+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

ВС РФ дал новые возможности банкам для взыскания убытков с бенефициаров компаний-заемщиков 2019 год

Отзыв лицензии и последующее банкротство банка несут риски для кредиторов. Взыскать ущерб с их владельцев, действия которых и привели к такой ситуации в банке, порой сложно. Многие из них в бегах, а имущество продано, когда процедура банкротства завершена. Теперь же подавать иски к таким собственникам можно, и не дожидаясь окончания формирования конкурсной массы.

Кредиторы банков-банкротов в большинстве случаев сталкиваются со сложностями при возврате своих средств. А привлечь экс-руководство к ответственности (в том числе и материальной) зачастую сложно. Пока формируется конкурсная масса бывшие собственники и топ-менеджеры этих банков даются в бега, распродавая имущество. Хотя они порой и являются причиной возникновения в банке проблем.

«Те, кто оказывает влияние на принятие решений, приведших к неэффективности, к убыткам банка, должны нести субсидиарную ответственность», — отмечала глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина.

Теперь ситуация может измениться в лучшую сторону. Верховный суд дал надежду на ускорение возврата средств кредиторам банков-банкротов, пишет газета «Коммерсант». Своим определением ВС фактически разрешил Агентству по страхованию вкладов при банкротстве банков подавать иски по субсидиарной ответственности к их топ-менеджменту и бенефициарам, не дожидаясь окончания формирования конкурсной массы.

Такую возможность уже дает действующее законодательство, однако нынешнее решение суда поможет АСВ подать иски к владельцам более чем 300 банков, где процедура ликвидации уже была запущена до вступления в силу новой редакции закона «О банкротстве».

Взыскание ущерба с владельцев лопнувших банков, прецедент

Соответствующее решение суда было опубликовано 19 января, поясняет издание. Речь идет о деле Первого республиканского банка, который лишился лицензии 5 мая 2014 года. АСВ подало иск о привлечении к субсидиарной ответственности владельца и топ-менеджеров банка, а также иск был предъявлен к представителям правления и членам совета директоров.

Банкротом банк признали в июле 2014 года, но дело не завершено до сих пор. Суды нижестоящих инстанций отказали АСВ, сославшись на ст. 10 закона «О несостоятельности (банкротстве)», по которой рассмотрение дела о субсидиарной ответственности приостанавливается до тех пор, пока не будет определен ее размер или не будут произведены расчеты с кредиторами (рассмотрены их требования).

Из материалов дела следует: агентство настаивало, что закон не запрещает даже при несформированной конкурсной массе принять к рассмотрению иск о субсидиарной ответственности, установить обстоятельства дела. Взыскать же в рамках субсидиарной ответственности можно и по окончании банкротного дела.

«Это позволит, с одной стороны, конкурсному управляющему отстаивать права кредиторов, а с другой — ответчикам формировать защитную правовую позицию по обособленному спору»,— отмечали юристы АСВ. ВС счел доводы агентства убедительными, отправив дело на пересмотр для определения оснований привлечения к ответственности топ-менеджеров.

Взыскание ущерба с владельцев лопнувших банков, нынешняя практика

Нынешнее законодательство позволяет подавать иски о субсидиарной ответственности, не дожидаясь окончания банкротного дела. Речь идет о новой редакции действующего с июля 2017 года закона «О несостоятельности (банкротстве)». Однако этот документ не имеет обратной силы. И суды отказывали в исках по субсидиарной ответственности к руководству и собственникам тех банков, где процедура банкротства началась до июля 2017 года и не закончилась до сих пор. Согласно отчету АСВ за девять месяцев 2017 года, в процессе конкурсного производства находилось 305 банков.

«ВС дал возможность привести судебную практику по банкротным делам, начатым до лета 2017 года, в соответствие с действующими положениями закона»,— пояснил изданию управляющий партнер «Ренессанс-Lex» Георгий Хурошвили.

Примеров громких банкротств банков и их избежавших ответственности руководителей и собственников достаточно. «Я участвовал в делах по банкротству многих банков, но до субсидиарной ответственности дело, как правило, не доходило, в ней не было смысла — проходило несколько лет с открытия банкротного дела, собственники в бегах, имущества у них уже нет»,— рассказал адвокат Сергей Звягин.

Взыскание ущерба с владельцев лопнувших банков, мнение экспертов

Эксперты уверены, что АСВ теперь может привлекать к субсидиарной ответственности по всем тем случаям, когда ранее суды отказывали. Применение определения ВС позволит управляющему параллельно в суде привлекать к субсидиарной ответственности контролирующих банк лиц, а после завершения расчетов просто определить размер ответственности, отмечает господин Хурошвили. «Кроме того, даже если топ-менеджеры и попытаются скинуть активы, сделки можно будет оспорить, так как не пройдут сроки исковой давности»,— отметил он.

Но в решении ВС эксперты видят и определенные риски. «Важно, как оно будет исполняться, чтобы не было перегибов»,— отметил собеседник “Ъ”, близкий к АСВ. Например, добавил он, когда вместо оспаривания сделок банкрота конкурсный управляющий будет просто пытаться за счет субсидиарной ответственности наполнить конкурсную массу средствами бенефициаров банка.

Субсидиарная ответственность собственников лопнувших банков, самые громкие дела

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) пыталось привлекать к субсидиарной ответственности многих банкиров, напоминают в «Ъ». Самая крупная претензия — к Сергею Пугачеву, бенефициару Межпромбанка. Лицензия у банка отозвана 5 октября 2010 года, определение суда о привлечении к субсидиарной ответственности вынесено 30 апреля 2015 года, сумма иска — 76 млрд руб., взыскано порядка 2 млрд руб.

Второй по размеру иск — к Борису Булочнику, собственнику Мастер-банка, который был признан банкротом в январе 2014 года. По состоянию на сегодняшний день банкротство не завершено. Уголовное дело против Бориса Булочника было возбуждено в мае 2015 года, с апреля 2016 года он находится в международном розыске. Суды отказались привлекать к субсидиарной ответственности господина Булочника до окончательного формирования конкурсной массы. Совокупные претензии АСВ к нему и еще нескольким топ-менеджерам банка — 24 млрд руб.

Это интересно:  Минэкономразвития не поддержало законопроект, наделяющий АСВ функциями единого ликвидатора 2019 год

На третьем месте банк «Пушкино». Размер субсидиарной ответственности бенефициара банка Алексея Алякина и топ-менеджеров оценивается в 14,8 млрд руб. Иск был подан АСВ 24 ноября 2016 года. Однако суд в феврале 2017 года отказал АСВ до окончания формирования конкурсной массы и расчета с кредиторами.

О компании: Саморегулируемая организация арбитражных управляющих — Некоммерческое партнерство
«Центр финансового оздоровления предприятий агропромышленного комплекса» создано для оказания содействия членам партнерства — арбитражным управляющим в проведении процедур банкротства.

Москва. 19 марта. ИНТЕРФАКС — Правительство РФ поддержало законопроект, наделяющий арбитражных управляющих правом самостоятельно Показать полностью… рассматривать обоснованность требований кредиторов к должнику и вносить их в реестр. Положительный отзыв на проект Верховного суда (ВС) РФ опубликован в электронной базе данных Госдумы.

В ноябре 2018 года ВС РФ внес в нижнюю палату парламента проект изменений в закон о несостоятельности, расширяющий полномочия арбитражных управляющих. Сейчас формирование реестра требований кредиторов в банкротстве является компетенцией судов. Арбитражный управляющий или реестродержатель вносят информацию о задолженности в реестр или исключают эти данные только на основании вступивших в силу судебных актов.

В случае принятия законопроекта, арбитражные управляющие будут обязаны в течение трех рабочих дней направлять по электронной почте копию поступивших требований кредиторов непосредственно лицам, имеющим право на возражения. На рассмотрение требований и возражений управляющему отводится 30 календарных дней.

Оспорить решение арбитражного управляющего можно будет в суде, который рассматривает дело о банкротстве. По проекту на подачу заявления у заинтересованных сторон будет 30 календарных дней. Исключение данных из реестра остается исключительной компетенцией суда.

Один раз в два месяца управляющего предлагается обязать информировать арбитражный суд обо всех включенных им в реестр требованиях. Суд в свою очередь должен будет публиковать отчет в открытом доступе в карточке дела о банкротстве.

У правительства есть замечание к проекту, следует из отзыва. Документ обязывает кредиторов при обращении к арбитражному управляющему указать наряду с существом предъявляемых требований» сведения о себе: паспортные данные — для граждан, наименование, место нахождения и т.д. — для компаний.

«Используемое в законопроекте понятие «существо предъявляемых требований» представляется неоднозначным и требует раскрытия или указания на его тождественность с уже определенными в данной статье сведениями», — говорится в отзыве.

В связи с этим правительство отмечает, что «поддерживает законопроект при условии его доработки с учетом указанного замечания».

Должникам предлагают оставить прожиточный минимум, но не всем

18 марта. Interfax-Russia.ru — Минэкономразвития предлагает оставлять гражданам не менее прожиточного минимума после взыскания долгов по исполнительным листам, Показать полностью… но такая гарантия не будет действовать при удержании задолженности по алиментам, коммунальным услугам, штрафам и налогам. Документ разослан на согласование в заинтересованные ведомства, рассказал «Интерфаксу» источник, знакомый с документом.

Минэкономразвития доработало анонсированные весной 2018 года поправки в законы «Об исполнительном производстве», «О прожиточном минимуме в Российской Федерации», «О страховых пенсиях» и «О несостоятельности (банкротстве)», в Трудовой кодекс РФ. Тогда министерство предложило оставлять гражданам не менее прожиточного минимума от их доходов при взыскании долгов. По его мнению, «чрезмерно жесткий подход к взысканию долгов может приводить к развитию теневого сектора рынка, что имеет существенно более пагубное влияние на экономику, чем потери отдельных кредиторов».

В ходе доработки законопроектов эта идея в них сохранилась. Но разработчики уточнили, что в расчет будет приниматься размер прожиточного минимума, установленный в регионе во втором квартале предыдущего года. Поскольку он разнится по субъектам РФ, то работодатели должников будут руководствоваться параметрами, которые утверждены в регионе своего нахождения. Аналогичное правило предлагается для банков и их филиалов, в которых открыты счета у должника.

Помимо этого, авторы проекта намерены ограничить перечень случаев, когда гражданам-должникам гарантируется сохранение прожиточного минимума. Предлагается не распространять эту гарантию, в частности, на случаи взыскания по исполнительным листам за долги по алиментам, административным и судебным штрафам, по жилищно-коммунальным услугам, иным требованиям по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды. Однако проект разрешает судам отступать от этого правила. Также суды по ходатайству должников будут вправе с учетом необходимых им расходов увеличить сумму, которую нельзя взыскать.

Согласно доработанному проекту, сотрудники службы судебных приставов будут сразу возвращать взыскателям исполнительные листы без возбуждения исполнительного производства, если выяснят, что доходы должника не превышают прожиточный минимум и у него отсутствует имущество, на которое можно наложить взыскание, например, автомобиль. Такую информацию служба будет получать в электронном виде от налоговых органов, кредитных организаций, ГИБДД, управлений Росреестра в течение пяти дней с момента запроса. Взыскатель сможет повторно обратиться к приставам, если у него будут сведения об изменении имущественного положения должника.

Предполагается, что изменения вступят в силу через полтора года после официального опубликования закона.

Продлено банкротство подрядчика газопровода, где могли украсть 700 млн руб

С.-ПЕТЕРБУРГ, 18 мар — РИА Новости. Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области в понедельник продлил процедуру конкурсного производства Показать полностью… в отношении компании «Омега», строившей газопровод к Приозерску Ленинградской области, из-за сооружения которого возбуждено уголовное дело о мошенничестве на 700 миллионов рублей.
«Информация о принятом судебном акте — продление конкурсного производства», — сообщается в карточке дела о банкротстве на портале «Электронное правосудие», где пока не уточняются сроки этой процедуры, которая была введена в сентябре 2017 года и последний раз продлевалась в октябре 2018 года на 6 месяцев.
Прокуратура Ленобласти в марте сообщила о возбуждении уголовного дела о мошенничестве в особо крупном размере после того, как региональное надзорное ведомство проверило исполнение договора на строительство газопровода к Приозерску, который в 2012 году компания «Газпром инвест» («дочка» «Газпрома») заключила с компанией «Омега».
По данным прокуратуры, недобросовестный подрядчик полностью сдал только первую очередь проекта из четырех, получив 1,7 миллиарда рублей «путем подписания актов выполненных работ». Параллельно из компании вывели более 700 миллионов рублей «по фиктивным договорам займа, под видом выплаты дивидендов и выдачи денег под отчет», а также необоснованных переводов в аффилированные фирмы, заявляло надзорное ведомство.
Согласно материалам на сайте госзакупок, «Газпром» в марте 2018 года заключил с новым подрядчиком договор на строительство второго, третьего и четвертого пусковых комплексов газопровода-отвода к Приозерску. Срок действия этого договора истекает 20 марта 2020 года.
Как указывается в карточке дела о банкротстве недобросовестного подрядчика газопровода, арбитраж в марте удовлетворил заявление «Газпрома» о включении в реестр требований кредиторов компании «Омега» задолженности перед газовым концерном в размере около 837 миллионов рублей. Резолютивная и мотивировочная части определения суда пока не опубликованы.

Это интересно:  Саморегулируемая организация арбитражных управляющих: права и обязанности СРО АУ 2019 год

Решением суда коммерческий банк признан несостоятельным (банкротом), в отношении банка открыта процедура конкурсного производства, функции конкурсного управляющего возложены на Государственную корпорацию «Агентство по страхованию вкладов». Гос. корпорация по страхованию вкладов обратилась в Арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности членов совета директоров банка и взыскании с них солидарно денежной суммы. Вопрос: если один из членов совета директоров не участвовал в одобрении сделок, можно ли при солидарном взыскании с членов совета директоров заявить в суде ходатайство об его исключении из ответчиков по делу с обоснованием отсутствия вины? Если нет, то как в данном случае лучше поступить?

При субсидиарной ответственности презюмируется вина контролирующего лица.

То есть у Вас нет возможности указать на то, что конкретное лицо, подходящее под все критерии контролирующего, является ненадлежащим ответчиком. Будет иметь место автоматическое распространение ответственности на всех членов совета директоров в силу самого факта принятия решений, независимо от наличия голосовавших против или отсутствующих на собраниях.

«Кредитору станет проще защитить свои интересы. Теперь он вправе получить долг не только с организации-должника в рамках процедуры банкротства, но и с лиц, которые контролируют эту организацию. Законодатель предоставил кредитору инструменты, с помощью которых он сможет удовлетворить свои требования даже в том случае, когда суд вернул заявление о банкротстве или когда у должника нет средств оплатить процедуру банкротства.

Контролирующие лица в банкротстве – это те, кто фактически руководил организацией-должником и мог довести ее до банкротства. Закон ограничивает срок контроля тремя годами до появления признаков банкротства или до момента, когда суд принял заявление о банкротстве.

К их числу закон относит тех, кто:

1) находится с должником (руководителем или членами органов управления должника) в отношениях родства или свойства, должностного положения;

2) имеет полномочия совершать сделки от имени должника. Такие полномочия могут вытекать из доверенности, правового акта либо иначе;

3) занимает должность главного бухгалтера, финансового директора, иную должность, которая дает возможность определять действия должника;

4) влияет на должника иным образом. Например, может принудить к определенным действиям руководителя или членов органов управления должника.

Кроме того, закон устанавливает четыре презумпции о контроле. На этом основании к контролирующим лицам относят:

1) руководителя, управляющую организацию, членов коллегиального исполнительного органа, ликвидаторов, членов ликвидационной комиссии;

2) тех, кто имел право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться 50 и более процентами голосующих акций (долей уставного капитала) общества или более чем половиной голосов в общем собрании участников юридического лица. Контроль также презюмируется в отношении тех, кто имел право назначать (избирать) руководителя должника;

3) тех, кто извлекал выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, которые вправе выступать от имени должника.

Это открытый перечень. Арбитражный суд вправе признать лицо контролирующим и в других случаях, исходя из обстоятельств конкретного дела.

Такой вывод следует из статьи 61.10 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

Изменения затронули, в частности:

Новые правила распространяются на заявления, которые кредиторы подадут после 1 июля 2017 года. Некоторые нормы применяются к заявлениям, если суд вынес решение об окончании или прекращении процедуры конкурсного производства, а также вернул заявление уполномоченного органа о признании должника банкротом после 1 сентября 2017 года. Например, статьи 61.19 и 61.20 Закона о банкротстве».

«Пленум рассказал, как взыскивать долг не с самого должника, а с тех, кто его контролирует. Даже если руководителя не получится привлечь к субсидиарной ответственности, с него можно взыскать убытки. Пленум также ввел две презумпции вины руководителей в банкротстве компании.

И кредиторам, и должникам теперь станет проще применять новый блок поправок о субсидиарной ответственности при банкротстве, которые появились в законе меньше шести месяцев назад. Верховный суд дополнил и разъяснил те моменты, которые могут вызвать у судов затруднения. Самое важное – правила о том, с кого можно взыскать долг, если организация-должник сама расплатиться не может.

Это интересно:  Как взять в долг на Йоте: существует ли услуга и чем ее можно заменить 2019 год

Это редкий случай, когда разъяснения Пленума полезны сразу всем:

Еще четыре интересных вывода касаются самой процедуры, по которой можно взыскать долг с контролирующих лиц (бенефициаров):

Весьма часто финансирование деятельности юридического лица происходит не посредством корпоративных процедур внесения имущества в уставной капитал или взноса в имущество компании, а посредством выдачи учредителем (или другим аффилированным лицом) займов и нередко такое финансирование становится чуть ли не единственным источником существования для такой компании.

Тем самым бенефициары компании убивают сразу двух зайцев: во-первых, вместо дивидендов, получение которых зависит от наличия у общества прибыли, получают фиксированный доход в виде процентов по займу, а, во-вторых, формируют дружественную кредиторскую задолженность на случай банкротства.

Как результат, должник, несмотря на отрицательные чистые активы, продолжает свою деятельность, но при этом может быть сброшен в банкротство в любой момент, например, при необходимости очищения должника от долгов перед независимыми кредиторами.

Думаю, почти каждый, кто работает в сфере банкротства, хотя бы раз сталкивался с использованием такой схемы бенефициарами должника, желающим получить контроль над процедурой за счет требований из корпоративных займов.

То есть, ВС РФ посчитал, неважно, каким образом оформлены отношения между должником и его учредителем – займом или посредством корпоративных процедур, если по своей природе они являются корпоративными, то требования из них не подлежат удовлетворению в деле о банкротстве должника.

В то же время, в указанных делах шла речь о финансировании деятельности должника посредством выдачи займов его учредителями.

Возникает вопрос, ограничивается ли сфера применения данной позиции только случаем, когда займодавцем выступает учредитель должника, или же она применима и к случаям, когда займ выдан любым аффилированным с должником лицом?

Здравый смысл подсказывает, что поддержки заслуживает второй подход, поскольку иначе недобросовестный учредитель может легко избежать признания займом притворными сделками, спрятавшись за ширму юридического лица, формально учредителем должника не являющегося, что, очевидно, сводит на нет все усилия ВС РФ по борьбе с данной схемой.

Поэтому, не может не радовать, что именно такой, расширительный подход, получил поддержку в практике арбитражных судов округов, которые признают займы, выданные не только учредителем должника, но и другими его аффилированными лицами, притворными сделками, прикрывающими внутрикорпоративные отношения между должником и его бенефициарами.

Кроме того, анализ этой практики позволяет понять, какие обстоятельства служат для судов индикаторами корпоративной природы займа. В качестве таковых суды рассматривают:

(1) отсутствие у должника достаточных средств для ведения собственной деятельности (т.н. недокапитализация);

(2) выдача займа при наличии у должника признаков недостаточности имущества или неплатежеспособности;

(3) нерыночный размер процента по договору как в сторону завышения, так и в сторону занижения;

(4) выдача займа до востребования (сроки возврата займа постоянно продлеваются или срок возврата наступил, но кредитор не предпринимает попыток добиться его возврата);

(5) выдача займа на значительную сумму в отсутствие обеспечения и минимальном наборе прав и обязанностей, оговоренных в договоре займа.

Таким образом, суды кассационной инстанции со ссылкой на правовые позиции, сформулированные в Определениях, переквалифицируют заемные отношения между должником и аффилированным с ним лицом во внутрикорпоративные, вне зависимости от того, является ли формально займодавец участником должника или нет. При этом в судебной практике оформился ряд критериев, по которым суды относят их к корпоративным, в чем Вы сами можете легко убедиться, ознакомившись с данной подборкой.

К таким выводам суд пришел в связи с тем, что займ (1) был, фактически, беспроцентным, (2) был выдан до востребования (срок возврата наступил, но кредитор не предпринимал до банкротства попыток добиться его возврата), (3) у должника с момента учреждения недоставало средств для ведения самостоятельной деятельности (нельзя не отметить, что американские суды также рассматривают данное обстоятельство как признак корпоративной природы займа и основание для понижения по отношению к требованиям независимых кредиторов (см. Mobile Steel Company Benjamin v. Y Diamond )).

Что любопытно, в данном деле суд не отказал во включении требований из договора займа, а лишь понизил очередность требования, указав, что они подлежат удовлетворению после удовлетворения всех требований независимых кредиторов, включенных в реестр кредиторов, а также учтенных за реестром.

Что любопытно, формально 100-% участником материнской компании являлось физическое лицо, уполномоченное займодавцем на управление холдингом, что не помешало суду сделать вывод о фактической аффилированности должника и кредитора, тем более что в судах их представляли одни и те же лица.

В обоснование своих выводов о корпоративной природе займа суд указал на то, что (1) займы выданы, фактически, до востребования, (2) без обеспечения, (3) по завышенной процентной ставке, (4) при наличии признаков неплатежеспособности должника.

Статья написана по материалам сайтов: www.sredstva.ru, vk.com, www.law.ru, zakon.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector