений в начале года, не реализовались.

Для денежно-кредитной политики крайне важна определенность не только в отношении бюджета, но и в отношении изменений в налоговой системе. Сейчас обсуждаются и налоговый маневр, и иные налоговые новации. И на наш взгляд, очень важно при обсуждении просчитывать возможное влияние на инфляцию, инфляционные эффекты и здесь принимать взвешенные решения. Мы надеемся на то, что это также будет делаться во взаимодействии Минфина и Правительства Российской Федерации с Центральным банком.

Мы также поддерживаем проект, который мы давно обсуждали, по выпуску ОФЗ для населения. Для нас, кроме прочего, это фактор, который повысит эффективность трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики, а для населения – это абсолютно надежная и выгодная альтернатива депозитам. При этом мы не ожидаем негативного влияния на банковскую систему – объем невелик пока, а в условиях профицита ликвидности небольшой переток средств граждан из депозитов в ОФЗ не будет проблемным для банков. Другой проект в том, что касается государственного долга, – это выпуск суверенных облигаций, номинированных в юанях. На наш взгляд, выпуск суверенных облигаций, номинированных в юанях, даст ориентир заимствованиям для выпуска бумаг российским корпоративным эмитентам. Мы уже сейчас видим интерес к инструменту со стороны крупных российских эмитентов.

Сейчас создана вся необходимая финансовая инфраструктура и внесены соответствующие изменения в законодательство. Мы находимся во взаимодействии с Народным банком Китая, и препятствий для размещения сейчас нет. Сейчас мы готовы сказать, что технически мы готовы к выпуску.

Антон Германович уже в своем выступлении коснулся части важных инициатив, я бы хотела здесь дополнить этот перечень теми инициативами, которые мы считаем важными для развития финансового сектора.

Один из крупнейших проектов, над которым мы работаем совместно с Минфином, – это реформа лизинговой отрасли. Мы обсуждали эту тему и на совещаниях у Игоря Ивановича, и сейчас разработали законопроект, который готовится к внесению в Госдуму. Его основные положения включают в том числе:

— создание реестра лизинговых компаний;

— определение минимального капитала лизинговых компаний;

— повышение их прозрачности.

На наш взгляд, это чрезвычайно важно, учитывая уже сейчас, что портфель лизинга составляет, по оценкам, 3 трлн 200 млрд руб. Это очень большая цифра, и, конечно, важно, чтобы эта отрасль, которая важна для развития экономики, была устойчивой, была прозрачной и было адекватным регулирование.

Ряд законопроектов прошел первое чтение в Государственной Думе, и предстоит серьезная работа по подготовке их ко второму чтению. Важнейший из них – это введение единой системы оценки деловой репутации и квалификационных требований к менеджменту и требования к учредителям и собственникам некредитных финансовых организаций. У нас уже такие определенные требования есть в банковской системе, это очень важно повышать ответственность собственников, менеджмента финансовых организаций за их устойчивость, за добросовестное управление, и на наш взгляд, очень важно ввести подобные нормы и для небанковских организаций.

Другой законопроект, который сейчас в Думе, и который сейчас важен, это повышение эффективности регулирования в сфере борьбы с инсайдом и манипулированием рынком. Здесь пока наше законодательство отстает от мировых практик, мы понимаем, какая это тема острая, и для того, чтобы повысить инвестиционную привлекательность нашей экономики, конечно, должны быть эффективные механизмы борьбы с инсайдом и манипулированием рынком.

Следующая важнейшая тема – это законопроект о финансовом уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг. Недавно буквально на президиуме Госсовета обсуждалась тема защиты прав потребителей финансовых услуг, и, конечно, финансовый уполномоченный может стать одним из инструментов, который повысит эффективность защиты прав потребителей. Мы предполагаем вводить его поэтапно. И я здесь тоже надеюсь на поддержку Министерства финансов и в целом Правительства, Государственной Думы по этому законопроекту.

Ряд законопроектов находится на стадии доработки перед внесением в Госдуму.

Во-первых, это важный для нас законопроект, который ужесточает ответственность за фальсификацию отчетности в финансовой сфере.

Мы ведем большую работу по повышению киберустойчивости финансовых организаций и противодействию кибератакам. Поэтому для нас важно, учитывая какие преимущества дает развитие цифровых технологий в финансовой сфере, обеспечить адекватный уровень надежности и защиты от рисков. Поэтому необходимо изменение законодательства, которое позволило бы устанавливать требования к финансовым организациям по организации защиты информации и противодействию хищениям средств клиентов. Этот законопроект также мы сейчас совместно готовим.

И важно упомянуть также нашу общую работу, наши предложения, это наша совместная с Министерством финансов инициатива по модели формирования пенсионных накоплений по индивидуальному пенсионному капиталу. Сейчас, по нашей оценке, работа над проектом достаточно продвинута. И мы прошли несколько кругов и ведомственного, и экспертного обсуждения. Я очень надеюсь, что эти изменения будут приняты. Это обеспечит гражданам лучшее качество жизни и сформирует источник длинных денег для экономики, которые необходимы для инвестиционного развития.

И последнее, о чем я хотела бы упомянуть — мне кажется, особую важность приобретает это сейчас, когда идет работа над сценарными условиями, над прогнозом, над бюджетом — наше взаимодействие с Минфином и с Минэкономразвития при подготовке среднесрочного макроэкономического прогноза с тем, чтобы он был обоснован. Потому что на него ориентируется не только бюджет, но и ориентируются и предприятия в нашей экономике, экономические субъекты, и я надеюсь, что эта работа также позволит обеспечивать согласованность взглядов на макроэкономику, экономическую политику, потому что это очень важно.

В последние два года мы действительно работали достаточно согласованно, и на наш взгляд, это дает определенные плоды. И я хочу еще раз в конце поблагодарить всех сотрудников Министерства финансов за то конструктивное взаимодействие, которое у нас складывается, за ваш высочайший профессионализм, ответственное, неравнодушное отношение к делу. И мы рассчитываем на то, что такое взаимодействие сохранится в будущем.

Новостной Союз За Путина и Суверенитет. НОД :: официальная группа

Депутаты Госдумы РФ в ходе состоявшегося сегодня, 21 марта 2018, пленарного заседания рассмотрели в первом чтении законопроект О внесении изменений в Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации».

В качестве докладчика выступил депутат от фракции ЛДПР Сергей Катасонов.

«Дело в том, что мы не только теоретически можем говорить о нашем отставании от европейских стран, — сказал парламентарий в начале своего выступления. — Мы уже можем на себе можем оценить этот эксперимент. Имеются в виду годы, когда у нас в стране был явный подъём вливаний в экономику. В 1990-е годы инфляция была на уровне 36%, а в 2010-е — всего 10%. То есть динамика при увеличении массы стабилизировалась, но при этом всё равно был рост доходов населения, рост экономики».

Катасонов подчеркнул, что инфляция и её сдерживание как критерий оценки деятельности Центробанка — это всего лишь «индикатор, который в настоящий момент очень удобен».

«Завтра будет другой удобен индикатор, например, курс доллара — будут говорить, мол, какой прекрасный курс. Сегодня же мы о курсе молчим», — отметил он.

Депутат добавил, что коррекция прироста ВВП «не должна быть стихийной, прыгая в течение месяца от 80 до 60%».

«Такая динамика может быть за несколько лет. ЦБ должен сглаживать эти колебания, формируя эту политику и переходя при этом к реальному курсу. А он самоустранился», — подчеркнул Катасонов.

Это интересно:  Компенсационный фонд дольщиков: механизм работы, возмещение убытков, нюансы в работе 2019 год

Далее выступал депутат от фракции «Единая Россия» Дмитрий Ламейкин, который прежде всего акцентировал внимание на «совершенно не новый ряд тезисов» законопроекта о Центробанке.

«Например, защита обеспечения устойчивости рубля — это на сегодняшний день основная функция Банка России, которую он, собственно, осуществляет, и, как мы видим за последнее время, довольно-таки успешно, без поддержки других органов власти, не оглядываясь на нефтяные цены», — отметил он.

Комментируя другое предложение проекта закона, касающееся целей перед Банком России по поддержанию баланса между интересами банковской системы и общенациональными интересами, Ламейкин подчеркнул, что ЦБ «является в принципе общенациональным институтом», одной из ключевых задач которого является «защита национальных интересов».

«Кроме того, законопроект предлагает установить процентные ставки по операциям Центробанка совместно с правительством, а также совместно с ним управлять золотовалютными резервами Банка России, — продолжил парламентарий. — Также предлагается введение подотчётности наряду с Госдумой президенту РФ».

По словам Ламейкина, правительство РФ, «несмотря на открывающиеся перед ним расширенные возможности» в случае принятия данного законопроекта, не поддержало его ввиду «противоречия его тезисов основным тезисам, закреплённым в Конституции РФ».

«Поэтому фракция «Единая Россия» предлагает голосовать против принятия данного законопроекта», — заключил депутат.

Депутат от фракции «КПРФ» Владимир Бортко в своём кратком комментарии подчеркнул, что целью Центробанка является «не только поддержка рубля, но и развитие экономики», которая «падает вниз».

«Я не услышал ни одного аргумента, касающегося этой формулы. А это ведь самое главное, и больше ничего не имеет смысла», — подчеркнул он.

Коллега Бортко по фракции Николай Коломейцев в начале своего выступления подчеркнул «фундаментальный характер» законопроекта о Банке России.

«Если посмотреть на причины нашего затяжного кризиса, то любой мало-мальски понимающий в экономике скажет, что главная причина заключается в неадекватности кредитно-денежной финансовой политики государства, — отметил он. — На сегодняшний день у нас парадокс: население четвёртый год подряд теряет доходы, а банки живут в шоколаде».

Другой парадокс, по словам Коломейцева, состоит в «колоссальной закредитованности населения», а также «произволе микрофинансовых и страховых организаций».

«Страховое дело у нас в стране находится практически в зачаточном состоянии, поскольку решает не функцию страхования, а функцию обогащения, — подчеркнул парламентарий. — Кроме того, есть целая группа нобелевских лауреатов, которые были премированы именно на стезе кредитно-денежной финансовой политики, и они утверждают, что таргетирование инфляции не может быть самоцелью государства. По их мнению, если государство вкладывает деньги в инфраструктуру, индексирует пенсии, зарплаты и социальные выплаты, то инфляция, даже в 10-15%, в краткосрочном периоде 35 лет не страшна, она будет нивелирована при появлении новых рабочих мест».

По словам Коломейцева, фракция КПРФ считает первой задачей «восстановление целей для Банка России».

«Более двадцати ведущих центробанков мира первой задачей имеют рост экономики, а второй — поддержание собственной валюты, занятости и инфляции, — отметил депутат. — А у нас ЦБ по закону не подчиняется никому, это не государственный банк. Поэтому мы считаем необходимым восстановление контроля над Центробанком. Не бывает банковской системы, независимой от жизни страны».

Ему возразил представитель фракции «Справедливая Россия» Анатолий Аксаков, который назвал тезис о неподконтрольности Банка России государству «спекуляцией».

«ЦБ работает в соответствии с российской Конституцией, его председатель предлагается президентом и утверждается Госдумой, — отметил он. — В финансовом совете Центробанка есть представители Госдумы, там же есть представители правительства и Совета Федерации. Мы с вами буквально через два месяца здесь, в этом зале, будем рассматривать отчёт ЦБ, причём как раз по нашему решению Банк России изменил порядок отчёта, и в этом году будет отчёт не о его деятельности за прошедший период, а о том, как Банк России выполнял свои целевые назначения, прописанные в законе».

Затем депутат напомнил о достигнутых Центробанком задачах, касающихся обеспечения низкой инфляции, обеспечения стабильности национальной валюты и обеспечения финансовой стабильности. Кроме того, Аксаков напомнил о словах президента России Владимира Путина о том, что «ЦБ должен создавать условия для экономического роста, а не напрямую отвечать за него».

«За последнее должно отвечать правительство, — подчеркнул «справедливоросс». — Если за всё будет отвечать Центробанк, то какие задачи будут стоять перед кабмином? У каждой ветви должны быть свои задачи и цели».

Наконец, Аксаков предложил во время предстоящего отчёта ЦБ поставить вопрос о том, «какие условия Банк России создавал для того, чтобы обеспечить экономический рост».

Содокладчик Катасонова зампред думского комитета по финансовому рынку Юрий Олейников, выступая с заключительным словом, отметил, что доклад «был направлен прежде всего на оценку предлагаемых внесённым законопроектом мер и формулировок», большинство которых, по мнению инициаторов его рассмотрения, являются «избыточными и нарушают требования целого ряда законов».

«Предлагая подобные изменения и дополнения в деятельности Центробанка, необходимо представить комплекс предложений, которые затрагивали бы и закон о ЦБ, и Конституцию, и т.д. Мы по-прежнему предлагаем отклонить этот законопроект в первом чтении», — заключил Олейников.

По результатам голосования по внесённому законопроекту думское большинство высказалось за его отклонение в первом чтении.

#ЦБ #Госдума #НОД #Путин #Федоров #НародПобедитель #Россия #ЗаСуверенитетРоссии

Игроки рынка лизинга ожидают, что в результате реформы произойдет повышение прозрачности и инвестиционной привлекательности отрасли, стоимость кредитных ресурсов для фондирования контрактов снизится. При введении регулирования отрасли Центробанком, будет выстроена эффективная система управления рисками, исключены мошеннические сделки, кроме того, с рынка уйдут небольшие игроки, усилится специализация остальных лизинговых компаний. В итоге реформа позволит предложить клиентам более гибкие условия лизинга коммерческого транспорта, снизить стоимость сделок и повысить уровень сервиса.

Подготовка реформы лизинга началась весной 2016 года после проведения исследования, в ходе которого Центробанк проверил ситуацию на лизинговом рынке с точки зрения влияния на банковский сектор и в целом на экономику. Предпосылкой явилась череда дефолтов лизинговых компаний, которые не смогли отвечать по обязательствам перед банками, в особенно важных для государства отраслях, в частности, в авиации.

Как отмечает член правления компании Carcade Дмитрий Чернышев, повысившееся внимание государства к лизингу — в общем тренде возрастания роли регулятивной функции госорганов на финансовых рынках. «Годовой объем нового лизингового бизнеса в России исчисляется сотнями миллиардов рублей, а на лизинговые инструменты в 2014–2017 гг. делается большая ставка в рамках программ поддержки целых отраслей промышленности. Именно поэтому инициатива реформирования рынка со стороны государства — вполне ожидаемое событие», — считает он.

К весне 2017 года ЦБ согласовал разработанный совместно с Минфином план реформы рынка финансового лизинга. Этот план предусматривает подготовку законопроекта по его регулированию, переход лизинговых компаний на международные стандарты финансовой отчетности (МСФО), работу над поправками в Гражданский и Налоговый кодекс.

Минфин и ЦБ подготовили первый законопроект, который скоро будет внесен в Госдуму. Его основные положения включают создание реестра лизинговых компаний, размер минимального капитала, обязательное содержание в названии предприятия слова «лизинг» или его производных, введение саморегулирования, перечень полномочий ЦБ, включая установление формы, порядка и сроков представления отчетности, а также положения переходного периода.

Многие лизинговые компании уверены, что реформа в целом позитивно отразится на отрасли. В числе ее основополагающих принципов, предложенных Минфином и ЦБ, — введение саморегулирования, предполагающего разработку и внедрение общих стандартов деятельности в части управления рисками и внутреннего контроля.

Отдельные пункты законопроекта закрепляют появление на рынке лизинга саморегулируемой организации (СРО), которая сможет взять на себя часть функций, возложенных до этого на ЦБ, и будет аккумулировать необходимую информацию о деятельности лизинговых компаний в соответствии с указаниями регулятора.

Для вступления в СРО необходимо обладать достаточным капиталом. Предполагается, что минимальный размер собственных средств у лизинговой компании с активами до 500 млн руб. должен будет составлять 20 млн руб., а для компаний с активами от 500 млн руб. — 70 млн руб. Сложности возникнут у тех игроков, чей собственный капитал сегодня значительно меньше установленного предела — на рынке существуют весьма крупные компании, собственный капитал которых не соответствует заявленным в законопроекте размерам, обращают внимание критики реформы.

Повысить открытость лизинговой деятельности предполагается за счет внедрения международных стандартов финансового учета и отчетности (МСФО).

«На сегодняшний день лизинговые компании являются обычными юридическими лицами, ведущими стандартную бухгалтерскую отчетность по РСБУ, такую же, как ведут, например, производственные фирмы, — объясняет директор ГК «Интерлизинг» Александр Рябцев. — Но их деятельность очень специфична, формирование основных показателей значительно отличается по смыслу от тех же производств, где есть себестоимость производимой продукции и выручка от ее реализации».

В связи с этим, продолжает он, по обычной отчетности понять реальное финансовое положение лизинговой компании не представляется возможным, что влияет на недоверие банков, следовательно, затрудняет получение от них фондирования и повышает его стоимость.

Перевод лизинговых компаний на отчетность по МСФО будет способствовать укреплению доверия к ним со стороны кредиторов и инвесторов, повышению прозрачности отрасли, росту ее инвестиционной привлекательности. В результате должна снизиться стоимость привлечения лизинговыми компаниями финансовых ресурсов. Это, в свою очередь, позволит уменьшить стоимость лизинга коммерческого транспорта для конечных клиентов и увеличить сроки финансирования.

Как рассказал Александр Рябцев, ряд лизинговых компаний работают в сегменте крупных корпоративных сделок, что приводит к высокой концентрации их портфеля, а это вызвало ряд дефолтов на лизинговом рынке в 2008 – 2016 гг. Требуется внедрение стандартов рискменеджмента, что позволит сократить потери кредиторов и инвесторов лизинговых компаний. Это сделает лизинговые компании желанными клиентами для банков и других инвесторов и, в конечном итоге, позволит снизить цену фондирования.

Редко встречается практика секьюритизации лизингового портфеля — на рынке представлены единичные примеры выпуска облигаций, а это очень действенный инструмент для диверсификации источников фондирования и снижения его стоимости, добавляет эксперт.

Переход на новый план счетов и учет, как и саморегулирование, устанавливающее требования к системе управления рисками и внутреннему контролю, однозначно приведет лизингодателей к дополнительным затратам, парируют противники нововведения. Крупные игроки, по их мнению, перенесут это легче, а небольшие компании столкнутся с проблемами и будут вынуждены либо перенести издержки на клиентов, либо сократить свою прибыль, либо вообще уйти с рынка.

Одновременно в рамках формирования прозрачной и полноценной нормативно-правовой основы лизинговой деятельности законодателям предстоит разрешить фундаментальный вопрос о том, как правильно трактовать лизинг в судопроизводстве.

«Проблематика состоит в двойственности лизинга, как по сущности, так и с точки зрения законодательства, — говорит Александр Рябцев. — В судопроизводстве, с одной стороны, лизинг трактуется как арендная деятельность, с другой стороны, есть практика принятия решений при трактовке лизинга как финансового инструмента. В связи с этим мы регулярно сталкиваемся с разногласием в принятии решения в судах, нет возможности выработать четкую позицию относительно действий компании».

Еще один не проработанный до конца вопрос касается защиты имущественных интересов лизингодателей и минимизации их рисков.

В настоящий момент действующая редакция ФЗ «О лизинге» предполагает списание просроченных лизинговых платежей путем выставления инкассовых поручений на счет лизингополучателя, если последний допускает более двух просрочек. Однако, указывают игроки рынка, ни федеральный закон, ни какие-либо другие нормативные документы не дают исчерпывающей информации о комплекте необходимых для исполнения этой процедуры документов. В связи с этим процесс работы по инкассо крайне затруднен.

Это интересно:  Солидарная ответственность, примеры наступления 2019 год

«Также, несмотря на то, что предмет лизинга является собственностью лизингодателя, изъятие его у недобросовестного клиента (если последний отказывается добровольно вернуть имущество) возможно только по решению суда. Существенно упростить этот процесс могло бы внесение в законодательные акты положения об изъятии имущества по исполнительной надписи нотариуса», — считает директор ГК «Интерлизинг».

Он указывает, что для лизингополучателей также есть ряд недоработок: отсутствие системного механизма работы с жалобами, навязывание дополнительных услуг по нерыночным ценам, долговые ловушки при сделках лизинга с физическими лицами. «Радует только то, что это скорее исключения для лизингового рынка, и грешат этим небольшие компании, — отмечает Александр Рябцев. — Тем не менее отдельные эпизоды периодически встречаются».

Вместе с тем на обеспечение защиты прав клиентов направлен запланированный в рамках реформы переход лизингового рынка на современные электронные технологии взаимодействия с лизингополучателями и государственными органами. Лизинговую деятельность планируется перевести на электронную платформу, что позволит защитить участников рынка и федеральные органы власти от мошенничества, основанного на фиктивных договорах.

Компании, которые не могут или не желают соответствовать принятым правилам, должны будут уйти с рынка или перепрофилироваться. Остальные — повысят эффективность бизнеса, перенастроив его под новые стандарты, и будут готовы предложить клиентам лучшие условия и сервис.

«Вероятно, повышение уровня конкурентоспособности именно в таком ключе выходит за рамки одного только нормативного регулирования и связано с общим изменением подходов государства к роли частного бизнеса на рынке лизинга», — заключает член правления компании Carcade Дмитрий Чернышев.

ДМИТРИЙ ЧЕРНЫШЕВ / ЧЛЕН ПРАВЛЕНИЯ КОМПАНИИ CARCADE

— Заявленная ЦБ и Минфином РФ цель изменений закона о лизинге — стандартизация рынка, снижение рисков лизингодателей и лизингополучателей, развитие лизинга и повышение его значения для национальной экономики. Принятие закона — это старт для структурной реформы всего рынка.

Мы считаем, что, помимо заявленных, одной из главных целей реформирования должно стать «разгосударствление» и повышение уровня конкуренции на рынке лизинга. В настоящее время ведущие позиции (в том числе и в розничных сегментах) занимают компании со значительным госучастием, и эти позиции обусловлены не эффективной бизнес-моделью, а поддержкой материнских банков и госкорпораций, возможностью привлекать их «длинные и дешевые деньги». Это — нерыночная ситуация. На наш взгляд, в розничных сегментах рынка конкурировать за клиентов должны между собой частные лизинговые компании, объективно обладающие большей гибкостью и способные обеспечить клиентам лучший сервис.

Чтобы соответствовать новым стандартам, лизингодатели должны настраивать отчетность под новые требования, инсталлировать новые бизнес-процессы, финансировать деятельность саморегулируемой организации лизинговой отрасли, обучать персонал. Все это связано со значительными расходами, которые могут оказаться чрезмерными для небольших региональных игроков. Именно поэтому количество компаний, предоставляющих услугу лизинга коммерческого транспорта, вероятно, изменится. Часть некрупных операторов может просто уйти с рынка, а некоторые из тех, для кого автолизинг не является основным бизнесом, сосредоточатся на более приоритетных для себя сегментах.

Основной позитивный момент для участников рынка состоит в том, что банковское сообщество и инвесторы должны будут оценить повысившийся уровень прозрачности отрасли, а стоимость кредитных ресурсов для фондирования контрактов снизится. Перенастройка бизнеса, прозрачная универсальная для всех отчетность и «диджитализация» процессов должны дать новый импульс для развития лизингового бизнеса.

В идеале, по плану авторов реформы, услуга лизинга должна стать в максимальной степени прозрачной, понятной, а главное — недорогой. Вероятно, в первой половине 2020-х гг., когда реформа должна перейти в завершающую стадию, услуга действительно станет более привлекательной в ценовом плане. В ходе самого реформирования ситуация для лизингополучателей не всегда может складываться со знаком «плюс».

Так, при банкротстве лизинговой компании право собственности на транспорт, которым уже пользуется клиент, переходит к другой организации (вероятнее всего, к банку, предоставившему лизингодателю кредиты под залог имущества). Какое решение может принять новый собственник в отношении транспорта? Наихудшие сценарии нельзя исключить полностью…

Другой риск для лизингополучателей — повышение стоимости услуг. Некоторые компании могут «переложить» часть своих расходов в ходе реформы на лизингополучателей.

Однако все эти риски актуальны в основном для клиентов небольших региональных компаний, предоставляющих услугу лизинга коммерческого транспорта. Крупные участники рынка из ТОП-30 смогут защитить интересы своих клиентов и сделать так, чтобы реформирование отрасли прошло для них без негативных последствий.

АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВ / ГЛАВНЫЙ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ПАО «ЕВРОПЛАН»

— Предпосылкой к регулированию отрасли изначально стали крупные проблемные сделки конкретных лизингодателей. Автолизинг же в контексте регулирования и, в конечном счете, с точки зрения стабильности российской финансовой системы — сегмент не критичный, долгое время он развивался за счет успешной деятельности частных лизинговых компаний.

При этом регулирование рынка государством затронет все лизинговые компании и все сегменты. Главное, чтобы оно не ограничило эффективную работу частного капитала. В целом, мы считаем, что переход на новые стандарты и план счетов бухгалтерского учета могут позитивно отразиться на прозрачности рынка, что улучшит условия привлечения средств для отрасли.

Реформа лизинга сможет обеспечить четкую работу механизмов защиты лизингополучателей и лизингодателей, которые несут основные риски, порой исчисляющиеся миллиардами рублей. Мы рассчитываем на доработку и повышение эффективности этих механизмов, например, в части исполнения банком инкассового поручения (распоряжения), предъявленного лизинговой компанией. Снижение ставок для конечных лизингополучателей будет возможно за счет снижения премии за риск в фондировании лизинговых компаний как рыночных заемщиков, если произойдет реальное повышение прозрачности и инвестиционной привлекательности отрасли в результате реформы.

По нашему мнению, будущее рынка принадлежит специализированным, сфокусированным на тех или иных сегментах лизинговым компаниям. К примеру, частные предприятия могут заниматься автолизингом, а государственные — авиализингом и другими сложными областями, важными для осуществления стратегических госпроектов. При таком условии лизинговые компании, отлично знающие профиль своих клиентов и их потребности, имеют возможность сконцентрировать силы на том, что действительно важно.

АЛЕКСАНДР РЯБЦЕВ / ДИРЕКТОР ГК «ИНТЕРЛИЗИНГ»

— В лизинговой отрасли уже давно назрела необходимость изменений. Согласно концепции реформы лизингового рынка (версия от 07.06.2016), основные изменения должны идти по следующим направлениям: формирование прозрачной и полноценной нормативно-правовой основы лизинговой деятельности; повышение транспарентности лизинговой деятельности за счет внедрения международных стандартов финансового учета и отчетности; защита имущественных интересов лизингодателей и минимизация их рисков; обеспечение защиты прав лизингополучателей; снижение стоимости финансирования лизингодателей в целях уменьшения стоимости лизинга для конечных клиентов из нефинансового сектора экономики; переход лизингового рынка на современные электронные технологии взаимодействия с лизингополучателями и государственными органами; поддержание справедливой конкуренции.

Однако, к сожалению, последняя редакция поправок к ФЗ не помогает расшить ключевые проблемные зоны, имеющиеся в отрасли. Основное направление изменений — реализация проекта по созданию СРО (саморегулируемой организации), которая будет регулировать лизинговый рынок.

Для вступления в СРО лизинговая компания должна обладать достаточным капиталом: 70 млн руб. для предприятий с балансовой стоимостью активов 500 млн руб. и более; 20 млн руб. для предприятий с балансовой стоимостью активов менее 500 млн руб. При этом ФЗ не предусматривает правил расчета показателя «капитал». В случае невступления в СРО лизинговая компания должна завершить свою деятельность (при этом она может спокойно работать в рамках действующих договоров лизинга до момента их полного исполнения).

Таким образом, если лизинговая компания не имеет достаточного капитала или акционер не может ее докапитализировать, она будет вынуждена покинуть рынок. Это приведет к снижению конкуренции, в первую очередь в регионах: останутся крупные региональные игроки и филиалы федеральных компаний. Данные изменения глобальны и коснутся всех сегментов рынка, в т. ч. лизинга коммерческого транспорта.

Для лизингополучателей наиболее ощутимым фактором принятия поправок в закон может стать снижение стоимости финансирования по сделкам лизинга. Это будет связано с тем, что повысится транспарентность лизинговых компаний, в результате чего банки смогут финансировать их по меньшей ставке и в большем объеме. Кроме того, при введении регулирования отрасли ЦБ будут исключены мошеннические сделки.

Уже сейчас Правительство РФ поддерживает сегмент лизинга коммерческих автомобилей за счет программы финансирования лизинга колесного транспорта (программа МинПромТорг) — до 1 декабря 2017 г. действует скидка на уплату аванса в размере 10 % от его стоимости.

«Нам хотелось бы, чтобы участники рынка доверяли суждению регулятора» — глава юридического департамента ЦБ РФ

— ЦБ с 2013 года стал мегарегулятором финансового рынка. Как сильно выросла нагрузка на юридический департамент Банка России? Насколько вырос штат сотрудников за последние четыре года?

— Становление мегарегулятора проходило таким образом, что к нам переходили не только функции, но и персонал Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР), там было достаточно сильное юридическое управление, которое стало управлением в составе юридического департамента Банка России.

Сейчас в составе юридического департамента ЦБ самостоятельно существует управление, которое занимается вопросами правового обеспечения именно финансового рынка. С созданием мегарегулятора к нам перешло порядка 40 составов административных правонарушений, по которым Банк России должен возбуждать дела. Коллеги также занимаются этими вопросами, в их функции входит методология рассмотрения дел об административных нарушениях.

— Привлекаете к работе внешних юристов?

— В редких случаях. Прежде всего, если возникает необходимость участия в каких-то процессах, связанных с международными отношениями. Естественно, у нас нет такой компетенции, которая предполагала бы представительство в судах другой юрисдикции. В других случаях мы, скорее, стараемся консультироваться с коллегами, в частности, это касается законопроектной деятельности. По вопросам судебной защиты привлекаем внешних юристов только в исключительных случаях.

— ЦБ определил для себя в качестве приоритетных законопроектов на весеннюю сессию Госдумы два документа — законопроект о пропорциональном регулировании банков, а также о фонде консолидации банковского сектора. Какие законопроекты станут приоритетными для регулятора в осеннюю сессию?

— Во-первых, все-таки нужно еще завершить весеннюю сессию. Проекты, которые мы будем просить законодателей рассмотреть в ходе осенней сессии, во многом будут зависеть от того, как мы поработаем в весеннюю сессию. Второе, что немаловажно, насколько правительственные процедуры подготовки законопроектов позволят нам обсудить документы на площадке Госдумы.

Законопроекты известны, принципиально нового ничего нет. Это законопроект о деловой репутации, поправки ко второму чтению которого находятся в высокой степени готовности. Это был достаточно массивный законопроект, порядка 600 страниц. Те поправки, которые сейчас обсуждаются, модифицировали определенные подходы, хотя русло осталось прежним. От каких-то механизмов, которые могли вызвать чрезмерное давление на банки и другие финансовые институты, мы отказались. Но надо понимать, что все-таки качество управления, которое зависит от деловой репутации человека, от того, как он вел себя в прошлом, — это важный фактор обеспечения качества надзора и стабильности финансовых институтов, поэтому в целом требования повышены. Помимо этого, теперь они носят кросс-секторальный характер. Важно, что требования к деловой репутации, которые предъявляются к руководителям банков, распространяются также на другие финансовые институты, чтобы человек, негативно зарекомендовавший себя в банковском бизнесе, не мог занять топовую должность в НПФ или страховой компании.

Это интересно:  Договор задатка при покупке дома: содержание и порядок составления 2019 год

Но так как деловая репутация — очень тонкая материя, где многое зависит от оценки, восприятия лица и многих субъективных вещей, большую роль играет качество суждения со стороны надзорного органа. Нам бы крайне не хотелось допускать ненужных ошибок, поэтому мы предполагаем, что будут созданы внутренние механизмы, позволяющие любому лицу, в отношении которого было вынесено суждение о его неудовлетворительной деловой репутации, обращаться в Банк России с просьбой рассмотреть дело еще раз. При этом рассматривать его должны люди, не задействованные в принятии предыдущего решения. То есть речь идет о создании специального механизма досудебного коллегиального рассмотрения жалобы на решение о признании лица не соответствующим требованиям к деловой репутации.

— От каких механизмов давления вы отказались в поправках ко второму чтению?

— Мы в ходе обсуждения поправок отказались от многих обстоятельств, позволявших отказывать в согласовании лица на должность в финансовой организации. Мы предпринимаем усилия вместе с коллегами из правительства и администрации президента, чтобы работа над законопроектом была завершена в кратчайшие сроки. Надеемся, скоро он будет обсуждаться на площадке Госдумы.

— ЦБ заявлял о необходимости повысить уголовную ответственность за фальсификацию отчетности финансовых организаций до шести лет и наказывать уже за сам факт фальсификации. Как ЦБ предлагает настроить эту норму, чтобы она чаще и эффективнее использовалась в судах?

— Состав по фальсификации отчетности был введен в конце 2014 года, пока статистика не очень убедительная, хотя мы во взаимодействии с коллегами из Следственного комитета (СКР) предпринимали существенные усилия для того, чтобы состав заработал.

На наш взгляд, необходимы следующие изменения. Первое: сейчас Банк России может направить материалы в СКР только после того, как банк не исполнит предписание ЦБ о корректировке отчетности. Эта процедура была введена специально в качестве реакции на озабоченность банкиров, которые полагали, что к ним будут (учитывая то обстоятельство, что состав формальный, не предполагает причинение ущерба), что называется, цепляться по пустякам. Мы предполагаем, что ЦБ должен иметь право направлять материалы в Следственный комитет в том случае, если устанавливается сам факт существенной недостоверности отчетности, безотносительно к тому, было ли направлено предписание о корректировке отчетности. При этом не только Банк России получит право ставить вопрос о возбуждении уголовного дела, но и другие органы, которые обладают такого рода полномочиями с точки зрения Уголовно-процессуального кодекса, в частности, органы полиции. Такая же модель была в свое время по налоговым преступлениям: первоначально такие дела возбуждались по инициативе налоговых органов, впоследствии — по инициативе органов полиции.

Кроме того, мы определенным образом скорректировали сами основания для признания отчетности существенно недостоверной — это связано со всеми основаниями для отзыва лицензии и назначения временной администрации, а не только с теми, которые предполагают обязанность ЦБ вводить временную администрацию или отзывать лицензию.

Уголовную ответственность за фальсификацию отчетности также предлагается распространить на случаи, когда реестродержатели и депозитарии предоставляют данные о ценных бумагах, которых в наличии нет. Может быть, в настоящее время под этот состав подпадет небольшое количество деяний, так как работа депозитариев качественно изменилась. Но важно поставить барьер на самой возможности вводить в заблуждение инвесторов и регулятора о наличии ценных бумаг. Проект предполагает, что за преступления, предусмотренные данным составом, максимальным наказанием будет лишение свободы на срок до шести лет, а при совершении преступления в составе организованной группы — до десяти лет.

Наконец, предлагается ввести уголовную ответственность за так называемые забалансовые вклады, то есть вклады, которые некоторые банки собирали с населения без отражения в отчетности. Как следствие, банки не платили страховые взносы в систему страхования вкладов и, что еще более опасно, при отзыве лицензии у такого банка вкладчики не могли сразу получить возмещение по своим вкладам. По данным АСВ, от действий таких «банкиров» пострадало более 70 тыс. человек. Мы очень надеемся во взаимодействии с правоохранительными органами завершить работу над законопроектом в ближайшее время и вынести его на публичное обсуждение.

— Как в законопроекте будут формулироваться поправки, вводящие ответственность за ведение забалансовых вкладов?

— Это будет отдельный состав. При его формулировании было важно отделить ситуации, связанные с операционными ошибками, от сознательной и планомерной работы по выведению вкладов граждан за баланс. Обсуждались различные варианты. Остановились на том, что преступным признается деяние, связанное с невнесением в документы сведений о размещенных физическими лицами в банке денежных средствах на сумму свыше 5 млн рублей. Предполагается, что санкция за данное преступление будет близкой к санкции за фальсификацию отчетности, то есть до шести лет лишения свободы, а при совершении преступления в организованной группе — до десяти лет.

— Какие изменения в законодательство о банкротстве, по мнению ЦБ, необходимо ввести в части улучшения эффективности работы временной администрации, назначаемой в банк?

— Определенные изменения уже были внесены в законодательство и скоро вступят в силу. Речь идет об уточнении оснований для назначения временной администрации и прежде всего для введения моратория на удовлетворение требований кредиторов. Появилась также возможность продления срока моратория. Этап, когда оценивается, будет ли банк санирован или у него отзовут лицензию, очень важен, чтобы «законсервировать» в нем процессы. Сейчас этот этап связан у нас с отзывом лицензии, после которого собственно происходит «консервация» и вводится временная администрация. Теперь акцент несколько смещается: все будет происходить до отзыва лицензии. Это важный шаг, который позволит делать более качественную работу на предварительном этапе, и, возможно, появится больше шансов на спасение банка.

АСВ предлагает отказаться от судебного взыскания задолженности по техническим кредитам банков-банкротов ради минимизации издержек. Какая позиция у ЦБ?

— Эти вопросы обсуждаются. Здесь деликатная сфера, так как грань между тем, что собой представляют технические требования и требования содержательные, очень зыбкая. Может ли ее провести собрание кредиторов или кто-то другой — вопрос. Возможно, стоит из всех этих кредитов формировать единый пул и передавать его на аутсорсинг третьим лицам, чтобы те могли хотя бы какие-то денежные средства взыскать. Этот вопрос находится в процессе обсуждения, мы с коллегами обмениваемся мнениями, какой формат лучше.

— ЦБ говорил, что хочет прописать в законодательстве понятие «сомнительные операции», механизм противодействия им и ответственность за проведение таких операций. Что будет включать в себя это понятие? Какие меры противодействия и какую ответственность за совершение сомнительных сделок предлагает регулятор?

— Это обсуждаемая тема, есть разные подходы. Предложения сейчас формулируются, начинают обсуждаться среди ведомств. Сейчас сомнительные операции — это скорее юридическая метафора, которая обозначает операции, внешне кажущиеся вполне законными, но проводимые с неблаговидными целями. Определить, какая операция может считаться сомнительной, а какая — нет, можно, если мы будем иметь более или менее формализованное определение этого понятия либо — что мне кажется более перспективным — будут определены процедуры на основании профессионального суждения по определению того, какая операция является сомнительной, а какая допустимой. При этом мы рассматриваем понятие «сомнительные операции» с точки зрения закона N115-ФЗ, а не, скажем, с точки зрения налоговых последствий.

— Банк России обсуждает изменения в законодательстве, которые позволят направлять в правоохранительные органы информацию, составляющую банковскую тайну, на этапе до возбуждения уголовного дела. В какой кодекс будут вноситься поправки, как будет выглядеть процедура передачи таких данных, и в каких случаях ЦБ будет это делать? Когда законопроект может быть внесен в правительство?

— В рамках проекта закона, связанного с наказанием за фальсификацию отчетности, предполагается, что ЦБ будет направлять информацию, которая свидетельствует о наличии фальсификации отчетности, мошенничестве или преднамеренном банкротстве. Сейчас мы не можем направлять подтверждающие документы, составляющие банковскую тайну. Поправки предусматривают, что мы получаем такие полномочия. Пока планируется, что они будут работать в одностороннем порядке — то есть только мы можем инициативно направить материалы в правоохранительные органы, у нас нельзя их потребовать. Это важно с учетом чувствительности проблематики банковской тайны.

— ЦБ объявил, что хочет расширить полномочия в части использования мотивированного суждения при надзоре за банками. В какой стадии готовности соответствующий законопроект? Какие полномочия хочет получить регулятор, и при каких условиях он будет ими пользоваться?

— Я предполагаю, что полномочия по мотивированному суждению будут распространяться не только на банки, но и на другие сектора финансового рынка.

В перспективе, наверное, нужно будет решить несколько задач, связанных с использованием профессионального суждения. Прежде всего, необходимо определить круг организаций, в отношении которых этот механизм применяется. Все-таки для нашей правовой системы вынесение надзорного решения на основании профессионального суждения носит экстраординарный характер, хотя с точки зрения сложности и обстоятельств развития финансового рынка такой механизм необходим. Я смею предположить, что, кроме кредитных организаций, он может также применяться в отношении страховых организаций, НПФ, возможно, и других организаций. Во-вторых, необходимо выверить сферы, где может быть применено такого рода суждение. Это, например, те же самые сомнительные операции, капитал, качество активов, качество управления и расчет нормативов. Третий вопрос — процедура принятия решений, потому что качество конечного результата во многом зависит от того, насколько профессионально судят люди, которым предоставлены такие полномочия.

Очень важно, как будет выстроена сама процедура, кто будет принимать в конечном итоге решение и как его можно обжаловать, потому что эти вопросы будут очень трудно разрешаться в судебном порядке. Профессиональное суждение без понятного, четкого, прозрачного механизма вызовет недоверие, а нам хотелось бы, чтобы участники рынка доверяли суждению регулятора.

— Как часто банки пытаются оспорить в судах меры надзорного реагирования ЦБ и решения об отзыве лицензий? Часто ли суды встают на сторону кредитных организаций?

— В Госдуме уже долгое время рассматривается законопроект о внесении изменений в Гражданский кодекс, вводящий несколько новых видов счетов. Поддерживает ли ЦБ законопроект?

— Для нас в этом законопроекте есть несколько тем, которые кажутся очень важными. В частности, это вопросы, связанные с вкладами и счетами в драгоценных металлах, — тема, которой без малого 15 лет. Кроме того, это вопросы, связанные с правовыми режимами некоторых видов банковских счетов, а также унификацией и определенностью в отношении такого инструмента, как сберегательные сертификаты.

Статья написана по материалам сайтов: www.cbr.ru, cont.ws, 5koleso.ru, www.finmarket.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector