+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

ВС: Признание действий управляющих неправомерными влечет их ответственность — субсидиарную или за убытки 2019 год

ОБЗОР: арбитражным управляющим — автоматическую ответственность.

Признание действий арбитражных управляющих неправомерными влечет их ответственность за убытки или субсидиарную ответственность, следует из определения Верховного суда (ВС) РФ по делу Михаила Василеги и Эмина Мацаева. Профессиональное сообщество вряд ли готово к такому строгому подходу, считают эксперты, тем более что и срок давности рискует стать сильно растяжимым.

Эти правовые позиции появились благодаря арбитражным управляющим небольшого чувашского предприятия, занимавшегося пошивом спецодежды — ЗАО «Рассвет» . Один из них — Михаил Василега — в 2012 году распределил между частью кредиторов 100 млн рублей, поступивших в конкурсную массу от продажи активов предприятия-банкрота, хотя у него образовывалась текущая задолженность по НДС в размере 17 млн руб. (по закону она должна была быть погашена в первую очередь). Представитель ФНС требовал отстранить М.Василегу, но суд освободил его от должности арбитражного управляющего по собственному желанию.

От второго — Эмина Мацаева — кредиторы «Рассвета» требовали принять меры для минимизации последствий нарушений его предшественника. Но он не нашел другого способа, как подать иск о взыскании с компаний, получивших деньги от М.Василеги, 17 млн руб. в виде неосновательного обогащения. Суды резонно отметили, что у «Рассвета» была задолженность перед этими компаниями, поэтому о неосновательном обогащении речи идти не может. Этот иск был отклонен, а ничего нового Э.Мацаев не предпринял.

Действия М.Василеги и Э.Мацаева суды квалифицировали как ненадлежащее исполнение ими своих обязанностей. Но когда налоговые органы попытались взыскать с управляющих 17 млн рублей в виде убытков, то Арбитражный суд Чувашской республики и две вышестоящие инстанции эти требования отклонили.

М.Василега, по их мнению, действовал «в условиях правовой неопределенности». Что касается Э.Мацаева, суды сочли, что то между его действиями — выбором ненадлежащего способа защиты — и негативными последствиями для казны нет причинно-следственной связи. По мнению всех трех инстанций, не доказано, что другие действия управляющего позволили бы вернуть спорные деньги в конкурсную массу.

Но судебная коллегия по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ, куда дело попало по жалобе чувашского управления ФНС, с выводами нижестоящих судов не согласилась. Эти выводы, по сути, противоречат позиции судов, признавших работу конкурсных управляющих ненадлежащей, констатировала коллегия, хотя должно быть ровно наоборот: установленные в предшествующих процессах обстоятельства имеют преюдициальное значение (не требуют новых доказательств — ИФ) для дальнейшего разбирательства. «Выводы судов о недоказанности противоправности поведения ответчиков направлены на пересмотр [ранее сделанных] выводов, что недопустимо», — говорится в судебном акте, опубликованном в картотеке арбитражных дел.

В ситуации, когда нарушения арбитражных управляющих признаны, ответственность наступает автоматически — предыдущие решения судов сформировали соответствующую презумпцию, следует из определения СКЭС ВС РФ. Не налоговым органам нужно было доказывать наличие причинно-следственной связи между действиями арбитражных управляющих и потерями казны, а от М.Василеги и Э.Мацаева требовалось опровергать упомянутую выше презумпцию.

СКЭС ВС РФ отправила дело на новое рассмотрение, отметив, что лежащие в основе требований налоговиков незаконные действия арбитражных управляющих позволяют применить к ним правила о солидарной ответственности.

«Правовые позиции из определения — благо с точки зрения защиты интересов кредиторов. Но все же ВС РФ возлагает на арбитражных управляющих больше надежд, чем профессиональное сообщество реально готово к такому подходу», — считает руководитель правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский.

Срок без давности

Вторая важная позиция, которую СКЭС ВС РФ высказала в деле М.Василеги и Э.Мацаева, касается срока давности. Нижестоящие инстанции, вставая на сторону арбитражных управляющих, констатировали, что трехлетний срок истек, так как его нужно отсчитывать с конца 2012 года, когда налоговики узнали о реализации имущества банкрота и распределении средств. ВС РФ с этим не согласился.

«Исковая давность исчисляется с момента, когда уполномоченный орган получил реальную возможность узнать, что его текущие требования окончательно не могут быть погашены», — говорится в акте коллегии. Об этом налоговому органу стало известно не ранее принятия последнего судебного акта, которым зафиксирована безрезультатность принятых конкурсным управляющим Э.Мацаевым мер.

Определение СКЭС в части сроков давности «явно поддерживает тренд, заложенный ВС РФ в начале 2018 года», — говорит партнер, адвокат бюро «Павлова и партнеры» Константин Савин. Суть этого подхода в том, что при определении начала течения трехлетнего срока исковой давности для взыскания убытков с арбитражного управляющего учитывается не только тот момент, когда потенциальный истец получил информацию о противоправных действиях этого управляющего, но и точка во времени, когда «потерпевший» узнал, что в результате ему причинены убытки.

Эта позиция несет в себе серьезные риски, считают эксперты. «Позиция о течении давности со времени наступления неблагоприятных последствий мало изучена в российском праве, — отмечает К.Савин. — От этого базирующиеся на ней подходы судебной практики пока страдают правовой неопределенностью. Опасность этой позиции в том, что во многих случаях формально с опорой на изложенный подход искусственно отодвигается начальный момент течения срока исковой давности».

«Увеличение срока давности путем отсчета с момента исчерпания возможности по возврату денежных средств в конкурсную массу не соответствует идее исковой давности, так как в таком случае к нарушителю права иск может быть предъявлен в течение необоснованно длительного срока», — считает руководитель практики банкротства, партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Максим Платонов.

У 70% компаний-банкротов нет никакого имущества, но оно может быть у лиц, которые их контролировали. Кредиторы могут привлечь таких лиц к субсидиарной ответственности или взыскать убытки. На их пути встает ряд проблем. Если контролирующее лицо де-юре не связано с компанией, надо доказывать фактическое управление. Но даже победа в суде не означает, что кредитору что-то достанется, а уголовная ответственность за преднамеренное банкротство почти не работает.

Процедуры несостоятельности компаний, у которых нет активов, но есть долги, чаще всего контролируются должниками, рассказывает руководитель практики банкротства адвокатского бюро «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Елена Якушева. Таких дел в суде подавляющее большинство: по статистике ФНС, имуществом не располагают 70% банкротов.

Оспорить сделки и собрать все активы обратно — задача арбитражного управляющего, отмечает Елена Якушева. Именно он должен проверять все договоры банкротящейся организации за последние 3 года, так называемый период подозрительности сделок должника. Иногда можно найти сделки, которые для компании нетипичны – например, она шьет одежду, а закупила лес, рассказывает руководитель уголовно-правовой практики юридической фирмы BMS Law Firm Тимур Хутов. «Как правило, увод средств маскируется под оплату услуг, например, консалтинг или аудит, — признает Тимур Хутов. — В таких случаях очень сложно доказать, что реальные услуги не оказывались».

Другая рабочая схема увода активов – передача их по цепочке через несколько компаний (А-B-C-D), и последующая ликвидация промежуточных звеньев, продолжает Елена Якушева. Она сетует, что такие цепочки на практике очень сложно оспорить: «Прямых сделок между А и D нет, D выступает добросовестной компанией, а промежуточные звенья уже ликвидированы». Только после разъяснений Пленума Верховного Суда РФ в июне 2015 года, суды стали рассматривать такие сделки в комплексе и выносить по ним положительные судебные акты.

Это интересно:  КОБР облигации Банка России: характеристики и порядок покупки 2019 год

В вопросе возврата активов во многом зависит от того, насколько арбитражный управляющий лоялен к предшествующему руководству банкротящегося должника, отмечает Олег Кузьмичев из группы по делам о банкротстве фирмы ЮСТ». При его известной поддержке могут «устоять» даже такие самоуверенные способы вывода, как, например, отчуждение ценного актива взамен на «мусорные» акции или векселя, говорит Олег Кузьмичев.

Еще одно препятствие для оспаривания договоров – отсутствие их оригиналов. Их может не передать управляющему предыдущее руководство должника (хотя несет за это ответственность), а может «потерять» и сам управляющий. В этом случае шансы оспорить сделку резко падают, поскольку Арбитражный процессуальный кодекс требует предоставлять документы в оригиналах или надлежаще заверенных копиях. Подтвердить наличие договорных отношений другими документами в банкротстве не всегда возможно. Да и эти документы могут «затеряться». Эта практика кажется Елене Якушевой «абсолютно неправильной и тупиковой». В качестве примера она приводит попытку оспорить сделку должника о реализации воздушного судна Gulfstream Aerospace Corporation стоимостью около 1 млрд.руб.

Но даже если доказать неправомерность вывода активов, их сложно вернуть, признает юрист практики разрешения споров АБ «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Дмитрий Кукшинов. В этом случае практически единственное, что могут сделать кредиторы – это заставить отвечать по долгам компании ее контролирующих лиц – тех, кто де-факто ей управлял.

В январе 2012 года более 3 тысяч российских туристов оказались фактически брошены за границей, в Таиланде, Индии и Вьетнаме, после резкого прекращения работы туроператора «Ланта-тур вояж». Их гостиницы оказались не оплачены, а авиабилеты не выкуплены. Некоторым туристам пришлось в прямом смысле организовывать побеги от разгневанных отельеров, которые требовали денег уже с самих отдыхающих. Как оказалось, «Ланта-тур» планировала рассчитаться за путевки с помощью кредита в 30 млн. рублей от Мастер-банка, но получила отказ. Компания была и так чересчур закредитована, и накопленные долги привели ее к банкротству.

Если у компании нет активов или они «выведены», с контролирующих лиц можно взыскать убытки или привлечь их к субсидиарной ответственности. Второй способ легче, потому что не требуется доказывать причинно-следственную связь между действиями и убытками (если соблюдены определенные законом условия), разъясняет Кузьмичев. Поэтому аргументы апелляции в деле «Ланта-Тура» не кажутся юристу бесспорными: 9 ААС фактически приравнял убытки и субсидиарную ответственность в смысле доказывания. Продолжает юрист практики разрешения споров АБ «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Артем Борисов.

Но проблемы субсидиарной ответственности этим не исчерпываются. Хотя год от года она применяется все чаще, «теневых собственников» и их имущество зачастую не «достать», констатирует Елена Якушева. Реальное контролирующее лицо может маскироваться через цепочку различных юрлиц, продолжает Артем Борисов. Оно может не занимать никакую должность в компании, но фактически руководить ею. Выявить «теневого собственника» — чрезвычайно трудная задача, убежден Борисов. Она требует объединения значительных усилий не только со стороны конкурсных кредиторов и арбитражного управляющего, но и правоохранительных органов, отмечает юрист. Редким удачным примером, который уже стал «классическим», Артем Борисов называет привлечение к субсидиарной ответственности бывшего собственника «Межпромбанка», экс-сенатора от Тувы Сергея Пугачева.

Еще одна важная для кредиторов проблема – это определение размера субсидиарной ответственности, говорит Елена Якушева. По закону суд, принимая решения о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя (собственника) компании, должен указать точную сумму такой ответственности. «Но чтобы ее определить, необходимо сначала реализовать все активы должника и закончить расчеты с конкурсными кредиторами, установив точный размер непогашенных требований», — рассуждает Елена Якушева.

Помимо этого, законом предусмотрен срок на предъявление в суд заявления о привлечении к субсидиарной ответственности.

Поэтому, по словам Елены Якушевой, заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности обычно подают в начале процедуры конкурсного производства, а суд приостанавливает производство по ним до тех пор, пока не закончатся расчеты с кредиторами. На практике это занимает довольно длительное время, отмечает юрист. По ее словам, многие кредиторы не имеют возможности так долго ждать – например, если они сами находятся в процедуре банкротства. Здесь вопрос к законодателю, отмечает Якушева: «Может, разумнее предусмотреть более гибкое положение о доказывании точного размера субсидиарной ответственности».

30 июля 2017 г. вступили в силу изменения к Закону о банкротстве, предусматривающие принципиально новый подход привлечения руководства фирмы к субсидиарной ответственности.

Законодатель конкретизировал понятие контролирующего должника лица и определил его правовой статус в деле о банкротстве, уточнил основания привлечения к такой ответственности и варианты освобождения от нее, реализовал право на применение обеспечительных мер в отношении имущества ответчика и имущества, принадлежащего третьим лицам.

Во всех смыслах закон стал строже. Риски субсидиарной ответственности контролирующих лиц существенно выросли. Об этих изменениях мы и поговорим.

По смыслу Закона о банкротстве (ст.61.10) к контролирующему должника лицу можно отнести физическое или юридическое лицо, которое за 3 года до начала банкротства могло давать или давало должнику-банкроту обязательные установки и директивы в его текущей деятельности, в том числе по совершению сделок и определению их условий.

Установленные законом критерии позволяют признать такими лицами и директора (управляющего, ликвидатора), и учредителя, их родственников, должностных лиц компании (бухгалтера, исполнительного директора и т.п.), полномочных представителей на совершение сделок; иных лиц, имеющих возможность оказывать определяющее влияние на руководителя или членов органов управления.

Необходимо отметить, что перечень оснований признания лица контролирующим должника не является исчерпывающим. Суд не ограничен в применении иных, непоименованных в законе оснований.

Если лицо является руководителем или членом исполнительного органа должника; акционером/участником с акциями/долями более 50%; извлекало выгоду из незаконного поведения исполнительных органов должника, то статус лица, контролирующего должника, презюмируется.

Однако ответственность контролирующего лица, пока не доказано обратное, презюмируется в следующих установленных законом случаях:

  1. Если совершенные указанным лицом сделки повлекли уменьшение ликвидности имущества или увеличение размера обязательств к должнику, привели к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих правопритязаний, т.е. причинили существенный вред правам кредиторов. Данное основание существовало и в прежней редакции законодательства о несостоятельности, однако прилагательное «существенный» теперь затруднит квалификацию вреда, поскольку данное понятие является оценочным.
    По старым правилам привлечению руководителей должника к субсидиарной ответственности по указанному основанию должен предшествовать процесс оспаривания указанных сделок. Иными словами, дело о взыскании «субсидиарной задолженности» с директора или учредителя не могло стартовать до получения судебного акта об оспаривании сделки, совершенной этими лицами (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.05.2017г. по делу №А41-13385/14). Теперь в соответствии с п. 3 ст.61.11 Закона о банкротстве отсутствие судебных актов о признании сделок недействительными не является препятствием для подачи иска о привлечении к субсидиарной ответственности.
  2. Если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности к моменту введения первой процедуры банкротства (наблюдения или конкурсного производства) не имеются в распоряжении арбитражного управляющего, или сведения в этих документах искажены либо вовсе отсутствуют. Исходя из смысла ст.61.11 Закона о банкротстве, к ответственности привлекается не только единоличный исполнительный орган фирмы, как лицо, которое обязано организовать ведение бухгалтерского учета и хранения документов, но и лица, которые обязаны вести этот учет.
    Данное основание также известно старой редакции Закона о банкротстве (Определение Верховного Суда РФ от 16.08.2017 N 309-ЭС17-10217 по делу N А07-17352/2015).
  3. Если требования кредиторов третьей очереди по основному долгу подтверждены решением о привлечении компании или ее топ – менеджеров к уголовной, административной ответственности или ответственности за налоговые правонарушения. При этом к таким требованиям могут относиться требования налоговой инспекции, выявленные по результатам проведенных проверок. Размер требований фискалов или кредиторов обязательно должен превышать половину общего размера требований кредиторов по основному долгу.
    Идентичное основание появилось в Законе о банкротстве 1 сентября 2016г. и практика по привлечению к ответственности судебными инстанциями сложилась достаточно устойчивая (Постановления Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.07.2017г. по делу № А66-9452/2016, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.07.2017г. по делу №А44-9170/2015, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10.07.2017г. по делу № А45-9562/2015).
  4. Отсутствует или искажена корпоративная документация. Обязанность по хранению указанных документов предусмотрена специальными законами: Законами об акционерных обществах, об обществах с ограниченной ответственностью, о государственных и муниципальных унитарных предприятиях, об организации страхового дела в РФ, о кредитной кооперации.
    По аналогии со вторым основанием привлечения к субсидиарной ответственности наряду с директором компании могут быть привлечены другие должностные лица компании, отвечающие за составление и хранение документации предприятия.
  5. В случае искажения в ЕГРЮЛ или в Федресурсе или невнесении информации, подлежащей обязательному внесению в данные реестры, контролирующее лицо несет субсидиарную ответственность.
    Сокрытие компанией информации о своем местонахождении, размере уставного капитала, стоимости чистых активов, о финансовой отчетности, о наличии лицензий и разрешений, о залоге активов, о лизинге и пр. лишает стороны сделок такой компании возможности получения публичной и открытой информации, вводя их в заблуждение. Законодатель доносит то, что в случае непредставления сведений, наличие которых в открытых реестрах предусмотрено законом, руководитель должника должен нести ответственность по долгам предприятия-банкрота.
Это интересно:  Обращение взыскания на заложенное имущество, его порядок 2019 год

Ранее в законе эти правоотношения регулировал п.2 ст.10. По старой редакции названной нормы, равно как и сейчас, предмет доказывания включает установление круга обстоятельств:

  • наступление момента, при котором возникла обязанность по подаче заявления;
  • факт неподачи директором или ликвидатором заявления о банкротстве должника в течение месяца со дня возникновения соответствующего условия;
  • объем обязательств фирмы, возникших после истечения установленного срока (Определение Верховного Суда РФ от 31.03.2016г. по делу № А50-4524/2013).

Теперь субсидиарной ответственности подлежит не только единоличный исполнительный орган, но и собственник имущества должника — унитарного предприятия, а также лица, имеющие право инициировать созыв внеочередного общего собрания акционеров (участников) должника. Законом не исключена солидарная ответственность таких лиц.

Интересным является то, что эти лица отвечают не произвольно по всем долгам компании, а по обязательствам должника, возникшим после истечения срока на подачу заявления о банкротстве.

Кроме того, на основании п.4 ст.61.18 Закона о банкротстве, полученные деньги от привлечения к субсидиарной ответственности по этому основанию подлежат распределению среди кредиторов, задолженность которых легла в основу привлечения к такой ответственности.

На основании ст.61.13 Закона о банкротстве под это основание подпадают все персоналии юридического лица: и директор, и учредитель, и собственник имущества должника — унитарного предприятия, и члены органов управления банкрота. Примечателен факт ответственности в виде взыскания убытков за необоснованную подачу этими лицами заявления о банкротстве при фактической возможности погашения требований кредиторов, а также при очевидном неоспаривании необоснованных требований кредиторов.

Нормы законодательства о несостоятельности прогрессируют, их направление меняется на «прокредиторское» и, безусловно, в сторону повышения собираемости налоговых поступлений в бюджет и удовлетворения требований кредиторов. Менеджменту компаний, их юристам, бухгалтерам и аудиторам необходимо учитывать внесенные изменения в законодательство в своей текущей деятельности. От бизнеса до краха (банкротства) – один шаг!

Автор: Кирилл Юрьевич Обновлено: 23 декабря 2018

Вопрос ответственности учредителя ООО за результаты деятельности предприятия является весьма актуальным в современной финансово-правовой среде.

Об юридических обязательствах дольщика ООО мы расскажем в нашей статье.

Процесс деятельности такой организационно-правовой формы хозяйствования, как ООО, регламентируется соответствующим Федеральным законом, а именно законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 N 14-ФЗ.

Согласно актуальной редакции 2019 года, учредителем (основателем) ООО является лицо, которое:

  • утверждает устав организации;
  • основывает (вносит свою часть) в уставной капитал;
  • определяет руководящий состав предприятия и его контролеров;
  • имеет право голоса при принятии решении относительно деятельности общества.

Законом предусмотрено, что учредителем общества может выступать как юридическое, так и физическое лицо (лица). Основать ООО имеет право как гражданин РФ, так и нерезидент.

Условия, по которым основатель ООО отвечает по обязательствам организации, описаны в Законе от 08.02.1998 N 14-ФЗ, а также в Гражданском Кодексе РФ.

Так, статья 1 данного кодекса предусматривает, что при ликвидации или банкротстве организации дольщик ООО отвечает исключительно имуществом и активами данной организации.

То есть в случае финансового краха предприятия, когда долги общества перед кредиторами и контрагентами превышают фактическую стоимость уставного капитала и всего имущества (как движимого, так и недвижимого), собственник такого предприятия законодательно имеет право не покрывать разницу долга личными средствами или собственностью.

Данная законодательная норма подтверждается Гражданским кодексом РФ. Так, согласно статьи 56 ГК РФ, именно ООО, а не его собственники, отвечает по своим обязательствам самостоятельно как отдельная хозяйственная единица.

Такое правило признается справедливым, ведь ГК также определяет, что общество не отвечает по долгам своих дольщиков.

Важно отметить, что законодательная практика все же предусматривает случаи, когда учредитель (учредители) несут материальную ответственность за результаты деятельности ООО.

В 2018 году участились случаи взыскание с дольщика долгов общества.

В данной ситуации вступает в силу понятие субсидиарной ответственности, а именно дополнительных обязательств руководителя, который несет ответственность по долгам организации-должника в законодательно установленном порядке.

Возможность погашения обязательств ООО за счет личных средств дольщика предусмотрена Законом «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 N 127-ФЗ .

Согласно изменениям к Закону от 05.06.2009, кредиторы могут привлечь к материальной ответственности учредителя общества, а также высших должностных лиц организации (руководителя, главного бухгалтера, управляющего и прочих).

Это возможно, если при банкротстве ООО имело место одно из следующих обстоятельств:

  • учредителем было принято решение, касающееся деятельности общества, выполнение которого принесло убытки контрагентам и кредиторам;
  • учредитель утвердил решение, реализация которого повлияла на банкротство организации;
  • учредителем (директором, бухгалтером) не были обеспечены соответствующее ведение и сохранность налоговой отчетности и бухгалтерской документации;
  • руководство общества (учредитель, директор) не подало в арбитражный суд заявление о признании собственной финансовой несостоятельности, при условии наличии всех соответствующих для этого обстоятельств.
Это интересно:  Ссуда в Сбербанке и способы ее получения на различные нужды 2019 год

Если одно из вышеописанных условий имело место быть, кредитор или любое другое заинтересованное лицо имеет право требовать погашения долгов ООО за счет личных средств учредителя.

Для этого необходимо подать в суд исковое заявления, к которому приложить все имеющиеся документальные доказательства вины собственника.

Если заявления направляется в рамках дела о банкротстве, то его рассматривает арбитражный суд.

Если же ООО официально признано банкротом, а истцом является кредитор, то решение о взыскании долга рассматривает суд общею юрисдикции. В последнем случае ответчиком выступает непосредственно учредитель как физическое лицо.

По факту исполнения судебного производства выносится решение, были ли действия учредителя виновно совершенными или нет. При доказанности вины суд обязует ответчика удовлетворить материальные требования кредиторов и контрагентов за счет личных средств, при их недостаточности – собственным имуществом.

Законодательством предусмотрена уголовная ответственность учредителя (учредителей) за неправомерные действия в отношении деятельности Общества с ограниченной ответственностью.

В финансово-юридической практике 2018 года доказательство неправомерных действий учредителя было наиболее распространенным случаем, при котором собственник получил уголовное наказание.

К таким действиям можно отнести:

  • сокрытие имущества общества и фальсификация информации о его стоимости;
  • незаконное распоряжение собственностью организации;
  • неправомерное погашение материальных требований кредиторов;
  • финансово неадекватное удовлетворение имущественных требований от должников.

Собственнику грозит тюремное заключение в случае причинение по его вине убытков обществу на сумму более 250 тысяч рублей.

Не стоит забывать об общепринятых законодательных нормах, нарушение которых влечет за собой уголовное наказание не только дольщика, но и высших должностных лиц организации. Так уголовная ответственность наступает в случае, если учредитель инициировал или совершал действия, которые привели к:

  • уклонению от уплаты предприятием общегосударственных налогов и сборов;
  • злоупотреблению при эмиссии собственных ценных бумаг организации;
  • незаконному перечислению средств в иностранной валюте и, как следствие, уклонению от уплаты таможенных сборов.

Привлечение дольщика к уголовной ответственности осуществляется в рамках искового производства. Инициатором подачи заявления может выступать кредиторы и контрагенты.

Если заявителем о возмещение убытков выступает непосредственно общество, то его интересы в суде представляет управляющий, прошедший процедуру конкурсного отбора. В случае, когда общество официально признано банкротом, то от его имени выступает конкурсный кредитор.

Ирина says

Евгений says

Пишите заявление в полицию по данным фактам с указанием фамилий ваших родственников которые фактически контролировали деятельность предприятия.
Вас признают «фиктивным руководителем», а субсидиарную ответственность, а возможно и уголовное преследование будут взваливать на реально контролирующих должника лиц.
Квартиру лучше переоформить- потому что кредиторы постараются побыстрее привлечь Вас к субсидиарке и хоть что-то себе забрать ( имущество учредителя). Для Вас лучше свое имущество переоформить, а потом добиваться своей защиты в судах. Но заявление в полицию написать нужно как можно быстрее, чтобы у вас на руках экземпляр остался о вашем извещении правоохранителей.
Для налоговых органов, которые скоро начнут проверки и взыскание задолженности это тоже пригодиться.

Марина says

насчет полиции — согласна, а насчет квартиры — нет. Если она является единственным пригодным для проживания жильем в собственности, на нее не может быть обращено взыскание, даже если ее площадь в разы превышает нормативы. По данному поводу есть Определение Конституционного суда 2012 года.

Наталья Геннадьевна. says

Здравствуйте.У меня имеется два решения суда о взыскании долга с ООО.Но при нахождении в службе судебных приставов исполнительных листов с ООО было взыскана малая часть долга.Теперь же листы мне вернули с извещением о невозможности найти должника. Могу ли юридически взыскать долг(то есть подать в суд ) с учредителя на основании этих документов.

илья says

Здравствуйте! заключили договор строительства с ООО,срок исполнения был 2 месяца,оплатили им материал и работу..Однако через 4месяца учредители стали оформлять документы на банкротство(вышел один из лиц из состава учредителей),второй оформил развод с супругой но остался учредителем. При попытках связаться с ним был ответ: мы банкроты и с нас нечего взять.Написали иск в суд.каковы шансы вернут оплаченные деньги и с кого их получить?

Александр says

Здравствуйте нужен совет!
Как физическое лицо приобрёл долю в ООО 50% и соответственно стал соучредителем, в момент покупки доли в компании уже были долги, мне необходимо убедиться нему ли формальную ответственность за эти долги? То есть в случае судебных разбирательств могу ли я пострадать от долгов до меня?

Аноним says

Наталья Геннадьевна. 14.04.2016 at 10:07 #
Здравствуйте.У меня имеется два решения суда о взыскании долга с ООО.Но при нахождении в службе судебных приставов исполнительных листов с ООО было взыскана малая часть долга.Теперь же листы мне вернули с извещением о невозможности найти должника. Могу ли юридически взыскать долг(то есть подать в суд ) с учредителя на основании этих документов.

Можете. Через службу судебных приставов Вы можете так же разыскать должника, подав заявление на розыск должника и его имущества. Так же привлечь должника к КоАП и УК РФ. А если приставы не буду работать то можно обратиться в суд и далее их так же привлечь к ст. 315 УК РФ и взыскать с них деньги.

Валентина Ивановна says

Здравствуйте. Судебный пристав, отказывается взыскать долг с директора (он же и единственный учредитель) ООО, мотивируя, что мне должно предприятие и директор тут не причем. По адресу, где зарегистрировано ООО они не находятся, на счетах отсутствуют средства и еще 3 исполнительных дела. Получается, что ООО может брать деньги, не выполнять свои обязательства и ни за, что не отвечать, какой-то абсурд, создавай ООО и законно воруй. Уже прошел год моих мытарств по судам и приставам и итог акт о не исполнении иска. Предприятие это не обстрактное лицо, у него есть директор (учредитель) который у меня лично брал деньги. Как заставить работать пристава и вернуть мне мои средства? В данный момент ищем предприятие, хотя известно на перед мы его не найдем.

Андрей says

ООО работает с прибылью. Директор подчиняясь собственнику с 67% долей делает липовые отчеты и показывает работу в ноль. Как я могу повлиять с 33% долей?

Статья написана по материалам сайтов: www.obplaw.ru, bankruptcy.pravo.ru, centraldep.ru, blog.ksio.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector