+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Регионы банкроты: о размере и причинах несостоятельности 2019 год

Сентябрь 2013 ознаменовался информацией о том, что во многих регионах нашей страны ситуации долговых обязательств стали настолько критическими, что администрация уже была готова озвучить заключение о банкротстве целой области в ближайшие годы.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Согласно прогнозам экспертов, на 2017 год, если подобная тенденция сохраниться, пусть она уже и чуть видоизменилась в лучшую сторону, но к 2020 году Россия сможет смело объявить свои первые регионы банкроты, от чего экономика страны наверняка пошатнётся и не единожды, за длительный период установления «юридического» банкротства областей.

Сначала, необходимо разобраться в том, что же это вообще такой за термин «банкротство», согласно законодательству. Начиная с 26.10.2002 законом №127 было объявлено, что несостоятельностью считают невозможность оплаты юридическим лицом или же гражданином, тех денежных обязательств, что они на себя взяли.

Но даже спустя практически 5 лет, с момента объявления таких неутешительных прогнозов, в нашем законодательстве так и не появился интересный пункт о том, что целый регион можно признать несостоятельным. До тех пор, пока соответствующую поправку не внесут, подобное заявление просто остаётся голословным высказыванием, а регионы всё так же погрязают в долгах, беря одни, чтобы успеть погасить другие.

Какие регионы могут считаться банкротами, смотрите в этом видео:

И до тех пор, пока ситуация не улучшится, ввод подобной вспомогательной статьи в законодательство просто необходим. Но как же всё плохо на самом деле, если посмотреть на сухую статистику?

Согласно данным, которые удалось собрать за 2016 год, министерство финансов объявило, что на 1 января 2017 задолженности немного снизились в ЦФО и ЮФО, однако Кемеровская область всё ещё находится на гране банкротства. То же можно сказать и про Омскую область. Также был составлен целый антирейтинг областей и регионов, согласно которому:

  1. Московская, Тверская и Рязанская области заняли первое место, с общим долгом на троих в 220 миллиардов, которые должны были быть погашены ещё в середине 2016.
  2. На втором месте расположился всё тот же прелестный Краснодарский край, которому удалось вместе с Волгоградской областью собрать долгов на 120 миллиардов.
  3. И наконец почётное третье место досталось культурной столице России – Санкт-Петербургу, вместе с Архангельской областью и Вологдой, вместе скопившим долгов на 80 миллиардов российских рублей.

И каким же образом к этому всему относятся сами жители областей, и что думают по этому поводу?

Как бы парадоксально это не прозвучало, практически сразу после того, как Министерство финансов отчиталось о подобных проблемах, поступили запросы про дополнительные миллиардные займы от всех областей, которые находились в списке худших.

Рейтинг регионов по долговой нагрузке.

И это учитывая то, что ещё в 2013 году Брянской областью, например, был достигнут исторический рекорд по росту государственного долга. Практически за 8 месяцев, она смогла повысить свои 6 миллиардов ещё на 2, в результате чего вышли колоссальные 8 миллиардов задолженности.

И согласно заявлениям, всё той же администрации, кредиты в данной области брались лишь с целью сокращения кассовых разрывов, и для финансирования новых расходов в бюджете, и в ближайшие несколько лет они должны быть полностью погашены за счёт новых источников доходов, что появились в регионе.

Зам министерства финансов в свою очередь положительно ответил и согласился с заявлениями журналистов о том, что его также всегда настораживают кредиты, и в приоритетах страны стоит жизнь на собственных доходах, без использования денег «из воздуха».

Но также, упомянут был и тот момент, что областной администрации просто приходится мериться с теми статьями на расходы, которые ей достаются от других сфер деятельности в регионе. Например, всё в том же Мурманске доходные базы растут не с той скоростью, с которой этого хотелось бы, и потому приходиться постоянно заимствовать деньги из федерального бюджета, для покрытия хоть малой статьи расходов.

Ну, а вот администрация карельского региона отреагировала совершенно иначе, переполошив всех присутствующих. Сам министр финансов данного региона на соответствующем заседании отмечал, что у них просто не остаётся иного выбора, кроме как жить постоянно в долг.

Проблемы государственных долгов в регионах выносились на обсуждение как на начальных, так и на наиболее высоких уровнях власти, вплоть до президента, уже не один раз.

Одна наибольшей активностью отметились аудиторы в Счетной палате, среди которых был А. Филлипенко, высказывавшие схожие с теми, что описаны выше, опасения по поводу всё больше ухудшающейся тенденции.

Было высказано то, что основная ответственность всё ещё лежит на самих регионах, которые никоим образом не стараются изменить свою ситуацию в лучшую сторону, чтобы там не говорили руководящие верхушки, однако также высказал и утверждение, что без федеральной помощи и ресурсов, изменить ничего нельзя. Потому следует укрепить экономическую базу территорий и сформировать для них определённую поддержку, как можно скорее.

Во время расширенного заседания коллегий, было высказано несколько радикальных способов решения проблемы, среди которых были:

  • Увольнение или уход в отставку для тех глав регионов, где был зафиксирован наиболее резкий и серьёзный рост в кредитных задолженностях за последний полгода, и при этом администрация не намерена погасить появившиеся дыры в ближайшие несколько лет. Если верить министру, то губернатор способный довести свой регион до банкротства, не может распоряжаться в дальнейшем его судьбой.
  • Создание комитета по решению данного вопроса, главной целью которого стал бы поиск возможностей реализации регионов, для закрытия уже возникших долгов в максимально короткий срок.

Помимо прочего, самим Силуановым было признано наличие некоторых проектов государственного уровня, которые увеличивали расходы в регионах и определённых субъектах.

Среди прочего, аналитиками было отмечено то, что замедленный рост в экономике страны можно было увидеть невооружённым глазом, ещё в далёко 2012 году. Однако из-за того, что правительство затянуло с мерами, по стимуляции и развитию ослабевшей отрасли, и начало все действия по реанимации отечественной экономики лишь в 2013 году, на сегодняшний день мы имеем то, что имеем.

Но здесь стоит учитывать и то, что это связано с расстановкой приоритетов, так важным в главенствующих чинах стало уменьшение инфляции, и они не успели заметить, как то, что длительное время позволяло ВВП страны расти, будь это цена на нефть, или же приток иностранных капиталов, просто постепенно перестали работать в разрезе России.

В результате этого, можно сделать вывод, что проблема не в том, сколько кредитов берут в администрации региона, а в том, как их собираются отдавать.

Но если отречься от общей экономики страны, ВВП и прочих не совсем понятных обывателю понятий, то на ум приходит вопрос «А какие негативные последствия ощутят на себе жители региона банкрота?». Важно понимать, что если всё-таки с юридической точки зрения объявить, например, компанию банкротом, то она лишается всех своих резервов и всего имущество, которое пойдёт на погашение долгов, согласно арбитражному суду.

Это интересно:  Условное обязательство и особенности отражения в бухгалтерском учете 2019 год

Ну, а когда речь идёт о целой области в стране, то следует понимать, что долги перед центральным банком будут гаситься не деньгами, которые только у него же и можно взять, а земельными ресурсами.

Так, как доход региона и предприятий расположенных в нём, уже не может покрыть займы, которые он берёт, то расплачиваться придётся другим образом. А не может он этого сделать, согласно определению региона-банкрота, которое давалось чуть выше.

Какие регионы являются потенциальными банкротами и что с ними будет-расскажет это видео:

В данном случае, единственным возможным вариантом станет, практически «продажа» активов региона, и все понимают, чем это в итоге может обернуться для жителей и для всей страны. Однако существует и возможность «вспомогательного» займа, которая позволит взять временный кредит под меньший процент, дабы погасить более крупный.

И всё же, часть экспертов высказалась по поводу того, что они сочли главными причинами столь стремительного долгового роста регионов России. И одной из причин, которую все называли единогласно, стали увеличенные социальные обязательства в бюджете страны.

Ну, и наконец, наиболее реалистичной причиной стал сырьевой характер экономики. Дело в том, что страна в основном ориентировала своё ВВП на продажу ресурсов, подобно газу и нефти, поэтому когда они обесценились на мировом и местном рынках, статья доходов в областях резко и быстро сменилась, тем самым сделав из них почти банкротов.

Вот и получается, что единственным шансом исправить настоящее положение является лишь полное изменение ориентации внутреннего и внешних рынков Российской Федерации.

Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему — позвоните прямо сейчас:

Российские регионы в долгах как в шелках — на круг они задолжали 1,4 трлн руб. К этой сумме нужно приплюсовать 250 млрд городских и районных долгов. При этом центр запрещает губернаторам сокращать социальные расходы, грозя отставкой.

«АиФ» решил разобраться, стоит ли ждать банкротства целых губерний и как это может сказаться на их населении.

Сегодня деньги между центром и регионами делятся так, как в иной семье жена делит деньги мужа: ты мне зарплату отдай, а я тебе каждый день на обеды буду выдавать. Большую часть собранных на местах налогов (в том числе самые «жирные» — НДС, налог на добычу полезных ископаемых, на доходы физлиц) забирает федеральный центр. Региону остаётся обычно не более 30% сборов (налог на имущество организаций, транспортный налог и др.). И этими сборами надо покрыть расходы — а тут и капремонт, и дороги, и зарплаты бюджетникам. Денег на всё не хватает, приходится выпрашивать обратно у центра. Тот выделяет губерниям дотации (трансферты), но — под конкретные цели. То есть не просто выпроси, а обоснуй, зачем тебе бизнес-ланч, когда можно обойтись булкой с кефиром.

В итоге получается, что даже у богатых природными ресурсами областей не хватает средств. Чтобы свести концы с концами в своих бюджетах, губернские власти вынуждены идти в коммерческий банк за кредитом.

Считается, что федеральная власть осложнила жизнь губерниям, потребовав в мае 2012 г. повышения зарплат бюджетникам до средней по субъекту РФ. Хотя Леонид Давыдов, глава экспертного совета Фонда развития гражданского общества, считает, что эта нагрузка губернаторам же во благо: «Для некоторых регионов увеличение зарплат учителям и врачам жизненно необходимо, иначе в регионах будет слишком сильная текучка кадров. Но власти там должны найти правильный угол зрения на выполнение майских указов». Судя по растущим как снежный ком долгам, с «углом зрения» у региональной элиты не всё в порядке. Одни пытаются урезать социальные программы, другие залезают в долги.

Алексей Ост­ровский, губернатор Смоленской области, выдвиженец ЛДПР, честно признал, что его регион на грани банкротства. «Больше нельзя продолжать политику кредитования и наращивания госдолга области, — пояснил он нам. — Либо доходная часть бюджета вырастет за счёт налоговых поступлений, либо, если не получится, будем обращаться к федеральному центру, в том числе к руковод­ству «Единой России». Апелляция к партии власти неслучайна. Не так давно в столице дважды собирали замов губернаторов. 1-й замглавы Администрации Президента РФ В. Володин и замсекретаря генсовета «ЕР» О. Баталина разъясняли им необходимость исполнения «майских указов» любой ценой. Да и сам В. Путин дал понять губернаторам, что на зарплатах им сэкономить не удастся: «Денег на всё не хватает — и никогда не хватит. Вопрос не в наличии средств, а в рациональном их использовании». С использованием, как водится, беда.

Вряд ли в других регионах его поддержат. Хотя урезать д­ействительно есть что. Например, в Волгоградской области траты на аппарат управления в этом году составят около 3 млрд руб. Это 1/10 госдолга областного бюджета. А в Челябинской области, у которой в бюджете-2014 не хватает 12 млрд, не экономят на передвижениях губернатора. Так, в конце августа он летал заказным авиарейсом в Хабаровск на совещание к президенту. На сайте госзакупок можно увидеть, что вояж обошёлся бюджету области почти в 4,5 млн руб. Обычный авиабилет Челябинск — Х­абаровск стоит около 30 тыс.

По Бюджетному кодексу максимальный госдолг региона не может превышать 100% бюджета. У некоторых дела совсем плохи (см. инфографику). Кстати, первый город-банкрот (пока не регион) фактически уже есть: это Луга Ленинградской обл. Там администрация умудрилась задолжать 12 млн при населении чуть меньше 40 тыс. В октябре счета администрации фактически заморозили и ввели внешнее управление. Как ни странно, народу от нечаянного банкротства только польза: если бы сверху не вмешались в ситуацию, горожане рисковали встретить зиму в темноте и с холодными батареями. Виной тому долги коммунальщиков: один «Лужский водоканал» задолжал энергокомпаниям более 81 млн руб.

Спрашивается, почему власти не в состоянии заработать и лезут в кредиты, проценты по которым съедают бюджетные миллиарды? Во многом это зависит от качества управления. А оно прямо увязано с профессионализмом и некоррумпированностью чиновников, считает Наталья Зубаревич, профессор МГУ, эксперт в области социальной и политической географии: «Счётная палата может тщательно проверять региональные бюджеты, но риск наличия неумного губернатора есть всегда. Проблема в том, можете ли вы сменить этого неумного губернатора». Кстати, Минфин сейчас готовит предложения об усилении ответственности «неумных» — вплоть до отставки. Санкции предлагают вводить, когда цифра долга регионального бюджета приблизится к 10% его доходной части.

По мнению Л. Давыдова, в случае банкротства региона социальных потрясений быть не должно: зарплаты бюджетникам всё равно будут выплачиваться в первую очередь. Правда, имущество области запросто может пойти с молотка. Аналитики уверены, что регионам, чтобы добиться роста и нормально собирать налоги, зарабатывать на все свои расходы, надо выполнять собственные инвестиционные программы, потому как никакой бизнес не придёт на территорию без дорог и инфраструктуры. В противном случае целые губернии действительно могут повторить печальную участь американского Детройта.

Это интересно:  Гарантийные обязательства по договору подряда и их отражение в БУ 2019 год

Большинство российских регионов рискуют оказаться банкротами из-за нового проекта правил реструктуризации бюджетных кредитов, разработанного Минфином. Между тем эксперты утверждают, что новый механизм будет действовать избирательно и использоваться преимущественно в качестве кнута по отношению к губернаторам, для которых экономическая повестка в условиях кризиса до сих пор не стала главенствующей.

По данным РБК, Минфин разработал проект правил реструктуризации бюджетных кредитов регионам (они выдаются из федерального бюджета под символические 0,1% годовых, формируют половину всего госдолга регионов). Согласно документу, в том случае, если регион-должник просрочит процентную выплату или погашение реструктурированного кредита, а также не заключит дополнительного соглашения, ему придется единовременно выплатить весь долг, который был реструктурирован. По мнению специалистов, формально речь идет о дефолте.

Напомним, что в сентябре глава государства Владимир Путин анонсировал запуск программы реструктуризации бюджетных кредитов регионов. Программа рассчитана на семь лет, а для некоторых субъектов и на 12. По словам Путина, регионам предстоит «выплачивать всего по 5% долга ежегодно» — это позволит им сэкономить 428 млрд рублей в 2018—2019 годах. В частности, президент разъяснил, что речь идет о дополнительных средствах, которые позволят регионам создавать новые рабочие места, повышать уровень жизни, решать транспортные и многие другие проблемы.

Близкий к Кремлю политолог, пожелавший сохранить инкогнито, пояснил «URA.RU», что дополнительные ужесточения вводятся как сигнал для регионов, которые по-прежнему своим единственным донором видят федеральный центр, не пытаясь искать собственные точки роста. По словам собеседника агентства,

правительству «пришелся не по душе шантаж со стороны регионов».

Например, новосибирские парламентарии обратились к центру с предложением полностью вернуть региону акцизный сбор на топливо — ранее бюджеты субъектов получали 100% этого налога, сейчас только около 60%. При этом парламентарии указали, что в ином случае денег на ремонт и строительство дорог в регионе не хватит. На Сахалине Заксобрание не устроило перераспределение доходов от нефтедобычи в рамках «Соглашения о разделе продукции»: раньше области доставалось 75%, а Москве 25%, однако в новом проекте федерального бюджета планировалось, что доли будут распределяться наоборот. В итоге облпарламент подготовил отрицательный отзыв.

По мнению генерального директора Института региональных проблем Дмитрия Журавлева, в таких условиях регионального саботажа инициатива Минфина является на деле «очередной пугалкой». «Все прекрасно понимают: если бы у региона была возможность единовременно выплатить долг, он бы сразу это сделал, и в реструктуризации не было бы ровным счетом никакого смысла. Новые требования — это формальные санкции, напоминание для губернатора: дескать, если не выплатишь долг, то кнут для тебя приготовлен», — пояснил «URA.RU» Журавлев.

В то же время он признал, что у федерального центра нет резона «сажать регион в долговую яму». «Ну, признаешь регион банкротом, а дальше что делать? Можно, конечно, губернатора посадить в тюрьму, но он ведь из своей зарплаты долг не отдаст. Получается, что проблем Москва получает еще больше. Единственный теоретический вариант выхода из ситуации — это распродажа государственного имущества в субъекте-банкроте. Но это тоже непростой сценарий с не очень ясными перспективами», — отметил собеседник агентства.

По словам Журавлева, сегодня в зоне риска автоматически оказывается большинство регионов, за исключением регионов-доноров, которые, по оценкам эксперта, «можно пересчитать по пальцам»:

Не допустить дефолты — главная задача Минфина, утверждает в разговоре с «URA.RU» глава Центра развития региональной политики Илья Гращенков. «Поэтому сейчас предложенные меры выглядят максимально жестко, но все будет решаться в индивидуальном порядке. Как, например, с Хакасией, которая задолжала 24,5 млрд рублей и 44% из них — коммерческим банкам. Несмотря на это, республика может получить 6-10 млрд рублей бюджетной поддержки. Но все же те губернаторы, которые идут к дефолту — кандидаты на вылет. Те, у кого проблемы с реструктуризацией долгов, должны сосредоточиться на этой работе», — пояснил политолог.

По его данным, к числу «плохих» в долговом плане регионов относится Ненецкий автономный округ, а также Архангельская, Орловская, Псковская, Кемеровская, Ульяновская и другие области. «Экономическая повестка становится главной в условиях грядущей мобилизационной экономики, и губернаторы должны перестроиться под нее», — пояснил Гращенков.

Происходящие перемены свидетельствуют о необходимости переформатирования экономических отношений регионов и Москвы, заявил в беседе с «URA.RU» руководитель Центра экономических и политических реформ Николай Миронов.

«Регионы залезли в долги уже давно, и связано это было во многом с бюджетной политикой, которая принята в России. Дело в том, что у нас нет долгосрочного социально-экономического и бюджетного планирования, из-за чего деньги осваиваются здесь и сейчас, как правило, неэффективно и без создания заделов на будущее. Федеральный центр при этом постоянно перегружает регионы обязательствами, не всегда обеспечивая их в полной мере финансами. Последний яркий пример — „майские указы“, исполнить которые в нашей финансово-бюджетной системе многие регионы просто были не в состоянии. В итоге дефициты бюджетов и неэффективность, высокая затратность управления финансировались за счет привлечения все новых кредитов, и регионы подошли к дефолту», — пояснил Миронов.

Однако, по его словам, федеральному центру эти дефолты ни к чему, поскольку они не только будут означать потерю денег, но и уход частных инвесторов, а это плохо в целом для экономики.

«По этой причине и родилась вот такая схема реструктуризации. Если ее упростить, то она означает, что федеральный центр часть долгов простит, часть — отложит, но все же заставит регионы заняться хотя бы какими-то выплатами и повысить эффективность своей бюджетной политики. Впрочем, чтобы это произошло, надо провести бюджетную реформу — децентрализовать налоговую систему, ввести долгосрочное и среднесрочное планирование, ориентированное на результат, дать больше финансовой свободы, но одновременно и больше ответственности регионам — вплоть до увольнения и наказания губернатора за накопление долгов и срыв обязательств», — подчеркнул Миронов.

После того как рейтинговое агентство Standard&Poors объявило о техническом дефолте Новгородской области, вопрос о банкротстве регионов стал одной из наиболее обсуждаемых тем. Сегодня в очередном номере «Оперативного мониторинга экономической ситуации в России» были опубликованы свежие данные по экономическому положению регионов. The Insider приводит эти данные в виде наглядной инфографики (см. ниже), и как можно понять из этих данных — Новгородская область находится еще далеко не в самом худшем положении — ведь некоторые регионы уже задолжали более 80% от своих годовых доходов, а ряд субъектов — и свыше 100%. Прокомментировать положение, сложившееся в регионах, The Insider попросил Наталью Зубаревич, директора региональной программы Независимого института социальной политики (именно этот институт и готовил для мониторинга региональную часть).

— По последним данным на на 1 апреля 2015 г., общий объем долга регионов и муниципалитетов — 2,4 трлн руб., это треть от собственных доходов их бюджетов (т.е. без трансфертов). В том числе долг коммерческим банкам — 1 трлн. руб. В качестве антикризисной меры из федерального бюджета выделено на этот год 310 млрд для перевода долгов коммерческим банкам в бюджетные кредиты, ставки по которым намного ниже, а сам долг федеральному бюджету легче пролонгировать. Однако процесс замещения долга коммерческим банкам бюджетными кредитами идет медленно, так как Минфин требует выполнять жесткие условия, чтобы получить средства на замещение: иметь бездефицитный бюджет и сокращать занятость в бюджетной сфере. С одной стороны, Минфин можно понять – нужно жить по средствам, но с другой – регионы не виноваты в быстром росте долга. С 2012 г. их вынудили выполнять решения о повышении зарплаты бюджетникам, принятые в Кремле. Расходы бюджетов регионов пришлось наращивать. А с 2013 г. начали проседать и доходы бюджетов – стагнация, а потом кризис экономики.

Это интересно:  Полномочия конкурсного управляющего: контроль за работой 2019 год

В первом квартале 2015 г. доходы бюджетов регионов выросли на 11%, а расходы — только на 4%, 55 регионов смогли добиться профицита. Но первый квартал не показателен, дальше, скорее всего, будет хуже. Дело в том, что рост доходов был обеспечен, во-первых, ростом налога на прибыль на 8%. Компании платили его по результатам 2014 г., а он был лучше для крупного бизнеса (который является основным источником поступлений налога на прибыль). Во-вторых, на треть выросли трансферты регионам (без учета Крыма). Скорее всего, их просто начали перечислять раньше, а не в апреле-мае, как обычно. Но большой вопрос, будут ли федералы и во втором квартале опережающими темпами выделять трансферты? Ведь в законе о бюджете на 2015 г. запланировано их сокращение на 15%. Если дали раньше – это не значит, что дали больше в целом за год. Тормозить рост доходов бюджетов будет и самый главный налог для регионов – на доходы физических лиц (НДФЛ), поступления по которому выросли в первом квартале лишь на 3,8% (без учета Крыма). В апреле зарплата в реальном выражении сократилась на 13%, поэтому во втором квартале поступления по НДФЛ вряд ли будут расти. Риски возрастают, и первый квартал, завершившийся лучше ожидаемого, не должен расхолаживать, дальше будет хуже. И как в этой ситуации будет вести себя федеральный центр – это вопрос не ко мне.

— Но способен ли вообще федеральный центр переложить на себя ответственность на долги регионов в масштабе года хотя бы?

В первом квартале 2015 г. началось более масштабное сокращение социальных расходов. Сильнее всего на образование

— Вопрос так не стоит. Федеральный бюджет не будет взваливать на себя долг регионов, но денег может подкинуть, к тому же при высокой инфляции долг частично размывается. Регионам приходится рубить расходы бюджетов– и это уже почувствует на себе население. В 2014 г. большинство регионов сокращали расходы на ЖКХ и национальную экономику, но в 2015 г. их заставили выполнять федеральные решения по росту дорожного строительства, это опять дополнительные расходы. В первом квартале 2015 г. началось более масштабное сокращение социальных расходов. Сильнее всего на образование – сокращения в 26 регионах (в 2014 г. – в 9 регионах). Расходы на здравоохранение сократились в 21 регионе, а если считать с территориальными фондами ОМС, то в 12 регионах. Расходы на социальную политику (соцзащиту населения) сократились в 16 регионах (в 2014 г. – только в трех). Перед губернаторскими выборами их сокращать никак нельзя, а вот после…

— Но говорить о дефолте регионов все-таки пока рано?

Дефолта субъекта федерации у нас быть не может по политическим причинам

— Дефолта субъекта федерации у нас быть не может по политическим причинам. Коллеги из Standard&Poors назвали дефолтом просрочку выплат Новгородской области по кредиту коммерческому банку. Это технический дефолт. Мы тоже в своем мониторинге использовали это слово для выделения группы наиболее проблемных регионов, но поставив его в кавычки, о настоящем дефолте и банкротстве регионов и городов речи не идет.

— Но надо же как-то отдавать банкам долги, а бесконечно резать расходы невозможно.

— Часть долга можно реструктурировать в бюджетные кредиты, часть выплатить за счет сокращений расходов, кроме того, со многими банками можно договориться – ведь основные кредиторы у нас «Сбербанк» и ВТБ, то есть банки, принадлежащие государству.

— Таким образом, получается, что долг де-факто перекладывается на плечи налогоплательщиков?

— В связи с сокращением расходов бюджетов регионов на социальные цели проблемы у населения, действительно, будут нарастать.

— Все это звучит пока очень неопределенно.

— А и не ждите определенности, ее нет. Сделать прогноз в условиях нарастающей нестабильности невозможно, вариантов действий много. Ясно только что дефолта по типу Детройта у нас быть не может. Подкинут трансфертов, чтобы смягчить наиболее тяжелую ситуацию, но и быстрее заставят сжимать расходы. Пропорции «кнута и пряника» для регионов уже сейчас разные. Ручное управление, как обычно.

— Как в этом контексте выглядит положение реального сектора в регионах?

— Ситуация сложная, промышленный спад в апреле ускорился до 4,5%, а в обрабатывающей промышленности – до 7,2%. В целом за январь—апрель в 37 регионах спад с разной скоростью. Рост промышленности сохраняется в регионах, где сосредоточены предприятия военно-промышленного комплекса, некоторые регионы-экспортеры, в том числе с новыми нефтегазовыми месторождениями – Ненецкий автономный округ, Сахалин, Иркутская область, Якутия. Перестали расти регионы пищевой промышленности, эффект импортозамещения оказался краткосрочным: во-первых, мешает потолок платежеспособного спроса (у людей денег становится меньше), а во-вторых, для импортозамещения нужны инвестиции, а они в России падают третий год подряд и с ускорением. Сжатие платежеспособного спроса населения показывает динамика оборота розничной торговли – минус 7,5% за январь—апрель, причем спад характерен почти для всех регионов страны. Конкретнее – смотрите в мониторинге РАНХиГС, раздел про регионы.

Статья написана по материалам сайтов: pravoza.ru, www.aif.ru, ura.news, theins.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector