+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Исполнение обязательств третьим лицом: порядок передачи прав 2019 год

Исполнение обязательства третьему лицу

В силу ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями правовых актов. Надлежащим признается исполнение, произведенное надлежащему лицу. В качестве последнего рассматривается прежде всего кредитор. Однако в ряде случаев исполнение обязательства может быть произведено третьему лицу и, несмотря на это, считаться надлежащим. Можно выделить несколько видов участия третьего лица в исполнении обязательства на стороне кредитора.

Во-первых, возможно заключение договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ). В некоторых случаях договор считается заключенным в пользу третьего лица независимо от того, указано ли об этом в договоре (см., например, п. 3 ст. 931, п. 3 ст. 932 ГК РФ). Для того чтобы третье лицо стало кредитором в обязательстве, необходимы, по общему правилу, два юридических факта: заключение соответствующего договора и изъявление третьим лицом намерения воспользоваться своим правом по договору.

Договор в пользу третьего лица следует отличать от договора, предусматривающего исполнение обязательства путем передачи предмета исполнения третьему лицу (например при отгрузке поставляемой продукции не покупателю, а названным в разнарядке получателям — п. 2 ст. 509 ГК РФ), когда третье лицо может принять исполнение, но не вправе предъявлять к должнику требования об исполнении договора в свою пользу. Правила ст. 430 ГК РФ к таким договорам неприменимы. При разграничении названных договоров следует исходить из того, что наделение третьего лица правом требования к должнику должно быть ясно выражено в условиях договора (п. 1 ст. 430 ГК РФ). Сам факт передачи исполнения третьему лицу договора в пользу третьего лица не создает.

Таким образом, договор может предусматривать исполнение обязательства третьему лицу, не приобретающему прав по этому договору. В указанном случае передача исполнения третьему лицу приравнивается к исполнению кредитору.

При этом указание кредитора на необходимость исполнения обязательства третьему лицу будет рассматриваться как обязательное для должника лишь постольку, поскольку оно не вступает в противоречие с условиями договора (ст. 310 ГК РФ). К примеру, если договор предусматривает передачу вещи в определенном месте, кредитор не может дать должнику указание произвести исполнение третьему лицу в другом месте. Распоряжение кредитора о необходимости передачи товара третьему лицу по иному адресу не будет рассматриваться как обязательное для должника (если иное не предусмотрено договором), поскольку не соответствует условию договора о месте исполнения обязательства. В то же время выраженная в письме просьба кредитора произвести исполнение третьему лицу в ином месте может быть принята должником, и в этом случае исполнение обязательства в соответствии с указанием кредитора будет также признаваться надлежащим (п. 1 ст. 450, п. 3 ст. 438, п. 1 ст. 452, п. 3 ст. 434 ГК РФ).

Должник вправе отказаться от исполнения обязательства третьему лицу, когда характер и качество исполнения зависят от личных особенностей кредитора (к примеру, обязательство пошить костюм по меркам, снятым с заказчика).

Нередки ситуации, когда наряду с переадресацией исполнения имеет место перепоручение исполнения (п. 1 ст. 313 ГК РФ), в частности в случаях, когда лицо, производящее исполнение, имеет долг перед должником, и должник просит такое лицо произвести уплату этого долга в адрес своего кредитора с указанием об одновременном исполнении тем самым обязательства должника перед кредитором. Закон не содержит ограничений на подобное участие третьего лица в исполнении обязательства.

Следует отличать исполнение третьему лицу от исполнения представителю кредитора. По отношению к кредитору последний выступает в качестве самого кредитора, поскольку действует от его имени. В указанных случаях отношения сторон регулируются нормами о представительстве. Также исполнение третьему лицу необходимо отличать от случаев перемены лиц в обязательстве (глава 24 ГК РФ) и от соучастия на стороне кредитора (ст. 321 ГК РФ). Лицо, которому должно быть произведено исполнение, является в этих случаях не просто субъектом исполнения, но еще и стороной обязательства.

Уступка требования или перевод долга — явление в современном гражданском обороте распространенное. А вот соглашения о передаче одновременно и прав, и обязанностей по уже заключенному договору встречаются реже. Однако эта невостребованность обусловлена скорее непониманием природы такого рода сделок, ведь передача прав и обязанностей представляет собой не поименованную в ГК РФ договорную конструкцию. О тонкостях оформления полноценной замены стороны в договоре, объеме переходящих прав и обязанностей, а также иных интересных моментах и пойдет речь в настоящей статье.

Российское гражданское законодательство предоставляет участникам делового оборота широкий спектр возможностей договорного оформления своих обязательственных отношений и их динамики. Стороны договора могут новировать свои обязательства или прекратить их отступным, уступить права требования из обязательств или перевести долги, возложить исполнение обязательства на третье лицо или установить обязательства в пользу третьего лица, а также многое другое. Судебная практика допускает даже прекращение отступным обязательств, возникших из недействительных сделок — реституционных обязательств (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 102 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 409 ГК РФ»).

Права и обязанности по договору могут переходить к третьим лицам на основании соглашения или судебного акта

В арсенале существующих в настоящее время договорных конструкций, опосредующих обязательственные отношения участников делового оборота, стоит отметить соглашение о передаче всех прав и обязанностей по ранее заключенному договору. Такая договорная модель прямо предусмотрена в законе только для некоторых видов договоров (перенаем в договоре аренды, передача страхового портфеля и др.). В виде универсальной модели, при помощи которой можно было бы производить замену стороны в любом договоре, закон рассматриваемое соглашение не закрепляет. Оно не предусмотрено ГК РФ, но и не противоречит ему, а потому является допустимым в силу принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ).

Кроме того, перевод прав и обязанностей по заключенному договору может быть осуществлен в судебном порядке. К примеру, когда нарушается преимущественное право участника делового оборота при продаже доли в праве общей долевой собственности на имущество, он вправе потребовать перевода в судебном порядке на себя прав и обязанностей по договору, заключенному с нарушением преимущественного права (п. 3 ст. 250 ГК РФ). Аналогичное право есть у участников и акционеров хозяйственных обществ в случае продажи другими участниками и акционерами принадлежащих им долей и акций в уставном капитале с нарушением преимущественного права покупки (п. 18 ст. 21 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», абз. 4 п. 3 ст. 7 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»). Кроме того, перевода прав на себя может потребовать арендатор при нарушении арендодателем его преимущественного права заключения договора аренды (абз. 3 п. 1 ст. 621 ГК РФ).

Перенаем — способ передачи прав и обязанностей арендатора

Для определения правовой природы соглашения о передаче прав и обязанностей по договору обратимся к конструкции договора перенайма, закрепленного в законодательстве, в отношении которого в настоящее время сложилась обширная правоприменительная практика.

Передача прав и обязанностей (перенаем) является одним из видов пользования арендованным имуществом наряду с его предоставлением в безвозмездное пользование, передачей арендных прав в залог, внесением их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив (п. 2 ст. 615 ГК РФ).

Применительно к аренде земельных участков передача прав и обязанностей по договору аренды регулируется специальной нормой — п. 5 ст. 22 Земельного кодекса РФ. Так, арендатор земельного участка (за исключением резидентов особых экономических зон — арендаторов земельных участков) вправе передать свои права и обязанности по договору аренды земельного участка третьему лицу, в том числе отдать арендные права на земельный участок в залог и внести их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного товарищества или общества, паевого взноса в производственный кооператив в пределах срока договора аренды земельного участка без согласия собственника земельного участка при условии его уведомления, если договором аренды земельного участка не предусмотрено иное. В перечисленных случаях ответственным по договору аренды земельного участка перед арендодателем становится новый арендатор земельного участка, за исключением передачи арендных прав в залог. При этом заключения нового договора аренды земельного участка не требуется.

Это интересно:  Портфель облигаций: преимущества и особенности сбора ценных бумаг 2019 год

Как видно из приведенных определений договора перенайма, его предметом является передача прав и обязанностей по заключенному договору. Поскольку специальных указаний в законе нет, существенным условием такого договора является условие о предмете в соответствии со ст. 432 ГК РФ. То есть в договоре обязательно следует отразить объем передаваемых прав и обязанностей, а также обозначение договора, из которого они возникли (номер, дата, стороны, его существенные условия, сведения о регистрации, если он был зарегистрирован). Если первоначальный договор аренды, права и обязанности по которому передаются, был зарегистрирован, то и соглашение о передаче прав и обязанностей по нему также подлежит государственной регистрации, поскольку является его неотъемлемой частью (п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 № 59 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона „О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“»).

Суд может признать перенаем как возмездной, так и безвозмездной сделкой

В практике встречаются разные подходы к решению вопроса о том, является ли соглашение о передаче прав и обязанностей по договору возмездным или безвозмездным. Если такое соглашение признать безвозмездным, то при его заключении должен соблюдаться запрет дарения между коммерческими юридическими лицами, установленный ст. 575 ГК РФ. Но преобладающим все-таки является подход, согласно которому перенаем не может быть квалифицирован в качестве дарения, поскольку при заключении такой сделки одновременно с правами передаются также обязанности, что можно рассматривать как встречное предоставление.

Однако правильной представляется все же первая позиция, в силу которой рассматриваемое соглашение дарением не признается. Ведь наряду с правами передаются также и обязанности, что следует рассматривать в качестве встречного предоставления в соответствии со ст. 423 ГК РФ. Чтобы сделку можно было квалифицировать в качестве дарения, из нее не только должно следовать явное намерение стороны одарить другую сторону, но и соблюдаться квалифицирующие признаки дарения, предусмотренные ст. 572 ГК РФ. К таким признакам относятся передача бесплатно вещи в собственность, имущественного права к себе или третьему лицу или освобождение от имущественной обязанности. В рассматриваемом же случае передается не только право, но и обязанности.

Иным образом дело будет обстоять, если по договору перенайма будет передаваться право аренды, а арендные платежи уже были внесены авансом за несколько периодов аренды вперед, в связи с чем новый арендатор будет освобожден от их внесения на значительный срок. В такой ситуации принятые новым арендатором на себя наряду с правами обязанности по внесению арендных платежей возникнут по истечении срока, за который арендная плата внесена. Логично предположить, что при указанных обстоятельствах сделка перенайма может быть квалифицирована как дарение. Ведь новый арендатор получит имущественное право с одновременным освобождением его от обязанности по внесению арендных платежей.

Новый арендатор отвечает за старые долги, если сам согласился на это

Еще один проблемный вопрос, возникающий при заключении соглашения о перенайме: к кому арендодатель вправе предъявлять требование о погашении задолженности по арендной плате, образовавшейся в период пользования арендованным имуществом прежним арендатором, — к прежнему арендатору или новому?

В соответствии с п. 2 ст. 615 ГК РФ и п. 5 ст. 22 ЗК РФ прежний арендатор вправе передать свои права и обязанности новому арендатору, при этом обязанным по договору аренды становится новый арендатор. Буквальный смысл данных законоположений означает, что новый арендатор становится обязанным по договору аренды с момента передачи ему прав и обязанностей, то есть с момента заключения соглашения об этом. Подтверждение данного вывода можно найти в судебной практике.

Передача прав и обязанностей представляет собой смешанный договор

Вместе с тем следует иметь в виду, что понятия «долг» и обязанность» не являются равнозначными. Долг представляет собой образовавшуюся задолженность по оплате товаров, работ или услуг. Обязанность такой задолженностью не является, а представляет собой установленную законом или договором необходимость для субъекта выполнять определенные действия или воздерживаться от них. Таким образом, при наличии заключенного договора обязанность может существовать, в то время как долга может и не быть. Практическим последствием данного вывода является то, что правила о переводе долга к соглашению о передаче прав и обязанностей по ранее заключенному договору могут применяться в том лишь только случае, если из договора, права и обязанности по которому передаются, действительно образовалась задолженность.

С учетом изложенного соглашение о передаче прав и обязанностей в настоящее время следует квалифицировать как гражданско-правовой договор, предметом которого выступает передача прав и обязанностей по ранее заключенному договору. Такой договор может быть поименованным (договор перенайма, передача страхового портфеля) или непоименованным (замена стороны по договору поставки, возмездного оказания услуг и др.). Данный договор является возмездным, поскольку наряду с правами по нему передаются также и обязанности. Однако если обязанности по внесению платежей за полученные права возникнут не сразу (когда они были внесены авансом предыдущей стороной), он является безвозмездным.

Поскольку в законе не содержится ограничений, предметом рассматриваемого соглашения могут быть не только права и обязанности, которые имеются на момент его заключения, но и те, что возникнут после его заключения.

Соглашение о передаче прав и обязанностей по ранее заключенному договору заключается в той форме, в которой был заключен основной договор, права и обязанности по которому передаются (п. 1 ст. 452 ГК РФ). Если такой договор подлежал государственной регистрации, то регистрации подлежит и само соглашение о передаче прав и обязанностей по нему.

По своей правовой природе данное соглашение представляет собой смешанный договор, поскольку включает в себя элементы различных договорных конструкций (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

1. Кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если исполнение обязательства возложено должником на указанное третье лицо.

2. Если должник не возлагал исполнение обязательства на третье лицо, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника таким третьим лицом, в следующих случаях:
1) должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства;
2) такое третье лицо подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество.

3. Кредитор не обязан принимать исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично.

4. В случаях, если в соответствии с настоящей статьей допускается исполнение обязательства третьим лицом, оно вправе исполнить обязательство также посредством внесения долга в депозит нотариуса или произвести зачет с соблюдением правил, установленных настоящим Кодексом для должника.

5. К третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в соответствии со статьей 387 настоящего Кодекса. Если права кредитора по обязательству перешли к третьему лицу в части, они не могут быть использованы им в ущерб кредитору, в частности такие права не имеют преимуществ при их удовлетворении за счет обеспечивающего обязательства или при недостаточности у должника средств для удовлетворения требования в полном объеме.

Это интересно:  Минюст решил избавить бюджет от ответственности за отчеты оценщиков в исполнительном производстве 2019 год

6. Если третье лицо исполнило обязанность должника, не являющуюся денежной, оно несет перед кредитором установленную для данного обязательства ответственность за недостатки исполнения вместо должника.

(Статья в редакции, введенной в действие с 1 июня 2015 года Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 42-ФЗ.

1. В интересах участников гражданского оборота в п. 1 комментируемой статьи закреплена презумпция в пользу права должника возложить исполнение на третье лицо и установлены основания, позволяющие эту презумпцию оспорить.

Отсылка к существу обязательства» имеет в виду, что допустимость передачи исполнения зависит от характера действий, составляющих его предмет. В частности, при отсутствии прямого указания в обязательстве должник не может передать исполнение третьему лицу в случаях, когда обязательство носит творческий характер (например, договор с художником, режиссером, писателем).

2. Отдельными нормами для ряда случаев устанавливается презумпция, прямо противоположная закрепленной в комментируемой статье. Так, ст. 895 ГК запрещает передачу вещи на хранение третьему лицу, кроме случаев, когда на это получено согласие поклажедателя либо хранитель вынужден поступить подобным образом силою обстоятельств в интересах поклажедателя и притом лишен возможности получить согласие последнего.

3. Возложение обязательства на третье лицо весьма широко распространено в гражданском обороте, особенно применительно к предпринимательской деятельности и прежде всего при субконтрагентских отношениях. Чаще других п. 1 комментируемой статьи действует при транзитных поставках (поставщик вместо того, чтобы самостоятельно отгрузить товары покупателю, поручает сделать это своему поставщику — изготовителю товаров), при субподряде (по поручению подрядчика субподрядчик передает исполненное непосредственно заказчику), при субаренде (субарендатор по поручению арендатора вручает арендную плату непосредственно арендодателю), при субкомиссии (субкомиссионер передает приобретенный товар непосредственно комитенту во исполнение данного комиссионером поручения) и др. По договору финансовой аренды предполагается возложение арендодателем на продавца обязанности передать имущество арендатору (ст. 668 ГК).

4. Пункт 2 комментируемой статьи представляет собой новеллу ГК. В отличие от п. 1, который направлен главным образом на защиту интересов должника, передавшего исполнение третьему лицу (эти интересы гарантируются обязанностью кредитора принять исполнение от третьего лица), п. 2 призван защитить особый, самостоятельный интерес третьего лица, в т.ч. в случаях, когда он не совпадает с интересами самого должника.

Закрепленная в п. 2 императивная норма порождает определенное обязательство между третьим лицом и кредитором. Указанное обязательство имеет своим содержанием адресованное кредитору право третьего лица требовать от кредитора принятия предложенного исполнения.

Совершение третьим лицом соответствующих действий влечет прекращение данного обязательства подобно тому, как если бы эти действия совершил сам должник.

6. Хотя комментируемая статья и не содержит прямой отсылки к ст. 412 ГК, это не лишает должника права зачесть против требований третьего лица свое встречное требование к первоначальному кредитору при наличии условий, предусмотренных указанной статьей (см. коммент. к ней).

1. Согласно комментируемой статье исполнение любого, кроме требующего личного исполнения, обязательства может быть возложено на третье лицо. Пункт 1 комментируемой статьи предусматривает возложение исполнения на третье лицо именно должником. Однако п. 2 этой статьи делает исключение из правила о возложении исполнения самим должником: указанные здесь лица могут без согласия должника исполнить за него обязательство, при этом, как вытекает из текста нормы, речь идет главным образом о погашении денежного долга за счет этих третьих лиц.

Из изложенного не следует, что кредитору запрещено принимать исполнение, добровольно осуществляемое другими, кроме указанных в комментируемой статье, третьими лицами за должника. Если кредитор согласен, он может, например, принять сумму долга, предложенную гражданином за родственника-должника, не требуя согласия последнего. Вместе с тем с учетом обычаев делового оборота и деловых обыкновений кредитор должен уведомлять должника о предложении третьего лица уплатить за него долг, исполнить иное обязательство и уже в зависимости от содержания ответа должника решать вопрос о принятии или отказе принять предложенное исполнение.

Исполнение, предлагаемое третьим лицом по поручению должника или в силу закона (п. 2 комментируемой статьи), кредитор обязан принять. В противном случае кредитор признается просрочившим с последствиями, предусмотренными ст. 406 ГК. В иных случаях кредитор может не принимать исполнение, если возложения в смысле ст. 313 ГК не было. В таком случае просрочившим исполнение считается должник (ст. 405 ГК).

2. Обязательства личного характера должник обязан исполнить лично. Например, ст. 974 ГК устанавливает необходимость личного исполнения поручения поверенным. Личными являются обязательства автора создать произведение изобразительного искусства; обязательства, связанные с деятельностью артистов-исполнителей, обязательства по договору о возмездном оказании услуг (ст. 780 ГК и пр.).

Личный характер обязательства может вытекать из закона, иных правовых актов, договора, существа обязательства. В силу существа обязательства недопустима, например, передача выполнения работы квалифицированным мастером, которому заказчик доверил выполнение индивидуального заказа, не обладающему соответствующей квалификацией лицу (такое может случиться, например, при заключении договора подряда с гражданином, индивидуально осуществляющим предпринимательскую деятельность).

Во избежание споров по данному вопросу при заключении любого договора можно предусматривать запрет на передачу исполнения третьим лицам, т.е. условиями договора можно определить обязательство как связанное с личностью должника, хотя без такого указания в договоре оно в принципе личным обязательством и не является.

3. При возложении исполнения на третье лицо должник не выбывает из правоотношения. Этим возложение исполнения отличается от перевода долга (ст. 391 ГК), результатом которого является замена должника. При переводе долга обязанность переходит к новому должнику.

Должник, возложивший исполнение на третье лицо, отвечает перед кредитором по обязательству как за свои действия, так и за действия третьего лица (ст. 403 ГК). В установленных законом случаях может быть предусмотрена ответственность перед кредитором непосредственного исполнителя обязательства — третьего лица (см. коммент. к ст. 403 ГК).

4. В условиях перехода к рынку возложение исполнения обязательства на третье лицо особенно широко применяется в предпринимательских правоотношениях. Оно имеет место, в частности, при так называемых транзитных поставках; привлечении к подрядным работам субподрядчика; выплате арендных платежей не лизинговой компании, а по ее указанию — кредитору лизинговой компании; субкомиссии; субагентском договоре; при возложении исполнения банком клиента обязательства о перечислении средств клиента на счет поставщика на другие банки и пр.

При возложении исполнения на третье лицо самим должником исполнение обязательства приводит к прекращению обязательства исполнением (ст. 408 ГК).

Одновременно прекращается исполнение обязательства третьего лица перед должником, если и оно оформлено договором.

Например, торговая фирма заключила договор поставки с другой фирмой. Фирма-поставщик, в свою очередь, заключила договор поставки с предприятием-изготовителем, которое по указанию покупателя (посредника) отгружает продукцию в адрес получателя.

Предприятие-изготовитель по отношению к получателю является третьим лицом, а по отношению к покупателю — должником.

Исполнение обязательства в адрес получателя (транзитная поставка) прекращает обязательство по поставке между двумя фирмами и одновременно — обязательство предприятия-изготовителя перед покупателем (в случае если исполнение было надлежащим, а объем поставки по двум договорам одинаков).

6. Исполнение обязательства третьим лицом по смыслу комментируемой статьи сходно с исполнением обязательства за счет должника третьим лицом по поручению кредитора (ст. 397 ГК). Аналогия заключается в том, что в рамках действующего обязательства его реальное исполнение достигается действиями третьих лиц.

Это интересно:  Продажа залогового имущества: автомобили и другое имущество 2019 год

Различие между ними заключается в следующем:

1) по комментируемой статье исполнение третьему лицу поручается должником, а по ст. 397 ГК — кредитором. При этом кредитор может выполнить часть работ и своими силами;

2) должник, возложивший исполнение, отвечает за действия третьего лица. Кредитор же привлекает другое лицо для выполнения работы (если работа является объектом обязательства) по самостоятельному соглашению. Соответственно, появляется еще один должник, который отвечает по этому соглашению;

3) при возложении исполнения должником кредитор связан обязательством только с должником, а при привлечении кредитором третьего лица кредитор одновременно состоит в договорном обязательстве с неисправным должником и с тем, кого кредитор дополнительно привлек для выполнения работы. Соответственно, кредитор рассчитывается с дополнительным должником за счет средств, не освоенных неисправным должником, и за счет взыскания с него необходимых расходов и других убытков. При возложении исполнения должником расчеты производятся между должником и кредитором за счет средств кредитора.

7. В целом можно отметить, что принципу надлежащего исполнения не противоречит исполнение обязательств третьими лицами в порядке, предусмотренном комментируемой статьей.

Получите консультации и комментарии юристов по статье 313 ГК РФ бесплатно.

Вопросы можно задать как по телефону так и с помощью формы на сайте. Сервис доустпен с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные в другое время, будут обработаны на следующий день. Бесплатно оказываются только первичные консультации.

Новая редакция закона выявила ряд злоупотреблений и создала дополнительные риски всем участникам таких отношений. Искать выход из сложившейся ситуации пришлось судам, которые выявляли спорные нюансы применения положений статьи 313 ГК РФ и разрешали споры. Мы изучили практику, выявили ситуации, когда возникают проблемы, и предложили решения. Опубликовано: журнал «Юрист компании» №9

« Трансформация офшора: новая практика использования иностранных компаний и счетов »! VIII налоговая конференция 18 апреля 2019г.

Прежняя редакция закона предоставляла кредитору выбор: принимать такое исполнение или нет. Гражданский кодекс допускал исполнение обязательства третьем лицом, когда действовали два условия:
– возникала угроза правам третьего лица (например, задолженность по арендным платежам, которая грозила потерей прав на помещение);
– обязательство не содержало оговорку о личном его исполнении должником.
Новая редакция статьи предоставила больше возможностей для такого исполнения. Теперь выполнить обязанности должника можно без его согласия (ст. 313 ГК РФ). Закон допускает это, если речь идет о финансовом обязательстве. Гражданский кодекс предусмотрел два способа произвести оплату: передать средствана депозит нотариуса или произвести зачет.

Также появилась возможность исполнить за должника неденежное обязательство. В этом случае на такое лицо возлагается ответственность за качество исполнения.

Проблемы возникли, когда эти положения заработали. Новая редакция закона выявила ряд злоупотреблений и создала дополнительные риски всем участникам таких отношений. Искать выход из сложившейся ситуации пришлось судам, которые выявляли спорные нюансы применения положений статьи 313 ГК РФ и разрешали споры. Мы изучили практику, выявили ситуации, когда возникают проблемы, и предложили решения.

Во-вторых, проблема возникает при частичной оплате долга. В этом случае третье лицо может преследовать ту же цель, что и при полной оплате. Но если в первом случае кредитор теряет только право на участие в процедуре банкротства, то здесь есть риск остаться без значительной суммы или имущества. Даже если невыплаченная часть представляет собой сумму процентов, их размер может достигать значительной для кредитора суммы.

Решение: не соглашаться на оплату, если важнее участие в процедуре банкротства. Верховный суд придерживается четкой позиции: частичная оплата долга не приводит к процессуальному правопреемству.

Данный судебный акт сформировал сразу несколько важных выводов:
– кредитор вправе отказаться от исполнения обязательства третьей стороной, если при этом потеряет влияние на процедуру банкротства;
– частично исполнение обязательства за третье лицо не приводит к правопреемству;
– суд расценит частичное погашение долга за компанию-банкрота злоупотреблением, если это приведет к ущемлению интересов кредитора.

ЛОВУШКА № 3. Проигравшая сторона использует факт оплаты третьим лицом как аргумент, чтобы отказаться возмещать судебные расходы

Лицо, которое требует возместить расходы на оплату услуг представителя, обязано доказать их размер и факт выплаты (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.12.07 № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов…», далее – информационное письмо № 121). Последнее обстоятельство проигравшая сторона подвергает сомнению, чтобы не выплачивать или хотя бы снизить взыскиваемую сумму. В этой ситуации суд потребует от стороны, которая заявила о судебных расходах, представить документы об оплате. Ей придется доказывать связь между платежами и оказанными юридическими услугами. ВАС РФ указал, что возмещаются только фактически понесенные судебные расходы. Суммы, которые заявитель выплатит за оказанные ему услуги в будущем, по правилам статьи 110 АПК РФ не взыскиваются (п. 4 информационного письма № 121).Если вознаграждение представителю выплачивал не доверитель, а третье лицо, проигравшая сторона будет указывать на этот факт.

Вопрос о том, когда взыскивать судебные расходы, представитель решает самостоятельно. Однако считается, что после исполнения решения можно взыскать расходы в большем размере. Это объясняется тем, что представитель предоставит больше доказательств оказанных услуг (обоснует расходы составлением документов для исполнительного производства, взаимодействием с судебным приставом, в том числе выполнением его поручений в целях поиска средств должника, и т.д.).

Проблема возникает, когда компания приобретает права требования к должнику. Например, если первоначальный кредитор – кредитная организация, а следующий нет. Должник воспользуется этим, чтобы инициировать судебный спор. Компания-
должник втягивает прежнего кредитора в судебный спор, заявляет, что кредитное учреждение нарушает закон, уступая права требования по кредитному договору компании, которая не относится к кредитным учреждениям. Это позволит должнику отсрочить возврат средств. В некоторых случаях он это делает, чтобы спрятать имущество, за счет которого можно погасить долг.

Решение: не соглашаться на уступку, которую не допускает закон (ст. 383 ГК РФ). Перед тем как подписывать соглашение об уступке и выплачивать средства прежнему кредитору, нужно оценить риски покупки чужих долгов. Не стоит заключать такие сделки, если средства нужны в ближайшее время или если такая уступка запрещается законом. Например, должник обратился в суд с иском. Он заявил, что ответчики (новый и прежний кредиторы) действовали недобросовестно
и неразумно. Они злоупотребляли правами. Истец потребовал признать сделку недействительной. Прежний кредитор (банк), уступая все права по кредитному договору некредитной организации, лишил истца права на получение субсидий. Истец считал, что это противоречит законодательству о государственной поддержке кредитования. Он указал, что уступка лишает его прав на субсидии для возмещения затрат на уплату процентов по кредиту, полученному в кредитной организации.

Статья написана по материалам сайтов: base.garant.ru, www.eg-online.ru, gkrf24.ru, www.lawfirm.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector