+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Минюст решил избавить бюджет от ответственности за отчеты оценщиков в исполнительном производстве 2019 год

Гуреев Владимир Александрович, кандидат юридических наук, заведующий кафедрой организации службы судебных приставов и исполнительного производства Российской правовой академии Минюста России.

Аксенов Игорь Александрович, кандидат юридических наук, доцент кафедры организации службы судебных приставов и исполнительного производства Российской правовой академии Минюста России.

В представленной статье авторы стремились проанализировать наиболее часто возникающие проблемы, связанные с проведением оценки арестованного имущества в рамках исполнительного производства. Оспаривание результатов проведенной оценки не отличается единообразием правоприменительной практики, что, по мнению авторов, является следствием несовершенства нормативного правового регулирования как в связи с недостаточным уровнем юридической техники, так и несогласованности законодательства об исполнительном производстве и об оценочной деятельности.

Ключевые слова: оценка арестованного имущества; исполнительное производство; обжалование оценки; судебный пристав-исполнитель, постановление об оценке.

On debtor’s property valuation in the framework of enforcement proceedings

Gureev Vladimir Aleksandrovitch, candidate of laws, head of the Department of bailiffs’ service organization and enforcement proceedings of the Russian law academy of the Russian Federation Ministry of justice.

Aksenov Igor Aleksandrovitch, candidate of laws, associate professor, associate professor of the Department of bailiffs, service organization and enforcement proceedings of the Russian law academy of the Russian Federation Ministry of justice.

In this article the authors analyze the most widespread problems related to arrested property valuation in the framework of enforcement proceedings. Challenging the results of the conducted valuation is not unified in the aspect of legal implementation. To the authors’ view, it is the consequence of normative legal regulation imperfection connected with both the lack of legal drafting technology and discrepancies between the legislation on enforcement proceedings and the legislation on valuation activities.

Key words: arrested property valuation; enforcement proceedings; valuation challenge; bailiff; decree on valuation.

Исполнение судебных решений и актов иных органов нередко сопряжено с необходимостью обращения взыскания на имущество должника. В последнем случае неизбежно возникает вопрос об оценке имущественной базы, подлежащей реализации. При этом адекватная цена объекта обращения взыскания выступает залогом эффективности исполнительного производства в целом, поскольку способствует оперативному, но в то же время справедливому его отчуждению. Во многом именно институт оценки имущества должника в исполнительном производстве обеспечивает реализацию прав и законных интересов взыскателя и должника, предоставляя первому полное удовлетворение установленных в исполнительном документе требований, а второму — возможность наиболее продуктивно погасить имеющуюся у него задолженность.

Правовое регулирование оценочной деятельности в рамках исполнительного производства подвержено определенным эволюционным процессам. Так, по ранее действовавшему Закону об исполнительном производстве 1997 г. приоритет в оценке был установлен в отношении судебного пристава-исполнителя. В действующем же сегодня Федеральном законе от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ Об исполнительном производстве» определены более жесткие требования к оценке имущества в части, касающейся права судебного пристава-исполнителя осуществить оценку имущества должника самостоятельно, без привлечения профессионального специалиста-оценщика.

В соответствии с ч. 1 ст. 85 Закона об исполнительном производстве оценка имущества должника, на которое обращается взыскание, производится судебным приставом-исполнителем по рыночным ценам, если иное не установлено законодательством Российской Федерации.

Вместе с тем судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика для оценки: 1) недвижимого имущества; 2) ценных бумаг, не обращающихся на организованном рынке ценных бумаг (за исключением инвестиционных паев открытых и интервальных паевых инвестиционных фондов); 3) имущественных прав (за исключением дебиторской задолженности, не реализуемой на торгах); 4) драгоценных металлов и драгоценных камней, изделий из них, а также лома таких изделий; 5) коллекционных денежных знаков в рублях и иностранной валюте; 6) предметов, имеющих историческую или художественную ценность; 7) вещи, стоимость которой, по предварительной оценке, превышает 30 тыс. руб.

Причем в названных случаях судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика в течение одного месяца со дня обнаружения имущества должника. Кроме того, установлено, что судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика для оценки имущества, если должник или взыскатель не согласны с произведенной судебным приставом-исполнителем оценкой имущества. Сторона исполнительного производства, оспаривающая произведенную судебным приставом-исполнителем оценку имущества, несет расходы по привлечению оценщика.

Одним из наиболее важных вопросов, возникающих в связи с оценкой арестованного имущества, следует признать достоверность определения цены и соответственно существующие возможности ее оспаривания заинтересованными лицами.

Так, профессиональный оценщик, исходя из положения ст. 11 Федерального закона от 29 июня 1998 г. N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» , а также принятого в ее развитие Приказа Минэкономразвития РФ от 20 июля 2007 г. N 254 «Об утверждении Федерального стандарта оценки «Требования к отчету об оценке (ФСО N 3)» , должен составить отчет об оценке.

СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3813.
Российская газета. 2007. 5 сент.

Сущность этого отчета состоит в выражении с соблюдением установленной формы суждения оценщика относительно стоимости объекта оценки.

Так, отчет должен быть пронумерован постранично, прошит, подписан оценщиком или оценщиками, которые провели оценку, а также скреплен личной печатью оценщика или печатью юридического лица, с которым оценщик или оценщики заключили трудовой договор.

Особенностью профессиональной оценки в исполнительном производстве выступает необходимость принятия судебным приставом-исполнителем дополнительного процессуального документа, утверждающего результаты отчета специалиста-оценщика. В этой связи на основании отчета об оценке судебный пристав-исполнитель согласно ч. 6 ст. 85 Закона об исполнительном производстве выносит постановление об оценке имущества или имущественных прав. Копии постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества или имущественных прав направляются сторонам исполнительного производства не позднее дня, следующего за днем его вынесения.

При этом судебный пристав-исполнитель ограничен довольно жесткими временными рамками. В частности, с учетом ч. 4 ст. 85 Закона об исполнительном производстве, если для производства оценки имущества привлекался специалист, то постановление об оценке вещи или имущественного права должно быть вынесено судебным приставом-исполнителем не позднее трех дней со дня получения отчета оценщика. Такой срок законодатель установил в связи с тем, что рыночная или иная стоимость объекта оценки не является неизменной и устанавливается на определенную дату .

Одним из наиболее проблемных вопросов, возникающих сегодня в правоприменительной деятельности, является вопрос об оспаривании результатов оценки.

Оценка имущества, произведенная судебным приставом-исполнителем без привлечения оценщика, может быть обжалована сторонами исполнительного производства в соответствии с Законом об исполнительном производстве или оспорена в суде не позднее 10 дней со дня их извещения о произведенной оценке.

Стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, может быть оспорена в суде сторонами исполнительного производства не позднее 10 дней со дня их извещения о произведенной оценке.

Принципиальным является вопрос о том, что именно должно оспариваться в случае несогласия с результатами оценки: отчет оценщика или же постановление судебного пристава-исполнителя, его утвердившего.

В правоприменительной практике существуют неоднозначные взгляды.

Так, в соответствии с правовой позицией Высшего Арбитражного Суда РФ, нашедшей свое отражение в информационном письме от 30 мая 2005 г. N 92 «О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной независимым оценщиком» , рыночная стоимость объекта оценки, определенная независимым оценщиком в рамках исполнительного производства, носит рекомендательный характер, не является обязательной и не может быть оспорена посредством предъявления самостоятельного иска. Вместе с тем нельзя не учитывать, что высшая судебная инстанция формулировала данную позицию еще с учетом норм прежнего законодательства об исполнительном производстве. Согласно же пп. 3 п. 4 ст. 85 Закона об исполнительном производстве 2007 г. судебный пристав-исполнитель выносит постановление об оценке вещи или имущественного права не позднее трех дней со дня получения отчета оценщика. При этом законодатель уточняет, что стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, может быть оспорена в суде сторонами исполнительного производства.

Это интересно:  Обязательства о неразглашении персональных данных и образце договора 2019 год

Согласно ст. 12 ФЗ об оценочной деятельности итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанная в отчете, составленном по основаниям и в порядке, которые предусмотрены указанным Законом, признается достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки, если в порядке, установленном российским законодательством, или в судебном порядке не установлено иное.

Оспаривание достоверности величины стоимости объекта оценки, определенной независимым оценщиком, путем предъявления самостоятельного иска возможно только в том случае, когда законом или иным нормативным актом предусмотрена обязательность такой величины для сторон сделки, государственного органа и т.д.

В исполнительном производстве применение величины рыночной стоимости объекта оценки, определенной независимым оценщиком, зависит от усмотрения судебного пристава-исполнителя, что свидетельствует о ее необязательном характере .

Однако нетрудно заметить, что предложенная в информационном письме Высшего Арбитражного Суда РФ позиция несколько нелогична, в частности, с точки зрения сбалансированности распределения ответственности за результаты работы между специалистом-оценщиком и судебным приставом-исполнителем с учетом профессионализма каждого из них. Согласно позиции, изложенной в рассмотренном письме, ответственность за результаты оценки имущества должника всегда несет судебный пристав-исполнитель, принявший отчет оценщика. Очевидно, логика здесь такова: решение об утверждении результатов оценки судебный пристав-исполнитель может принять по результатам проверки соответствующего отчета оценщика; если судебный пристав-исполнитель принял (утвердил) недостоверный отчет, следовательно, он некачественно произвел проверку и должен нести за это ответственность. Таким образом, предполагается, что судебный пристав-исполнитель компетентен в вопросах оценки. Вместе с тем смысл п. 2 ст. 52 Закона об исполнительном производстве 1997 г. как раз и заключался в том, что специалист-оценщик назначается в случаях, во-первых, когда судебный пристав-исполнитель испытывает затруднения, а проще говоря, когда он «расписывается» в своей некомпетентности в вопросах оценки имущества должника и, во-вторых, когда должник или взыскатель возражают против произведенной судебным приставом-исполнителем оценки, т.е. когда стороны исполнительного производства изначально ставят под сомнение компетентность судебного пристава-исполнителя в вопросах оценки.

Следует подчеркнуть, что согласно п. 1 информационного письма предметом рассмотрения суда в рамках конкретного обжалования должно быть не что иное, как достоверность величины стоимости объекта оценки, определенной независимым оценщиком. Выходит, что судебный пристав-исполнитель должен отвечать не за свои действия, а за результаты работы профессионального оценщика. Удивительно, но это при том, что все исходят из презумпции некомпетентности судебного пристава-исполнителя в данных вопросах.

Кроме того, освобождение от ответственности оценщика за произведенную им оценку вызывает недоумение еще и потому, что согласно Федеральному закону об оценочной деятельности ответственность оценщика всегда застрахована .

См.: Михалев И. Оценка в исполнительном производстве: новеллы законодательства (сравнительный анализ) // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. N 12. С. 32.

В этой связи хотелось бы поддержать формирующуюся сегодня судебную практику, свидетельствующую о возможности самостоятельного оспаривания оценки, указанной в отчете оценщика.

Если же оценка имущества была произведена судебным приставом-исполнителем самостоятельно (без привлечения специалиста-оценщика), то стороны исполнительного производства вправе оспорить постановление об оценке в суде (ч. 7 ст. 85 Закона об исполнительном производстве 2007 г.). Кроме того, оценка имущества, произведенная судебным приставом-исполнителем без привлечения оценщика, может быть обжалована сторонами исполнительного производства в порядке, установленном законом. Дело в том, что в соответствии со ст. 121 и гл. 18 Закона об исполнительном производстве предусмотрена возможность обжалования действий (бездействия) и постановления судебного пристава-исполнителя в порядке подчиненности.

Таким образом, можно заключить, что в Законе об исполнительном производстве установлены все предпосылки для справедливого баланса при распределении ответственности за результаты работы между специалистом-оценщиком и судебным приставом-исполнителем, которые в то же время должны получать последовательное претворение в правоприменительной практике.

Три инстанции взыскали с компании-оценщика убытки за отчет рыночной стоимости имущества, которую в итоге снизил суд. Экономколлегия ВС с таким подходом не согласилась, напомнив про «вероятностный» характер результата оценки. Юристы позицию «тройки» поддерживают.

С 2006 года предпринимательница из Брянской области Лидия Луканова арендовала у администрации города Сельцо помещение, а в 2008 году обратилась туда с заявлением о его выкупе в соответствии с законом от 22 июля 2008 года № 159 «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства».

В 2010 году Совет народных депутатов города разрешил ИП реализовать свое преимущественное право на приобретение арендуемого помещения в собственность, и администрация предложила Лукановой заключить договор купли-продажи по цене 1,726 млн руб. – рыночная стоимость объекта, установленная оценщиками из ООО «Ко-Инвест Брянск».

Три инстанции требования Лукановой удовлетворили. Они исходили из того, что при приватизации имущества в порядке закона № 159 органы местного самоуправления обязаны руководствоваться рыночной стоимостью имущества, установленной в отчете независимого оценщика. И этот документ носит обязательный, а не рекомендательный характер. А значит, пришли к выводу суды, есть вся совокупность условий для возложения на «Ко-Инвест Брянск» обязанности по возмещению убытков, причиненных предпринимателю результатами недостоверной оценки.

«Ко-Инвест Брянск» обратилось с жалобой в Верховный суд РФ, и экономическая коллегия с итогом дела не согласилась. В конце прошлого года тройка ВС (Елена Борисова, Ирина Грачева и Алексей Маненков) все акты нижестоящих судов отменила и в иске ИП Лукановой отказала.

«Возникновение между субъектом предпринимательства и уполномоченным органом разногласий относительно цены выкупа имущества не свидетельствует о наличии оснований для привлечения общества к имущественной ответственности в форме взыскания убытков, исчисленных исходя из уплаченной предпринимателем арендной платы», – говорится в определении ВС. Само по себе наличие иного результата оценки не означает недостоверности ранее установленной рыночной стоимости, рассуждала «тройка». Ведь, согласно ст. 3 закона об оценочной деятельности, под ней понимается «наиболее вероятная цена, по которой объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно и располагают всей необходимой информацией».

Такой вероятностный характер определения рыночной стоимости предполагает возможность получения неодинакового результата оценки при ее проведении несколькими оценщиками (в том числе в рамках судебной экспертизы), следует из определения ВС. Отчет «Ко-Инвест Брянск» соответствовал стандартам оценочной деятельности, а значит, расценивать действия компании как противоправные нельзя, пришла к выводу экономколлегия. «Организация, оказавшая услуги по оценке, не может отвечать за уплаченные предпринимателем арендные платежи, произведенные в период урегулирования преддоговорного спора с уполномоченным органом», – резюмируется в определении.

Это интересно:  Досудебная санация - цели и виды процедуры санирования 2019 год

Роман Зайцев, партнер Dentons, выводы экономколлегии по этому спору полностью поддерживает. Оставление в силе актов нижестоящих судов могло иметь крайне тяжелые последствия для оценочной деятельности в России, считает он. «Категория рыночной стоимости имеет вероятностный характер по определению, – поясняет он. – Методологически ее установление возможно в границах определенного интервала, что указывает на допустимость некоторых расхождений в выводах различных оценщиков».

С одной стороны, судебная коллегия ВС поддержала доминирующую практику о допустимости незначительной «волатильности» рыночной цены, комментирует Рустам Курмаев, партнер практики разрешения споров Goltsblat BLP. «С другой стороны, коллегия распределила риски «волатильности» результатов оценки рыночной стоимости, косвенно допустив возможность взыскания убытков с профессионального оценщика в случае нарушения предусмотренного законодательством порядка проведения оценки», – добавляет он.

«Таким образом, позиция ВС хотя и ограничивает привлечение оценщиков к гражданско-правовой ответственности, но отнюдь не исключает такой возможности при выявлении нарушений ими нормативного регулирования в указанной сфере», – резюмирует Зайцев.

С момента наложения ареста на имущество дебитора остро встает вопрос о цене предметов богатства, которые можно направить для погашения задолженности. Поэтому очень важно организовать и выполнить справедливую оценку всего имущества. Ведь от грамотно проведенной указанной операции зависит итог исполнительного производства, продолжительность и возможность отчуждения имущества.

Рассмотрим, какое имущество подлежит оцениванию, как и кем оно проводится. С какими проблемами может столкнуться кредитор или дебитор при некорректном результате установления стоимости объектов собственности или имущественных прав? Ниже обо всем по порядку.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Важным этапом вынужденного взыскания долга на последней стадии судебного процесса можно считать оценку имущества должника. Регулируют данную процедуру такие законы, как:

  1. ФЗ «Об оценочной деятельности в РФ».
  2. ФЗ «Об исполнительном производстве».

Внимание! Регламент ФЗ «Об оценочной деятельности в РФ» используют только в той ситуации, если он не конфликтует с нормами широко используемого в данной области ФЗ «Об исполнительном производстве».

Под оценкой имущества должника в исполнительном производстве подразумевают установление актуальных цен на собственность и имущественные права на рынке, учитывая все обстоятельства, которые могут тем или иным образом повлиять на конечный результат взыскательных мер.

Такое оценивание нужно для того, чтобы установить потенциальную цену с целью более успешного сбыта имущества неплательщика.

В ст. 85 ФЗ «Об исполнительном производстве» прописаны типы собственности, которые можно оценить, и комплекс мер судебного пристава.

Оценку имущества дебитора производит законный представитель судебной власти по рыночной цене (при условии, если другое не принято российским законодательством) самостоятельно либо при помощи опытного специалиста. При этом за рыночную стоимость принимают более возможную цену, исходя из которой собственность может быть распродана на прозрачных торгах.

После того, как имущество дебитора обнаружили, приглашенный специалист должен определить ценность следующих параметров богатства:

  • недвижимое имущество;
  • дорогостоящие металлы и камни, украшения и лом из них;
  • ценный антиквариат, предметы искусства;
  • коллекционные деньги (рубли и валюта других стран);
  • ценные бумаги;
  • имущественные права (кроме дебиторской задолженности, которая не воплощается на аукционе);
  • объекты, чья ориентировочная стоимость выше 30 000 руб.

Алгоритм определения стоимости всего имущества должника состоит из нескольких пунктов:

  • заключение договора с заказчиком с подробным описанием требований;
  • подготовка необходимых документов и изучение поступившей информации;
  • согласование технологии расчета стоимости предметов;
  • составление отчета и заключение.

Для оценки имущественного права или определенного предмета роскоши судебный пристав фиксирует в описи их предварительную стоимость. Далее он выбирает оценщика и выносит соответствующее постановление в течение 3-х суток с момента получения экспертного отчета. Копии данного официального документа должны отправить взыскателю и должнику в течение дня.

Выявленная оценочная стоимость предметов обязательна при реализации постановления, однако может быть опротестована участниками делопроизводства в 10-дневный срок после уведомления о выполненной работе. Определение стоимости собственности судебным исполнителем, когда не был задействован оценщик, также может быть оспорено любой стороной дела.

Для того, чтобы выяснить стоимость акций, ценных бумаг, популярных на торгах, судебный пристав запрашивает курс у организаторов советующих бирж, а тариф на инвестиционные паи узнает от управления соответствующего фонда.

Примечание! Судебный пристав не позднее 30 календарных дней по истечении срока действия оценочного заключения инициирует повторную оценку предметов собственности и имущественных прав неплательщика с приглашением оценщика.

Результат имущественного оценивания может создать некоторые проблемы и нарушить интересы кредитора и дебитора, если стоимость взысканного имущества оказалась завышенной или наоборот заниженной. Например, при завышенной стоимости есть риск того, что имущество не смогут реализовать на аукционе из-за отсутствия спроса.

Все издержки, связанные с оценкой имущества должника, являются прямыми издержками, если их можно обосновать по закону, и подлежат оплате за его счет. При этом, в соответствии со ст. 117 ФЗ «Об исполнительном производстве», доля расходов может быть возмещена, если их удастся обосновать.

Так несогласный с результатом оценки взыскатель может потребовать компенсирования затрат от должника за проведение повторной процедуры с участием специалиста. Постановление, вынесенное старшим судебным приставом или его заместителем, служит основанием для этих целей.

В том случае, если дебитор или кредитор не доволен итогом данной операции, каждый из них может оспорить заключение, а судебный пристав вынужден пригласить оценщика повторно. При этом все расходы ложатся на плечи инициатора нового оценивания имущества.

Если были выявлены нарушения со стороны привлеченного специалиста, то издержки, связанные с оценкой имущества должника, являются необоснованными и могут быть взысканы с оценщика. Таким образом, судебные работники-исполнители вправе запрашивать возмещение затрат со специалиста за проделанную работу низкого качества.

Справедливая и грамотная оценка стоимости имущества неплательщика является фактором успешного и наиболее стремительного прекращения исполнительного производства, т.к. при актуальной рыночной цене отчуждение собственности происходит в сжатые сроки.

В случае несогласия с результатами выполненного определения стоимости любая из сторон судебного делопроизводства может обратиться с заявлением о ее повторном проведении, взыскав расходы с должника или некомпетентного специалиста.

Не нашли ответа на свой вопрос?
Узнайте, как решить именно Вашу проблему — позвоните прямо сейчас:

Хотелось бы обсудить с Вами, возможно, несколько заурядный, но не дающий, тем не менее, покоя, вопрос.

Как известно, ст. 85 Федерального закона «Об исполнительном производстве» устанавливает перечень оснований, при наличии которых судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика для оценки имущества должника, на которое обращается взыскание. Так, в силу п. 1-7 ч. 2 ст. 85 Федерального закона «Об исполнительном производстве», судебный пристав-исполнитель обязан в течение одного месяца со дня обнаружения имущества должника привлечь оценщика для оценки:

Это интересно:  Статья 46 Закона об исполнительном производстве и ее содержание 2019 год

2) ценных бумаг, не обращающихся на организованных торгах (за исключением инвестиционных паев открытых и интервальных паевых инвестиционных фондов);

3) имущественных прав (за исключением дебиторской задолженности, не реализуемой на торгах);

4) драгоценных металлов и драгоценных камней, изделий из них, а также лома таких изделий;

5) коллекционных денежных знаков в рублях и иностранной валюте;

6) предметов, имеющих историческую или художественную ценность;

7) вещи, стоимость которой по предварительной оценке превышает тридцать тысяч рублей.

В рамках нашего с вами диалога предлагаю сделать акцент на недвижимом имуществе, хотя, в принципе, большого значения для целей нашего с вами обсуждения вид имущества значения не имеет.

Итак, судебный пристав-исполнитель, при необходимости оценки недвижимого имущества должника привлекает оценщика, который «входит» в исполнительное производство посредством издания постановления о привлечении специалиста оценщика. Предположим, что в действиях судебного пристава-исполнителя не имеется никаких нарушений: все исполнительные действия и прочие процедурные моменты выполняются им законно, стороны исполнительного производства оповещаются надлежащим образом в соответствующих случаях и т.д., одним словом — действия пристава не являются незаконными.

В соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 85 ФЗ «Об исполнительном производстве» стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, является обязательной для судебного пристава-исполнителя при вынесении указанного постановления, но может быть оспорена в суде сторонами исполнительного производства не позднее десяти дней со дня их извещения о произведенной оценке;

Далее, возникает вопрос: каким образом оспаривается отчет об оценке оценщика, указывающий на стоимость недвижимого имущества, которая, во-первых, для пристава-исполнителя является обязательной (п. 3 ст. 4 ФЗ «Об исполнительном производстве»), а во-вторых — является стоимость, по которой будет реализованно имущество должника в дальнейшем?

Исходя из личной практики скажу, что данный вопрос, по какой-то причине, решается судами несколько дифферентно. Рассмотрим это на примере двух фабул.

Так, первая фабула заключается в том, что административный истец обратился в суд административным иском, ссылаясь на то, что в рамках исполнительного производства была проведена экспертиза по установлению рыночной стоимости принадлежащего ему недвижимого имущества (нежилых торгово-деловых помещений). Ознакомившись с отчетом об оценке, истец пришел к выводу, что отчет составлен с нарушениями законодательства (имеются противоречия с Федеральными стандартами оценки, которых должен придерживаться оценщик при оценке). Это, собственно, и послужило поводом для обращения в суд. В исковом заявлении истец потребовал признать незаконными действия судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления о принятии результатов оценки, а так же признать отчет об оценке имущества недействительным; приостановить исполнительное производство; назначить судебную экспертизу по определению рыночной стоимости недвижимого имущества; обязать РОСП УФССП России по субъекту отозвать направленное в Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом (Росимущество) уведомление о готовности к реализации арестованного имущества; установить стоимость нежилых помещений согласно стоимости, которая будет установлена отчетом судебной экспертизы.

Суд в части требований по признанию незаконными действий пристава и в части требований об отзыве направленного в ТУ Росимущества уведомления отказал, а в части остальных требований — прекратил производство на основании п. 1 ч. 1 ст. 194 КАС РФ и п. 1 ч. 1 ст. 128 КАС РФ, т.е. по причине того, что административное исковое заявление не подлежит рассмотрению и разрешению судом в порядке административного судопроизводства, поскольку это заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке, в том числе судом в порядке гражданского или уголовного судопроизводства либо арбитражным судом. В обосновании своей позиции, суд указал на то, что стороны исполнительного производства вправе оспорить в суде постановление судебного пристава-исполнителя об оценке имущества должника в порядке, предусмотренном главой 22 КАС РФ и главой 24 АПК РФ, либо в срок не позднее десяти дней со дня их извещения о произведенной оценке в исковом порядке оспорить стоимость объекта оценки, указанную оценщиком в отчете (п. 50 ППВС от 17 ноября 2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства»).

Безусловно, что в действиях пристава не содержалось ничего незаконного, поскольку отчет об оценке для него обязателен, а значит, что не принять даже противоречающий закону отчет об оценке он не может.

Фабула за номером два. Все по тем же основаниям (несогласие с установленной оценкой в отчете) истец обратился в суд с исковым заявления об оспаривании результатов оценки. На этот раз требования были сформулированы таким образом, что истцу представлялась стоимость недвижимого имущества, указанная в оценке, заниженной, и он, соответственно, просил данный отчет об оценке отменить, назначить судебную экспертизу по опеределению рыночной стоимости недвижимого имущества, подлежащего реализации в рамках исполнительного производства, а так же произвести отзыв направленного в ТУ Росимущества уведомления о готовности к реализации арестованного имущества и приостановить исполнительное производство. Учитывая предыдущий опыт, а так же вышеуказанный ППВС, истец обратился в суд по правилам именно гражданского, а не административного судопроизводства. Однако на этот раз суд счет необходимым отказать в принятии искового заявления, издав соответствующее определение, поскольку, в силу п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства. В данной ситуации действия пристава носят, опять-таки, законный характер, а поэтому оснований для оспаривания его актов, принятых в рамках исполнительного производства по правилам ч. 3 ст. 219 КАС РФ, не возникает. Видимо, суд смутило наличие требований об отзыве уведомления из Росимущества и о приостановлении исполнительного производства. Но тогда почему бы не принять исковое заявление к своему производству, удолетворить требования об оспаривании отчета об оценке, проведении экспертизы по оценке имущества, а в остальной части требований, если уж так хочется — отказать?

В этой связи возникает ряд вопросов. По правилам какого судопроизводства оспаривать отчет об оценке, составленый специалистом-оценщиком, принятый судебным приставом-исполнителем путем издания соответствующего постановления? Чем обусловены такие различные подходы судов в разрешении споров, связанных с оспариванием отчетов об оценке, принятых в рамках исполнительного производства? Быть может кто-то сталкивался с похожими проблемами, готов поделится опытом или некоторыми соображениями на этот счет?

Статья написана по материалам сайтов: wiselawyer.ru, pravo.ru, lichnyjcredit.ru, zakon.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector