+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Вознаграждение арбитражного управляющего: различные точки зрения 2019 год

Вознаграждение арбитражного управляющего связано с интересами всех без исключения лиц, вовлеченных в процедуры, которые применяются в делах о банкротстве (несостоятельности). Как известно, вознаграждения арбитражному управляющему выплачивается за счет имущества должника по общему правилу.

Поэтому, чем больше суммарный размер вознаграждения конкурсного управляющего, тем меньшее число средств остается для удовлетворения требований кредиторов, восстановление способности к платежам должника, на ликвидационные выплаты участникам.

На заседании Президиума ВАС Российской Федерации 14 февраля 2013 года обсуждали проект постановления Пленума ВАС Российской Федерации «О некоторых вопросах, которые связаны с вознаграждением при банкротстве арбитражного управляющего».

На Президиуме ВАС Российской Федерации в ходе обсуждения, казалось бы, сугубо практичных вопросов судебной практики, возникла острейшая дискуссия, в основании которой лежат научные споры, продолжающиеся не одно столетие в отношении статуса и характера вознаграждения конкурсного управляющего.

Каждый участник банкротства, будь то кредитор или должник, действует только в собственных интересах. Но при банкротстве реализация интересов одним участником приведет неизбежно к нарушению интересов других участников. Поэтому возникла необходимость, чтобы в процедурах участвовал специальный субъект, который учитывал бы в своей деятельности интересы всех сторон.

Его деятельность нацелена на обеспечение оптимального баланса интересов всех участников процедур банкротства (несостоятельности).

Можно было бы теоретические споры в отношении статуса и характера вознаграждения конкурсного управляющего оставить исключительно на откуп ученым, если бы не серьезные практические последствия, которые зависят от соответствующей трактовки. В зависимости от подхода ВАС Российской Федерации, зависят ответы на такие вопросы:

  • можно ли на основании статьи 395 Гражданского Кодекса Российской Федерации начислять проценты при просрочке уплаты фиксированного требуемого вознаграждения конкурсного управляющего?
  • можно ли уменьшать размер вознаграждения при ненадлежащем исполнении обязанностей?
  • можно ли взыскать с него в качестве убытков сумму уплаченного ранее вознаграждения?

Вопрос о том, арбитражный управляющий — это представитель государства или нет, имеет идущие далеко последствия с точки зрения важного вопроса о праве возложения на Российскую Федерацию ответственности за неподобающие действия управляющего. Данный вопрос исследовал ЕСПЧ (Европейский Суд по правам человека) в деле «Котов против России». В. Котову российский суд отказал в удовлетворении требований к управляющему, так как при банкротстве банка «Юрак» ему уже предоставили приоритет на возвращение средств. Одно из оснований отказа ЕСПЧ в удовлетворении требований к России истца — вывод суда, что в России по национальному законодательству 1990-х арбитражный управляющий представителем государства не являлся.

Прозвучавшие в ВАС Российской Федерации в ходе дискуссии основные подходы к статусу заключаются в следующем.

Согласно одной точке зрения, арбитражный управляющий публично осуществляет правовые функции. К.И. Малышев еще в ХІХ веке называл органом судебного надзора комиссара, который осуществлял во французском конкурсном процессе функции, похожие на его функции. О публичном правовом статусе управляющего писал еще Г.Ф. Шершеневич. Современные ученые, которые поддерживают данную точку зрения, ссылаются, во-первых, на то, что управляющего назначает суд и что функции, осуществляемые им, закреплены законом. Исходя из этого делают вывод о том, что вознаграждение конкурсному управляющему — это ни заработная плата, ни плата за оказание определенных услуг. Обязательства должника или других лиц в предусмотренных законом случаях по выплате не являются денежными, и при просрочке их исполнения проценты не подлежат начислению в порядке статьи 395 Гражданского Кодекса Российской Федерации.

Другая точка зрения в том, что арбитражный управляющий лицам, участвующим в процедуре банкротства, оказывает определенные специфические услуги, что дает возможность применить нормы Гражданского кодекса Российской Федерации о возмездном оказании услуг и, частично, подряда к вопросам их оплаты . В таком случае делается закономерный вывод о начисления процентов на сумму не выплаченного вознаграждения в порядке статьи 395 Гражданского Кодекса Российской Федерации.

Хотя мнение о трудовом характере деятельности этого правовых отношений в ходе заседания Президиума ВАС Российской Федерации не высказывалось, но предметом обсуждения была возможность выплаты вознаграждения во время временной нетрудоспособности управляющего.

То, что в действующей редакции федерального закона «О банкротстве (несостоятельности)» арбитражный управляющий считается лицом, осуществляющим профессиональную деятельность и занимающимся частной практикой, тоже не позволяет дать определенные ответы на приведенные выше вопросы.

В то же время несвоевременная выплата вознаграждения арбитражного управляющего практически во всех случаях введения процедур, которые применяются в деле о банкротстве, в отношении должника имеет место. Самые распространенные причины этого: невозможность своевременной реализации недвижимого или другого имущества, недостаточность активов должника. Но часто должник недобросовестно исполняет обязанность, возложенную на него в процедурах финансового оздоровления и наблюдения по выплате вознаграждения.

Следует заметить, что при обсуждении вопроса о возможности в порядке статья 395 ГК РФ начисления процентов на сумму уплаченного несвоевременно вознаграждения арбитражного управляющего, Президиум ВАС Российской Федерации не смог прийти к единогласному мнению. Еще прозвучала точка зрения: подходы могут быть разными зависимо от процедуры, применяемой в деле о банкротстве. Было предложено рассмотреть начисление процентов при несвоевременной выплате вознаграждения арбитражного управляющего должником при процедурах финансового оздоровления и наблюдения и применять другой подход в конкурсном производстве и внешнем управлении, когда отстранены органы управления должника и во многом возможность выплаты вознаграждения определяется активностью непосредственно управляющего.

Еще одним важным вопросом, ставшим предметом обсуждения Президиумом ВАС Российской Федерации, является возможность уменьшения размера вознаграждения арбитражного управляющего судом.

Согласно тексту Закона о банкротстве (статья 20 пункт 6) допускают выплату добавочного вознаграждения в согласии с решением собрания кредиторов, его увеличения в сравнении с фиксированной суммой. Законодательством не предусмотрена возможность уменьшения размера вознаграждения управляющего или его полной невыплаты.

Все-таки случаи неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей управляющими довольно распространены. Как свидетельствует статистика, опубликованная на официальном сайте ВАС Российской Федерации, растет из года в год количество жалоб, рассмотренных судами, на действия управляющих и заявлений об их смещении. Большая часть жалоб на их работу обоснованная.

Изложенное выше ясно свидетельствует о необходимости закрепить механизм защиты интересов лиц, вовлеченных в процедуры, которые применяются в деле о банкротстве, не лишь в виде официальных разъяснений ВАС Российской Федерации, но и в законодательной форме.

Значительное число дискутируемых вопросов было связано с возможными изъятиями выплаты процентов по вознаграждению арбитражному управляющему за соответствующую процедуру банкротства (эта сумма у административного и временного управляющего определяется зависимо от балансовой суммы активов должника, не связана с результатами их деятельности напрямую).

Трудно согласиться с высказанным в ходе заседания Президиума ВАС Российской Федерации мнением в отношении недопустимости каких-нибудь исключений ввиду императивного характера статьи 20 части 6, которая устанавливает право управляющих на размер и получение процентов.

К примеру, в ситуации, когда делопроизводство о банкротстве было прекращено из-за исполнения обязательств третьим лицом. Каких-либо личных заслуг управляющего в положительном завершении процедуры при добросовестном исполнения третьим лицом обязательств должника, обычно нет. Поэтому подход, предложенный рабочей группой ВАС Российской Федерации, о том, что в таких случаях проценты не выплачиваются, представляется обоснованным. Исключением являются случаи восстановления платежеспособности должника в процессе внешнего управления или финансового оздоровления, когда позитивный эффект возможен только в результате деятельности субъекта.

Еще одним наболевшим вопросом является вопрос про сумму балансовой стоимости активов, из которой начислению подлежат проценты по вознаграждению арбитражного управляющего и вознаграждению временного управляющего. Общеизвестно, что во многих случаях сумма балансовых активов действительной стоимости имущества должника, на которое наложено взыскание, не соответствует. Формальный подход к исчислению процентов недопустим, поскольку это приведет к существенному уменьшению конкурсной массы должника и нарушит интересы лиц, которые вовлечены в процедуру банкротства.

Подводя итог обсуждению, состоявшемуся в ВАС Российской Федерации, необходимо заметить, что в постановлении Пленума ВАС Российской Федерации «О некоторых вопросах, которые связаны с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве» заинтересованы многие. Решение практических проблем зависит напрямую от более комплексной и глубокой теоретической проработки прав, обязанностей и вознаграждения временного управляющего.

Труд арбитражных управляющих в России сложно назвать благодарным. Об этом говорят не только эксперты, но и подтверждает правоприменительная практика. В двух делах, которые рассмотрел Верховный суд, управляющие смогли в конкурсном производстве значительно улучшить положение должников. Однако все нижестоящие инстанции посчитали, что за такие труды повышенное вознаграждение не положено. У ВС оказалась своя точка зрения.

В банкротных делах крупных должников возникают существенные проблемы, когда нужно установить сумму вознаграждения арбитражным управляющим, говорит юрист АБ «Линия права» Роман Кузьмин. По словам экспертам, работа управляющего – это трудоемкий и достаточно затратный процесс, но многие его расходы дополнительно не возмещаются. Ярким подтверждением упомянутому мнению стали два банкротных дела, которые дошли до ВС.

Гражданство РФ
Членство в СРО арбитражных управляющих

Чтобы стать членом СРО, существует ряд условий
Иметь высшее образование
Иметь стаж работы руководителем не менее 1 года
Стажироваться в качестве помощника арбитражного управляющего в деле о банкротстве не менее 2-х лет
Сдать теоретический экзамен по специальной программе
Не иметь дисквалифицирующего наказания за совершение административного правонарушения
Не иметь судимости за умышленное преступление
Не быть исключённым из СРО арбитражных управляющих в течение 3-х лет до момента подачи заявления на членство
Заключить договор обязательного страхования ответственности
Уплачивать установленные СРО взносы, в том числе взносы в компенсационный фонд

Источник: ст. 20 закона «О банкротстве»

Грабалин не согласился с таким выводом судов и оспорил их в Верховный суд. На заседании ВС он уверял, что значение имеет не количество денег, поступивших на счет должника от продажи заложенных активов, а общий размер погашенных требований кредитора. В том числе и путем оставления последним имущества, которое находилось в залоге. И в этом случае судьи ВС отменили решения нижестоящих судов, но отправили дело на новое рассмотрение. Как подчеркнула председательствующая Букина, сделано это лишь для того, чтобы еще более точно уточнить размер процентов по вознаграждению Грабалину. В любом случае, управляющий теперь получит сумму, которая значительно превысит присужденные ему ранее 1,1 млн руб.

Это интересно:  Социальные сети стали считаться официальными доказательствами в рамках судебных процессов? 2019 год

Эдуард Олевинский, руководитель Правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры», поясняет, что управляющему «Сервис-Центра» процент по вознаграждению действительно должен выплачиваться за счет денег от взыскания дебиторской задолженности (п. 13.2 Постановления Пленума ВАС от 25 декабря 2013 года № 97). Главная же проблема вознаграждения управляющих только назревает и связана она с позицией налоговиков, считает Олевинский. По его словам, с ноября 2016 года налоговая служба стала считать, что при продаже имущества банкрота нужно уплачивать НДС (п.п. 4 п. 2 ст. 170 НК). Если будет иметь место такой дополнительный платеж, то конкурсному управляющему вовсе не останется денег на выплату процентов по вознаграждению, утверждает юрист.

В другом деле – «Завода ячеистых бетонов» – нижестоящие инстанции слишком формально подошли к определению понятия «реализации заложенного имущества», считает Кузьмин. В судебной практике уже сложилось понимание того, что в таких случаях оставление залогового имущества за собой является одним из видов его продажи, поясняет эксперт. Соответственно размер вознаграждения надо рассчитывать исходя из общего размера погашенных требований залогового кредитора, добавляет юрист.

Соглашаясь с коллегами, Андрей Колотенко, партнер Gaffer&Gaffer, подчеркивает, что оба рассмотренных дела олицетворяют проблему несоразмерности работы, выполняемой управляющими, и получаемой в итоге оплаты за свои труды. По его словам, необходимы более гибкие и прозрачные механизмы для определения стоимости услуг управляющих. Эксперт предлагает учитывать при расчете вознаграждения сложность, объем, тип и качество работы, которую выполняют управляющие. Адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры» Павел Хлюстов замечает, что решения нижестоящих инстанций по этим двум делам являются еще и ярким примером формализма, который «укоренился в сознании наших судей». Вознаграждение арбитражного управляющего направлено на поощрение его профессионализма и эффективности как антикризисного менеджера, добавляет юрист. Так что уменьшать такие довыплаты управляющему стоит лишь в качестве санкции за плохое поведение, резюмирует адвокат КА «Юков и партнеры» Александр Соловьев.

Институт банкротства относительно нов для российской системы правового регулирования. Вместе с тем в дореволюционной России институт банкротства был достаточно развит. Процедуры банкротства несостоятельных должников были разработаны и применялись на практике уже в начале XIX столетия, также существовал и определенный статус так называемых антикризисных специалистов.

В дореволюционной терминологии в отношении современных арбитражных управляющих употреблялся сугубо российский термин — «попечитель». Попечитель избирался из числа присяжных поверенных — адвокатов. Основной целью попечителя-опекуна являлось обеспечение законности всех действий несостоятельного предприятия. При этом по законодательству России, в отличие от зарубежного законодательства того времени, должник полностью отстранялся от управления имуществом.

Многие до сих пор не представляют себе, в чем заключается суть названной профессии. В глазах одних — это госслужащий, участвующий в банкротных процедурах. В глазах других — человек, который пришел на предприятие с целью растащить последнее и тем самым окончательно погубить его. В целом оба эти утверждения неверны, но в них есть и доля правды.
Общим термином «арбитражный управляющий» обозначаются три вида антикризисных специалистов — временный управляющий, внешний управляющий и конкурсный управляющий, — функционирующие на разных стадиях процедуры банкротства. Фигура арбитражного управляющего является ключевой практически на всех этапах процедуры банкротства. Эффективность института банкротства напрямую зависит от деятельности арбитражного управляющего. От его квалификации, умения и знаний во многом зависит судьба предприятия.

Впервые ввел в российскую экономику этого нового участника процесса банкротства закон «О банкротстве предприятий»1992 года. Но ключевой фигурой процедуры банкротства арбитражного управляющего определил введенный в действие закон «О банкротстве» в 1998 году.

Именно в это время Россия переживала экономический кризис, многие остались без работы. Поэтому востребованная на рынке профессия арбитражного управляющего стала очень привлекательной и для многих являлась попыткой попробовать себя на новом поприще и начать новую жизнь.

Таким образом, в эту сферу пришли экономисты, банковские работники и участники рынка ценных бумаг, для которых в то время настали не лучшие времена. Также арбитражными управляющими зачастую являются бывшие инженеры и военные.
Но на момент принятия данного закона профессии арбитражного управляющего практически не существовало, и требования, которые предъявлялись к данным специалистам, как показывает сегодняшний день, были далеко не совершенны, поэтому на рынке банкротства было достаточно много неквалифицированных специалистов. Арбитражным управляющим мог стать практически любой желающий, прошедший короткий курс обучения и сдавший несложный экзамен. Некоторые арбитражные управляющие даже не имели высшего образования. Более того, до сих пор арбитражный управляющий не нес никакой ответственности и за свои действия.
Но сегодня ситуация изменилась, и в новом законе 2002 года прописан еще более существенный объем профессиональных требований к арбитражным управляющим. Первое — это наличие высшего образования. Второе — это наличие управленческого опыта не менее двух лет. Третье — это наличие аттестата, свидетельствующего о получении специального образования по программе, которая утверждается соответствующими федеральными ведомствами. И четвертое — этот арбитражный управляющий должен пройти стажировку не менее года в саморегулируемой организации, получить положительный отзыв о деятельности этого потенциального арбитражного управляющего в саморегулируемой организации и быть членом этой саморегулируемой организации.

Также были введены механизмы ответственности арбитражных управляющих, такие как институт дисквалификации, впервые примененный в этом законе. Второе — это страхование материальной ответственности за причиненный ущерб арбитражным управляющим и саморегулируемыми организациями, которые должны давать поручительство за деятельность этих арбитражных управляющих.
Законодатели считают, что финансовая ответственность арбитражных управляющих за счет страхования позволит устранить конфликт интересов, когда Федеральная служба по финансовому оздоровлению, участвуя в деле о банкротстве предприятия, одновременно осуществляла надзор за деятельностью одного из основных участников процедуры банкротства.

Договор страхования ответственности признается формой финансового обеспечения ответственности арбитражного управляющего. Минимальная страховая сумма по договору страхования должна быть менее чем три миллиона рублей в год. Арбитражный управляющий в течение десяти дней с даты его утверждения арбитражным судом по делу о банкротстве должен дополнительно застраховать свою ответственность на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, в размере, зависящем от балансовой стоимости активов должника.
Арбитражный управляющий теперь работает не в одиночку. По закону эти частные предприниматели обязаны входить в одну из саморегулируемых организаций. Каждый арбитражный управляющий, кроме наличия страховых полисов, должен внести в компенсационный фонд своей организации не менее пятидесяти тысяч рублей. Компенсационный фонд также будет использоваться на возмещение убытков в случае неправильной деятельности арбитражных управляющих. Общий компенсационный фонд может быть использован в случае неправильной работы одного управляющего. Теперь арбитражные управляющие должны отвечать друг за друга, то есть у них — некая круговая порука.

Саморегулируемая организация должна контролировать действия каждого своего арбитражного управляющего, и в случае, если он действует неправильно, она должна принимать к нему меры, вплоть до исключения из саморегулируемой организации. А исключение из саморегулируемой организации обязывает его уйти с предприятия.

Нормы Закона о банкротстве определяют, что арбитражный суд может назначить арбитражным управляющим физическое лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, обладающее специальными знаниями и не являющееся заинтересованным лицом в отношении должника и кредиторов.
Очень интересен и неоднозначен тот факт, что арбитражным управляющим может быть только лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя. В соответствии со ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицам.

С одной стороны, деятельность арбитражного управляющего содержит в себе признаки предпринимательской деятельности.

Это требующая государственной регистрации самостоятельная деятельность, осуществляемая с целью получения прибыли на свой риск и под свою ответственность .

Но правовое положение арбитражного управляющего как индивидуального предпринимателя имеет свои особенности. Оно обусловлено спецификой процедур банкротства и находит свое выражение в необходимости особого распределения предпринимательских рисков и осуществления арбитражным управляющим деятельности как от своего имени, так и от имени должника, как в интересах должника, так и в интересах кредиторов.

Управляющий может участвовать в процессе банкротства от своего имени и осуществлять полномочия, предусмотренные федеральным законом для различных процедур банкротства. В этом случае можно говорить о деятельности арбитражного управляющего, осуществляемой своей властью в интересах кредиторов или должника.

В то же время на арбитражного управляющего на различных стадиях банкротства возлагаются функции руководителя должника, в таком случае арбитражный управляющий становится исполнительным органом должника.

Это обстоятельство свидетельствует о том, что деятельность арбитражного управляющего имеет существенные особенности, не свойственные другим индивидуальным предпринимателям.

Даже получение вознаграждения, которое с экономической точки зрения является прибылью, регулируется способами, не применимыми к прибыли.

Деятельность арбитражного управляющего, безусловно, является оплачиваемой. Арбитражный управляющий получает вознаграждение за счет имущества должника. Если его имущества недостаточно, вознаграждение может выплачиваться кредиторами. В любом случае размер вознаграждения утверждается арбитражным судом и не зависит от успеха деятельности арбитражного управляющего. Вознаграждение арбитражного управляющего и прибыль индивидуального предпринимателя имеют совершенно разную правовую природу. Но порядок налогообложения доходов арбитражного управляющего не отличается от порядка, установленного для других индивидуальных предпринимателей.

В отличие от обычного предпринимателя, правовой статус арбитражного управляющего не дает ему и полной самостоятельности, которая является признаком предпринимательства.

Арбитражный управляющий не имеет права действовать только в своих интересах. Независимо от процедуры банкротства на первом месте всегда должны стоять интересы кредиторов и должника. Также действия арбитражного управляющего строго лимитированы законом и решениями собрания и комитета кредиторов.

Это интересно:  Добровольная ликвидация ООО: причины инициации и порядок исполнения 2019 год

Парадокс заключается еще и в том, что для арбитражного управляющего, как предпринимателя, государственная регистрация обязательна, но начальный момент осуществления его деятельности определяется не государственной регистрацией, а определением или решением арбитражного суда. Из этого следует, что правовой статус управляющего не соответствует статусу предпринимателя и должен рассматриваться как самостоятельный, но и последний закон «О банкротстве» определяет правовой статус арбитражного управляющего как индивидуального предпринимателя, и наблюдается закономерность, что в целом подход к правовому статусу арбитражного управляющего законодатели менять не намерены.

Три года назад действующим арбитражным управляющим был задан вопрос: как вы считаете, правильно или неправильно установлен статус арбитражного управляющего и каким он должен быть в условиях цивилизованного законодательства? Около 20% поддержали статус арбитражного управляющего как индивидуального предпринимателя. Около 70% высказались за необходимость изменения этого статуса. Причем в качестве модели предложили статус адвоката или статус нотариуса. Около 10% высказались за то, чтобы арбитражными управляющими были госслужащие.

Временный управляющий появляется на стадии наблюдения. По новому Закону о банкротстве управляющий назначается арбитражным судом из числа членов саморегулируемой организации, предложенной кредиторами, а при отсутствии таковых — из числа предложенных регулирующим органом (Минюстом) других саморегулируемых организаций, включенных в единый Государственный реестр.

Задачи временного управляющего в период наблюдения — разобраться с финансовым состоянием должника и определить, имеется ли возможность восстановить его платежеспособность. Сделав определенные выводы, временный управляющий созывает первое собрание кредиторов, на котором выступает с отчетом о результатах финансового анализа и рекомендует принять одно из четырех решений: заключить мировое соглашение, если есть возможность погасить долги рассроченными платежами, ввести финансовое оздоровление или внешнее управление, если платежеспособность должника можно восстановить, либо открыть конкурсное производство.

Временный управляющий продолжает исполнять свои обязанности до момента назначения внешнего либо конкурсного управляющего. Любым из них он может стать и сам. На стадии внешнего управления руководитель должника отстраняется от должности и руководителем предприятия фактически становится внешний управляющий. На этом этапе управляющий разрабатывает план внешнего управления, предусматривающий восстановление платежеспособности к определенному сроку, затем этот документ утверждается собранием кредиторов.

Функции внешнего управляющего заключаются в восстановлении платежеспособности должника путем различных операций, главным образом за счет продажи не основного имущества, либо за счет сдачи в аренду площадей. При этом управляющий вправе самостоятельно распоряжаться имуществом должника. Но, совершая сделки как предусмотренные, так и не предусмотренные планом внешнего управления, управляющий зачастую стремится подстраховаться и утвердить на собрании операции с имуществом должника до их совершения.

Основной его обязанностью является проведение инвентаризации имущества — как принадлежащего должнику, так и не принадлежащего, вне зависимости от учета в бухгалтерских документах. Внешний управляющий ведет бухгалтерский, финансовый, статистический учет и отчетность (обычно этим занимается его команда — специалисты в области права и экономики), ведет реестр требований кредиторов, принимает меры по взысканию задолженности, заявляет возражения против предъявленных должнику требований кредиторов.
По итогам реализации плана внешнего управления собранию кредиторов представляется отчет и, если платежеспособность должника восстановлена, проводится расчет с кредиторами в соответствии с реестром.
Внешний управляющий действует до назначения нового руководителя предприятия в случае заключения мирового соглашения или погашения требований кредиторов, либо до назначения конкурсного управляющего — в случае открытия конкурсного производства.
Функции конкурсного управляющего состоят в принятии мер по обеспечению сохранности имущества должника и по поиску, выявлению и возврату имущества, находящегося у третьих лиц, составлению полного реестра кредиторов и проведении расчетов с ними.

Банкротство — это болезненный и конфликтный процесс. Конфликты различных интересов начинаются с момента подачи в арбитражный суд заявления о признании хозяйствующего субъекта банкротом и получают свое дальнейшее развитие на стадии назначения арбитражного управляющего, поскольку каждая группа кредиторов желает видеть в качестве арбитражного управляющего именно своего кандидата.

Факт назначения арбитражного управляющего, благодаря влиянию какого-либо кредитора или группы кредиторов, совсем не означает дальнейшей поддержки действий арбитражного управляющего. Поскольку острота конфликта прямо пропорциональна размеру и ликвидности активов предприятия-должника, принципиальность арбитражного управляющего, его желание следовать букве закона могут не встретить должного понимания.
К арбитражному управлению в целом и антикризисным управляющим как представителям этой новой для нашей страны профессии сложилось устойчиво негативное отношение как в обществе вообще, так и со стороны отдельных субъектов. Для всех сторон — трудового коллектива, руководства предприятия, административных органов, криминальных структур идр. — он представляет потенциальную угрозу, за исключением, может быть, кредиторов, да и то не всех. При назначении на предприятие управляющий вынужден работать с озлобленным трудовым коллективом, который, не получая заработную плату, тем не менее не хочет ничего менять. Прежнее руководство понимает, что с приходом арбитражного управляющего для него все может измениться не в лучшую сторону, особенно если оно занималось противоправными действиями, и оказывает свое сопротивление. Зачастую бывшее руководство стремится всеми силами «вставлять палки в колеса», не давая необходимую информацию, уничтожая документы, саботируя работу. Часто это руководство нужно еще найти. Администрация, у которой могли быть особые отношения с прежним руководителем, теряет контроль над предприятием и может существенно затруднить работу. Арбитражный управляющий практически всегда занимает очень сложную позицию: он всеми воспринимается как чужак.
Потенциальная конфликтность — основная характеристика профессии арбитражного управляющего. Все игроки банкротного процесса не взаимодействуют, а находятся в постоянном противодействии и борьбе друг с другом. Управляющий находится на пересечении интересов различных сторон, в центре потенциальных и действующих конфликтов, что представляет реальную угрозу делу, здоровью и даже жизни.

Поэтому одна из главнейших задач арбитражного управляющего — разрядить конфликтную ситуацию и при этом соблюсти интересы всех сторон, как самого предприятия, так и его кредиторов.

В последнее время институт банкротства в России постепенно набирает силу, растет количество антикризисных управляющих и, как следствие, увеличивается конкуренция на рынке труда арбитражных управляющих. Все большее значение начинает приобретать настоящий профессионализм в этой сфере.

Какие же люди успешно работают в качестве антикризисных управляющих в условиях современной России? Профессиональный арбитражный управляющий — это человек, обладающий знаниями и навыками грамотного юриста, опытного экономиста и тонкого психолога, а главное, имеющий управленческий опыт.

Но не менее важную роль играют и личностные качества. Арбитражный управляющий должен обладать очень высокой стрессоустойчивостью, даже в эмоционально насыщенных ситуациях он должен уметь принимать рациональные решения. И, конечно, не на последнем месте честность и порядочность.

Деятельность российского арбитражного управляющего многофункциональна. Ему приходится решать целый спектр разнообразных задач: от комплексной диагностики проблем предприятия на разных стадиях банкротства до нахождения наиболее приемлемых и максимально эффективных путей.

Поскольку специфика деятельности арбитражных управляющих такова, что им приходится общаться с различными людьми и группами людей, они должны быть мастерами общения. И не только находить общий язык с различными людьми в различных ситуациях, выслушивать и согласовывать мнения и интересы разных сторон в процессе переговоров, но и эффективно убеждать других в своей точке зрения, а в случае необходимости пойти и на разумный компромисс.

Профессионализм арбитражного управляющего зависит, прежде всего, от его практического опыта и теоретических навыков. Регулярное обучение необходимо для преуспевающего антикризисного управляющего.

Конечно же, даже очень хороший профессионал не может добиться результата, работая в одиночку. Существует правило в работе арбитражного управляющего, хотя и не закрепленное законодательно, но выведенное чисто эмпирическим путем и составляющее основу успешной работы арбитражного управляющего.

На проведение любой из процедур банкротства арбитражный управляющий обычно приходит со своей командой специалистов, обладающих высокой квалификацией в области права, бухгалтерии, менеджмента. Либо он сотрудничает с частными специалистами, либо с консалтинговыми компаниями, специализирующимися в области банкротства.

Знать законодательство, ориентироваться в политической и экономической ситуации, эффективно организовывать совместную работу, вести успешные переговоры, уметь разрешать конфликты — это самые необходимые качества профессионала в антикризисном управлении, которые и позволяют ему приобретать успешную репутацию.

Антикризисное управление — прикладная наука, и большую часть профессиональных знаний арбитражный управляющий получает в процессе работы.

Нарожная Ольга

*Статье более 8 лет. Может содержать устаревшие данные

Литовцева Юлия, руководитель группы практики

разрешения споров и медиации «Пепеляев Групп»,

кандидат юридических наук

Тема вознаграждения арбитражного управляющего затрагивает интересы всех без исключения лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в делах о несостоятельности (банкротстве). Как известно, вознаграждение управляющего выплачивается по общему правилу за счет имущества должника. Соответственно, чем больше общий размер вознаграждения, тем меньшее количество средств остается на удовлетворение требований кредиторов, восстановление платежеспособности должника, на ликвидационные выплаты участникам.

14 февраля 2013 года на заседании Президиума ВАС РФ обсуждался проект постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве».

В ходе обсуждения на Президиуме ВАС РФ, казалось бы, сугубо практических вопросов судебной практики, возникла острая дискуссия, в основе которой лежат продолжающиеся не одно столетие научные споры относительно статуса арбитражного управляющего и природы его вознаграждения.

Каждый из участников банкротства, будь то должник или кредитор, действует только в своих интересах. Однако, при банкротстве реализация интереса одним участником неизбежно приведет к нарушению интересов других участников. В связи с этим возникла необходи��ость участия в процедурах специального субъекта (арбитражного управляющего), который в своей деятельности учитывал бы интересы всех сторон. Иными словами, деятельность арбитражного управляющего направлена на обеспечение баланса интересов всех участников процедур несостоятельности (банкротства).

Это интересно:  Субсидиарная ответственность учредителей ООО и его директора 2019 год

Можно было бы оставить теоретические споры относительно статуса арбитражного управляющего и характера получаемого им вознаграждения исключительно на откуп ученым, если бы не важные практические последствия, зависящие от соответствующей трактовки. От того, из какого подхода будет исходить ВАС РФ при подготовке обязательных для судов разъяснений, зависят ответы на следующие вопросы:

  • можно ли начислять проценты на основании ст. 395 ГК РФ в случае просрочки уплаты фиксированного вознаграждения арбитражного управляющего?
  • допускается ли снижение размера вознаграждения арбитражного управляющего в случае ненадлежащего исполнения обязанностей?
  • можно ли взыскать с арбитражного управляющего сумму ранее уплаченного вознаграждения в качестве убытков?

Более того, вопрос о том, является арбитражный управляющий представителем государства, имеет далеко идущие последствия с точки зрения принципиального вопроса о возможности возложения на РФ ответственности за ненадлежащие действия управляющего. В частности, данный вопрос исследовался Европейским Судом по правам человека (ЕСПЧ) в деле Котов против России. По решению российского суда В. Котову было отказано в удовлетворении требований к арбитражному управляющему в связи с тем, что в деле о банкротстве коммерческого банка «Юрак» ему уже был предоставлен приоритет на возврат средств. Одним из оснований отказа ЕСПЧ в удовлетворении требований истца к России являлся вывод суда о том, что по национальному законодательству 1990-х в России арбитражный управляющий не являлся представителем государства.

Прозвучавшие в ходе дискуссии в ВАС РФ основные подходы к статусу арбитражного управляющего заключаются в следующем.

Согласно одной из точек зрения, арбитражный управляющий осуществляет публично правовые функции. Еще в 19 веке К.И. Малышев называл комиссара, осуществлявшего во французском конкурсном процессе функции, сходные с функциями арбитражного управляющего, органом судебного надзора. О публично-правовом статусе управляющего писал и Г.Ф. Шершеневич. Современные ученые, поддерживающие данную точку зрения, ссылаются, прежде всего, на то, что арбитражный управляющий назначается судом, и что осуществляемые им функции закреплены законом. Исходя из этого, делается вывод о том, что вознаграждение арбитражного управляющего не является ни заработной платой, ни платой за оказание неких услуг. Соответственно, обязательства должника или иных в предусмотренных законом случаях лиц по выплате вознаграждения арбитражному управляющему не являются денежными, и в случае просрочки их исполнения, не подлежат начислению проценты в порядке статьи 395 ГК РФ.

Другая точка зрения заключается в том, что арбитражный управляющий оказывает лицам, участвующим в процедуре банкротства, некие специфические услуги, что позволяет применить к вопросам их оплаты нормы Гражданского кодекса РФ о возмездном оказании услуг и, частично, подряда. При таком подходе делается закономерный вывод о возможности начисления на сумму не выплаченного вознаграждения процентов в порядке статьи 395 ГК РФ. Немало сторонников данного подхода среди арбитражных управляющих.

Несмотря на то, что мнение о трудовом характере деятельности арбитражного управляющего не высказывалось в ходе заседания Президиума ВАС РФ, однако предметом обсуждения стала возможность выплаты вознаграждения в периоды временной нетрудоспособности управляющего.

То обстоятельство, что в действующей редакции ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражный управляющий определяется как лицо, осуществляющий

профессиональную деятельность, и занимающееся частной практикой, также не позволяет дать однозначные ответы на вышеприведенные вопросы.

Между тем, несвоевременная выплата вознаграждения арбитражного управляющего имеет место практически во всех случаях введения в отношении должника процедур, применяемых в деле о банкротстве. Наиболее распространенными причинами этого являются недостаточность активов должника или невозможность своевременной реализации недвижимого или иного имущества. Однако, нередки случаи, когда должник недобросовестно исполняет возложенную на него в процедурах наблюдения и финансового оздоровления обязанность по выплате вознаграждения арбитражному управляющему.

Следует отметить, что в ходе обсуждения вопроса о возможности начисления процентов в порядке ст. 395 ГК РФ на сумму несвоевременно уплаченного вознаграждения арбитражного управляющего члены Президиума ВАС РФ не смогли прийти к единодушному мнению. Более того, прозвучала и такая точка зрения, что подходы могут быть различными в зависимости от применяемой в деле о банкротстве процедуры. В частности, было предложено рассмотреть возможность начисления процентов в случае несвоевременной выплаты вознаграждения арбитражного управляющего должником в ходе процедур наблюдения и финансового оздоровления, и применять иной подход во внешнем управлении и конкурсном производстве, когда органы управления должника отстранены, и возможность выплаты вознаграждения во многом определяется активностью самого арбитражного управляющего.

Еще один важный вопрос, ставший предметом обсуждения Президиумом ВАС РФ, связан с возможностью снижения размера вознаграждения арбитражного управляющего судом.

Как следует из текста Закона о банкротстве (ст. 20.6) допускается выплата арбитражному управляющему дополнительного вознаграждения по решению собрания кредиторов, то есть, его увеличения по сравнению с фиксированной суммой. Возможность уменьшения размера вознаграждения управляющего, а тем более его невыплаты, законодательством не предусмотрена.

Между тем, случаи ненадлежащего исполнения или неисполнения обязанностей арбитражными управляющими достаточно распространены. Как свидетельствует опубликованная на официальном сайте ВАС РФ статистика, из года в год растет количество рассмотренных судами жалоб на действия арбитражных управляющих и заявлений об их отстранении. Также на этом сайте размещены решения о дисквалификации только в 2012 году 19 арбитражных управляющих. Мой личный опыт работы в качестве судьи, рассматривавшего, в том числе и дела о банкротстве, подтверждает, что большая часть жалоб на действия арбитражных управляющих была обоснованной.

Вышеизложенное очевидно свидетельствует о необходимости закрепления механизма защиты интересов лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в деле о

банкротстве, не только в виде официальных разъяснений ВАС РФ, но прежде всего в законодательной форме.

Основная идея рабочей группы, подготовившей проект постановления Пленума ВАС РФ, заключается в том, что в случае ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей, сумма вознаграждения за соответствующий период может рассматриваться в качестве убытков. Более того, в случае обращения арбитражного управляющего, уклонявшегося от осуществления своих полномочий, с заявлением о взыскании вознаграждения, соответствующее лицо (должник, заявитель) вправе предъявить встречное требований о взыскании убытков. При таких обстоятельствах при полном или частичном удовлетворении первоначального и встречного требований суд производит процессуальный зачет.

Значительный блок дискутируемых вопросов был связан с возможными изъятиями выплаты арбитражному управляющему процентов по вознаграждению за соответствующую процедуру банкротства (данная сумма у временного и административного управляющего определяется в зависимости от балансовой суммы активов должника, то есть, не связана напрямую с результатами их деятельности).

Трудно согласиться с мнением, высказанным в ходе заседания Президиума ВАС РФ представителем сообщества арбитражных управляющих, относительно недопустимости каких-либо исключений ввиду императивного характера ст. 20.6, устанавливающей право управляющих на получение процентов и их размер.

Например, в ситуации, когда производство по делу о банкротстве было прекращено в связи с исполнением обязательств третьим лицом. Как показывает мой личный опыт рассмотрения дел о банкротстве и участия в них в качестве представителя одной из сторон, каких-либо личных заслуг арбитражного управляющего в успешном завершении процедуры в случае исполнения обязательств должника третьим лицом, за редким исключением нет. В связи с этим, предложенный рабочей группой ВАС РФ подход о том, что в подобных случаях проценты не подлежат выплате, представляется обоснованным. Исключение составляют случаи восстановления платежеспособности должника в ходе финансового оздоровления или внешнего управления, когда положительный эффект возможен в результате деятельности арбитражного управляющего.

Наболевшим является и вопрос о сумме балансовой стоимости активов, исходя из которой подлежат начислению проценты по вознаграждению арбитражного управляющего. Не секрет, что во многих случаях, сумма балансовых активов не соответствует действительной стоимости имущества должника. На наш взгляд, формальный подход к исчислению процентов не должен иметь место, поскольку это может привести к существенному уменьшению конкурсной массы должника и нарушить интересы лиц, вовлеченных в процедуру банкротства.

На наш взгляды довод некоторых арбитражный управляющих о том, что термин «действительная стоимость» не корректен и во всех случаях необходимо исходить из

суммы активов, зафиксированной в балансе, не выдерживает критики. На протяжении многих лет понятие действительной стоимости успешно применяется при рассмотрении корпоративных споров, связанных с выплатой стоимости доли выбывшим из ООО участникам.

Много разногласий вызывает вопрос о полном или частичном включении выручки от реализации заложенного имущества должника в сумму, исходя из которой исчисляются проценты по вознаграждению конкурсного управляющего.

Как известно, сумма процентов конкурсного управляющего зависит от размера удовлетворенных требований, включенных в реестр требований кредиторов должника. На наш взгляд, очевидно, что суммы от реализации заложенного имущества, подлежащие направлению на оплату текущих платежей (5 или 10% в соответствии с п. 1 ст. 138 и п. 2 ст. 138 Закона о банкротстве) не должны учитываться при исчислении процентов по вознаграждению конкурсного управляющего.

Подводя итог состоявшемуся в ВАС РФ обсуждению, необходимо отметить что в скорейшем появлении постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве» заинтересован широкий круг лиц, и что решение практических проблем напрямую зависит от более глубокой и комплексной теоретической проработки статуса арбитражного управляющего и природы его вознагарждения.

Статья написана по материалам сайтов: propravoguru.ru, pravo.ru, www.openbusiness.ru, www.lexology.com.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector