+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

ОБЗОР: криптовалюте приоткрыли путь в российское законодательство 2019 год

Правовое регулирование криптовалюты – это закономерный шаг в развитии отношения к новому финансовому инструменту со стороны власти. Самое главное – решить, легализовывать виртуальные деньги или нет.

Правительство РФ всерьез задумалось о том, что криптовалюты – это децентрализованная платежная система. Любые транзакции проходят без участия субъектов власти, то есть не облагаются налогом и не отслеживаются. По этой причине предполагается внести изменения в законодательство России, и дискуссии на этот счет ведутся уже не первый месяц.

На начало 2018 года статус криптомонет в России не определен. Рынок есть, а законодательной базы нет. На сегодняшний день дела обстоят следующим образом:

  1. Правительство, представители власти обратили внимание на криптовалюты в 2014 году. Высказывались предположения, что биткоин выступает в качестве суррогатных денежных средств, к нему нужно присматриваться и тщательнее анализировать финансовые процессы в сети.
  2. В 2015 году заместитель министра финансов РФ Алексей Моисеев предложил проект закона о запрете оборота криптовалют на территории России. Закон не был принят.
  3. В том же 2015 году были заведены уголовные дела на 7 интернет-сайтов, работающих с криптовалютой. Их создателей объявили мошенниками, занимающимися отмыванием денег и использованием биткоинов на «черном» рынке. Запрет на работу сайтов был снят из-за отсутствия доказательств преступной деятельности. Анонимность системы не позволила идентифицировать личности участников. Это событие показало, что в России необходимо срочно разрабатывать меры контроля над криптовалютным рынком.
  4. В 2017 году Костромской суд разбирал дело по факту обмена биткоинов на реальные деньги. Опираясь на ст.172 УК РФ («О фальсификации финансовых документов группой лиц»), суд принял решение о незаконности данной операции.

Таким образом, можно сделать несколько выводов о статусе криптовалют в России:

  1. Это нематериальный актив.
  2. Могут использоваться не только для законных операций, но и для отмывания доходов от продажи оружия, финансирования террористов.
  3. Отсутствует прозрачность рынка криптовалют.
  4. ЦБ отказывается легализовывать криптомонеты, считая их денежным суррогатом.
  5. Единой стратегии развития рынка криптовалют у Минфина и ЦБ РФ нет.

Легализация криптовалют необходима участникам рынка, чтобы не попасть в руки мошенников и не оказаться на скамье подсудимых за любые операции с токенами.

По заданию Президента Минфин и ЦБ принялись за разработку законопроекта о криптовалютах с сентября 2017 года. Необходимость его принятия определяется следующим:

  1. Популярностью и распространением криптовалют на финансовом рынке.
  2. Бесконтрольностью деятельности криптодержателей, бирж, обменных площадок.
  3. Анонимностью участников майнинга.
  4. Введение запрета на киберденьги приведет к уходу их держателей на «черный» рынок.
  5. Необходимостью защиты майнеров от мошенников на биржах.

Новый закон о криптовалюте 2018 года планируют принять к июлю-сентябрю. На переходный период отводится 90 дней. По словам Б. Титова – защитника прав предпринимателей при Президенте РФ, закон будет очень жестким, но налогообложение регулировать не будет. Для этого придется создавать еще один параллельный документ.

25 января 2017 года Минфин представил законопроект «О цифровых финансовых активах». Основой документа стали следующие положения:

  1. Цифровые токены, криптовалюты расцениваются как «иное имущество». Это не денежные средства в прямом смысле слова, но их можно обменять на другой товар или услугу. Таким образом, биткоин приравнивается к ценным бумагам, безналичным финансам.
  2. ICO, согласно тексту проекта закона, это вид краудинвестинга. Участникам инвестирования необходимо добровольно раскрывать цель вложения средств, предоставлять бизнес-информацию.
  3. Количество вкладываемых финансов ограничивается 1 млрд рублей, для неквалифицированных инвесторов – 50 тыс. рублей.
  4. Зачислить киберденьги можно будет на специальный счет, оформленный на юридическое лицо.
  5. Открывать счета для оборота криптовалюты позволят всем, кто пройдет процедуру идентификации.
  6. Майнинг определяется как вид предпринимательской деятельности для юридических лиц и ИП.
  7. Доходы с торгов будут облагаться налогами.
  8. Процедура выпуска токенов будет сопровождаться контролем на всех этапах. Обязательной станет публикация публичной оферты с перечислением всех сведений об эмитенте и приобретателе актива.
  9. Статус национальной криптовалюта пока приобрести не сможет. В этом вопросе ЦБ и Минфин к согласию не пришли.

Выпуск крипторубля – попытка контролировать хаотичное движение киберденег со стороны государства. Эта идея вызывает неоднозначную оценку у Минфина и ЦБ. Центральный Банк РФ только присматривается к подобному активу, считая его лишь временным явлением, а не реальной единицей рынка.

Закон о криптовалюте в РФ в 2018 году введет понятие «крипторубль» и закрепит его в статусе финансового инструмента. Этот актив даст возможность взять под контроль часть стихийного рынка криптовалют и возможно обеспечит стабильность роста экономики страны.

Преимущества крипторубля для российской экономики:

  1. На сегодняшний день известно, что майнить крипторубль смогут только государственные органы. Это позволит контролировать стабильность курса, чем не может похвастаться биткоин.
  2. Переход на электронную расчетную систему с помощью новой валюты поможет оптимизировать налогообложение.
  3. Это отличный способ для привлечения иностранного капитала в страну.
  4. Возможность перехода на такой вид расчета внутри страны для юридических лиц и простых граждан.

Но создание и выпуск крипторубля полностью противоречит Конституции РФ, где говорится о том, что национальной валютой России является рубль, а остальные эмиссии запрещены законом.

По мнению Петра Дворянкина – сооснователя международной сети профессиональных инвесторов в цифровые активы CryptoLife, введение крипторубля можно рассматривать как поспешный шаг. Сначала нужно урегулировать недопонимания по этому вопросу между Минфином и ЦБ.

Если говорить о стоимости новой электронной российской валюты, то цена за 1 единицу может составить до 30 долларов.

Последние новости о криптовалюте, законопроектах и крипторубле вы сможете прочитать на сайте Happy Coin Club.

Криптовалюта — новое явление для государств. Когда «криптовалюта», «токены», «майнинг» входят в обиход обычных людей, возникает необходимость в правовом регулировании и защите. Поэтому депутаты Госдумы в первом чтении приняли 3 законопроекта, касающихся криптовалюты. Редакция RusCoins.info прочла тексты законопроектов и готова разъяснить букву закона для рядовых пользователей криптовалютами.

По сегодняшний день в РФ криптовалюты и операции, связанные с ними, за рамками закона, так как криптовалюты не закреплены как объект правовой охраны.

В Гражданском кодексе РФ (далее — ГК) предлагается внести определения «цифровые права» (ст.1411) и «цифровые деньги» (ст. 1412) и включить в список объектов гражданского права (ст. 128).

Законодатель определяет цифровое право как совокупность электронных данных (код или обозначение), существующие в информационной системе (читай — блокчейн), при условии, что в данной системе обеспечена возможность лица, имеющего данный код, получить возможность в любой момент ознакомиться с описанием соответствующего объекта гражданских прав.

Под цифровыми деньгами законодатель определяет совокупность электронных данных, используемых пользователями блокчейн для осуществления платежей.

Переход цифрового права, обременение или ограничение распоряжения им могут быть осуществлены исключительно через запись в информационной системе сведений.

Сделка с цифровым правом, отвечающая требованиям закона, подлежит судебной защите.

Законодатель РФ предлагает определение цифрового права (читай – токена) и цифровых денег (читай – криптовалюты) и предлагает внести их в список объектов гражданского права.

Таким образом, криптовалюты могут стать объектом купли-продажи, могут входить в состав имущества должника при банкротстве. Криптовалюту можно будет завещать, получить в наследство, получить как часть совместно нажитого имущества в случае развода. Сделки с цифровым правом будут подлежать судебной защите.

НО! Криптовалюта не является законным средством платежа. Иными словами, купить что-то за криптовалюту легально нельзя. Что делать простому человеку с биткоином, оставленным в наследство, не ясно. Законодатель оставляет пространство для установления в будущем специального режима оборотоспособности криптовалюты и её обмену на фиатную валюту, однако для этого потребуется принятие ещё ряда законов.

Видятся большие сложности с техническим обеспечение цифрового права. Непонятно, как будет осуществляется обременение или ограничение цифрового права. Например, по решению суда на имущество должника наложен арест ( в том числе и на криптовалюту). Как будет происходить принудительное отчуждение криптовалюты со счёта, неизвестно. Или, например, суд признает сделку, совершенную с криптовалютой, недействительной или ничтожной. Такая сделка отменяется и восстанавливается. Но отменить сделку, совершенную в блокчейн, технически нельзя.

По мнению RusCoins.info, законопроект «О цифровых правах» позволяет закрепить принципиально новый вид общественных отношений. Очевидно, что криптовалюта должна войти в правовое поле.

Во-первых, как отмечала депутат Госдумы, руководитель рабочей группы по оценкам рисков оборота криптовалюты, д.ю.н., профессор Элина Сидоренко в своём выступлении на Russian Blockchain Week, ограничение законопроекта исключительно на двух финансовых активах (криптовалюты и токены) неправильно: «В будущем мы сможем увидеть другие понятия, к примеру, псевдодомены, подписи, облигации, купоны и т.д.»

Во-вторых, возникают технические сложности в реализации того, что написано на бумаге. Законопроект выглядит сырым, требующим доработок, что влечёт написание ещё большего количества законов и загромождения законодательства.

«Законопроект внесет еще большую неопределенность, чем сейчас есть, если он будет принят», — отметила Элина Сидоренко.

В-третьих, налицо стремление законодателя применить аналогию к новым общественным отношениям. Законодатель сравнивает токены с ценными бумагами, а криптовалюту с обычной валютой и средством платежа. С этой позиции становится понятным, почему криптовалюта не может быть средством платежа, но её, как облигацию, можно будет легально хранить в надежде получить дивиденды с её реализации в будущем. Такая аналогия в регулировании крипто отношений, очевидно, не может работать оптимально.

Законопроект «О цифровых финансовых активах» направлен на закрепление в законодательстве РФ понятий цифровых финансовых технологий (читай – используемых на рынке криптовалют) и нового вида договора – смарт-контракт.

Это интересно:  Задаток и аванс: в чем разница и как выбрать наиболее выгодный вариант 2019 год

Законопроект определяет понятия: майнинг, криптовалюта, смарт-контракт, токен, цифровой кошелёк, цифровой финансовый актив, цифровая запись, реестр цифровых финансовых записей и пр.

Ст. 4. Законопроекта закрепляет особенности обращения цифровых финансовых активов. В частности, владельцы цифровых финансовых активов вправе совершать сделки по обмену токенов на рубли, иностранную валюту только через оператора обмена цифровых финансовых активов.

Законопроект предусматривает создание юридических лиц — операторов обмена финансовых активов — через которых будут проходить все финансовые сделки. А сами участники рынка обязаны будут иметь цифровой кошелек после прохождения процедуры идентификации его владельца. Целесообразность принятия данных мер обуславливают законами о борьбе с терроризмом.

Можно обозначить следующие цели законопроекта:

  1. Дать определение понятиям из области криптовалюты и описать новый вид договора — смарт-контракт.
  2. Регламентировать процедуру выпуска токенов и описать элементы публичной оферты выпуска токенов.
  3. Регламентировать ICO, установить обязательные элементы инвестиционного меморандума (читай – white paper).
  4. Регламентировать процедуру выпуска токенов и их обмена через специально созданных операторов обмена финансовых активов.

По мнению RusCoins, однозначный плюс этого законопроекта состоит в том, что в нём даются определения понятий, которые используют на рынке криптовалюты. Похвалим законодателя в стремлении дать правовую регламентацию смарт-контракту и выпуску токенов.

Во-первых, законопроект написан юристами. Несмотря на небольшой объём, он сложен для понимания участникам рынка криптовалюты. Стремление описать договор выпуска криптовалюты и смарт-контракт юридически лишь загромождает законодательство и вносит путаницу. Законопроект устанавливает возможность обмены цифровых финансовых активов (читай — криптовалюты) на рубли или иностранную валюту, однако данная возможность пока не регламентирована и будет определяться Банком России по согласованию с Правительством РФ.

Во-вторых, майнинг признается предпринимательской деятельностью, соответственно, к нему будут применены нормы о предпринимательской деятельности (прежде всего, установлены налоги, обязанности по регистрации и процедурные нормы).

В-третьих, лиц, выпускающих токены, законодатель стремится приравнять к инвесторам.

В-четвертых, мысль законодателя идёт вразрез с идеологией криптовалюты, суть которой сводится к децентрализации. Создание операторов обмена финансовых активов, предусмотрение валидаторов (лиц, осуществляющих подтверждение цифровой записи в реестре), введение цифровых кошельков, получение которых предусмотрено после процедуры идентификации, которые обусловлены борьбой с терроризмом, видится лишь как попытка государства установить контроль над криптовалютами и блокчейном. Можно прогнозировать то, что технически данный законопроект не будет реализован.

Данный законопроект направлен на регулирование отношений в области краудфандинга (инвестировании средств на инвестиционных платформах), и лишь косвенно касается криптовалют.

Данный законопроект напрямую не связан с криптовалютами, но закрепляет возможность использования смарт-контракта в краудфандинге, инвестировании посредством токенов.

Законодатель вводит в правовое поле краудфандинга смарт-контракт и токены, таким образом, предусматривая правовую защиту.

Данный законопроект детально регулирует порядок осуществления краудфандинга, закрепляя принципиально новые формы: приобретение токенов и возможность использования смарт-контрактов.

Данный законопроект усложняет существующие общественные отношения в краудфандинге. Однако, в отличие от законопроектов, рассмотренных выше, законопроект «О краудфандинге» выглядит продуманным.

Законы создаются для того, чтобы регулировать общественные отношения. Новые законы появляются тогда, когда в них появляется нужда. Законы пишутся людьми и для людей, а не в интересах государства. В принятии законов о криптовалюте видится попытка государства установить контроль над данной сферой отношений.

Скорее всего, к третьему чтению от проектов описываемых законов останутся только названия. Поэтому всерьёз анализировать положения законов пока рано, но вот пища для размышлений.

Радует, что власти хотят вывести виртуальные валюты в правовое поле, но есть опасения, что мы получим нежизнеспособные документы, которые вытолкнут Россию из криптосообщества на долгие годы.

Правовой статус криптовалюты в Российском законодательстве

В эру цифровой экономики технологии стремительно развиваются, вовлекая все больше заинтересованных лиц, и такие термины, как Big-data (бигдата), Blockchain (блокчейн), Smartcontract (cмарт-контракт) плотнее входят в нашу жизнь.

В связи с этим хотелось бы обратить внимание читателей на законодательные ограничения и правовые риски, связанные с оборотом криптовалют (в частности, биткоин).

В настоящей статье мы разберем четыре основных вопроса, которые видятся автору как краеугольные камни в настоящей тематике.

1) КРИПТОВАЛЮТА КАК ДЕНЕЖНЫЙ СУРРОГАТ

Прежде всего, необходимо понять, как действующее законодательство трактует криптовалюту и к каким правоотношениям относит.

Традиционно деньги это средство обмена товара на товар. Все деньги отнесены законодателем к имуществу, при этом наличные деньги — к вещам, а безналичные денежные средства — к иному имуществу.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 1 ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» к иностранной валюте относятся:

— денежные знаки в виде банкнот, казначейских билетов, монеты, находящиеся в обращении и являющиеся законным средством наличного платежа на территории соответствующего иностранного государства (группы иностранных государств), а также изымаемые либо изъятые из обращения, но подлежащие обмену указанные денежные знаки;

— средства на банковских счетах и в банковских вкладах в денежных единицах иностранных государств и международных денежных или расчетных единицах.

Криптовалюта не является объектом гражданских прав, так как не указана в ст. 128 ГК РФ, не относится к деньгам, поскольку не указана в ст. 140 ГК РФ, не соответствует ст. 27 Закона о Банке России, в соответствии с которой официальной денежной единицей России является рубль. Указанная норма так же гласит что введение на территории Российской Федерации других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещаются.

В Российском праве закреплен закрытый перечень ценных бумаг, поэтому криптовалюту нельзя признать бездокументарной ценной бумагой. Проблематично ее назвать и аналогом ценной бумаги или каким-либо финансовым инструментом, так как у криптовалюты нет эмитента.

Нельзя отнести криптовалюту к имущественным правам, потому что отсутствуют кредитор и должник по какому-либо обязательству. У обладателя криптовалюты нет права требования к кому-либо. Обладатель криптовалюты может передать данный актив третьему лицу либо обменять на другой актив или приобрести что-либо.

Криптовалюта и Биткоин, в частности, не подпадает под определение электронных денежных средств, которое дано в п. 18 ст. 3 ФЗ «О национальной платежной системе», а также не подпадает под определение платежной системы, которое содержится в п. 20 ст. 3 этого же Закона.

Таким образом, криптовалюты с точки зрения правового регулирования не могут быть отнесены ни к российским деньгам, ни к иностранной валюте, являясь своего рода денежным суррогатом.

Но главное, что в Российском законодательстве не закреплены такие понятия, как денежный суррогат, криптовалюта, виртуальная валюта.

С точки зрения уголовного права, денежные суррогаты — это частные средства платежа, номинированные в рублях или иных единицах (могущих быть переведенными в рубли) и имеющие ограниченное хождение в сфере реализации товаров, выполнения работ, оказания услуг.

С точки зрения банковского права, денежный суррогат может быть определен как платежное средство, не отвечающее признакам законного платежного средства и не являющееся специальным законным платежным средством, выпуск в обращение которого запрещен государством и наказуем в соответствии с законодательством.

Стоит отметить что, хотя выпуск суррогатов и запрещен, однако ответственности за это до настоящего времени в Российском законодательстве не установлено.

2) ЛЕГАЛИЗАЦИЯ (ОТМЫВАНИЕ) ДОХОДОВ, ПОЛУЧЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ

В соответствии с информационным сообщением Росфинмониторинга, размещенным на официальном сайте www.fedsfm.ru , использование криптовалют при совершении сделок является основанием для рассмотрения вопроса об отнесении таких сделок (операций) к сделкам (операциям), направленным на легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма.

Стоит отметить что, операции по криптовалютам носят спекулятивный характер, осуществляются на «виртуальных биржах» и несут высокий риск потери стоимости. Криптовалюта не требует ведения специальной отчетной документации.

В связи с анонимным характером деятельности по выпуску «виртуальных валют» неограниченным кругом субъектов и по их использованию для совершения операций граждане и юридические лица могут быть, в том числе непреднамеренно, вовлечены в противоправную деятельность, включая легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма.

Банк России предупреждает, что предоставление российскими юридическими лицами услуг по обмену «виртуальных валют» на рубли и иностранную валюту, а также на товары (работы, услуги) будет рассматриваться как потенциальная вовлеченность в осуществление сомнительных операций в соответствии с законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

В то же время, законодательство Российской Федерации не содержит прямого запрета на проведение физическими и юридическими лицами операций с использованием криптовалюты.

3) НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ

Как мы уже выяснили, в соответствии с Российским законодательством криптовалюта не является объектом гражданских прав и не относится к деньгам, наиболее подходящие понятие «денежный суррогат».

В этом ключе встает вопрос, возможно ли в настоящий момент налогообложение денежных суррогатов?

Во-первых, многочисленные проблемы порождает анонимность переводов, а также отсутствие отчетности по данным операциям, которую могли бы использовать налоговые органы.

Во-вторых, серьезным вопросом является налогообложение майнинга криптовалюты. Как отмечалось выше, за проведение операций по майнингу криптовалюты (т.е. за подтверждение операций внутри системы) майнеры вознаграждаются соответствующим количеством криптовалюты. При этом получается, что, если в ряде случаев криптовалюта может быть использована как средство платежа, то майнеры получают некий доход.

Отдельного внимания заслуживает вопрос о обложении операций с использованием биткоина налогом на добавленную стоимость (НДС). В настоящее время именно этот аспект налогообложения вызывает наибольшую сложность. Дело в том, что идентификация биткоина как товара или услуги для целей НДС не в полной мере соответствует особенностям юридической конструкции данного налога и, собственно, специфике биткоина как объекта.

Это интересно:  КОБР облигации Банка России: характеристики и порядок покупки 2019 год

В этом случае хочется обратить внимание на опыт некоторых стран Евросоюза. Так, биткоин отнесен к «контрактным» средствам платежа, выступающим в данном качестве в отношениях между лицами, которые пришли к соглашению рассматривать его таким образом. Согласно директивам ЕС «Об общей системе налога на добавленную стоимость», не подлежат обложению операции с валютой, банкнотами, монетами, используемыми в качестве законного средства платежа. ЕС пришел к выводу, что под действие нормы подпадают также валюта или средства платежа, не являющиеся законными платежными средствами, при условии их использования именно как средства платежа (альтернативы законному средству платежа) и принятия в таком качестве сторонами сделки. Исследовав правовую природу биткоина, ЕС признал его для целей обложения НДС не товарами/услугами, а платежным средством.

Данное решение повлияло на формирование подходов налоговых органов Европейских государств. Так, в сентябре 2016 года Налоговая служба Италии выпустила руководство для бизнеса по вопросам обложения НДС операций с биткоинами, согласно которому сделки с использованием биткоина квалифицированы как услуги, не облагаемые НДС (без права на налоговый вычет). Есть основания полагать, что при определении принципов обложения НДС обоснованно учитывать специфику биткоина как «виртуального товара», который сочетает в себе ряд свойств, характерных для услуг и средств платежа, обусловливающих особенности его налогообложения по сравнению с реальными товарами и услугами.

4) ЗАЩИТА ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЯ

За криптовалюты можно приобретать реальные товары и оплачивать услуги, что номинально делает их платежным средством. Как мы уже выяснили, в Российской Федерации отсутствует какая-либо правовая база для регулирования платежей, осуществляемых в криптовалютах, а также отсутствует какое-либо правовое регулирование торговых интернет-площадок, он-лайн бирж. В связи с этим все операции с перечислением криптовалюты производятся их владельцами на свой страх и риск; нет возможности отмены транзакции.

Отсутствует возможность обратиться с жалобой к центральному администратору (максимум администратору ресурса, на котором осуществлена операция), а также в суд с заявлениями, например, об отмене (оспаривании) сделки, о возврате некачественного товара и т.п. Поэтому, если плата за товар произведена, но он не был получен покупателем (плательщиком), никто не дает гарантию возврата платежа.

В случае произведения расчетов в криптовалюте (в частности, Биткоин), в отличие от расчетов наличными деньгами и других способов оплаты Биткоин оставляет доказательство, что та или иная транзакция имела место. Все транзакции находятся в открытом доступе, но с учетом анонимности криптовалют установить контрагентов по сделке и доказать между кем была транзакция практически не возможно.

Хочу отметить, что в разных странах мира биткоинами можно оплачивать покупку недвижимости, автомобилей, а в некоторых случаях производятся выплаты заработной платы. Сейчас их уже повсеместно принимают тысячи продавцов по всему миру — это представители мелкого и среднего бизнеса в РФ и зарубежом.

Но в Российской Федерации, осуществляя по сделке оплату криптовалютой, покупатель остается один на один с продавцом и проблемой, которая возникнет, если он столкнется с недобросовестным контрагентом, ине может рассчитывать на помощь и защиту Закона.

ЧТО НАС ЖДЕТ В БЛИЖАЙШЕМ БУДУЩЕМ

Как мы увидели, в настоящий момент в Российском законодательстве не даны определения криптовалют и не предусмотрена мера ответственности за операции с ними, в законодательствах зарубежных стран эти пробелы понемногу заполняются. Так в ряде стран Европейского союза майнинг и торговля на криптовалютной бирже налогами не облагается, в то же время в США активно обсуждается вопрос применения ставок НДС к операциям по криптовалютами.

Хочется предупредить читателя о грядущих скорых изменениях и в Российском законодательстве.

До настоящего времени позиция правительства Российской Федерации по отношению к этому вопросу непостоянна и изменчива: от радикального «полностью запретить любой оборот и за нарушение применять меры уголовной ответственности» до «разработать льготный налоговый режим и разрешить деятельность в специальных экономических зонах».

На фоне этого, 22 мая 2018 года в Государственной Думме РФ в первом чтении принят законопроект «О цифровых финансовых активах», в котором даны определения, что такое криптовалюта, майнинг,блокчейн и валидация, регулируется выход юридических лиц на ICO. Законодателем подготовлены поправки в Гражданский кодекс РФ, которые вводят понятие «цифровое право». Готовятся поправки в КоАП РФ, который предлагается дополнить соответствующими статьями 14.15.2 — 14.15.3, а в Федеральном законе «О Центральном банке Российской Федерации» нормативно определить понятие криптовалют и закрепить меру ответственности.

Но не стоит забегать вперед, ведь есть основания полагать, что в последующий чтениях закон буден дополнен и изменен.

В следующих статьях мы с Вами рассмотрим, какие поправки в законы РФ будут внесены и что они значат, более подробно рассмотрим мировой опыт, поговорим о том, можно ли считать криптовалюту «оффшором», и как будут исполнятся решения судов в по ограничению или изъятию криптовалютных активов.

До скорой встречи, уважаемые читатели!

Поликахин Михаил Сергеевич

Юрист МКА «Юрасов Ларин и партнеры»

Россия пыталась принять закон относительно криптовалюты с начала января 2018 года, но пока все безуспешно. Основной правительственный законопроект «О цифровых технологиях», который, в соответствии с пожеланиями президента Владимира Путина (Vladimir Putin), должен был быть принят к 1 июля, но, скорее всего, будет отложен до октябрьской сессии Думы.

По словам Артема Толкачева (Artem Tolkachev), самопровозглашенного «первого» юриста в СНГ, который начал работать с биткоином (BTC) и блокчейном, законопроекты не были приняты в июле «из-за сложности темы и отсутствия единого мнения среди государственных органов по поводу того, как и что они должны регулировать».

Проблема регулирования криптовалюты перешла в конфликт между более консервативным российским Центральным банком и Министерством экономического развития, готовым принять новую технологию в надежде привлечь больше бизнеса в страну, что в свою очередь повлечет финансовые вложения.

Толкачев, который был председателем Российского блокчейна-сообщества с 2016 года, а также основал Blockchain Lab в Deloitte CIS, заявил, что текущий вариант законодательства, состоящий из трех законопроектов, не оправдал его ожиданий.

В одном выступлении Толкачев заявил, что, «конечно, он разочарован действующей редакцией регламента», отметив, что три законопроекта («О цифровых технологиях», регламент Центрального банка о краудфандинге, включая ICO и поправки в ГК РФ) были подготовлены самостоятельно, что делает их «достаточно неэффективными».

«Я провел около двух лет, обсуждая с Центральным банком, Министерством финансов, Министерством экономического развития, службой общей безопасности и всеми другими организациями, как мы можем регулировать этот вопрос. И я пытался им объяснить идею о том, что мы можем быть страной, которая привлекает такой бизнес, и мы можем иметь крипто-дружественную среду. К сожалению, все так, как есть. Что я могу сказать? Вот и все».

Юрий Припачкин (Yuri Pripachkin), президент Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ), сообщил, что также проходили консультации при формировании криптовалютного законопроекта, но что он все еще не готов. По словам Припачкина, российский криптовалютный законопроект в его нынешнем виде «намного отстает от тех, которые были приняты в Беларуси, Казахстане, Сингапуре, Швейцарии и многих других странах».

В конце января 2018 года Министерство финансов России (Минфин) представило первый вариант российского криптовалютного законопроекта. Законопроект включал в себя статьи для регулирования крипто и блокчейн-технологий, таких как смарт-контракты, майнинг и ICO. Центральный Банк России также готовит законопроект «О краудфандинге».

Толкачев уточнил, что законопроекты «не создаются для регулирования существующих криптовалют и токенов», они специально направлены на новые ICO:

«Согласно этим законопроектам, ни одна из существующих криптовалют, особенно криптовалют, за которыми ничего не стоит, например, биткоин не будет разрешена в России. Они вообще не подпадают под действие этого законодательства. Все три законопроекта будут созданы только для токенов на основе активов, а не для криптовалют».

Первый вариант законопроекта изначально не понравился Банку России, сообщает местное новостное издание ТАСС, которое в свое время сообщило, что Центробанк не согласен с тем, как осуществляются транзакции между криптовалютами, рублями и иностранными валютами. Однако Минфин отметил, что любой законодательный запрет на криптовалютные транзакции «приведет к созданию условий для использования такой валюты в незаконных целях».

Припачкин сообщил, что «Минфин и Центральный банк не могут найти золотую середину, потому что у них разные мнения относительно законодательства о криптовалютах, и это влияет на процесс принятия законов».

В конце февраля Президент России, Владимир Путин, заявил, что законопроект должен вступить в силу не позднее 1 июля 2018 года. Тогда Центральный Банк все еще хотел криминализировать инвестиции в токены ICO, а Минфин настаивал на справедливом регулировании, сообщает местное новостное издание Парламентская газета. Издание цитирует председателя Комитета Госдумы по финансовому рынку, Анатолия Аксакова (Anatoly Aksakov), который прокомментировал позицию Центрального банка:

«Центральный банк выступил против легализации этого вида цифровой валюты, поскольку граждане тогда могли активно начать инвестирование, не изучив все возможные риски».

Толкачев отметил, что госорганы, как и Минэкономразвития, «гораздо больше занимаются созданием хороших условий для существующего бизнеса и для привлечения нового бизнеса», и поэтому считают, что регулирование должно коснуться и нынешних законопроектов. С другой стороны, Толкачев отмечает, что Центральный банк и министр финансов являются «очень консервативными, и не очень хотят принимать криптовалюты».

Это интересно:  Калькулятор расчета неустойки по статье 155 ЖК РФ 2019 год

В марте этого года группа российских депутатов во главе с председателем Аксаковым внесла в Государственную Думу первый проект законодательства о криптовалютах и ICO, а также проект закона «Об альтернативных методах сбора средств (краудфандинге)».

Этот проект определяет криптовалюты и токены как цифровые активы, причем торговля разрешена только через авторизованные криптовалютные биржи и устанавливает правила KYC (знай своего клиента) для ICO. Цифровые активы в Российской Федерации также определяются как собственность, а не как законное платежное средство. Мартовская версия отличается от первоначального январского варианта тем, что теперь она соответствует требованиям криптобиржи Соединенных Штатов, то есть она прошла проверку счетов на способность бороться с отмыванием денег (AML) и финансированием терроризма (CTF).

Январские разногласия между Центральным банком и Минфином были решены в марте, сообщает местное новостное издание РИА Новости, при этом Банк России отметил, что будет разрешен обмен рубля, иностранной валюты или имущества на токены, выпущенные российскими ICO, в то время как использование криптовалют не будет разрешено из-за возможности совершения «сомнительных транзакций».

Также в марте, Игорь Судец (Igor Sudets), член экспертной комиссии Госдумы по цифровой экономике и блокчейну, заявил, что из-за предложенного законопроекта об ограничении внутренних инвестиций в Россию, ICO инвесторы могут не захотеть проводить российские ICO:

«Я очень надеюсь, что специфика инвестирования в ICO будет доработана ко второму чтению. Потому что иначе никто не захочет проводить ICO в российской юрисдикции, поскольку главная цель, собрать деньги, будет недостижима».

Припачкин сообщил, что в настоящее время РАКИБ работает над созданием дополнений к законопроекту, которые могут быть предложены в Госдуму, и надеется, что российские чиновники примут эти изменения во внимание:

«Пока идет работа над подготовкой советов, мы очень надеемся, что нас услышат. Юридические лица должны реально понимать, что если они собираются принять закон, но при этом они не заинтересован в этой отрасли, она не выживет».

Он отметил, что считает, что проекты «в дальнейшем будут приняты и реализованы». Иначе, по мнению Припачкина:

«Никто иностранных инвестиций не будет, более того, могут уйти местные инвесторы».

Проблемы, которые Припачкин видит в законопроекте, заключаются в том, что нет ясности «в понимании механизма ICO и лицензирования криптоваютного обмена», но он отмечает, что майнинг классифицируется как предпринимательская деятельность и облагается налогами и НДС.

Последний вариант законопроекта был одобрен Государственной Думой в первом чтении 22 мая почти единогласно: 410 «за» и 1 «против».

Однако, 19 сентября российский новостной портал Ведомости сообщил об обновленной версии законопроекта, в котором больше нет определения «криптовалюты», а майнинг определяется как «выпуск токенов для привлечения инвестиций в капитал». В предыдущей версии законопроекта майнинг определяялся как добыча криптовалюты.

Законопроект не признает цифровую валюту законным платежным средством. Вместо этого Центральный банк, Министерство финансов и Министерство экономического развития разработают отдельные принципы по руководству этими валютами как платежным средством в «контролируемых количествах». Законопроект также признает цифровое подтверждение пользователем в смарт-контракте юридически эквивалентным письменному согласию.

В то время как криптовалютные биржи не попадают под действие этого законопроектов, Толкачев отметил, что россияне все еще могут торговать криптовалютой через пиринговые биржи, в так называемой, «серой зоне». Толкачев также подчеркивает, что законопроект не регулирует с криптовалютные транзакции. Федеральная служба финансового мониторинга России отмечает, что операторы криптобирж подпадут под действие статьи 5 Федерального закона (AML и CTF) или потеряют лицензию.

Припачкин сообщил, что «российская криптоиндустрия и криптоэкономика затормаживают развитие лучшего пути для криптовалюты. Ограничение законодательством страны — не проблема для нас. Но, конечно, мы хотели бы иметь первые законодательные нормы в мире».

В начале сентября специальный представитель президента России, Дмитрий Песков (Dmitry Peskov), заявил, что Россия не готова к обращению и выпуску криптовалют, так как это «противоречит основным функциям правительства». Песков отмечает, что лучшим способом легального развития криптовалютной сферы в стране является создание регулятивной песочницы для анализа различных аспектов криптоиндустрии.

Центральный Банк России объявил 11 сентября об успешной проверке ICO Сбербанка и Национального расчетного депозитария.

Совсем недавно, 15 сентября, лоббистская группа Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) объявила, что они также работают над созданием альтернативного законопроекта о крипторегулировании, чтобы прояснить предполагаемые противоречия в существующем законопроекте «О цифровых финансовых активах». Этот новый законопроект будет разработан российскими бизнесменами, в том числе двумя богатейшими бизнесменами страны: Владимиром Потаниным (Vladimir Potanin), владельцем горно-металлургической компании «Норникель» и Виктором Вексельбергом (Viktor Vekselberg), главой российского инновационного фонда «Сколково».

Вице-президент РСПП, Элина Сидоренко (Elina Sidorenko), пояснила, что новая версия альтернативного законопроекта позволит разделить цифровые активы на три группы: токены, которые будут эквивалентны ценным бумагам, криптовалюты и цифровые «знаки». Сидоренко, которая не уточнил, что такое цифровые «знаки», отметила:

«Криптовалюты будут иметь особый статус, который никогда ранее не появлялся в российском законодательстве, и будут регулироваться на основе законов и правил, которые будут издаваться российским Центральным банком. Центральный банк будет выдавать лицензии на обменные операции. В связи с этим статус владельцев криптовалют будет заметно облегчен по сравнению со статусом владельцев ценных бумаг».

В случае одобрения членами РСПП, законопроект может быть затем обсужден с российскими официальными лицами в октябре.

В середине сентября криптовалютная биржа Huobi присоединилась к российскому инновационному фонду VEB, чтобы поделиться опытом по крипторегулированию и помочь создать «правовую основу, которая могла бы конкурировать с нынешними перспективными юрисдикциями».

Несмотря на то, что президент Путин сам назначил уже прошедший крайний срок принятия законов о регулировании криптовалюты, лидер страны до сих пор не дал четкого, окончательного ответа о будущем криптовалют в России.

Тем не менее, криптовалюта была упомянута во время последней «Прямой линии», где Путин отвечает на вопросы жителей страны. Тогда он выразился относительно негативно, хотя и неопределенно, о криптовалютах и их вариантах использования, отметив, что они частично хорошо работают в Японии, а в других странах нет.

Толкачев считает, что причина, по которой Путин захотел говорить о криптовалюте в «Прямой линии» — отсутствие консенсуса между регулирующим и государственным органами:

«Поэтому, если он на что-то ответит, это будет что-то типа прямого распоряжения регулирующим органам и органам государственной власти. Я думаю, что он просто не хочет делать это прямо сейчас, потому что эта тема активно обсуждается».

Припачкин добавил, что Путин просто повторяет позицию Центрального банка, и что РАКИБ в своих предлагаемых поправках к этому законопроекту «работает над объяснениями о том, почему они думают, что что-то идет неправильно и пытаются прояснить опасения «Центрального банка».

Использование криптовалюты с целью избежания санкций стала распространяться по всему миру после того, как Венесуэла, страна, находящаяся под международными санкциями, создала свою государственную криптовалюту Petro, поддержанную нефтью, в начале этого года.

В январе Сергей Глазьев (Sergei Glazyev), советник президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции, заявил, что «Крипторубль» (CryptoRuble), созданный российским правительством, смог бы смягчить некоторое экономическое давление, вызванное западными санкциями.

Тем не менее, Толкачев не думает, что Россия не обратится к криптовалюте, чтобы избежать санкций в ближайшее время, тем более, «Крипторубль» «все еще просто слух, который неоднократно отрицался различными государственными органами»:

«Я думаю, что с точки зрения государства, не очень безопасно полагаться на криптовалюту, которую государство не контролирует, в качестве основного источника борьбы с санкциями Насколько я понимаю, на данный момент мы не можем обсуждать вопрос использования криптовалюты для борьбы с санкциями».

С другой стороны, Припачкин был уверен, что проект «Крипторубля» со временем будет реализован:

«Этот проект будет создан. Сергей Глазьев отлично разбирается в экономике и понимает, о чем говорит».

Но Толкачев считает, что Россия будет искать способы контроля криптовалюты, так как это закрепилось в русском менталитете за последние «десять лет»:

«Россия и российский менталитет последних десяти лет были направлены на то, чтобы конкурировать с остальным миром и строить что-то свое. И, конечно, российское правительство хотело бы иметь контроль над интернетом, над криптовалютой В такой ситуации, где задействовано много людей, много новых технологий, правительство хотело бы иметь немного больше власти, чем другие страны из-за нашего менталитета».

Статья написана по материалам сайтов: happycoin.club, ruscoins.info, zakon.ru, ff.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector