+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Внешний управляющий: права и обязанности 2019 год

Внешнее управление имуществом должника — реабилитационная процедура, которая вводится в целях восстановления платежеспособности для спасения, как бизнеса, так и организационно-правовой формы юридического лица должника от ликвидации. В отношении имущества физических лиц внешнее управление не вводится.

Внешнее управление вводится на срок до 18 месяцев, который при необходимости может быть продлен арбитражным судом на шесть месяцев. Исключение составляют градообразующие предприятия, сельскохозяйственные организации и крестьянские (фермерские) хозяйства.

Внешнее управление может быть введено при наличии у должника реальных перспектив восстановления платежеспособности на этапе наблюдения. Инициировать внешнее управление может только собрание кредиторов. Суд имеет право пойти против воли кредиторов, только введя финансовое оздоровление под обеспечение. Игнорирование воли кредиторов, направленной на ликвидацию должника в пользу внешнего управления, невозможно.

Совокупный срок финансового оздоровления и внешнего управления не может превышать два года, поэтому в том случае, если со дня введения финансового оздоровления прошло уже 18 месяцев, арбитражный суд не может вынести определение о введении внешнего управления.

Введение внешнего управления влечет за собой наступление для должника ряда серьезных последствий:

  • — прекращаются полномочия руководителя, органов управления должника и собственника имущества должника — унитарного предприятия;
  • — начинает действовать внешний управляющий, наделенный значительными полномочиями в отношении имущества должника;
  • — снимаются ранее принятые меры по обеспечению требований кредиторов;
  • — устанавливается, что все ограничения по распоряжению имуществом (включая аресты) могут быть наложены на должника только в рамках процесса о банкротстве;
  • — вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов.

Все мероприятия внешнего управления осуществляет внешний управляющий, который утверждается арбитражным судом. С этого момента прекращаются полномочия руководителя организации-должника, он отстраняется от должности. Прежнее руководство организации в течение трех дней с момента назначения внешнего управляющего обязано передать ему бухгалтерскую и иную документацию, печати, штампы, а также все материальные ценности. Не прекращаются с введением внешнего управляющего полномочия органов управления должника, направленные на принятие следующих решений:

  • · увеличение уставного капитала должника;
  • · ведение общего собрания акционеров;
  • · замещение активов должника;
  • · избрание представителей учредителя;
  • · продажа бизнеса должника;
  • · заключение соглашения с третьим лицом, готовым предоставить денежные средства для исполнения всех обязательств должника.

На внешнего управляющего ложится обязанность за организацию ведения бухгалтерского, финансового, статистического учета и отчетности. Он должен вести реестр требований кредиторов и заявлять возражения по поводу требований кредиторов к должнику. Кроме того, ему придется принимать меры по взысканию дебиторской задолженности.

Внешний управляющий имеет право:

  • · осуществлять хозяйственную деятельность должника;
  • · распоряжаться имуществом должника в соответствии с планом внешнего управления;
  • · заключать от имени должника мировое соглашение;
  • · заявлять отказ от исполнения договоров должника;
  • · требовать признания арбитражным судом недействительными сделок и решений, заключенных или исполненных должником до даты введения внешнего управления.

В процессе внешнего управления свободно могут совершаться только те сделки, которые предусмотрены в плане внешнего управления. Остальные сделки внешний управляющий может совершать только после согласования с собранием кредиторов. Имущество, являющееся предметом залога, продается только на открытых торгах и только при согласии кредитора, требования которого обеспечены залогом. Их полученных денег сначала погашаются задолженности перед кредиторами первой и второй очереди, возникшие до заключения договора залога. Затем погашаются требования залогодателя.

Наряду с правами, предусмотренными Законом о банкротстве, внешний управляющий несет обязанности:

  • · принять в управление имущество должника и провести его инвентаризацию;
  • · разработать план внешнего управления и представить его на утверждение собранию кредиторов;
  • · заявлять в установленном порядке возражения относительно предъявленных к должнику требований кредиторов;
  • · принимать меры по взысканию задолженности перед должником;
  • · вести реестр требований должника.

Значительная часть полномочий внешнего управляющего касается работы с кредиторами. Кредитор вправе предъявить свое требование в любой момент в ходе внешнего управления. Управляющий обязан в течение пяти дней с момента получения требования уведомить представителя учредителя (участника) должника или представителя собственника имущества — унитарного предприятия о получении требования и предоставить им возможность ознакомится с требованием и документами, на которых оно основывается. В реестр требования вносятся только на основании определения арбитражного суда. Получив определение суда, управляющий обязан внести требование в реестр либо направить соответствующую информацию реестродержателю.

Неисполнение любой из обязанностей влечет применение к управляющему определенных мер, предусмотренных Законом.

Практический интерес имеют специальные основания (являющиеся новеллой Закона 2002 г.) отстранения управляющего, связанные с нарушением им правил профессиональной деятельности арбитражного управляющего. Эти правила могут быть двух категорий: утвержденные Правительством РФ; утвержденные саморегулируемой организацией, членом которой является управляющий.

При нарушении правил, установленных постановлением Правительства (т.е. правовым актом, источником права), управляющий отстраняется определением суда, но отмена этого определения в силу ч. 2 п. 1 ст. 25 Закона влечет восстановление управляющего в рамках той процедуры, в которой он был отстранен.

При нарушении же правил, установленных саморегулируемой организацией, управляющий может быть исключен из нее, что влечет отстранение его судом от исполнения обязанностей. При этом ни отмена, ни признание недействительным решения об исключении управляющего из организации не влечет его восстановления в конкурсном процессе. Такая ситуация представляется неразумной,

поскольку открывает возможность для злоупотреблений со стороны саморегулируемых организаций.

Отстранение внешнего управляющего производится не по его воле, а в результате допущенных им нарушений при исполнении обязанностей. Отстраняет управляющего арбитражный суд, вынося специальное определение, которое может быть обжаловано, но подлежит немедленному исполнению.

Основанием отстранения внешнего управляющего является, прежде всего, неисполнение либо ненадлежащее исполнение им своих обязанностей.

Допускается принятие собранием кредиторов решения об обращении в арбитражный суд с ходатайством об отстранении внешнего управляющего, если он не выполняет план внешнего управления либо не исполняет другие свои обязанности.

При отсутствии решения собрания (которое далеко не всегда целесообразно созывать для решения рассматриваемого вопроса) любое из лиц, участвующих в деле о банкротстве (они названы в ст.34 Закона), может обратиться с жалобой на действия внешнего управляющего. Жалоба рассматривается судьей единолично в порядке, установленном п.1 ст.60 Закона, в течение месяца с момента получения жалобы судом, и по результатам рассмотрения выносится определение, которое может быть обжаловано, но подлежит немедленному исполнению.

Жалоба может быть подана (и соответственно рассмотрена), если в результате определенных действий (бездействия) управляющего нарушены права и законные интересы самого заявителя жалобы (а не третьих лиц) либо причинены (могут быть причинены) убытки должнику или кредиторам (любому из них). Собрание может принять решение об отстранении управляющего и при отсутствии убытков (как реальных, так и потенциальных), и при отсутствии ущемления чьих-либо интересов -только на основании несоблюдения управляющим требований законодательства или плана внешнего управления.

В любом случае отстранение внешнего управляющего возможно, если им действительно были допущены нарушения и это вытекает из решения собрания или

жалобы. Отсутствие указанной информации может служить основанием для обжалования соответствующего определения суда, если оно будет вынесено.

Кроме того, основанием для отстранения внешнего управляющего служит выявление обстоятельств, препятствовавших назначению лица управляющим. При этом не имеет значения, когда появились такие обстоятельства (до или после назначения управляющего), а также причины, по которым названные обстоятельства не были известны ранее. Представляется, что отстранение внешнего управляющего по рассмотренным причинам может осуществляться судом как на основании решения собрания кредиторов либо жалобы определенных лиц, так и по собственной инициативе.

Иные основания отстранения внешнего управляющего возможны, но они должны быть названы в законе.

Высший Арбитражный Суд в информационном письме181 конкретизировал некоторые вопросы отстранения арбитражного управляющего. Так, суд подтвердил, что общим основанием для отстранения арбитражных управляющих является неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, возложенных на арбитражного управляющего в соответствии с Законом о банкротстве, а также правил профессиональной деятельности арбитражного управляющего, установленных Правительством Российской Федерации (пункт 1 статьи 25 Закона о банкротстве).

При этом, по мнению суда, следует учитывать, что в силу пункта 3 статьи 65, пункта 1 статьи 98, пункта 1 статьи 145 Закона о банкротстве арбитражный управляющий подлежит отстранению судом в случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица управляющим (статья 20, пункт 1 статьи 23 Закона о банкротстве), а также если такие обстоятельства возникли после утверждения лица управляющим.

Если арбитражный управляющий исключен из членов саморегулируемой организации арбитражных управляющих на основании пункта 2 статьи 25 Закона о

181 Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 декабря 2004г № 88 «О некоторых вопросах, связанных с утверждением и отстранением арбитражных управляющих / Справочно-правовая система «Гарант».

банкротстве, эта организация вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением об отстранении данного управляющего.

Дела, связанные с оспариванием арбитражным управляющим решения саморегулируемой организации арбитражных управляющих, подведомственны арбитражным судам.

На практике в связи с указанными нормами неизбежно возникает проблема, связанная с ответом на вопрос о том, что делать, если управляющий будет исключен из саморегулируемой организации, а суд не отстранит его от исполнения обязанностей? Каков статус управляющего в этот период и действительны ли принимаемые им решения и заключаемые сделки? Ответ на этот вопрос представляется положительным (хотя и не бесспорным) — управляющий является таковым до момента вынесения судом определения о его отстранении.

Это интересно:  Топ-менеджер СибМоста стал банкротом 2019 год

Следующим последствием неисполнения управляющим обязанностей является возмещение убытков, причиненных действиями (бездействием) арбитражного управляющего, нарушающими законодательство РФ. Потребовать возмещения убытков могут как кредиторы, так и должник. Применительно к должнику возникают проблемы, связанные с ответом на вопрос о том, кто именно от имени должника может предъявлять требования. В течение наблюдения и финансового оздоровления это руководитель юридического лица — должника, но во время внешнего управления и конкурсного производства руководитель отстраняется, его функции исполняет арбитражный управляющий.

Представляется необходимым специально указать в Законе, что в течение внешнего управления и конкурсного производства заявлять требования к управляющему, связанные с причинением им убытков должнику, может любой

182 Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 декабря 2004 г. № 88 «О некоторых вопросах, связанных с утверждением и отстранением арбитражных управляющих» / Справочно-правовая система «Гарант».

отстраненный руководитель должника, либо любой учредитель (участник) юридического лица — должника (при этом средства, полученные в результате реализации такой ответственности, поступают в имущественную массу должника).

Проблема гражданско-правовой ответственности управляющего перед кредиторами имеет еще одно проявление, состоящее в ответе на вопрос — каким образом следует обращаться с требованиями о возмещении убытков управляющим? На этот вопрос возможны два варианта ответа. Во-первых, есть основания для вывода о том, что все требования к арбитражному управляющему рассматриваются в рамках текущего конкурсного процесса арбитражным судом. Во-вторых, не меньше оснований и для вывода, в соответствии с которым требования о возмещении убытков предъявляются арбитражному управляющему как физическому лицу -индивидуальному предпринимателю вне рамок конкурсного процесса в порядке общей подсудности. Это можно сделать как в период рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве, так и после завершения конкурсных процедур. Поскольку управляющий в данном случае становится обязанным перед конкурсным кредитором, то, безусловно, вопрос о передаче полученных средств в имущественную массу должника не стоит. Средства, представляющие собой компенсацию причиненных убытков, получает каждый кредитор, следовательно, и предъявлять требование должен каждый кредитор в части возмещения убытков, причиненных именно ему. При этом необходимо учесть, что основанием привлечения управляющего к ответственности может являться не только нарушение требований Закона, но и норм других законов и иных правовых актов.

Закон 2002 г., обязывая управляющего возместить причиненные убытки, устанавливает новое правило, в соответствии с которым неполное возмещение убытков является препятствием для нового назначения данного лица арбитражным управляющим.

Однако эффективность норм о возмещении убытков является крайне низкой. Это обусловлено тем, что на практике весьма сложно доказать, во-первых, размер убытков, во-вторых, причинную связь между действиями управляющего и убытками.

В.В. Голубев отмечает, что «в практике Российского сообщества независимых экспертов и антикризисных управляющих пока не было установленных судом фактов совершения арбитражными управляющими уголовных преступлений либо фактов взыскания с них нанесенного ущерба»,183 что не может свидетельствовать о том, что управляющие действуют без нарушений, а говорит о слабости правоохранительной системы, недостаточной проработанности соответствующих положений законодательства и неумении (нежелании) пострадавших лиц воспользоваться имеющимися возможностями для защиты своих прав.

Положения о правах, обязанностях и ответственности управляющих похожи на английскую концепцию профессиональной халатности: «В Англии арбитражный управляющий может быть привлечен к ответственности за убытки, вызванные его халатностью. Применяемый здесь критерий — действовал ли данный арбитражный управляющий так, как ни один компетентный и разумный арбитражный управляющий никогда не стал бы? Или, другими словами, ниже минимального профессионального уровня, применимого для арбитражного управляющего» .

Подобным образом общие вопросы полномочий и ответственности управляющих решаются во всех государствах СНГ и Балтии. Отметим, что Закон Латвии обязывает администратора предоставить обеспечение на случай причинения ущерба кредиторам или иным заинтересованным лицам. Объем обеспечения может быть менее 10% стоимости активов должника. В силу положений ст. 15 Закона Латвии обеспечением может быть залог либо страхование гражданско-правовой ответственности.

Закон о банкротстве наделяет внешнего управляющего комплексом прав, присущих всем арбитражным управляющим, а также правами, которые присущи только внешнему управляющему.

Согласно общей норме п. 6 ст. 24 Закона о банкротстве осуществлять права и исполнять обязанности внешний управляющий должен добросовестно и разумно в интересах не только должника и его кредиторов, но и общества в целом.

В силу п. 3 ст. 24 Закона о банкротстве, арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, имеет право: созывать собрание кредиторов; созывать комитет кредиторов; обращаться в арбитражный суд с заявлениями и ходатайствами в случаях, предусмотренных Законом о банкротстве; получать вознаграждение в размерах и в порядке, которые установлены Законом о банкротстве; привлекать для обеспечения осуществления своих полномочий на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности за счет средств должника, если иное не установлено Законом о банкротстве, собранием кредиторов или соглашением кредиторов; подать в арбитражный суд заявление о досрочном прекращении исполнения своих обязанностей.

В соответствии с п. 1 статьи 99 Закона о банкротстве внешний управляющий имеет право:

— распоряжаться имуществом должника в соответствии с планом внешнего управления с ограничениями, предусмотренными настоящим Федеральным законом». Приведенный дословно текст абз. 2 п. 1 ст. 99 Закона о банкротстве в сопоставлении с абз. 2 п. 1 ст. 74 Закона о банкротстве 1998 г. свидетельствует о значительном сокращении полномочий внешнего управляющего. Практически все решения внешнего управляющего, направленные на распоряжение имуществом должника, должны не только не выходить за рамки плана внешнего управления, но и контролироваться со стороны собрания кредиторов (комитетом кредиторов) путем согласования соответствующих сделок (ст. ст. 101, 104, 105 Закона о банкротсве);

— разрабатывать проекты и заключать от имени должника мировое соглашение в порядке, предусмотренном главой VIII Закона о банкротстве;

— заявлять отказ от исполнения договоров и иных сделок должника, препятствующих восстановлению его платежеспособности;

— оспаривать в судебном порядке не только действительность сделок, заключенных должником, но и принятые им с нарушением требований Закона о банкротстве решения, а также предъявлять иски о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

В соответствии со ст. 103 Закона о банкротстве недействительными могут быть признаны следующие категории сделок.

Во-первых, сделка, совершенная должником, в том числе сделка, совершенная должником до даты введения внешнего управления. В данном случае речь идет о сделках, которые могут быть признаны недействительными по основаниям, предусмотренным положениями Гражданского кодекса Российской Федерации, иных законов, в том числе и Законом о банкротстве.

Во-вторых, сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом. Законодатель предусматривает обстоятельство, при котором данная категория сделок может быть признана недействительной: если в результате исполнения указанной сделки кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки.

Относительно указанных видов сделок очевидной недоработкой Закона о банкротстве является то, что он не предусматривает, в течение какого времени должна быть совершена сделка, чтобы впоследствии она могла быть признана недействительной. Исходя из этого, представляется обоснованной позиция, в соответствии с которой вероятно опровержение любых сделок должника независимо от того, когда они были совершены. Так, например, по мнению М.В. Телюкиной, сроки исковой давности, установленные для исков о недействительности конкретных сделок, применить сложно, так как исковая давность начинает течь, когда внешний управляющий узнал либо должен был узнать о сделке. Соответственно он может поставить вопрос о недействительности сделки, совершенной сколь угодно давно, т.е. за пределами сроков исковой давности. Следовательно, это могут быть любые сроки, в том числе и достаточно длительные (например, управляющий обнаружил сделку с заинтересованностью, заключенную семь лет назад).

В-третьих, сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом. Опровержение такой сделки возможно, если:

— она совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом;

— указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими.

Так, в Арбитражный суд города Москвы обратился внешний управляющий должника ОАО «Союзрыбфлот» к ООО «Байкалрыбфлот» о признании сделки между должником (векселедателем) и Обществом (векселедержателем) по досрочному погашению простого векселя недействительной. Ответчик исковое заявление не признал, указав на то, что являлся добросовестным векселедержателем, а также на то, что не знал о наличии у должника иных кредиторов.

Разрешая спор по существу, Арбитражный суд пришел к выводу о признании недействительной сделки между должником и Обществом по досрочному погашению векселя. Согласно ч. 3 ст. 103 Закона о банкротстве для признания данной сделки недействительной необходимо наличие совокупности двух обстоятельств: совершение сделки в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, и наступление предпочтительного удовлетворения требования одного из кредиторов перед другими кредиторами. Согласно материалам дела оплата векселя произошла в июне 2004 г., в то время как заявление о признании должника банкротом было принято к производству в июле 2004 г. При этом на дату совершения указанной сделки у должника имелись иные кредиторы, чьи требования не были удовлетворены. Совершение указанной сделки повлекло за собой предпочтительное удовлетворение требований Общества перед другими кредиторами, так как, если бы она не состоялась, перечисленные Обществу денежные средства были бы включены в конкурсную массу должника.

Это интересно:  Концепция антикризисного управления предприятием и государственной экономикой 2019 год

Закон о банкротстве не определяет понятие «предпочтительное удовлетворения требований». Очевидно, законодатель исходит из расширительного толкования этого понятия, признавая предпочтительным любое внеочередное удовлетворение очередного требования.

В-четвертых, сделка связана с выплатой (выделом) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с его выходом из состава учредителей (участников) должника. Такая сделка может быть признана недействительной, если:

— она была совершена в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом либо после принятия этого заявления;

— исполнение такой сделки нарушает права и законные интересы кредиторов.

Отдельно законодатель указал, что указанные сделки, совершенные в течение шести месяцев до подачи заявления о признании должника банкротом, являются оспоримыми. А сделки, совершенные должником после принятия заявления, признаются законом ничтожными.

При признании сделки, связанной с выплатой (выделом) доли (пая), недействительной по основаниям п. 4 ст. 103 Закона о банкротстве учредитель (участник) должника признается кредитором третьей очереди. Таким образом, законодатель защищает интересы остальных конкурсных кредиторов с включенными в реестр требованиями, которые могут в данном случае рассчитывать на пропорциональное удовлетворение требований всех кредиторов третьей очереди.

В случае же совершения должником данной сделки после принятия заявления о признании должника банкротом требование такого учредителя (участника) погашается из имущества, оставшегося после полного удовлетворения всех требований кредиторов.

Схожие основания признания сделок должника недействительными были изложены и в ст. 78 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»: недействительность сделок по основаниям, предусмотренным законодательством; недействительность сделок, заключенных с заинтересованными лицами; недействительность сделок, влекущих предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами; недействительность сделок, связанных с выплатой доли в имуществе должника участнику должника. Но при этом указанный Закон не дифференцировал последствия недействительности последнего из перечисленных видов сделок с точки зрения срока их совершения, а содержал лишь общее правило, согласно которому участник, сделка по выплате (выделу) доли (пая) с которым признана недействительной, должен был вернуть должнику все полученное по сделке, а сам становился кредитором пятой очереди.

Актуальной и в теоретическом, и в практическом плане является проблема, состоящая в ответе на вопрос: в каком порядке (конкурсном или внеконкурсном) предъявляются требования о признании совершенной должником сделки недействительной, а также о применении последствий ее недействительности? Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» 1998 г. не содержал ответа на этот вопрос, поскольку четко не было установлено, какие требования рассматриваются в конкурсном процессе (п. 4 ст. 12 и п. 1 ст. 57). ГК РФ содержит общее положение, согласно которому сделка признается недействительной по решению суда (ст. 166). Судебно-арбитражная практика идет по пути рассмотрения требований о признании сделки недействительной во внеконкурсном порядке. В частности, в п. 3 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 июня 2001 г. N 64 «О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» сказано, что, поскольку такое требование не может быть рассмотрено арбитражным управляющим и включено в реестр требований кредиторов, оно рассматривается арбитражным судом или судом общей юрисдикции в общем порядке, установленном ГПК РФ и АПК РФ вне рамок процесса о банкротстве. Закон о банкротстве четко определяет, что в конкурсном процессе, во-первых, рассматриваются только денежные требования, во-вторых, сделка признается недействительной арбитражным судом (ст. 103).

Признание арбитражным судом сделок должника недействительными является, безусловно, одним из наиболее эффективных способов восстановления платежеспособности должника. Достаточно обширный практический опыт по применению данного способа накоплен в зарубежных странах. В традиционном законодательстве континентальной Европы признание сделок недействительными («шаги по отмене») рассматривается исключительно как мера ликвидационных процедур, а не реабилитационных, которые считаются выгодными для должника (за исключением законодательства Германии, где данная мера рассматривается в качестве реабилитационной).

Таким образом, можно сказать о том, что признание сделок должника недействительными служит одним из способов восстановления равенства между всеми кредиторами должника и отмены невыгодных сделок или односторонних юридических действий, которые наносят ущерб будущему праву на недвижимость и правам кредиторов.

В заключении рассмотрения прав внешнего управляющего отметим, что приведенный список правомочий отражает лишь специфику процедуры внешнего управления и, безусловно, не является исчерпывающим. Внешний управляющий пользуется и другими, как материальными, так и процессуальными, правами, предоставляемыми ему Законом о банкротстве и иными правовыми актами.

Как отмечалось выше, все мероприятия рассматриваемой стадии осуществляет внешний управляющий.

Внешний управляющий имеет права и обязанности, основные из которых перечислены в ст. 99 Закона, иные могут быть предусмотрены другими нормами Закона. Все функции управляющего продиктованы целью сделать возможным такое ведение дел должника, которое приведет к восстановлению его платежеспособности.

Внешний управляющий имеет право:

— осуществлять хозяйственную деятельность должника;

— самостоятельно распоряжаться имуществом должника, включая реализацию бизнеса (ограничения могут быть установлены только Законом и на его основании кредиторами);

— заявлять отказ от исполнения договоров должника;

— заявлять ходатайства в суд о признании недействительными определенных сделок должника;

— увеличивать уставный капитал должника — АО или ООО;

— осуществлять замещение активов должника;

— предъявлять к третьим лицам требования в интересах должника;

— созывать собрание или комитет кредиторов;

— привлекать для организации исполнения своих обязанностей на договорной основе специалистов с оплатой их услуг из средств должника;

— заключать от имени должника мировое соглашение; заявлять в суд о досрочном прекращении исполнения своих обязанностей; и другие.

Внешний управляющий обязан:

— принять в ведение имущество должника и осуществить его инвентаризацию;

— открыть специальный счет (т.е. заключить договор банковского счета) для проведения внешнего управления и расчетов с кредиторами;

— разработать план внешнего управления и действовать в соответствии с ним;

— вести бухгалтерский, финансовый, статистический учет и отчетность;

— работать с кредиторами путем принятия мер к установлению их требований;

— принимать меры по взысканию задолженности третьих лиц перед должником;

— вести реестр требований кредиторов;

— отчитываться перед кредиторами о ходе и итогах внешнего управления; другие.

Рассмотрим подробнее те правомочия внешнего управляющего, которые представляются наиболее важными и имеющими практический интерес.

Осуществление внешним управляющим функций руководителя должника

Внешний управляющий принимает на себя функции руководителя и органов управления должника (поскольку иное Законом о банкротстве не установлено — а иное, как отмечалось выше, установлено в части сохраненной компетенции органов управления). Соответственно, для управляющего не являются обязательными ограничения по распоряжению имуществом должника, установленные в учредительных документах юридического лица, поскольку Закон говорит о праве управляющего самостоятельно распоряжаться имуществом должника с ограничениями, установленными Законом. Следовательно, управляющий не имеет права, например, созывать общее собрание участников юридического лица для решения определенных вопросов (не относящихся к сохраненной компетенции) либо руководствоваться какими-либо указаниями руководителя должника.

Из сказанного следует, что управляющий не обязан руководствоваться ограничениями, установленными для руководителя учредительными документами юридического лица. Этот вопрос, не решенный Законом 1992 г., был уточнен судебной практикой — в п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 7 августа 1997 г. N 20 «Обзор практики применения судами законодательства о несостоятельности (банкротстве)»*(455) говорилось, что полномочия арбитражного управляющего по распоряжению имуществом должника не ограничены рамками полномочий, установленными для руководителя организации — должника.

С другой стороны, внешний управляющий приобретает и те полномочия руководителя, которые в Законе прямо не названы.

В одном из дел о банкротстве в рамках внешнего управления внешний управляющий обратился в суд от имени должника с заявлением о признании незаконной объявленной работниками забастовки. Верховный Суд РФ подтвердил указанное полномочие Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 14 августа 1998 г.*(456)

Действующий Закон устанавливает определенные ограничения для внешнего управляющего, которые выражаются в том, что для осуществления каких-то сделок и принятия каких-то решений управляющий обязан получить согласие собрания или комитета кредиторов. Сделки первых трех категорий, названных ниже, совершенные без такого согласия, являются ничтожными (хотя возможна аргументация и противоположной точки зрения — об оспоримости сделок — которая основывается на постулате о допустимости последующего одобрения). При этом (иное специально не установлено, т.к. если компетенция по каким-то причинам не разграничена) сделка или решение будут законными, если получено согласие либо собрания, либо комитета кредиторов (очевидно, в ряде случаев технически легче получить согласие комитета).

Это интересно:  Как законно защитить крупное имущество от судебных приставов 2019 год

Установлены следующие ограничения:

1. Крупные сделки. В соответствии с п. 2 ст. 101 Закона крупной считается сделка, либо несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением либо возможностью отчуждения имущества должника, балансовая стоимость которого превышает 10% балансовой стоимости активов должника на последнюю отчетную дату, предшествующую дате заключения сделки. Данная формулировка уменьшила базу крупной сделки (по Закону 1998 г. это было 20% на момент заключения сделки) и уточнила аналогичную норму п. 3 ст. 76 Закона 1998 г., из которой не следовал безусловно ответ на вопрос о том, необходимо ли согласие на любую сделку с недвижимостью, либо только на ту, по которой стоимость недвижимости превышает 20% балансовой стоимости активов должника. Однако в настоящее время серьезные проблемы возникают в связи с наличием таких оценочных категорий, как «взаимосвязь сделок» и «возможность отчуждения».

Кроме того, Закон 2002 г. не позволяет указывать на одобрение в плане внешнего управления (такая норма была в п. 2 ст. 76 Закона 1998 г.).

В связи с крупными сделками возникают два блока практических проблем, не решенных Законом:

— оспорима либо ничтожна сделка, совершенная без согласования; кто имеет право заявлять о ее недействительности; возможно ли каким-либо образом защитить контрагентов, которые не знали и не могли знать о том, что сделка является крупной;

— применяются ли (и если да, то в каком порядке) нормы корпоративного законодательства в части регламентации крупных сделок, в частности, требуют ли согласования сделки, осуществляемые в процессе обычной хозяйственной деятельности, допускается ли последующее одобрение и др. (при этом мы сталкиваемся с проблемой, упоминавшейся выше — она связана с невозможностью ответа на вопрос: какие нормы — корпоративные или конкурсные — мы рассматриваем как lex specialis, а какие — как lex generalis?).

2. Сделки с заинтересованностью. В соответствии с п. 3 ст. 101 Закона сделка с заинтересованностью — сделка, заключаемая управляющим с лицом, заинтересованным в отношении самого управляющего или любого конкурсного кредитора. В соответствии со ст. 19 Закона в отношении внешнего управляющего и кредиторов — физических лиц, заинтересованными лицами являются его супруг (супруга), родственники по прямой восходящей и нисходящей линиям, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, сестры и братья супруга (супруги). В отношении кредиторов — юридических лиц заинтересованными признаются компании, являющиеся материнскими либо дочерними в соответствии с гражданским законодательством РФ; руководитель юридического лица; лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет) юридического лица; коллегиальный исполнительный орган юридического лица; главный бухгалтер (бухгалтер), в том числе и освобожденные от исполнения своих обязанностей в течение 1 года до момента возбуждения производства по делу о банкротстве. Кроме того, заинтересованными лицами в отношении кредитора — юридического лица, являются лица, находящиеся с физическими лицами, перечисленными выше, в родственных отношениях, определяемых п. 2 ст. 19 Закона.

Применительно к данной категории сделок возникают те же проблемы, что и в связи с крупными сделками (об этом было сказано выше).

3. Сделки, влекущие получение или выдачу займов, выдачу поручительств или гарантий, уступку прав требования, перевод долга, отчуждение либо приобретение акций, долей хозяйственных обществ и товариществ, учреждение доверительного управления имуществом должника.

Эти сделки могут заключаться без согласования, если возможность и условия их заключения предусмотрены планом внешнего управления. Выделение данной категории сделок является новеллой Закона, направленной на усиление контроля за действиями внешнего управляющего (соответственно, в настоящее время свобода его действий значительно ограничена).

При этом возникают проблемы, аналогичные названным выше (применительно к крупным сделкам).

4. Сделки, влекущие возникновение новых денежных обязательств должника в ситуации, когда размер денежных обязательств, возникших после введения внешнего управления, превысил определенный уровень. Это ограничение связано с тем, что кредиторы по обязательствам, возникшим после введения внешнего управления, являются текущими, т.е. имеют право получить немедленное удовлетворение своих требований по мере наступления сроков их исполнения. Если таких кредиторов станет много, может возникнуть так называемая ситуация «банкротства банкрота». В целях ее предотвращения кредиторы должны санкционировать возникновение денежных обязательств при наличии значительного их количества. Это можно сделать путем указания в плане внешнего управления сделок, которые могут совершаться, даже если превышают установленный Законом уровень (представляется, что план может содержать указания как на виды сделок, так и на их сумму). Конечно, на первый план выходит вопрос о том, каков этот уровень. Ответ на этот вопрос вызывает серьезные практические проблемы. Статья 79 Закона 1998 г. говорила о необходимости согласия «в случаях, когда размер денежных обязательств, возникших после введения внешнего управления, превышает 20% суммы (подчеркнуто мною. — М.Т.) требований кредиторов в соответствии с реестром». Очевидно, Закон 2002 г. хотел выразить ту же мысль. Но получилось иначе: в силу п. 1 ст. 104 согласие требуется «в случаях, если размер денежных обязательств должника, возникших после введения внешнего управления, превышает на 20% (подчеркнуто мною. — М.Т.) размер требований конкурсных кредиторов, включенных в реестр». Как видим, из буквального толкования следует, что согласие потребуется, когда текущие требования составят 120% реестровых. Во избежание злоупотреблений со стороны внешних управляющих необходимо более точное толкование п. 1 ст. 104 Закона.

Закон 1998 г. не отвечал на вопрос о том, оспоримыми либо ничтожными являются сделки, совершенные без соответствующего согласования (из чего следовал вывод об их ничтожности на основании не соответствия содержания Закону). Пункты 2 и 3 ст. 104 Закона 2002 г. вводят режим оспоримости сделок, устанавливая два важнейших правила:

— субъектами, которые могут заявить в суд о недействительности сделок, являются конкурсные кредиторы, уполномоченные органы, а также внешний управляющий, но последний — только в отношении сделок, совершенных предыдущим внешним управляющим;

— сделка будет признана недействительной, если доказано, что контрагент знал либо не мог не знать о нарушении, т.е. о том, что сделка нуждается в согласовании и не имеет его.

Эти правила являются очень важными. Поскольку по сути своей они имеют общий характер — с точки зрения защиты добросовестных контрагентов представляется целесообразным распространить эти нормы (п. 2, 3 ст. 104 Закона) на все случаи недействительности сделок внешнего управляющего.

5. Решения, влекущие увеличение расходов должника на потребление, в том числе на оплату труда работников должника. Это ограничение препятствует увеличению расходов, осуществляемых периодически, в частности, выплат работникам, которые являются кредиторами второй очереди. В силу указания ст. 105 Закона такие решения могут приниматься без согласия кредиторов в случаях, предусмотренных планом внешнего управления (Закон 1998 г. допускал установление исключений только федеральными законами). Обращает на себя внимание тот факт, что Закон применительно к данным сделкам, совершенным без согласования, не отвечает на вопросы о характере их недействительности (оспоримы они или ничтожны), а также о субъектах, имеющих право заявлять об их недействительности.

Кроме того, выделяется особая категория сделок, нуждающихся в согласовании. Это сделки с предметом залога — внешний управляющий имеет право продавать предмет залога только с согласия залогодержателя. Все вопросы, возникающие в связи с согласованием крупных сделок, возникают и в контексте данной категории сделок. Кроме того, следует учитывать особую правовую природу залога, проявляющуюся, в частности, в том, что право залога следует за вещью при изменении собственника. Нормы п. 5 ст. 101 Закона, требуя согласия залогодержателя на продажу предмета залога, не решают вопрос о судьбе права следования. Для того чтобы оно прекратилось, необходимо прямое указание Закона, которое отсутствует. Из этого следует, что залогодержатель после продажи предмета залога имеет право требования как к должнику, так и к новому собственнику имущества. Таково буквальное толкование; любое иное будет толкованием ограничительным, что не бесспорно.

Еще одна проблема связана с тем, что п. 5 ст. 101 Закона устанавливает особый режим (необходимость согласования) сделок купли-продажи предмета залога. Целесообразно распространение этого режима и на иные сделки, ведущие к отчуждению имущества, являющегося заложенным.

Итак, мы перечислили ограничения, существующие для внешнего управляющего. В остальном управляющий действует самостоятельно в интересах должника и кредиторов, осуществляя функции руководителя.

Статья написана по материалам сайтов: vuzlit.ru, lawbook.online, studbooks.net, studopedia.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector