+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Госдума РФ приняла в I чтении законопроект о передаче ЦБ надзора за рядом лизинговых компаний 2019 год

Правительственный законопроект, предусматривающий особое регулирование деятельности ряда лизинговых компаний, которые предполагается наделить статусом специальных субъектов лизинговой деятельности 1 (далее – законопроект), был принят Госдумой в первом чтении 22 января. Установление определенных требований к таким субъектам – крупнейшим лизинговым компаниям, по мнению разработчиков проекта, позволит существенно повысить прозрачность лизингового сегмента финансового рынка, что приведет к снижению системных рисков лизинговой деятельности, а значит, и процентных ставок по займам, и в конечном итоге – к уменьшению стоимости лизинга для клиентов (предприятий и других субъектов реального сектора экономики). Среди предусмотренных законопроектом требований: определенный минимальный размер собственных средств, обязательный аудит годовой финансовой отчетности, представление отчетности, в том числе бухгалтерской с аудиторским заключением о ней, в Банк России (причем предполагается, что отчетность формируется по стандартам МСФО), организация внутреннего контроля, системы управления рисками для обеспечения финансовой устойчивости и др.

Непрозрачность рынка в настоящее время подтверждается тем фактом, что, несмотря на стабильный рост – 20-30% в год, в том числе за счет субсидий и иных мер господдержки, отрасль, как отметил председатель Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков на пленарном заседании палаты, в ходе которого рассматривался законопроект, в значительной степени убыточна. «Много злоупотреблений, махинаций, которые с помощью различных схем позволяют эту убыточность формировать, в том числе чтобы не платить налоги, – подчеркнул депутат. – При этом государственные средства, направляемые в отрасль, часто растворяются в бизнесе таких компаний, в его убыточности».

Для составления договора лизинга воспользуйтесь Конструктором правовых документов в интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Именно участие государства в капитале лизинговых компаний, а также предоставление мер господдержки и будет предопределять распространение на такие организации специального регулирования. Как ранее писал портал ГАРАНТ.РУ, к специальным субъектам предлагается относить лизинговые компании, получившие государственную поддержку или претендующие на нее, юридические лица, доля участия в уставном капитале которых Российской Федерации, региона, муниципального образования (суммарно) превышает 50%, и аффилированные с ними организации, юридические лица, аффилированные с кредитными организациями, в уставном капитале которых участвует Банк России или Агентство по страхованию вкладов, и банки. Осуществлять лизинговую деятельность указанные организации согласно законопроекту смогут с даты внесения сведений о них в реестр специальных субъектов лизинговой деятельности, который будет вести Банк России. Стоит отметить, что перечень специальных субъектов может быть расширен – Комитет Госдумы по финансовому рынку предлагает относить к ним также лизинговые компании, клиентам которых (то есть лизингополучателям) оказывается господдержка. Причем применение специальных коэффициентов амортизации (подп. 1 п. 2 ст. 259.3 Налогового кодекса) также предполагается считать одной из мер поддержки. Представители отрасли категорически против такой перспективы, отмечая, что лизинг стал действенным инструментом модернизации основных фондов предприятий именно благодаря возможности применения ускоренной амортизации и, как следствие, – оптимизации налогооблагаемой базы, а необходимость включения в реестр на этом основании делает фактически бессмысленным выделение специальных субъектов лизинговой деятельности. Этот довод в принципе подтверждается приведенным Анатолием Аксаковым прогнозом о включении в реестр около 90% существующих лизинговых компаний. Кроме того, непонятны последствия исключения лизинговой компании из реестра, в частности нет ответа на вопрос, смогут ли продолжить применение ускоренной амортизации ее клиенты, отметил в ходе состоявшего 29 января заседания рабочей группы по вопросам лизинга Экспертного совета по небанковским финансово-кредитным организациям при Комитете Госдумы по финансовому рынку и Комитета ТПП РФ по финансовым рынкам и кредитным организациям генеральный директор лизинговой компании «Европлан» Александр Михайлов.

Еще один ключевой блок положений законопроекта – о саморегулировании отрасли – также, по мнению профессионального сообщества, требует дополнительного обсуждения и корректировки. Принципиальную необходимость создания СРО и утверждения стандартов осуществления деятельности представители лизинговых компаний не оспаривают, но опасаются, что главную роль в саморегулировании будет играть не СРО, а Банк России. Согласно законопроекту регулятор наделяется, в частности, полномочиями по надзору за соблюдением специальными субъектами лизинговой деятельности требований законодательства о лизинге (с возможностью проведения проверок), установлению порядка раскрытия ими информации о своей деятельности, изданию актов, регулирующих осуществление СРО своих прав и обязанностей. По мнению директора по юридическим вопросам ООО «Нацпромлизинг» Игоря Аносова, необходимо предоставить больше возможностей в этой области самим лизинговым компаниям, например прямо предусмотреть, что базой для разработки стандартов осуществления лизинговой деятельности должна стать наработанная ими практика по оценке клиентов, рисков, управлению активами.

Таким образом, с большой вероятностью можно предположить, что в процессе доработки законопроекта ко второму чтению будут уточнены как минимум состав перечня специальных субъектов лизинговой деятельности, понятие государственной поддержки такой деятельности – представители Минфина России и Банка России подчеркнули, что вопрос о включении в это понятие применения ускоренной амортизации будет обсуждаться отдельно – и полномочия СРО, объединяющей специальных субъектов лизинговой деятельности.

Для чего финансовый блок правительства реформирует лизинговую отрасль, какие компании и каким образом будут регулироваться, чем будет заниматься профильная СРО, рассказал заместитель министра финансов Алексей Моисеев.

— Какую цель преследует реформа лизинговой отрасли?

— Глобальная цель реформы — это повышение прозрачности и через него обеспечение более адекватных решений властей как в вопросах финансовой стабильности, так и в вопросах регулирования финансовой отрасли в целом. Если мы не понимаем, что происходит в крупнейшей финансовой отрасли, активы которой составляют 3–5 трлн руб., то это очень странная ситуация. Это, очевидно, грозит финансовыми рисками для всей финансовой системы. Очевидный пример — то, что мы увидели в случае с «Трансаэро». Поэтому финансовые власти должны понимать, что происходит в лизинговой отрасли. А затем уже разрабатывать нормы регулирования, чтобы минимизировать риски. Но эти нормы должны быть разработаны на основе понимания ситуации, поэтому реформа и проводится поэтапно: сейчас с нашей стороны этап аккумулирования знаний.

— Реформа уже сделала несколько витков, и ее параметры постоянно менялись. В середине ноября законопроект о регулировании деятельности лизинговых компаний (ЛК) был внесен правительством в Госдуму. Ожидаются ли еще какие-либо изменения в регулировании лизинговой отрасли?

— Минфин планирует, что нынешняя редакция законопроекта будет серьезно поправлена ко второму чтению. В ситуации, когда государственные ЛК конкурируют с частными, регулировать одни и не регулировать другие — это неправильно с точки зрения конкурентного ландшафта. Поэтому наша позиция такая, что включение в регулирование только государственных компаний ко второму чтению надо будет устранить. Это будут либо поправки правительства, либо поправки депутатов — решение будет позже.

— Однако в законопроекте говорится, что в обязательное регулирование должны попасть и частные ЛК, получающие господдержку…

— Выяснилось, что в этой схеме у ряда частных компаний будет возможность продолжать свою деятельность, не вставая в реестр ЦБ, поскольку они в реальности не получают никакой прямой государственной поддержки. То есть субсидии получают не лизинговые компании, а их клиенты — лизингополучатели, что формально выводит такие частные ЛК из регулирования. То есть основанное на господдержке попадание под регулирование может быть аргументированно оспорено ЛК в суде. Таким образом, может получиться, что под регулирование попадет только государственная часть лизинговой отрасли. Что категорически недопустимо.

Это интересно:  Если забрать исполнительный лист по алиментам, останется ли долг 2019 год

— Как будет меняться законопроект?

— Ожидаю, что в первом чтении пройдет нынешняя версия законопроекта, общие черты которой вполне приемлемы, а во втором чтении будут внесены поправки. Их цель сделать так, чтобы было очевидно, что на учет должны стать те компании, клиенты которых будут использовать ускоренную амортизацию. То есть будет установлен квалифицирующий признак для получения права на ускоренную амортизацию для лизингополучателя. Им станет участие лизингодателя в реестре ЦБ. Например, я, лизингополучатель, взял в лизинг какой-то объект и хочу получить ускоренную амортизацию по предмету лизинга. Я ее провожу, но если взял в лизинг объект не у компании, состоящей в реестре Банка России, то буду вынужден возместить недоуплаченный налог. Если же объект был взят в лизинг у компании, состоящей в реестре, то тогда никаких проблем не возникает. Также мы полностью уберем указания на государственные компании.

Таким образом, все ЛК, клиенты которых получают государственную поддержку в виде субсидий либо в виде ускоренной амортизации, должны будут находиться в реестре ЦБ. Им придется вступить в саморегулируемую организацию (СРО), и они должны будут иметь лизинг как исключительный вид деятельности. Все остальные компании могут делать все, что угодно, но тогда их клиенты не получают ни субсидии по процентным ставкам, ни ускоренной амортизации.

— А в чем будет заключаться регулирование лизинговой отрасли?

— Мы с ЦБ начали разбираться с лизинговой отраслью — что в ней происходит и как ее регулировать — по поручению Национального совета по обеспечению финансовой стабильности еще в 2015 году, после общеизвестной истории с «Трансаэро», от которой пострадали «ВЭБ-Лизинг» и некоторые другие игроки рынка. Встретились несколько раз с большим количеством участников и запросили на добровольной основе информацию. Однако в итоге не получили достаточного количества информации, чтобы понять, как можно эту отрасль регулировать.

Сейчас же наша задача в следующем: включить подавляющее большинство отрасли в реестр и два-три года получать от внесенных в реестр ЛК отчетность, чтобы составить представление о всей лизинговой отрасли. Именно поэтому важно, чтобы в реестр вошли не только госкомпании — ГТЛК с «Росагролизингом», но вся или по крайней мере подавляющая часть отрасли, в том числе и такие крупнейшие не ассоциированные с государством компании, как «Европлан» и другие.

В дальнейшем будут вводиться элементы надзора, похожего на банковский. Будут какие-то требования к капиталу ЛК, риску на одного заемщика, требования по сделкам с заинтересованностью. То есть, как мы ожидаем, в итоге будут осуществлены базовые вещи надзора. Но в конечном счете это предмет для дальнейшего обсуждения.

— Сколько компаний, по вашим оценкам, попадут в реестр ЦБ?

— Проблема в том, что мы даже этого не знаем. Лизинговой активностью якобы занимается большое количество компаний — речь идет о десятках тысяч. При этом у подавляющего большинства таких компаний в реальности всего несколько лизинговых сделок. Например, есть самосвал, кто-то его продает — пишется, что он сдан в лизинг, и за счет этого получается ускоренная амортизация. Для нас как ведомства доходов предоставление ускоренной амортизации не тем, кто должен ее получать,— это большая проблема. Многие компании, занимающиеся лизинговой деятельностью, даже в ней не разбираются. А это «финансовый рычаг», поэтому здесь нужны прозрачность и понимание, что происходит.

После введения тех норм, которые мы планируем внести в поправках ко второму чтению, число лизинговых компаний, конечно, сократится. Останутся только те, кто занимается лизингом профессионально.

— Зачем в таком случае нужна СРО в лизинговой отрасли? В некоторых отраслях, где введено саморегулирование, оно не работает или работает плохо…

— Такое мнение, что саморегулирование не заработало, действительно существует. Однако, на мой взгляд, есть ряд отраслей, где СРО показали свою эффективность. Например, хорошо работает Российский союз автостраховщиков, подразделение Всероссийского союза страховщиков. Да, конечно, иногда в их деятельности требуется толчок со стороны Минфина или ЦБ, но в большей степени они действительно организовали реальное саморегулирование своей отрасли.

— Какова будет функция лизинговой СРО?

— На переходный период в лизинговой отрасли СРО будет осуществлять регулирование в отсутствие регулирования. Мы надеемся на то, что крупные ЛК, заинтересованные в честном бизнесе, будут разрабатывать и насаждать стандарты в своих интересах, а значит, в интересах белого бизнеса и всей отрасли.

Как по Марксу, происходит первоначальный период накопления, создаются крупные компании — это уже история, как они прошли этот период первоначального накопления. Но с момента, когда они уже конституировались, у них задача — удержать сформировавшийся рынок и свою долю, то есть следовать закону, чтобы другие дельцы не создавали серых схем и действовали по правилам.

Сейчас у нас есть полдюжины-дюжина крупных ЛК, они заинтересованы в том, чтобы бизнес велся вбелую, чтобы никто не жульничал. Они через СРО и будут устанавливать правила игры и следить за их исполнением. А дальше мы уже посмотрим, какие стандарты они для себя выработают. Если эти стандарты будут эффективны, затем их можно будет реализовать и в виде государственных актов.

— Сейчас происходит взрывной рост операционного лизинга. С чем это связано?

— Часть лизинговых компаний, которые в основном ассоциированы с производителями, работают в области классического финансового лизинга: у них даже в договорах может быть не прописано, как передаваемый в лизинг объект забирать. Эти компании более склонны накладывать финансовые санкции на лизингополучателя. У них нет ни ресурса, ни желания забирать предмет лизинга и работать с ним. Есть другой тип компаний, у которых такой ресурс есть, и есть компетенция в работе с лизинговыми объектами. Они готовы, способны и хотят в случае неплатежей забрать предмет лизинга и передать его другому контрагенту. В первом случае это залог, во втором — операционный лизинг, то есть аренда.

Обе эти модели имеют право на жизнь. Поэтому интересы всех моделей нужно учесть во время разработки поправок в Гражданский кодекс (ГК). Те поправки, которые у нас сейчас есть, отражают скорее интересы тех компаний, которые занимаются финансовым лизингом, но они в меньшей степени учитывают интересы тех, кто занимается преимущественно операционным лизингом. Поэтому поправки в ГК также нужно перерабатывать. В частности, в ГК нужно обязательно четко прописать право лизингодателя забрать предмет, отданный в операционный лизинг.

— В каком статусе находятся эти поправки в ГК?

— Они уже давно разрабатываются, но в какой-то момент оказалось, что они учитывают интересы финансового лизинга и не учитывают — операционного. Поэтому работа над ними пошла по второму кругу. Это хорошо. Это все-таки кодекс, и нужно очень тщательно подойти к его изменению: кодекс должен быть стабильной вещью, нельзя его часто и необоснованно изменять.

Это интересно:  Обязательства организации: что это и по каким параметрам классифицируются 2019 год

— Рассматривается ли вариант, например, с изъятием предмета лизинга по исполнительной надписи нотариуса во внесудебном порядке?

— Сейчас, по сути, такая норма действует в операционном лизинге. Договоры включают пункт, что после нескольких неплатежей предмет изымается. Надо здесь стабилизировать ситуацию и для лизингополучателя — например, ввести конкретное число неплатежей, допустим не меньше трех. Внесудебное изъятие в любом случае должно остаться — это однозначно. Такая норма будет введена в ГК. Поскольку судебное разбирательство долгое, а операционный лизинг — достаточно мобильный бизнес.

— Многие российские лизингодатели просят учесть зарубежную практику, когда для восстановления платежной дисциплины лизинговая компания может без изъятия техники на какое-то время приостановить ее эксплуатацию до погашения задолженности. Предусмотрена ли такая мера реформой?

— Тем компаниям, которые исповедуют финансовый лизинг (зачастую «дочки» производителей западной техники), даже невыгодно приостанавливать эксплуатацию предмета лизинга. Они хотят, чтобы он продолжал работать, потому что это увеличивает их шансы через суд истребовать деньги за невыплату по договору. Те же, которые в большей степени используют операционный лизинг, просто забирают предмет лизинга. С переданным в лизинг объектом они и сами обладают компетенцией в работе и могут быстро найти нового лизингополучателя. Впрочем, наверное, названную вами норму стоит предусмотреть, чтобы не ограничивать максимальную широту для экономической деятельности. Однако все зависит от пожеланий бизнеса. Но пока я не слышал о таких просьбах от компаний.

Участники рынка лизинга обеспокоены изменениями, которые готовят им Банк России, Минфин и законодатели. Мелкие участники могут покинуть рынок, оставшиеся будут вынуждены инвестировать в IT–решения и переобучение команд.

Игроки рынка лизинга с ужасом ждут грядущей реформы. Она включает изменения в Гражданский и Налоговый кодексы, а также регулирование лизинга по аналогии с банками и страховыми компаниями. Как прогнозировали представители компаний, собравшиеся на прошлой неделе в Петербурге на 8–й съезд Объединенной лизинговой ассоциации (ОЛА), реформы приведут к уходу с рынка небольших игроков. Взрывной рост нового бизнеса лизинговых компаний (на 36% в 2016 году и на 48% — в 2017–м) может быстро сойти на нет, опасаются они.

Старт реформе Минфин и ЦБ положили 2 года назад, дата финиша пока не установлена. Целью реформы обозначили «формирование благоприятной операционной среды, поддержание надежности и обеспечение эффективности финансового лизинга, что в конечном счете будет способствовать инвестициям и экономическому росту в российской экономике». В частности, банки, по мнению регулятора, будут активнее кредитовать лизинговые компании, так как их бизнес станет прозрачнее после перехода на отчетность по международным стандартам и Единый план счетов. Этот аргумент привел участникам съезда ОЛА Сергей Моисеев, советник первого заместителя председателя Банка России. Возражения представителей отрасли о том, что они и так прозрачны до предела, поскольку уведомляют о каждой сделке Федресурс и Росфинмониторинг, не произвели на сотрудника Банка России ни малейшего впечатления: по его словам, отчитываться о сделках и сдавать отчетность, удобную для анализа регулятора, — совсем разные вещи.

«Компаниям необходимо обеспечить максимальную прозрачность: отчетность, четкая методология, анализ, ведение отраслевой статистики. Банки должны иметь полное развернутое представление о финансовом положении компаний через эту документацию, за которую они несут юридическую ответственность. После преобразования отрасли это будет совершенно другой тип института», — рассчитывает Сергей Моисеев.

Участники рынка понимают интерес регулятора, но с текущими положениями реформы не согласны и считают, что они могут дестабилизировать отрасль и замедлить ее развитие.

Одно из положений концепции реформы лизинговой деятельности — внесение изменений в Гражданский кодекс (ГК). Они уводят регулирование лизинговых компаний из сферы аренды и приравнивают их к некредитным финансовым организациям (НФО).

Это может привести к тому, что лизинговые компании потеряют часть своих прав как собственников имущества. В этом случае регулирование приблизит трактовку лизинговых отношений к кредитным. Соответственно, изменится статус имущества, переданного в лизинг: оно может превратиться в предмет залога по кредиту.

Сейчас законодательство устроено таким образом, что упоминания о лизинге есть и в соответствующем отраслевом законе, и в ГК. Соответственно, корректировать эти законы необходимо только синхронно.

«Если все это будет проходить отдельно, мы в какой–то момент можем оказаться в противоречивом законодательном поле в отношении лизинга», — предупреждает генеральный директор ГК «Интерлизинг» Виктор Малышев.

Новое регулирование обяжет лизинговые компании переходить на Единый план счетов (ЕПС). Этот аспект вызывает серьезные опасения участников рынка: такой переход связан с издержками на адаптацию документооборота и переобучение бухгалтеров, что в конечном счете приведет к росту стоимости лизинга и снижению его доступности, следует из резолюции съезда.

Переход на ЕПС в течение нескольких лет обойдется лизинговым компаниям в сумму от 3 млн до 150 млн рублей, в зависимости от величины компании. Такую оценку корреспонденту «ДП» привел Алексей Киркоров, вице–президент ОЛА, финансовый директор АО «Сбербанк Лизинг».

Наиболее мелкие участники рынка, вероятно, его покинут: для них такие расходы окажутся непосильными. Впрочем, по словам Сергея Моисеева, примерно четверть из 600 российских лизинговых компаний и так нежизнеспособны: за последние 1,5 года они не заключили ни одной новой сделки. Еще несколько десятков компаний имеют собственный капитал менее 10 млн рублей — минимума, установленного Банком России для переходного этапа реформы отрасли.

Также в рамках реформы ЦБ собирается ограничить список активов, используемый для расчета капитала лизинговых компаний. При этом на первом этапе будет использована отчетность по РСБУ, однако с 2022 года капитал будет рассчитываться на основе МСФО.

Игроки рынка критикуют инициативы за то, что им придется сделать инвестиции в перестроение и автоматизацию данного учета. Но после есть риск, что компаниям придется работать в нескольких системах учета для разных целей. «Мы не должны вести учет и по РСБУ, и по МСФО, и по ЕПС. Должен быть единый стандарт учета в компании и отрасли, по которому все будут понимать результаты и отчетность деятельности каждого участника», — считает Виктор Малышев.

«В связи с нововведениями компании столкнутся с рядом сложностей: это и нестыковка условий действующих долгосрочных договоров с лизингополучателями, и наложение лишних налоговых обязательств на клиентов, которые могут начать отказываться от наших договоров», — констатирует Алексей Киркоров.

Все эти ограничения рискуют отразиться на динамике лизингового рынка, который в последние годы показывает серьезный прирост. Объем нового бизнеса в 2017 году вырос на 48% и достиг 1,1 трлн рублей, превысив исторический максимум, подсчитали аналитики агентства «Эксперт РА».

«На данном этапе лизинговый рынок имеет большое значение для реализации задач обновления парка основных средств российских предприятий. При этом ни санкции, ни контрсанкции сильно на отрасль не повлияют. Действительно значимый фактор — общая динамика российской экономики. В целом рынок лизинга сегодня — один из самых «счастливых», — убежден президент АО «Эксперт РА» Дмитрий Гришанков. Наибольшие затраты понесут средние и небольшие игроки, которым придется больше, чем федеральным компаниям, дорабатывать бизнес–процессы. Компании, которые не смогут оперативно адаптироваться к изменениям в регулировании и обеспечить должные инвестиции, скорее всего, какое–то время протянут до первых проверок и встреч с регулятором и налоговой инспекцией, но в ближайшей перспективе будут вынуждены уйти с рынка, подводит итог Виктор Малышев.

Это интересно:  Договор задатка: назначение документа и примеры заполнения 2019 год

Осенью 2018 года прошёл общественное обсуждение законопроект о лизинге. А именно – проект Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса РФ (в части совершенствования гражданско-правового регулирования лизинговой деятельности)». Он разработан Минфином и Банком России. Рассказываем, что он предлагает и меняет.

Глобальная цель реформы лизинговой отрасли – это повышение прозрачности и через него обеспечение более адекватных решений властей в вопросах финансовой стабильности и регулирования финансовой отрасли в целом.

Если власти не понимают, что происходит в крупнейшей финансовой отрасли страны, активы которой составляют 3–5 трлн руб., то это очень странная ситуация. Это грозит финансовыми рисками для всей системы. Поэтому государство должно понимать, что происходит в лизинговой отрасли. А затем уже разрабатывать нормы регулирования, чтобы минимизировать риски. Но эти нормы должны быть разработаны на основе понимания ситуации, поэтому реформа лизинга с 2018 года идёт поэтапно.

Минфин планирует, что нынешняя редакция проекта закона о лизинге 2018 года будет серьезно поправлена ко 2-му чтению. В ситуации, когда государственные лизинговые компании конку (далее также – ЛК) с частными, регулировать одни и не регулировать другие – это неправильно с точки зрения конкуренции. Поэтому включение в регулирование только госкомпаний устранят.

Согласно законопроекту Минфина о лизинге, в обязательное регулирование должны попасть и частные лизинговые компании, получающие господдержку.

Дело в том, что в этой схеме у ряда частных компаний будет возможность продолжать свою деятельность, не вставая в реестр ЦБ, поскольку они в реальности не получают никакой прямой господдержки. То есть субсидии получают не лизинговые компании, а их клиенты – лизингополучатели, что формально выводит такие частные ЛК из регулирования. То есть основанное на господдержке попадание под регулирование может быть аргументированно оспорено ЛК в суде. Таким образом, может получиться, что под регулирование попадет только государственная часть лизинговой отрасли. А это недопустимо.

Минфин хочет сделать так, чтобы было очевидно, что на учет должны стать те компании, клиенты которых будут использовать ускоренную амортизацию. То есть установят квалифицирующий признак для получения права на ускоренную амортизацию для лизингополучателя. Им станет участие лизингодателя в реестре ЦБ.

Если же объект был взят в лизинг у компании, состоящей в реестре, то тогда никаких проблем нет.

Таким образом, все ЛК должны будут находиться в реестре ЦБ, клиенты которых получают господдержку в виде:

  1. Вступить в саморегулируемую организацию (СРО).
  2. Иметь лизинг как исключительный вид деятельности.

После реформы лизинговой отрасли все остальные компании могут делать все что угодно. Но тогда их клиенты не получают:

  • субсидии по процентным ставкам;
  • ускоренной амортизации.

Сейчас задача Минфина и Центробанка – включить подавляющее большинство отрасли в реестр и 2-3 года получать от внесенных в реестр ЛК отчетность, чтобы составить представление о всей лизинговой отрасли. Именно поэтому важно, чтобы в реестр вошли не только госкомпании (например, ГТЛК и «Росагролизинг»), но вся или по крайней мере подавляющая часть отрасли, в том числе и крупнейшие неассоциированные с государством компании («Европлан» и др.).

В дальнейшем реформирование лизинговой отрасли подразумевает введение элементов надзора, похожего на банковский. Будут требования:

  • к капиталу ЛК;
  • риску на одного заемщика;
  • по сделкам с заинтересованностью.

Лизинговой активностью якобы занимается большое количество компаний – речь идет о десятках тысяч. При этом у подавляющего большинства в реальности всего несколько лизинговых сделок. Например, есть самосвал, кто-то его продает – пишут, что он сдан в лизинг, и за счет этого получают ускоренную амортизацию.

После введения законопроекта о лизинге число лизинговых компаний сократится. Останутся только те, кто занимается лизингом профессионально.

На переходный период в лизинговой отрасли СРО будет осуществлять регулирование в отсутствие такового.

Сейчас есть порядка 12 крупных ЛК. Они заинтересованы в том, чтобы никто не жульничал. Они через СРО и будут устанавливать правила игры и следить за их исполнением. Если эти стандарты будут эффективны, затем их можно реализовать в виде государственных актов.

Часть лизинговых компаний, которые в основном ассоциированы с производителями, работают в области классического финансового лизинга: у них даже в договорах может быть не прописано, как передаваемый в лизинг объект забирать. Эти компании более склонны накладывать финансовые санкции на лизингополучателя. У них нет ни ресурса, ни желания забирать предмет лизинга и работать с ним.

Есть другой тип компаний, у которых есть такой ресурс и компетенция в работе с лизинговыми объектами. Они готовы, способны и хотят в случае неплатежей забрать предмет лизинга и передать его другому контрагенту. В первом случае это залог, во втором – операционный лизинг, то есть аренда.

Обе эти модели имеют право на жизнь и будут учтены во время разработки поправок в Гражданский кодекс. В частности, в ГК четко пропишут право лизингодателя забрать предмет, отданный в операционный лизинг.

В операционном лизинге сейчас действует изъятие предмета лизинга по исполнительной надписи нотариуса во внесудебном порядке. Договоры включают пункт, что после нескольких неплатежей предмет изымают. Но для лизингополучателя введут конкретное число неплатежей.

Внесудебное изъятие в любом случае останется. Такая норма будет введена в ГК, поскольку судебное разбирательство долгое, а операционный лизинг – достаточно мобильный бизнес.

Согласно зарубежной практике, для восстановления платежной дисциплины лизинговая компания может без изъятия техники на какое-то время приостановить ее эксплуатацию до погашения задолженности.

Такая мера реформой лизинга в России пока не предусмотрена, но и не исключается.

Минфин утверждает, что компаниям, которые работают с финансовым лизингом (обычно это «дочки» производителей западной техники), даже невыгодно приостанавливать эксплуатацию предмета лизинга. Они хотят, чтобы он продолжал работать, потому что это увеличивает их шансы через суд истребовать деньги за невыплату по договору. Те же, кто в большей степени используют операционный лизинг, просто забирают предмет лизинга. С переданным в лизинг объектом они и сами обладают компетенцией в работе и могут быстро найти нового лизингополучателя.

Источник: интервью замминистра финансов Алексея Моисеева газете «Коммерсантъ».

Статья написана по материалам сайтов: www.garant.ru, www.kommersant.ru, www.dp.ru, buhguru.com.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector