+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

ВС РФ готовит новое постановление о привлечении к ответственности бенефициаров компаний-банкротов 2019 год

125047, Россия, г. Москва, 4-й Лесной переулок, д. 4, офис 428

350000, Россия, г. Краснодар, ул. Орджоникидзе, 41

344069, Россия, г. Ростов-на-Дону, ул. Социалистическая, 88, офис 405

191161, Россия, г. Санкт-Петербург, Синопская набережная, 22

295001, Россия, Республика Крым, г. Симферополь, ул. Пролетарская, 1а

Новое Постановление Пленума Верховного суда РФ о привлечении к ответственности бенефициарных владельцев компаний-банкротов

В октябре 2018 года Верховный Суд РФ рассмотрит и вынесет новое Постановление о практике привлечения к ответственности лиц, контролирующих компанию-банкрота.

Первое Постановление ВС РФ по вопросу ответственности бенефициаров и иных контролирующих лиц (формальных и неформальных) было принято годом раннее – 21 декабря 2017 года. Постановление определило ряд ключевых понятий, расширило состав нарушений, регламентировало возможность привлечения к ответственности после завершения процедуры банкротства. Ключевым моментом Постановления стали широкие пределы судейской дискреции – усмотрения. Эффект от этой законодательной реформы был практически мгновенным. Количество судебных решений о привлечении лиц к субсидиарной ответственности удвоилось, а размер задолженности, поступившей в бюджет, составил 37,3 млрд. рублей.

Анализируя законодательную реформу прошлого года, можно с уверенностью отметить, что принятие нового Постановления ВС РФ принесет за собой не менее масштабные изменения, связанные с привлечением к ответственности бенефициаров компаний-банкротов.

  1. Правообладателем текстовых, графических, аудио- и видео- материалов (далее – Материалы»), размещенных на сайте www.ikt-gik.ru является АО «ИКТ», либо такие Материалы используются АО «ИКТ» на иных законных основаниях.
  2. Текстовые материалы, в которых прямо или косвенно указано, что источником является АО «ИКТ», а также графические, аудио-, видео- материалы, правообладателем которых является АО «ИКТ», или их части, размещенные на сайте www.ikt-gik.ru, могут быть использованы пользователем:

2.1. в форме воспроизведения без согласия АО «ИКТ» и без выплаты ему вознаграждения, при условии, что такое использование осуществляется гражданином исключительно в личных целях (в соответствии со статьей 1273 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – «ГК РФ»);

2.2. без согласия АО «ИКТ» и без выплаты ему вознаграждения, но с обязательным указанием ссылки на АО «ИКТ» (ст. 1274 ГК РФ) согласно п. 3 настоящих Правил в форме:

— цитирования в оригинале и в переводе в научных, полемических, критических, информационных, учебных целях в объеме, оправданном целью цитирования

— использования в качестве иллюстраций в изданиях, радио- и телепередачах, звуко- и видеозаписях учебного характера в объеме, оправданном поставленной целью;

— воспроизведения в периодическом печатном издании и последующего распространения экземпляров этого издания, сообщения в эфир или по кабелю, доведения до всеобщего сведения публично произнесенных политических речей, обращений, докладов и аналогичных произведений в объеме, оправданном информационной целью;

— воспроизведения, распространения, сообщения в эфир и по кабелю, доведения до всеобщего сведения в обзорах текущих событий (в частности, средствами фотографии, кинематографии, телевидения и радио) произведений, которые становятся увиденными или услышанными в ходе таких событий, в объеме, оправданном информационной целью;

— публичного исполнения путем их представления в живом исполнении, осуществляемого без цели извлечения прибыли в образовательных организациях, медицинских организациях, организациях социального обслуживания и учреждениях уголовно-исполнительной системы работниками (сотрудниками) данных организаций и учреждений и лицами, соответственно обслуживаемыми данными организациями или содержащимися в данных учреждениях;

— создания, воспроизведения и распространения экземпляров в форматах, предназначенных исключительно для использования слепыми и слабовидящими (рельефно-точечным шрифтом и другими специальными способами) (специальных форматах);

— записи на электронном носителе, в том числе записи в памяти ЭВМ, и доведения до всеобщего сведения авторефератов диссертаций.

  1. При использовании Материалов (или их части) в соответствии с п.2.1, 2.2 настоящих Правил в печатных изданиях, книгах или в иных формах использования на материальных носителях (бумага, пленка и т.п.), пользователь в каждом случае использования обязан указывать (давать ссылку), что источником является сайт www.ikt-gik.ru.

При использовании Материалов (или их части) в соответствии с п.2.1, 2.2 настоящих Правил в электронных изданиях, страницах интернет-сайтов, в электронных файлах или иных формах использования в электронном виде, пользователь в каждом случае использования обязан вставлять гиперссылку на страницу сайта www.ikt-gik.ru.

При использовании Материалов (или их части) в соответствии с п.2.1, 2.2 настоящих Правил в аудио-, видео- записи, включая, но не ограничиваясь сообщением в эфир на телевидении и радио, в том числе, при трансляциях по средствам электронных компьютерных или телефонных сетей или иных подобных формах, а также в живом исполнении, пользователь в каждом случае использования обязан озвучивать ссылку на сайт www.ikt-gik.ru, как источник информации.

  1. Материалы, опубликованные на сайте www.ikt-gik.ru со ссылкой на других правообладателей или иные источники информации, не могут быть использованы иначе, чем способами, предусмотренными законодательством Российской Федерации (в частности ст. 1273, 1274 ГК РФ), с учетом требований источника, на который ссылается АО «ИКТ».
  2. При использовании Материалов способами, предусмотренными настоящими Правилами, не допускается какая-либо их переработка, за исключением сокращения, при условии, что такое сокращение не приводит к искажению смысла Материала.

Изменение и (или) обработка графических материалов не допускается.

  1. По вопросам использования Материалов в соответствии с п. 2.3 настоящих Правил на основании договора, а также по условиям оплаты по нему необходимо обращаться по адресу электронной почты ikt@gik.ru с обязательным указанием в теме письма: «Об использовании материалов сайта АО «ИКТ»». Настоящие Правила не являются и не могут трактоваться как договор или оферта (публичная оферта).
  2. Настоящие правила могут быть в любое время изменены и (или) дополнены без предварительного уведомления пользователей путем размещения их новой редакции на сайте www.ikt-gik.ru.

8. В случае нарушения настоящих Правил (в части или полностью) АО «ИКТ» вправе осуществлять защиту своих прав и законных интересов любыми законными способами, в том числе в судебном порядке.

Правительство намерено снова ужесточить ответственность контролирующих лиц и руководителей компаний-должников. Арбитражным судам предлагается определять контролирующее лицо по своему усмотрению, номинальные директора смогут избежать ответственности, если сдадут реального бенефициара, а самим контролирующим лицам разрешат заключать мировые соглашения с кредиторами. Юристы видят трудности в применении новаций: борьба с недобросовестными руководителями и владельцами банкротов затронет и добросовестных.

Государство предпринимает новую попытку повысить эффективность банкротства в РФ. В пятницу Белый дом опубликовал новые поправки к принятым в апреле 2016 года в первом чтении изменениям в закон о банкротстве, в которых речь шла о новых обязанностях СРО арбитражных управляющих. Новые же инициативы правительства касаются других вопросов.

Так, в законе о банкротстве предлагается создать отдельную главу, куда будут перенесены определение «контролирующего лица» и положения об ответственности руководителей банкрота и иных лиц с уточнениями и дополнениями. Сами нормы, ужесточающие привлечение к субсидиарной ответственности, введены в декабре 2016 года и обрели силу после 1 июля. Новые же поправки систематизируют их и содержат ряд новелл. «Эффективная субсидиарная ответственность может стать ключевым мотиватором к финансовому оздоровлению. Если владельцы предприятий будут вынуждены гасить возникшие в результате их злоупотреблений задолженности должника как собственные, это может подтолкнуть их к поиску договоренностей с кредиторами и к согласительным процедурам, а не к попыткам вывести активы»,— поясняет идею изменений источник “Ъ”, близкий к разработчику поправок.

Это интересно:  Порядок создания и ликвидации предприятия: этапы и документы 2019 год

Хотя в целом определение контролирующего лица практически не изменилось (см. “Ъ-Онлайн”), поправки предлагают относить к ним и тех, кто извлекал выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, имеющих право выступать от имени должника. Более того, арбитражный суд вправе признать лицо контролирующим и по «иным основаниям». По мнению партнера коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Светланы Тарнопольской, это слишком широкое усмотрение и неясно, какие критерии «контроля» будут использоваться: «Возможно, хватит недоказуемых слухов о “реальном” владельце бизнеса, которого “на Рублевке каждая собака знает”». Нельзя будет признать контролирующим лицом лишь миноритария (доля менее 10%), получающего обычный доход от своей собственности.

Предпринята в поправках и попытка решить проблему фиктивного банкротства и искусственной задолженности. Отвечать за убытки перед кредиторами предлагается контролирующим должника лицам, если банкротство инициировано должником при наличии возможности погасить долги либо если должник не пытался оспорить необоснованные требования кредиторов. Светлана Тарнопольская сомневается в том, что на практике эту норму будет легко применить: проблема не в том, что должник не оспаривает фиктивное требование, а в том, что доказать его фиктивность практически невозможно.

Кредиторы получат выбор, как распорядиться своим правом требования к контролирующему лицу — взыскать долг самому, продать право требования на торгах или уступить его другому кредитору. Партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Максим Платонов считает это важным: «Сейчас часто такие права требования реализуются за символическую плату: привлечение к ответственности руководителей и контролирующих лиц является не просто фикцией, но и противоречит интересам кредиторов».

Номинальным же директорам и владельцам дается шанс избежать ответственности, если они не контролировали компанию и укажут реального бенефициара либо помогут найти имущество должника или контролирующего его лица. «Инициатива интересная, но гендиректор вполне может оказаться марионеткой без имущества, и неясно, чем, кроме его слов, будет доказан фактический контроль бизнеса и как он может помочь найти “скрытое имущество”»,— говорит госпожа Тарнопольская. Максим Платонов и вовсе не считает такой подход верным: «Номинальные директора как раз активно способствуют причинению вреда кредиторам и государству, поскольку вводят в заблуждение как контрагентов компании, так и контролирующие органы. Освобождение от ответственности, по сути, стимулирует их к ненадлежащему поведению»,— отмечает он.

Самим контролирующим лицам предоставляется право заключить мировое соглашение с кредиторами и заплатить за должника добровольно. Поправки вводят и предельные сроки привлечения к субсидиарной ответственности и взыскания убытков — и, как замечают юристы, весьма длительные. Общий срок предъявления таких исков — три года с момента, как лицо узнало о наличии оснований для этого. В некоторых же случаях требования можно будет заявлять и после завершения банкротства или прекращения банкротного дела из-за отсутствия средств, и срок может быть восстановлен спустя два года после истечения, если суд признает причины его пропуска уважительными. Имущество ответчиков по таким искам может быть арестовано судами в качестве обеспечительных мер, но только по итогам слушания.

В случае принятия поправки получат обратную силу: новые правила привлечения к субсидиарной ответственности смогут применяться к искам, поданным с 1 июля. По словам источника “Ъ”, главные новеллы были в декабрьских поправках, нынешние же «устраняют проблемы в применении». «Но какими благими бы ни были намерения, недопустимо исключать общественное обсуждение законопроектов и нельзя применять новеллы к правоотношениям, возникшим ранее»,— возражает Эдуард Олевинский. «Ощущение, что хотели бросить мощную бомбу в недобросовестных контролирующих лиц, но зацепит она и добросовестных»,— говорит Светлана Тарнопольская.

ВС РФ определил стандарт доказывания по делам о привлечении к субсидиарной ответственности конечных бенефициаров общества-банкрота. Суды должны принимать во внимание совокупность согласующихся между собой косвенных доказательств, сформированную на основании анализа поведения упомянутых субъектов, а не просто проверять наличие между ними формальной связи.

Концерн «РИАЛ», участник ООО «ИНКОМ» гражданин А., участник концерна «РИАЛ»

ООО «ИНКОМ» было зарегистрировано в декабре 2005 г. В то время его мажоритарным участником с долей 88% был концерн «РИАЛ». В 2006 г. концерн стал единственным участником. В марте 2011 г. в обществе появился второй участник — физическое лицо Б. с долей 0,02%. А уже в апреле 2011 г. концерн вышел из числа участников, и Б. стал единственным участником общества.

Таким образом, в период с декабря 2005 г. по апрель 2011 г. мажоритарным участником (с долей в разные периоды от 88 до 100%) общества являлся концерн. При этом мажоритарным участником самого концерна с долей участия 90,3% в период с июня 2004 г. по август 2012 г. являлся А.

По результатам мероприятий налогового контроля налоговый орган выявил задолженность общества по налогам, сборам и обязательным платежам за период 2007—2010 гг. в размере около 8 млрд руб. Рассчитаться с долгами общество было не в состоянии. В указанный период прибыль общества сократилась с 258 млн до 3000 руб. в год. При этом со счетов общества на счета концерна были перечислены денежные средства в размере около 4,2 млрд руб. с назначением платежа «за зерно». Факт наличия между должником и его единственным участником реальных отношений по поставке зерна подтвержден не был. Кроме того, в этот период прекратилось право собственности должника на 60 производственных объектов — большая часть имущества была реализована концерну. В марте 2013 г. общество было признано банкротом.

Конкурсный управляющий обратился в суд с требованием привлечь концерн и его мажоритарного участника А. к субсидиарной ответственности по долгам общества. При этом конкурсный управляющий исходил из того, что совокупный размер полученных А. от концерна денежных средств составил более 2,5 млрд руб. Именно А., по мнению управляющего, являлся конечным бенефициаром. В силу преобладающего участия в уставном капитале концерна он определял действия общества, которое использовал в качестве прикрытия для безосновательного (без встречного предоставления) выведения из оборота общества денежных средств с использованием счетов концерна в качестве транзитивных.

Суды трех инстанций удовлетворили требования в части привлечения концерна к субсидиарной ответственности. Они пришли к выводу, что его поведение, направленное на систематическое получение от общества денежных средств без встречного эквивалента, стало причиной банкротства.

А вот в удовлетворении требования о привлечении к ответственности А. они отказали, исходя из следующего. Конкурсный управляющий не представил доказательств того, что А. давал указания руководителям общества и концерна относительно транзитивного перечисления денежных средств должника через счета концерна в целях последующего их зачисления на счета А. В материалы дела не были представлены исходящие от бенефициара документы, в которых содержатся явные указания, адресованные должнику, относительно его деятельности.

Это интересно:  ВС оценит срок исковой давности привлечения к субсидиарной ответственности 2019 год

Кроме того, суды пришли к выводу о пропуске конкурсным управляющим срока исковой давности. Логика в данном случае была следующая. О том, что денежные средства со счетов концерна были перечислены на счета А., конкурный управляющий узнал из решения налогового органа от 04.04.2012 о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения. Указанное решение налогового органа легло в основу признания должника банкротом. Таким образом, как указали суды, уполномоченный орган и конкурсный управляющий в момент открытия конкурсного производства (то есть 14.03.2013) располагали сведениями о зачислении денежных средств на счета А. Заявление о привлечении А. к субсидиарной ответственности конкурсным управляющим подано 26.09.2016, то есть с пропуском трехлетнего срока исковой давности.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила решения нижестоящих судов в части отказа в удовлетворении требования о привлечении к субсидиарной ответственности А. Обособленный спор в отмеченной части был направлен на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

Вывод о пропуске исковой давности ВС РФ назвал преждевременным. Свою позицию он пояснил следующим.

Согласно п. 1 ст. 200 ГК РФ срок исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности по общему правилу начинает течь с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности:

о лице, контролирующем должника;

неправомерных действиях (бездействии) данного лица, причинивших вред кредиторам;

недостаточности активов должника для проведения расчетов со всеми кредиторами.

В любом случае течение срока исковой давности не может начаться ранее возникновения права на подачу в суд заявления о привлечении к субсидиарной ответственности. Применительно к настоящему делу — не ранее введения процедуры конкурсного производства. В рассматриваемом случае суды ошибочно связали начало течения срока исковой давности с моментом, когда правомочное лицо узнало о факте совершения платежей в пользу А. Из данного факта невозможно сделать выводы ни о неправомерности действий А., ни о наличии у него статуса конечного бенефициара, виновного в банкротстве общества. В нормальном обороте платежи, как правило, совершаются в счет исполнения существующих обязательств. В связи с чем управляющий не сразу мог понять, что А. неправомерно обращает в свою собственность выручку общества в отсутствие реальных отношений.

Не согласился ВС РФ и с тем, что вменяемый А. контроль над обществом должен быть подтвержден лишь прямыми доказательствами — исходящими от бенефициара документами, в которых содержатся явные указания, адресованные должнику, относительно его деятельности. Конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, не заинтересован в раскрытии своего статуса контролирующего лица. Наоборот, он обычно скрывает наличие возможности оказывать влияние на должника. Его отношения с подконтрольным обществом не регламентированы какими-либо нормативными или локальными актами, которые бы устанавливали соответствующие правила, стандарты поведения.

Как отметил ВС РФ, в данной ситуации судам следовало проанализировать поведение привлекаемого к ответственности лица и должника. О наличии подконтрольности, в частности, могли свидетельствовать следующие обстоятельства:

действия субъектов синхронны в отсутствие к тому объективных экономических причин;

действия противоречат экономическим интересам должника и одновременно ведут к существенному приросту имущества лица, привлекаемого к ответственности;

действия не могли иметь место ни при каких иных обстоятельствах, кроме как при подчиненности одного другому, и т.д.

Суды должны принимать во внимание совокупность согласующихся между собой косвенных доказательств, сформированную на основании анализа поведения упомянутых субъектов.

Субсидиарная ответственность набирает обороты с каждым годом и даже каждым кварталом – такими словами антикризисный управляющий Иван Рыков открыл конференцию «Право.ru», посвященную этому институту. По его словам, разрешается все больше споров о привлечении к субсидиарной ответственности. Число удовлетворенных заявлений тоже растет: если до 2016 года было 5%, то в 2017-м – 20%. В частности, в последнем квартале 2017 года было удовлетворено 27% заявлений, а к ответственности привлекли порядка 375 человек. За последние 2 года совокупный размер «просуженной» субсидиарной задолженности был 170 млрд руб., а средний размер требований к одному бенефициару за один год составил 113 млн руб., поделился Рыков. При этом реальная исполнимость составляет всего 0,25%.

«Небольшое количество дел, но большие суммы», – прокомментировал статистику доцент МГЮА Рустем Мифтахудинов. По его словам, то, что происходит сейчас, – это «нормальная эволюция» института, который был реформирован. Окончательный этап, по его словам, – «точечная настройка» с той целью, чтобы наказывали за воровство, а не за обычные предпринимательские риски. В частности, с этой целью Пленум ВС в постановлении о субсидиарной ответственности подчеркнул, что она является исключительной мерой. Суды же пока подходят более строго, так как они ориентируются на множество ужесточившихся норм, поделился Мифтахудинов.

Перекос сейчас не в пользу контролирующих лиц, согласился управляющий партнер КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Ковалев. «По моему опыту общения с бенефициарами, большинство находится в ужасе». Расширен круг субъектов, которых могут признать контролирующими. Это может быть любой, на кого укажет «номинал», или тот, кто от лица общества заключает сделку, если потом оценщик решит, что она была нерыночной, перечислил Ковалев. Как он сказал, по сути, любой кредитор в банкротстве может «проколоть» корпоративную вуаль и дотянуться до бенефициаров, риски которых значительно выросли. Ковалев отменил известное письмо ФНС о тайных бенефициарах, которое помогают налоговикам доставать деньги. Письмо, которое суды будут применять, трактует закон не в пользу контролирующих лиц, а значит, перекос не в их пользу станет еще больше. Если у контролирующих лиц не будет нормальных юристов, которые могут опровергнуть многочисленные презумпции, им придется платить по долгам своей фирмы, заключил Ковалев.

Сейчас все презумпции против контролирующих должника лиц. Если у них не будет нормальных юристов, которые смогут их опровергнуть, по долгам своей фирмы придется платить.

Управляющий партнер КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Ковалев

Ковалеву возразил Мифтахудинов: «Придется защищать ФНС, раз ее представителей тут нет. Но бизнесмены – не бедные овечки». По его словам, у должников есть несколько эшелонов защиты, такие как контролируемое банкротство или контролируемые торги. Причина их поведения в прокредиторском характере банкротства, убежден Мифтахудинов: кредиторы практически всегда выберут конкурсное производство («убить» бизнес), а не дать ему еще один шанс. Докладчику больше нравится так называемая «продолжниковская» модель банкротства, которая на самом деле является сбалансированной: судьбу бизнеса определяет беспристрастный суд, а кредиторы и должник его убеждают. А если суд даст бизнесу еще один шанс, то спасать компанию будут сами бизнесмены, а не управляющий, который видит ее в первый раз. Коллегу поддержал доцент Российской школы частного права Олег Зайцев. «Реабилитационные процедуры не развиты, это плохо и так нельзя, – заявил он. – Точнее, можно «убить всех», но жить будет плохо».

Это интересно:  ОБЗОР: криптовалюте приоткрыли путь в российское законодательство 2019 год

Доклад самого Зайцева был посвящен теме, возможно ли предъявить требования к контролирующему лицу в ходе мирового соглашения. Юрист отвечает положительно, поскольку законодатель явно допустил такие иски в ходе реабилитационных процедур. Сами по себе они не означают, что кредиторы простили того, кто довел компанию до банкротства, полагает Зайцев. Другой непростой вопрос – можно ли предусмотреть в мировом соглашении отказ от иска к контролирующему должника лицу. Зайцев осторожно предположил, что это допустимо, если участвует большинство голосов действительно независимых кредиторов.

Партнер АБ «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин рассказал об аспектах привлечения к субсидиарной ответственности вне рамок банкротства. По его словам, это не такой уж и новый механизм: ФНС пользуется им в судах общей юрисдикции с 2013–2014 года. Во всех случаях реального взыскания возбуждается уголовное дело про «налоговым» составам, но ФНС необязательно проходить всю процедуру банкротства. Юрист видит здесь проблему в опасности ущемления прав других кредиторов: «Представим ситуацию, когда человек в суде общей юрисдикции продал все для уплаты налоговых долгов, чтобы избежать уголовной ответственности. Становится бессмысленно подать заявление о «субсидиарке» – денег у должника больше нет». По словам Клеточкина, государство получает преференцию, и бороться против этого очень сложно».

Представим ситуацию, когда человек в суде общей юрисдикции продал все для уплаты налоговых долгов, чтобы избежать уголовной ответственности. Другие кредиторы больше ничего не получат по «субсидиарке». Государство получает преференцию, и бороться против этого очень сложно.

Партнер АБ «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин

Руководитель направления АБ «Рустам Курмаев и партнеры» Олег Пермяков рассказал, каков предмет доказывания по ст. 61.11 закона о банкротстве («Субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов» ):

– наличие у контролирующего лица полномочий на совершение и одобрение сделок;

– непосредственная реализация таких полномочий;

– причинение существенного вреда кредиторам;

– недостаточность имущества у организации;

– причинно-следственная связь между деянием и вредом;

В отношении отдельных пунктов могут действовать презумпции, о которых также рассказал Пермяков.

О том, как правильно определить круг ответственных лиц и как сталкиваются интересы номинальных и фактических руководителей бизнеса, рассказал партнер АБ «Андрей Городисский и партнеры» Алексей Городисский. По его словам, ключевая норма здесь – это определение лица, контролирующего должника. Это тот, кто имеет возможность давать обязательные для компании указания. «Но в результате круг контролирующих лиц расширился, – предупредил Городисский. – Любое лицо, которое взаимодействует с компанией, попадает под риск привлечения к субсидиарной ответственности».

Уменьшить размер своей ответственности могут номинальные директора, которым предлагают «сделку со следствием»: помочь вывести на свет реального бенефициара, излагал Городисский. Могут ли полностью от нее освободить? Тут докладчик обратил внимание на противоречия: п. 9 ст. 61.11 Закона о банкротстве отвечает на этот вопрос положительно. П. 6 Постановления Пленума ВС о «субсидиарке», наоборот, говорит о том, «номинал» не теряет статус контролирующего лица, потому что сохраняет возможность влиять на компанию – пусть ею и не пользуется.

Если «номинал» помог найти реального бенефициара и заслужил снижение размера ответственности, как его определить? Это следующий вопрос, который задал Городисский. По его мнению, в постановлении Пленума эта тема раскрыта недостаточно. Там говорится лишь одно: надо учитывать, насколько действия «номинала» помогли восстановить нарушенные права кредиторов и компенсировать их финансовые потери. Докладчик прогнозирует много споров по этому поводу.

Сейчас кредиторам необязательно вскрывать сложные корпоративные структуры, достаточно надавить на директора, чтобы он начал говорить, подытожил Городисский. А в ситуации, когда бизнес увяз в долгах, уже надо готовиться к худшему сценарию – банкротству.

Сейчас кредиторам необязательно вскрывать сложные корпоративные структуры, достаточно надавить на директора, чтобы он начал говорить. А в ситуации, когда бизнес увяз в долгах, уже надо готовиться к худшему сценарию – банкротству.

Взглядом бенефициара на субсидиарную ответственность поделилась руководитель проектов АБ «Прайм Эдвайс» Анастастия Морозкова. По ее мнению, нужно предусмотреть механизм, который бы позволял бенефициарам реализовать бизнес-план, потому что в нынешних условиях практический смысл института находится под вопросом. Ведь если средний размер претензий кредиторов 113 млн руб., значит, это вечный долг, по которому нельзя рассчитаться.

Кроме того, она коснулась темы наследования субсидиарных долгов. В большинстве случаев судебная практика здесь не допускает правопреемство. Еще один вопрос – могут ли наследники защищаться, но он не юридический, а фактический, считает Морозкова. «Вам 18 лет, вы, не дай бог, стали наследником бизнеса. Не занимались им и не понимаете, но должны доказывать обоснованность того или иного решения. Или не знаете, где лежит бухгалтерская отчетность», – пояснила Морозкова. Она предложила ориентироваться на то, есть ли промежуточное решение суда о привлечении наследодателя к ответственности на момент открытия наследства. Если его нет, то наследники не отвечают по долгам. Если есть – это уже обычное обязательственное требование. «Спорное решение, но это какой-то баланс между интересами кредиторов и наследников», – признала Морозкова.

Руководитель практики сопровождения банкротств Alliance Legal CG Алина Пальцева рассказала о том, как несколько раз менялись сроки привлечения к ответственности контролирующих лиц. «Есть колоссальное число дел, которые начались до реформ, и контролирующие лица живут в страхе», – поделилась юрист. Следом она рассказала о споре, который может их заинтересовать.

АС Уральского округа оказался другого мнения и объяснил, почему срок исковой давности прошел. О его выводах рассказала Пальцева. Законодательство и практика постоянно менялись, срок исковой давности определялся то датой реализации, то днем, когда управляющий узнал об основаниях привлечения к ответственности. Учитывая неопределенность и то, что за 10–14 лет было утрачено много документов, было бы несправедливо и неразумно возлагать негативные последствия только на контролирующих лиц, излагала Пальцева определение окружного суда. Он принял заявление о пропуске срока исковой давности и отказал в удовлетворении требований, подытожила юрист.

Суд отметил, что сроки исковой давности постоянно менялись и в законе, и в судебной практике. Он решил, что нельзя возлагать только на контролирующих лиц негативные последствия неопределенности и утраты документов за 10–14 лет.

Руководитель практики сопровождения банкротств Alliance Legal CG Алина Пальцева

Статья написана по материалам сайтов: ikt-gik.ru, www.kommersant.ru, www.eg-online.ru, pravo.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector