+7 (499) 928-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Топ-менеджер СибМоста стал банкротом 2019 год

Сибмост банкротство свежие новости

БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ ДОСТУПНЫ ДЛЯ ВСЕХ ГРАЖДАН ПО УКАЗАННЫМ НОМЕРАМ ТЕЛЕФОНОВ ИЛИ В РЕЖИМЕ ЧАТА

Дорогие читатели!

Мы описываем типовые способы решения юридических вопросов, но каждый случай уникален и требует индивидуальной юридической помощи.

Для оперативного решения вашей проблемы мы рекомендуем обратиться к квалифицированным юристам нашего сайта.

«Сибмост» указывает признаки жизни и меняет менеджмент под контролем новых акционеров. Областная власть уповает на реанимацию компании, но стоимость возможно окажется очень высочайшей.

При всем этом, по неофициальным данным, порядка 500 млн могло пропасть на авансировании группы компаний «Инфраструктура», которую некие влиятельные москвичи подогнали Кошкиным в качестве рекомендованного субподрядчика на обход. «Инфраструктура» была связана с группой «Сумма» братьев Магомедовых. Когда подрядчик сбежал с обхода, кинув субподрядчиков и не обработав аванс, Магомедовы отреклись от бывшей «дочки». На данный момент они в СИЗО по обвинению в предприятия криминального общества, но «Сибмосту» от того не легче.

По инфы dorinfo.Ru, уже сначала 2017 г. Стало понятно, что «Сибмост» отыскивает новых акционеров, осенью сделка по продаже акций свершилась, но задачи компании это на сто процентов не решило — нависла угроза утраты договоров. Портал «ДорИнфо» попробовал разобраться, почему одно из больших мостостроительных компаний страны оказалось практически на грани банкротства, и сможет ли «Сибмост» выкарабкаться из этого состояния.

Ожидалось, что со сменой обладателя дела у «Сибмоста» улучшатся. Как отмечают в самой компании, она продолжает делать взятые на себя обязательства и равномерно рассчитывается с кредиторами. А именно, 25 декабря 2017 г. Состоялось судебное заседание, на котором рассматривалось дело о банкротстве компании, по итогам которого было заключено мировое соглашение.

Решение о кадровых конфигурациях в «Сибмосте» пояснили реализацией программки по оздоровлению компании. В последнее время освеженное управление «Сибмоста» проведет встречи с руководителями регионов, где компания реализует строй проекты, будут организованы совещания с заказчиками

БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ ДОСТУПНЫ ДЛЯ ВСЕХ ГРАЖДАН ПО УКАЗАННЫМ НОМЕРАМ ТЕЛЕФОНОВ ИЛИ В РЕЖИМЕ ЧАТА

БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ ДОСТУПНЫ ДЛЯ ВСЕХ ГРАЖДАН ПО УКАЗАННЫМ НОМЕРАМ ТЕЛЕФОНОВ ИЛИ В РЕЖИМЕ ЧАТА

Денежным управляющим Кошкина утверждена член ассоциации Урало-Сибирское объединение арбитражных управляющих» Вероника Мещан.

Экспобанк востребовал банкротства Кошкина в связи с его задолженностью в сумме более 178,7 млн р. . Кошкин выступал поручителем по займам «Сибмоста».

В текущее время в отношении Владислава Кошкина введена процедура реструктуризации задолженности, докладывает «Интерфакс» со ссылкой на материалы суда.

Смотрите за новостями и Live-трансляциями с места событий в нашей группе «ВКонтакте».

«В ходе заседания представитель Сбербанка объяснил, что банк погасил задолженность «Сибмоста» в размере 1,3 млн р. И отказался от признания компании несостоятельным (банкротом) », — пишет ТАСС.

Арбитражный трибунал Новосибирской области закончил создание по делу о банкротстве компании «Сибмост».

Казначейское сопровождение договоров — это контроль органов Федерального казначейства за правильным внедрением мотивированных средств, выделяемых на выполнение контракта по поставке продуктов, выполнению работ для федеральных нужд. «Для нас это значит своевременность расчетов с поставщиками за материалы, с подрядчиками — за выполненные работы. Что в итоге положительно отразится на выполнении календарных графиков производства работы», — убеждены в «Сибмосте».

Казалось бы, подрядчику с таким опытом и неизменными муниципальными заказами ничего отвратительного не угрожает, но с 2016 г. Начались препядствия.

Консолидированный отчет. Балансы, прибыли и убытки, арбитраж, лицензии, структура, индексы подабающей осмотрительности и финансового риска, ЕГРЮЛ, вестник ЕГРЮЛ.

11 июля подала в арбитражный трибунал иск о банкротстве ОАО «Сибмост» строительная компания «Орион». В мае «Орион» взыскал с «Сибмоста» 21,2 млн р. В качестве оплаты за строительство участка дороги «Чуйский тракт» по договору субподряда, заключенного в 2013 г.У. Общая цена контракта составляла 881,7 млн р.

Последний, кто попробовал это сделать, сам разорился

В Арбитражный трибунал Новосибирской области поступил очередной банкротный иск к ОАО «Сибмост».

В АО «Сибмост» произошли кадровые перестановки. Новые обладатели перевели прежнего управляющего компании Сергея Титова на пост запредседателя совета директоров, а на его должность принят Антон Гурьянов, до сего времени управляющий казанским филиалом АО «Волгомост».

Покупающая акции компания принадлежала структурам Сбербанка, АФК «Система» и «Звенигородской ДСК» (49%). Совет директоров компании возглавлял совладелец «Волгомоста» Туфан Садыгов.

СУ-155: банкротство Проблемы «СУ-155» — последние новости на сег.Ня Арбитраж признал несостоятельным (банкротом) СУ-155 Форум дольщиков СУ-155…

СУ-155: банкротство Арбитраж признал несостоятельным (банкротом) СУ-155 Группа компаний СУ-155 признана несостоятельным (банкротом) Суд признал…

Арбитраж признал несостоятельным (банкротом) Carlo Pazolini Ритейлер Carlo Pazolini признан несостоятельным (банкротом) Создателя обувного…

Дорогие читатели!

Мы описываем типовые способы решения юридических вопросов, но каждый случай уникален и требует индивидуальной юридической помощи.

Для оперативного решения вашей проблемы мы рекомендуем обратиться к квалифицированным юристам нашего сайта.

Общая нестабильность экономики, высокие ставки по кредитам и трудности с финансированием приводят к росту числа банкротств компаний. По данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, по итогам 2016 года число банкротств в экономике снизилось на 3% относительно 2015 года, но тренд нельзя назвать позитивным: количество банкротств еще на 15% больше, чем в докризисном 2013 году.

Чаще всего сталкиваются с банкротствами строительные компании — несостоятельность в этом бизнесе на максимуме нескольких лет. Часто оказываются банкротами компании сферы торговли, пищевой промышленности и машиностроительного комплекса. Достаточно часто возникают и преднамеренные банкротства крупного бизнеса.

Если говорить упрощенно, то теперь невыплаченный долг компании можно переложить на любого, кто причастен к его возникновению или получил от этого выгоду, и не важно, причастен ли он к деятельности компании в нынешний момент или уже нет. Субсидиарная ответственность не ограничена размером уставного капитала, а равна размеру долга перед кредиторами. То есть, если фирма-банкрот должна миллиард, то его можно попытаться взыскать в полном объеме с лиц, которые реально за ней стоят.

Как арбитражный управляющий, сталкиваюсь с неготовностью бизнесменов к таким значительным изменениям в законодательстве: многие продолжают вести бизнес «по старинке», как всегда, считают, что «это не про них». Последние обращения ко мне, как к специалисту по сложным банкротствам, и на привлечение к субсидиарной ответственности, и на защиту от нее – на сегодняшний день является все возрастающим и зачастую связано с личной трагедией участников бизнеса, до сих пор чувствовавших себя в безопасности.

Список тех, кто рискует отвечать за долги компании очень широк, и это не только бенефициары и директор, но и главбух, финдиректор и даже представитель по доверенности (зачастую это простые юристы компании).

Тем не менее, кредиторам нужно приложить усилия, чтобы доказать, что к финансовой несостоятельности компанию привели действия конкретных лиц. И для этого у них много инструментов — список нарушений, за которые можно привлечь бенефициаров и сотрудников компаний очень обширен и связан с любыми сделками, которые могли нанести ущерб компании, также наказывается и бездействие сотрудников. Чтобы уйти от ответственности, менеджменту компании нужно доказать, что их действия были связаны с требованиями собственника.

Если для кого-то кажется, что подобные подходы в России малоприменимы, то это опровергается уже формирующейся практикой. В апреле 2015 года Арбитражный суд Москвы по заявлению Агентства по страхованию вкладов привлек владельца Межпромбанка Сергея Пугачева и трех его топ-менеджеров к субсидиарной ответственности, так как их действия способствовали банкротству банка, суд постановил взыскать с Пугачева 75,6 млрд рублей. Около 68,5 млрд в солидарном порядке с предправления Мариной Илларионовой, а порядка 7,2 млрд – солидарно с двумя другими бывшими руководителями Александром Диденко и Алексеем Злобиным. Сумма взысканий различаются, так как судья посчитал, что вина в банкротстве тех или иных лиц из руководства банка различалась. Если у них не окажется подобных средств, то скорее всего они лишатся нажитого имущества. Усугубляет ситуацию, то, что такой долг не списывается за счет личного банкротства гражданина.

Но миллиардные долги возникают не только в громких банкротствах — со значительными взысканиями сталкиваются менеджеры малоизвестных компаний по всей стране. Например, в этом году экс-директора УК «Илан» (Красноярский край) привлекли к субсидиарной ответственности на 1,3 млрд рублей, экс-директора строительной фирмы СУ-13 (Томск) — на 2 млрд рублей, а бывшего руководителя Енисейского ЦБК — на 800 млн рублей.

Еще одна возможность для кредиторов, которую дает новое законодательство о банкротстве и субсидиарной ответственности, — возможность привлечь к ответственности истинных бенефициаров компании. В сентябре этого года Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти продлил конкурсное производство в «Группе Джей эф си» на три месяца. Это было связано с необходимостью привлечь к субсидиарной ответственности Владимира Кехмана. Сбербанк настаивает на привлечении Кехмана к субсидиарной ответственности, а конкурсный управляющий обнаружил у «Группы Джей эф си» невыгодные сделки с российскими и иностранными юрлицами, в результате которых кредиторы понесли убыток в размере около 4 млрд рублей.

Это интересно:  ЦБ РФ надеется на подготовку законопроекта о финансовых холдингах до конца года 2019 год

Законодательство и дальше будет ужесточаться и станет еще более «прокредиторским». Крупнейший кредитор страны – ФНС – постоянно лоббирует дополнительные поправки (часть из них отражена в Постановлении пленума Верховного суда РФ, которое появится в декабре 2017 года).

Благодаря новым поправкам, к субсидиарной ответственности можно будет привлекать все больше групп лиц и все более изощренным путем. Новые критерии позволят привлекать лиц, которые извлекли выгоду от неправомерного поведения должника даже через цепочку юрлиц или фирм-однодневок. Причем это не будет зависеть от того, входил ли этот выгодоприобретатель в список контролирующих или аффилированных лиц должника. Список теперь может быть дополнен на усмотрение суда, а арест может быть наложен на компании привлекаемого к субсидиарной ответственности, в которых ему принадлежит более 50% уставного капитала.

Покупателю активов нужно доказать, что он не является контролирующим лицом должника и его действия не выходили за пределы обычного делового риска. Но против него будет выстроен механизм «принуждения к сотрудничеству» номинальных владельцев и директоров, которые могут быть освобождены от ответственности, если укажут на фактического руководителя.

К чему это все приведет? Такие доказательства очень трудоемки и скорее всего увеличат спрос на различного рода экспертные услуги по выявлению аффилированности и связанных сделок, оценки ущерба. Само по себе изменение законодательства – это сигнал для бизнесменов и менеджеров, что безнаказанно уклоняться от долгов больше не получится, даже если бизнес скрыт за номинальными владельцами и офшорами.

Как сообщает РБК, в сентябре стало известно о продаже акций АО «Сибмост». Контроль над новосибирской компанией получило московское ООО «Объединенное мостостроительное предприятие» (ОМП), которое было создано весной 2017 года структурами Сбербанка, АФК «Система» Владимира Евтушенкова и «Звенигородской ДСК», имеющей отношение к саратовскому «Волгомосту».

До последнего времени у «Сибмоста» были серьезные проблемы — Новосибирский арбитраж рассматривает дело о банкротстве как самой компании, так и ее совладельцев Альберта и Владислава Кошкиных. Однако после того как санацией новосибирского мостостроительного гиганта занялись такие игроки, стало понятно, что угроза уничтожения фактически сошла на нет.

В портфеле «Сибмоста» десяток строящихся объектов общей стоимостью порядка 20 млрд рублей. Это реконструкция федеральной трассы Р-257 (М-54) «Енисей» в обход Черногорска, новый участок трассы «Енисей» рядом с поселком Новоселово, строительство автомобильной дороги М-53 «Байкал» от Челябинска до Читы, путепровод через железную дорогу Омск — Новосибирск, строительство мостового перехода через реку Катунь у села Тюнгур в Республике Алтай, мост через реку Марха в Якутии, реконструкция аэропорта Кызыл, обход города Мариинска в Кемеровской области, реконструкция моста через реку Чумыш на Алтае и Восточный обход Новосибирска. Практически все объекты возводятся на федеральные деньги, цена последнего составляет 10,3 млрд рублей.

Летом судьба Восточного обхода Новосибирска оказалась под вопросом. Федеральное управление автодорог «Сибирь» («Сибуправтодор») подало иск к компании «Сибмост» с требованием обеспечить исполнение госконтракта на 2,08 млрд руб.

Сообщалось, что если компания не предоставит банковскую гарантию со сроком действия на период до 2020 года, то действующим законодательством предусмотрена возможность расторжения контракта и проведение повторной конкурсной процедуры.

Однако уже тогда эксперты отмечали, что судьба контракта будет зависеть от того, состоится ли сделка по продаже акций «Сибмоста» таким крупным инвесторам, как Сбербанк, АФК «Система» и структуры «Волгомоста». Сейчас, когда сделка совершилась, оснований для того, чтобы сомневаться в том, что строительство будет завершено без каких-либо проблем, нет. Ясно, что «Сибмост» был приобретен для оптимизации, развития, а главное, сохранения компании вместе со всеми контрактами.

«В ситуации с «Сибмостом» уже предопределен организационный механизм выхода из ситуации. Сформировался новый пул акционеров в виде Сбербанка, в виде другой компании [АФК «Система»], которые будут владельцами большего количества акций, которые будут вкладывать средства в развитие. Самое главное, сохранен промышленный технологический потенциал «Сибмоста» — уникальной мостостроительной организации, каких осталось в России всего три», —оценивал положение дел бывший новосибирский губернатор Владимир Городецкий.

В середине ноября президент «Сибмоста» провел аппаратное совещание с руководителями структурных подразделений компании, на котором подчеркнул необходимость принятия дополнительных мер для выполнения планов 2017 года.

«На объектах идет активная работа: они обеспечены материалами, металлом, укомплектованы квалифицированными специалистами. Задана динамика. Графики должны быть выдержаны, контрактные обязательства 2017 года — исполнены», — отметил глава компании.

То есть мы видим, что работа гиганта мостростроения, вопреки предположениям скептиков, не только не прекращена, но и эффективно продолжается. Росавтодор, довольно щепетильно подходящий к выбору исполнителей госконтрактов, продолжает доверять «Сибмосту» развитие крупных инфраструктурных проектов в регионах.

Наблюдая за ситуацией вокруг двух гигантов мостостроения, таких как «Сибмост» и «Волгомост», можно сделать поверхностный вывод о том, что у обоих игроков серьезные трудности. Действительно, банкротства, в которые попали предприятия с разных концов страны, не внушали оптимизма, будущее целой отрасти оказывалось под угрозой.

Однако при более внимательном рассмотрении становится понятно, что это не так. Взглянуть на ситуацию иначе заставляет список инвесторов, с которыми в последнее время работают волжские и сибирские мостостроители.

АФК «Система» — инвестиционная компания, собственный капитал которой оценивается в 200 трлн руб., явно не тот игрок, которого заинтересуют бесперспективные активы. То же самое можно говорить и о Сбербанке, который не был замечен в сомнительных операциях. Показательно и присутствие в этой команде волжских мостостроителей — компания постепенно выходит из затянувшейся на срок более двух лет процедуры банкротства без потерь. Мало кому такое удается, и это говорит только о том, что на сегодняшний день в «Волгомосте» работает без преувеличения команда сверхпрофессионалов. Волжские строители не только не допустили потери активов предприятия, но и продолжают успешно исполнять все госконтракты, которых немало: это строительство и реконструкция автомобильной дороги М-7 «Волга», реконструкция автомобильной дороги М-5 «Урал», строительство мостового перехода через реку Кама и так далее — порядка десяти значительных инфраструктурных объектов. Несмотря на трудности, ни один из контрактов саратовцев не был сорван.

Не удивительно, что именно саратовской компании доверили проводить санацию «Сибмоста». Наверное, одним из решающих факторов для этого стало имя владельца саратовской компании Туфана Садыгова. Именно под его непосредственным руководством волжские мостостроители смогли выйти из затяжного кризиса, компания была оптимизирована и вышла на новый уровень эффективности. Имеющий колоссальный опыт в дорожном и мостовом строительстве высокопрофессиональный глава компании не сорвал ни одного госконтракта, каждый возводимый под его руководством проект работает, интересы государства надежно защищены.

Теперь же именно управляющему партнеру «Волгомоста» и никому другому доверено заниматься оздоровлением «Сибмоста». Вряд ли настолько серьезные игроки, как АФК «Система» и Сбербанк доверили бы ему эту работу, если бы не были на 100% уверены в эффективности и высоком профессионализме этого человека как антикризисного менеджера.

Понятно, что теперь «Сибмост» ждет ряд неприятных процедур — например, оптимизация производства. Но именно таких действий на сегодняшний день требуют государственные интересы, тем более что экономическая эффективность отрасти мостостроения не так уж и велика, а специалисты говорят, что в нынешних непростых условиях, когда растет стоимость материалов и дорожает качественная рабочая сила, она вообще близка к нулю. Руководитель саратовской компании лично заинтересован в реализации каждого проекта, но надо понимать, что и у каждого крупного дела имеются издержки. Однако если мы намерены выводить из кризиса крупнейшие и уникальные предприятия мостростроения, спасать целую отрасль — а именно такая задача сейчас стоит перед главой компании, то без четкой политики, значительных структурных изменений, а следовательно, и без незначительных (а для кого-то болезненных) потерь мостростроение в России не выживет.

Другим положительным фактором стало приобретение, по непроверенной информации, структурами «Волгомоста» ЗАО «Улан-Удэстальмост» (УУСМ). Компания находилась в предбанкротном состоянии. В марте 2015 года на УУСМ поступил иск о банкротстве от иркутского контрагента — ООО «Истра-МК». Позднее к делу присоединился и Сбербанк, которому завод задолжал более 1,1 млрд руб. Но в январе этого года Арбитражный суд отказал всем кредиторам, требовавшим банкротства «Улан-Удэстальмоста». На середину октября в банке приставов за ЗАО числится 157 исполнительных производств в общей сложности на 2,2 млрд руб. На конец 2016 года завод получил чистый убыток в 209,8 млн руб.

Это интересно:  Сбербанк принялся банкротить родственников депутатов – на очереди дочь Язева 2019 год

«Улан-Удэстальмост» является крупнейшим поставщиком мостовых металлических конструкций в Сибири и на Дальнем Востоке. В августе этого года учредитель «Улан-Удэстальмоста» — АО «Мостостройиндустрия» принял решение о ликвидации юридического лица, однако уже в октябре оно было отменено. Причиной этого стало желание Объединенного мостостроительного предприятия войти в число инвесторов и сохранить производство.

Если завод по производству мостовых конструкций удастся спасти — а в этом нет ни малейших сомнений, то ОМП получает все инструменты для выполнения государственных контрактов в одних руках. На объединенном предприятии понимают, что такой замкнутый цикл дает максимальную эффективность. О том, что мощное предприятие, воздвигнутое некогда для нужд Байкало-Амурской магистрали, не погибнет, и говорить не приходится. А это налоги и рабочие места в сложном с точки зрения социального обеспечения жителей регионе.

Конкретных цифр, сколько Сбербанк намерен инвестировать в спасение и развитие «Сибмоста» и «Улан-Удэстальмоста», пока нет, но уже сейчас понятно, что оздоровлением последней компании также займется саратовский «Волгомост» или же аффилированные с ним структуры. То есть вся полнота ответственности ложится на вышеупомянутого Туфана Садыгова. Справится ли он с такой задачей, покажет время. Впрочем, у инвесторов, готовых вложить миллиарды рублей, нет никаких сомнений в том, что именно этот человек способен «вырулить» целую отрасль.

Читайте последние новости на сегодня, 25 марта, и аналитические материалы Свободной Прессы в социальных сетях: Facebook, Twitter, ВКонтакте, Одноклассники, Мир тесен, а так же Telegram.

С 2016 года про одну из ведущих строительных компаний России в области сооружения мостов и путепроводов — «Сибмост» — стали появляться тревожные новости: срыв сроков сдачи некоторых объектов, судебные споры с администрацией Новосибирска, продажа акций компании. Уже в начале 2017 года стало понятно, что «Сибмост» ищет новых акционеров, осенью сделка по продаже акций состоялась, однако проблемы компании это полностью не решило — нависла угроза потери контрактов. Портал «ДорИнфо» попытался разобраться, почему одно из крупнейших мостостроительных предприятий страны оказалось почти на грани банкротства, и сумеет ли «Сибмост» выбраться из этого состояния.

История «Сибмоста» началась еще в 1945 году, когда в Днепропетровске был образован трест «Мостострой №2». Предприятие капитально восстанавливало мосты, разрушенные в период Великой Отечественной войны, и строило новые объекты. В 1953 году «Мостострой №2» переехал в Новосибирск, после чего началось постепенное развитие компании в мощнейшую производственную структуру, выполняющую огромный объем мостостроительных работ на территории от Урала до Дальнего Востока. В 1993 году «Мостострой №2» был преобразован в АО «Сибмост».

За свою историю «Сибмост» в России и странах СНГ построил свыше 4100 мостов и путепроводов общей длиной более 400 километров, в том числе — 9 мостов через реку Обь, 3 моста через реку Иртыш, 5 мостов через реку Енисей, 3 моста через реку Томь. Среди этих объектов есть те, что были отмечены ЮНЕСКО в сборнике «Мостостроение мира». В частности, это мост через Старый Днепр в Запорожье, который имеет рекордный ж/б арочный пролет длиной 228 метров, совмещенный мост через реку Норильская — самый северный в мире из больших мостов за 69 параллелью, первый городской мост через реку Енисей в Красноярске — он был отмечен уникальной технологией монтажа железобетонных полуарок весом 1560 тонн, а также второй городской мост через реку Енисей, балочный пролет которого имеет рекордную длину — 200,2 метра.

За последние годы специалисты «Сибмоста» ввели в эксплуатацию немало объектов федерального значения. Это и Северный обход Новосибирска с мостом через Обь, и 5-километровый мост через Баргузин в Бурятии, самый крупный инфраструктурный объект в Республике Саха (Якутия) — мост длиной 389 м на реке Восточная Хандыга, и мост через реку Томь в Кемерове — самый широкий за Уралом, и обход Бийска с транспортной развязкой и путепроводом (протяженностью 9 км) в Алтайском крае. В 2014 году в Новосибирске «Сибмост» завершил строительство третьего моста через Обь, в 2015 году был сдан в эксплуатацию 4-й автодорожный мост через Енисей в Красноярске с двумя транспортными развязками и 2-километровый мостовой переход через реку Алдан в Якутии.

Казалось бы, подрядчику с таким опытом и постоянными государственными заказами ничего плохого не грозит, однако с 2016 года начались проблемы.

До 2016 года дела у компании «Сибмост» шли неплохо, хоть и количество заказов в последние несколько лет уменьшалось. В 2016-м стали появляться новости о том, что подрядчик срывает сроки работ на разных объектах. В частности, в Красноярске на развязке на 2-й Брянской улице сдача работ переносилась неоднократно. Проблемным стал и Бугринский мост через Обь в Новосибирске. «Сибмост» требовал у мэрии Новосибирска возместить убытки, а именно 2,5 млрд рублей, понесенные компанией из-за затягивания сроков выделения участка под строительство Бугринского моста через Обь еще в 2014 году, однако процесс затянулся. В начале 2017 года суд завершился не в пользу «Сибмоста». Всё это сказалось на финансовом положении компании. Ту непростую ситуацию, в которой оказался «Сибмост», в компании объясняют общей негативной ситуаций в отрасли.

«Сегодня «Сибмост», как и многие другие предприятия дорожно-строительной отрасли, переживает тяжелые времена. Причиной финансовых проблем многих компаний стала общая негативная ситуация в отрасли — в 2016 году объем заказов, который был подтвержден контрактами, сократился на 50%. Еще одним негативным фактором, послужившим ухудшению финансово-экономического положения предприятий дорожной отрасли, стали проблемы в системе ценообразования в транспортном строительстве. Это привело к резкому сокращению рентабельности многих объектов, что связано с увеличением затрат на их строительство, скачкообразным ростом цен на основные строительные материалы», — прокомментировал порталу «ДорИнфо» президент АО «Сибмост» Сергей Титов.

По мнению вице-президента Общероссийского отраслевого объединения работодателей в дорожном хозяйстве «АСПОР» по Сибири и Дальнему Востоку Владимира Ульянова, вина есть и в действиях самой компании.

«Рынок дорожно-строительных работ в последние годы, к сожалению, не увеличивался, а такой мощной организации как «Сибмост» его рост крайне необходим. Из-за ошибок в стратегии самой организации (направленность только в дорожное строительство и т.п.), в том числе финансовой, она оказалась в сложной ситуации: авансирование заказчиком работ прекратилось, а «Сибмост» уже был закредитован», — поясняет Владимир Ульянов, добавляя, что участие в строительстве объектов, значимых для всей страны, стало крахом для многих организаций.

Угроза потери госконтрактов

Во второй половине 2017 года стало понятно, что «Сибмост» может лишиться нескольких государственных и крупных контрактов, поскольку на объектах наблюдались серьезные отставания по срокам. В частности, одним из таких объектов был мост через реку Чумыш на трассе Р-256 «Чуйский тракт» в Алтайском крае. Изначально завершить строительство моста должны были в конце осени 2017 года, но позже срок был перенесен на 2018 год. В ФКУ Упрдор «Алтай» это связывают с тем, что подрядчик не в полном объеме выполнил обязательства контракта в 2016 году. Еще в сентябре прошлого года с «Сибмостом» не собирались расторгать контракт, поскольку полагали, что ситуация после продажи компании может измениться. В 2018 году в Упрдор «Алтай» уже не исключают возможность смены генподрядчика.

«В случае его (календарного графика — прим. ред.) невыполнения в период с января по март 2018 года, ФКУ Упрдор «Алтай» намерено начать процедуру расторжения контракта с АО «Сибмост», сотрудники управления готовят соответствующие документы», — прокомментировали «ДорИнфо» в пресс-службе ФКУ.

И если в Управлении «Алтай» еще только собираются обратиться в суд, другое Управление — «Сибирь», уже сделало это. В конце 2017 года в Арбитражный суд было подано исковое заявление о расторжении контракта генподряда с «Сибмостом» на строительство Восточного обхода Новосибирска. Причина — нарушение условий качества выполнения работ и сроков, судебное заседание назначено на 12 февраля. Как сообщили порталу «ДорИнфо» в Росавтодоре, в стадии расторжения находится еще один контракт с «Сибмостом» — на реконструкцию трассы Р-257 «Енисей» (Красноярск — Абакан — Кызыл — граница с Монголией) на участке с 389-го км по 397-й км в Республике Хакасия из-за отсутствия ведения дорожных работ на объекте.

Это интересно:  Инвестиционная политика в антикризисном управлении: этапы, правила 2019 год

По ситуации с Восточным обходом Новосибирска в «Сибмосте» поясняют, что отставание по срокам произошло из-за проблем с субподрядчиками. В 2013 году «Сибмост» по согласованию с заказчиком привлек на часть работ субподрядчика — ООО «СуммаСтройгрупп», впоследствии переименованную в Группу компаний «Инфраструктура». С этой компанией был заключен договор на производство строительных работ. «Инфраструктура» в свою очередь привлекла еще раз субподрядных организаций. Из-за срыва календарного графика в 2014 году было решено расторгнуть контракт с «Инфраструктурой».

«Кроме того, в связи с невыполнением ГК «Инфраструктура» своих обязательств перед АО «Сибмост» мы вынуждены были обратиться в УЭПиПК ГУВД по Новосибирской области с заявлением о мошеннических действиях при строительстве данного объекта. В настоящее время Главным Следственным управлением по НСО рассматривается материал в отношении руководства ООО ГК «Инфраструктура» и решается вопрос о возбуждении уголовного дела по статье 159 ч. 4 УК РФ. Неотработанные авансы и сорванные графики потребовали корректировки проекта. В итоге — ввод первого пускового комплекса перенесли с 2017 года на 2020 год», — поясняют в «Сибмосте».

На сегодняшний день авансы за «Инфраструктуру» отработал «Сибмост», на объект привлечен новый субподрядчик — АО «Автодор» из Кемерова, дорожники работают 3-й месяц. Также «Сибмост» ищет дополнительных подрядчиков и уверен, что заказчик с ним не будет расторгать контракт. «Практически все наши объекты возводятся на федеральные деньги. Сегодня нет разговора о том, что заказчики собираются расторгнуть контракты с нами. Мы работаем», — заверили портал «ДорИнфо» в компании «Сибмост».

Всего же в настоящее время у «Сибмоста» 7 контрактов с подведомственными Росавтодору федеральными казенными учреждениями на общую сумму 28 млрд 118 млн рублей. Это 3 контракта с ФКУ «Байкалуправтодор»: строительство и реконструкция автомобильной дороги Р-255 «Сибирь» в Красноярском крае на участке с 1045-го км по 1061-й км (обход Канска), реконструкция трассы Р-257 «Енисей» на участке с 389-го км по 397-й км в Хакасии, а также строительство участка с 232-го км по 234-й км на этой же трассе в Красноярском крае. Еще два контракта заключены с ФКУ «Сибуправтодор»: обход Мариинска на трассе Р-255 «Сибирь» в Кемеровской области и Восточный обход Новосибирска. Еще по одному контракту заключено с Упрдор «Алтай» — реконструкция моста через Чумыш в Алтайском крае и с Упрдор «Вилюй» — строительство моста через реку Марха на 756-м км трассы А-331 «Вилюй» в Республике Саха (Якутия).

Кроме тех контрактов, которые в данный момент находятся в стадии расторжения, имеются отставания по строительству Мариинска, отмечают в Росавтодора. Также в федеральном ведомстве опасаются, что не будет освоен лимит на 2018 год по строительству моста через реку Марха.

«Сегодня «Сибмост», несмотря на сложную экономическую ситуацию, продолжает работы по своим объектам. В настоящее время нами реализуются крупнейшие проекты, самыми значимыми из которых, безусловно, являются: строительство Восточного обхода Новосибирска, обходов городов Канска и Мариинска, строительство мостового перехода через р. Марха в Якутии, реконструкция аэропорта Кызыла, строительство крупных объектов в Республике Алтай, Красноярском крае, в Алтайском крае, Новосибирской области, Хакасии. Работают все филиалы и подразделения компании, жестко соблюдается контроль за качеством работы и сроками ее выполнения. Работы на объектах ведутся собственными силами и силами дорожных организаций», — заверяют в «Сибмосте».

В сентябре 2017 года состоялась продажа акций АО «Сибмост». Контроль над компанией получило московское «Объединенное мостостроительное предприятие» (ОМП), созданное весной 2017 года структурами Сбербанка, АФК «Система» и «Звенигородской ДСК». Ранее же 100% акций компании владели Альберт и Владислав Кошкины. По данным ТАСС, к сделке имеет отношение и саратовский «Волгомост» Туфана Садыгова, который сейчас, к слову, находится на стадии банкротства.

Как предполагает Владимир Ульянов, тяжелая ситуация, в которую попал «Сибмост», могла произойти по злому умыслу определенных групп бизнеса. Все организации, которые приобретал Садыгов (ООО Фирма «РУСЛАФАЛЬТ», ООО «Автодор-Ккб Звенигород», ЗАО ПП «Устой», АО «Волгомост» и другие), становились банкротами, но до этого он акциями этим компаний входил в следующие приобретения.

Ожидалось, что со сменой владельца дела у «Сибмоста» улучшатся. Как отмечают в самой компании, она продолжает выполнять взятые на себя обязательства и постепенно рассчитывается с кредиторами. В частности, 25 декабря 2017 года состоялось судебное заседание, на котором рассматривалось дело о банкротстве компании, по итогам которого было заключено мировое соглашение.

«Производство по заявлению ООО «Флорида» о признании банкротом АО «Сибмост» прекращено. Погасить долг мы намерены в течение 36 месяцев с даты выдачи судебного постановления на руки. Это не первое мировое соглашение, заключенное компанией. Ранее мы заключили соглашение о добровольном исполнении судебного решения с банком «Акцепт», в 2016 году — с Сургутнефтегазбанком», — говорит Сергей Титов, отмечая, что в 2017 году компания работала в условиях недостаточного финансирования и не всегда имела возможность укомплектовать строительные площадки материалами и металлом в нужных объемах.

«Тем не менее, по ряду объектов нам удалось выправить ситуацию, отработать авансы и обеспечить выполнение. Наступил 2018 год. Подготовлены календарные планы производства работ, идет согласование с заказчиками», — сообщил Титов.

Отметим, что дело о банкротстве «Сибмоста» рассматривалось в суде с июля 2016 года. Иски о признании компании банкротом подавали около двух десятков кредиторов, крупнейший из которых — Сбербанк с долгом более 4,6 млрд рублей.

В конце 2017 года Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев подписал распоряжение о переводе ряда объектов «Сибмоста» на казначейское сопровождение. В этот перечень вошли площадки строительства моста через реку Чумыш в Алтайском крае, обход города Мариинска в Кемеровской области, Восточный обход Новосибирска. Ранее мостовой переход через реку Марха в республике Саха (Якутия) был также взят на казначейское исполнение.

Казначейское сопровождение контрактов — это контроль органов Федерального казначейства за правильным использованием целевых средств, выделяемых на исполнение контракта по поставке товаров, выполнению работ для федеральных нужд. «Для нас это означает своевременность расчетов с поставщиками за материалы, с подрядчиками — за выполненные работы. Что в конечном итоге положительно отразится на выполнении календарных графиков производства работы», — уверены в «Сибмосте».

Однако не все разделяют эту уверенность. «Казначейское сопровождение позволяет контролировать финансовую деятельность организации и гарантировать субподрядчикам получение денежных переводов за выполненные работы. Однако существует риск отставания от календарного графика», — переживают в Упрдор «Алтай».

При этом президент компании «Сибмост» Сергей Титов делает положительный прогноз на будущее: «Предопределен организационный механизм выхода из ситуации. Наша работа не только не прекращена, но и продолжается. Росавтодор, довольно щепетильно и очень требовательно подходящий к выбору исполнителей госконтрактов, продолжает доверять нам развитие крупных инфраструктурных проектов в регионах».

Ряд экспертов считает, что если «Сибмост» уйдет со строительного рынка Сибири, то в регионе не останется крупных строительных подрядчиков. В таком случае госконтракты достанутся компаниям из других регионов, например, ДСК «Автобан». По мнению Ульянова, в нынешних условиях фактического отсутствия рынка работ, уход «Сибмоста» не очень скажется на отрасли в целом. Его место займет «Мостотрест» или кто-то еще, кто купит остатки компании.

Добавим, Владимир Ульянов из АСПОР на сегодняшний день видит только два важных момента в вопросе выправления ситуации «Сибмоста»: организаторские способности Сергея Титова, который был избран президентом компании весной 2017 года (до этого он возглавлял министерство транспорта Новосибирской области), и самое главное — поддержка Сбербанка во всем: финансирование, лоббирование в Правительстве интересов «Сибмоста».

Статья написана по материалам сайтов: bankrot2018.ru, www.forbes.ru, pfo.svpressa.ru, dorinfo.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector