+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

ВС РФ разъяснил, как нужно трактовать брачный договор супруга-банкрота о безвозмездном отчуждении имущества в пользу жены 2019 год

Супруги заключили брачный договор, по которому мужу доставались машина и гараж, а жене – квартира и долг по ипотеке. Через месяц пара развелась, после чего экс-супруг решил, что условия соглашения его не устраивают, и обратился в суд, требуя признать контракт недействительным, а квартиру – разделить пополам. В первой инстанции ему отказали, апелляция удовлетворила иск, точку в споре поставил ВС. А эксперты Право.ru прокомментировали, почему брачные контракты в России пока не работают.

12 апреля 2013 года супруги заключили брачный договор, по условиям которого собственником любого имущества, приобретенного в браке, будет считаться тот, на чье имя оно куплено (п. 4 документа). Отдельно в пп. 7 и 8 оговаривалось, что Светлана становится единоличной владелицей квартиры, в связи с чем Сергей не имеет на нее никаких прав, а его согласия на отчуждение жилья не требуется. За Гладковым же признавалось право собственности на автомобиль и гаражный бокс, которые были зарегистрированы на него.

Через месяц супруги развелись, и Сергей подал иск в Анапский горсуд, требуя признать недействительным условие брачного договора о том, что квартира отходит его бывшей жене, установить, что она является общей собственностью супругов, и поделить пополам.

В обоснование своих требований он сослался на п. 2 ст. 44 Семейного кодекса (признание брачного договора недействительным):

– Суд может также признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Условия брачного договора, нарушающие другие требования пункта 3 статьи 42 настоящего Кодекса, ничтожны.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, поскольку, по его мнению, брачный договор соответствовал закону, а доказательств того, что его условиями Гладков поставлен в крайне неблагоприятное положение, тот не представил. На заседании Сергей говорил о том, что нажитое в браке имущество поделено несправедливо и несоразмерно, но суд на это заметил, что возможность отступления от равенства долей посредством заключения брачного договора предусмотрена законом, а несоразмерность выделенного каждому из супругов имущества сама по себе не является основанием для признания его недействительным». При этом Светлана Гладкова соблюдает имущественные обязательства, наложенные на нее договором, – за свой счет выплачивает долг по ипотеке. Кроме того, в собственности Гладкова имелась другая квартира, так что его довод об отсутствии недвижимого имущества суд признал необоснованным.

Апелляция отменила это решение и удовлетворила иск. Судебная коллегия обратила внимание на то, что Гладков был поручителем по двум кредитам, за счет которых куплена квартира, а в период брака погашал задолженность по ним вместе с женой. Кроме того, в определении указано, что принадлежавшую ему другую квартиру Сергей продал за 2,3 млн руб., а часть этих средств пошла на покупку «семейного» жилья. Поэтому передача спорной жилплощади экс-супруге «полностью лишает Гладкова права на имущество, нажитое сторонами во время брака», и ставит его в крайне неблагоприятное положение, несмотря на то, что ему достались машина и гараж.

Гладкова подала жалобу в ВС (дело № 18-КГ16-10), и 24 мая этого года ее рассмотрели судьи коллегии по гражданским делам Татьяна Вавилычева, Татьяна Назаренко и Игорь Юрьев.

Главным было – понять, ставит ли брачный договор бывшего мужа, оставшегося без квартиры, в то самое «крайне неблагоприятное положение». Согласно п. 15 постановления Пленума ВС «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» от 5 ноября 1998 года, примером такого положения может быть ситуация, когда муж или жена полностью лишаются права собственности на имущество, нажитое в период брака. В этом случае суд может признать дискриминационные условия брачного договора недействительными по требованию обиженного супруга.

Между тем, как указал ВС, в соглашении, которое заключили Гладковы, нет положений о том, что все имущество достается Светлане. По договору Сергею переданы гараж и машина, а его бывшая жена получила не только квартиру, но и обязательство по погашению кредита, взятого на ее покупку. «Доказательств наличия существенной диспропорции в распределении между супругами имущества, нажитого в период брака и имущественных обязанностей супругов в связи с передачей каждому из них конкретного вида имущества, в деле не имеется», – установили судьи ВС.

Ошибочным они признали и вывод апелляции о том, что поручительство Гладкова по кредитным договорам, заключенным его экс-супругой, и передача ей квартиры ставят мужчину в крайне неблагоприятное имущественное положение. Согласно ст. 363 (ответственность поручителя) и ст. 365 (права поручителя, исполнившего обязательство) ГК, поручитель отвечает перед кредитором, если должник исполняет свои обязательства ненадлежащим образом. После этого к нему (в объеме удовлетворенных поручителем требований) переходят все права кредитора по этому обязательству, в том числе и права залогодержателя. Между тем Гладкова исправно платит взносы по ипотеке, и требований к ее бывшему мужу, как к поручителю, банк не предъявлял.

Кроме того, по мнению ВС, суд апелляционной инстанции не принял во внимание то, что спорная квартира находится в залоге у банка, а нынешняя ее собственница по брачному договору (п. 4) приняла обязательства самостоятельно погасить ипотеку. Гладков действительно продал принадлежавшую ему иную квартиру за 2,3 млн руб., но сделал это более чем через год после развода и не смог представить суду доказательств, что часть полученных средств пошла на погашение долга за «семейное» жилье. ВС посчитал, что условия договора все же не ставят его в крайне неблагоприятное положение, и оставил в силе решение суда первой инстанции, отменив апелляционное определение.

Эксперты, опрошенные «Право.ru», согласны с мнением судей ВС, поскольку оно подтверждает сложившуюся практику. «Позиция ВС укладывается в тот подход, который является по таким делам общепринятым», – говорит партнёр КА «Юков и партнёры» Марина Краснобаева. По ее словам, дело вполне себе типичное, и подход к нему апелляции несколько удивляет. «Брачный контракт сформулирован так, что имущество остается за тем супругом, на которого оно зарегистрировано. Само по себе это условие несправедливым не является. Когда Гладковы покупали квартиру, пусть и за счет совместных средств, данное условие было известно и понятно обоим. Более того, сам истец получил имущество, которым с супругом делиться не хочет», – комментирует она.

Дмитрий Штыков из юридического бюро «Падва и Эпштейн» согласен, что по факту имеющееся у супругов имущество было разделено, а не перешло к одному из них. «С учетом того, что брачный договор был заключен после приобретения супругами квартиры и иного имущества, и судьба всей собственности четко прописана в брачном договоре, супруги, подписывая соглашение, сами определили его судьбу и прекрасно осознавали порядок его раздела в случае расторжения брака», – считает он.

«Консервативным толкованием норм п. 3 ст. 42 и п. 2 ст. 44 СК» назвал подход ВС Илья Алещев, партнер из «Алимирзоев и Трофимов». По его мнению, то самое «крайне неблагоприятное положение», в которое брачный договор может поставить одного из супругов, – оценочная норма, и содержание ее фактически зависит от усмотрения суда. «Как показывает анализ судебной практики, суды неохотно применяют это основание недействительности. Как правило, обстоятельства дела указывают на переход к истцу – супругу, интересы которого нарушены, – какой-то собственности из состава общего имущества супругов. Ссылаясь на это, суды указывают, что истец «не лишается всего имущества», в том числе единственного жилого помещения, и отказывают в иске», – комментирует юрист. «Иной исход был бы возможен в случае, когда одна из сторон брачного договора полностью лишилась права собственности на любое имущество, нажитое во время брака. В целом практика по такой категории споров, как правило, сводится к отказу истцу в иске», – подтверждает Татьяна Кормилицына, партнер юридической группы «Яковлев и Партнеры».

Это интересно:  Гарантийное письмо о выполнении обязательства по договору и его содержание 2019 год

Заключение брачных договоров в России – не слишком распространенная практика. Между тем это вполне действенный способ поделить имущество не только в случае развода, но и без разрыва семейных отношений. Однако иногда, уже после заключения соглашения, одна из сторон решает, что его условия несправедливы, и обращается в суд, требуя признать договор недействительным. Впрочем, по словам наших экспертов, это случается нечасто. «Законодательная возможность изменить законный режим имущества супругов дает сторонам возможность договориться, обдумать, оценить и только после этого подписать брачный договор, – комментирует Светлана Бурцева, председатель «Люберецкой коллегии адвокатов». – Практики признания договора недействительным крайне мало, поскольку, его составление предполагает просчет рисков сторон еще до подписания».

Антон Соничев, адвокат бюро «Деловой фарватер», считает, что брачные контракты в большинстве случаев призваны защитить состоятельных граждан от неблагоприятных последствий брака. Поэтому они отражают позицию лица, стремящегося защитить свои имущественные интересы, вразрез с положениями Семейного кодекса. «Допустим, коммерсант обладает долей в фирме, которая в период брака значительно возросла в стоимости. По закону это – совместно нажитое имущество, а в контракте оговорено, что эта доля не является общей собственностью. Налицо заранее созданная неблагоприятная ситуация для члена семьи», – приводит пример юрист.

«Хрестоматийным примером непропорционального распределения совместно нажитого имущества является условие о переходе всех долгов одному из супругов после расторжения брака. Однако на практике супруги редко заключают настолько «бесспорно незаконные» брачные договоры», – развивает мысль коллеги Артем Соколов, юрист Forward Legal. По его словам, единой практики по таким спорам нет, и суды по-разному оценивают условия брачного договора и их соответствие нормам о равном распределении совместного имущества. «Например, суды одного округа часто признают незаконными условия брачного договора, по которым только один из супругов должен выплачивать кредит, взятый на покупку совместного жилья. В другом округе суды признают недействительными брачные договоры, если по их условиям один из супругов после расторжения брака получает значительно более дорогое имущество», – рассказывает юрист.

Екатерина Екимова, юрист практики семейного и наследственного права юрфирмы «ЮСТ», считает, что раз СК обязывает удостоверять брачный договор у нотариуса, именно на него в определённой степени возложена функция контроля за равноправием сторон соглашения. «Нотариус разъясняет сторонам сущность и правовые последствия заключения такого рода сделки. Это является правовой гарантией для участников брачного соглашения и позволяет избежать подписания брачных договоров с действительно кабальными условиями, когда, в частности, в личную собственность одного из супругов передается все совместно нажитое во время брака имущество, а общие долги супружеской пары полностью возлагаются на другого супруга», – говорит она.

*имена участников событий изменены редакцией

Рост популярности супружеских договоров понять можно. Ведь в документе заранее, четко, по обоюдному согласию, прописано, сколько, чего и кому полагается из совместно нажитого добра в случае расторжения контракта или нарушения его условий одной из сторон. Поэтому теоретически должны исчезать все основания для споров, склок и тяжб при разводе. Но это теоретически.

Как показывает судебная практика, при расторжении брачных договоров на свет порой являются настоящие юридические головоломки, разобраться в которых не всегда под силу даже опытным правоведам. Поэтому представляется очень важным недавнее решение Верховного суда по поводу одного из таких контрактов. В этом решении дано точное разъяснение, когда договор можно изменить, а когда нельзя.

Предметом рассмотрения Судебной коллегии по гражданским дела ВС стал брачный контракт, заключенный не перед свадьбой, а спустя годы совместной жизни супругов. Супруг подписал документ легко, но, когда семья распалась, посчитал себя обиженным, осознав, какая часть семейного добра достается ему по брачному договору. Поэтому бывший муж пошел в суд и попросил признать контракт недействительным. Ему даже удалось убедить местных судей в своей правоте. Но Верховный суд с этим не согласился.

Яблоком раздора стала квартира. Ее супруги приобрели через год после свадьбы. Спорная жилплощадь была куплена частью за счет общих денег, но в основном за счет кредита. Кредит брала супруга, а поручителем выступал муж. Спустя полгода жена взяла еще один кредит. И вновь поручителем был муж. Полученные от банка деньги пошли не только на квартиру, но и на мебель, бытовую технику, ремонт нового жилья. Записали квартиру на жену.

Прошло семь лет, и супруги подписали брачный договор, по условиям которого квартира в случае развода становилась собственностью жены. Еще через год брак распался. После развода бывший муж пошел в суд. Он заявил, что брачный договор в пункте, касающемся квартиры, ущемляет его права. Поэтому данный пункт надо отменить, а жилье поделить пополам, как приобретенное в браке. Суд истцу отказал, а вот апелляция — Краснодарский краевой суд — это решение отменила, квартиру признали совместным имуществом, ну а брачный договор — недействительным.

Ответчица в свою очередь с таким решением не согласилась и обратилась в Верховный суд. Там дело изучили и сказали, что апелляция была не права. В брачном договоре супругов было записано, что любое недвижимое имущество, которое муж и жена когда-нибудь приобретут, в случае развода достанется тому, на кого оно будет записано. Про квартиру, купленную в браке, есть отдельная запись о том, что она после развода переходит в исключительную собственность жены. В этом же договоре сказано, что другое имущество — машина и гаражный бокс — записано на мужа и переходит в его собственность.

Первый суд пришел к выводу, что сам брачный договор соответствует закону и что условиями договора муж не поставлен, как он пишет, «в крайне неблагоприятное положение». Кстати, суд заметил, что несоразмерность дележа имущества не является основанием для признания договора недействительным. А еще суд подчеркнул, что ответчица соблюдает условия брачного договора — она сама и за свой счет выплачивает кредит за жилье. А у мужа вообще-то есть еще квартира.

Апелляция же, отменяя это решение, заявила, что муж по кредитам был поручителем, свою квартиру продал и часть денег отдал за новое жилье. А передача жилья по брачному договору бывшей жене полностью лишает экс-мужа права на имущество.

Это интересно:  Индекс государственных облигаций RGBI и способы его расчета 2019 год

Верховный суд с такими выводами не согласился. Он напомнил о Семейном кодексе, по которому брачный договор можно заключить не только на уже имеющееся имущество, но и на будущее. Вступает в силу договор после его нотариального утверждения. Но при этом договор не может ограничивать дееспособность супругов, их право идти в суд и регулировать неимущественные отношения. Нельзя брачным договором регламентировать отношения друг с другом и с детьми, запрещено ограничивать право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания, а также (на что и ссылался истец) нельзя ставить супруга в «крайне неблагоприятное положение». В общем, запрещено все, что противоречит семейному законодательству.

Действительно, суд может признать брачный договор недействительным, если по этому договору один из супругов оказывается в тяжелой ситуации. Это подчеркивается и в материалах специального пленума Верховного суда — «О практике судов по расторжению браков» (N 15 от 5 ноября 1998 года). Там сказано, что брачный договор не должен ставить человека в то самое «неблагоприятное положение», например, лишая его всего имущества или делая бедным из-за «существенной непропорциональности» дележа общего имущества. В рассматриваемом же нами случае истец в такую категорию, по мнению Верховного суда, не попадает.

Имущественные отношения – это неотъемлемая часть жизни, которая тесно переплетена с ведением семейного хозяйства. Одной из форм рационального распределения семейных ресурсов является брачный договор. Спланированное и зафиксированное соглашение имеет много позитивных моментов, рассмотрим роль договора в таких сложных ситуациях, как банкротство супругов.

Брачный договор представляет собой соглашение двух сторон, которое устанавливает правовой режим совместного имущества супругов, и регулирует раздел собственности в случае бракоразводного процесса. С помощью данного соглашения можно мирным путем совершить раздел совместно нажитого имущества либо имущества каждого из супругов. Брачный договор применяется как альтернатива общепринятому процессу раздела имущественных прав и обязанностей.

Заключить контракт можно как во время нахождения в браке, так и не будучи супругами. Соглашение, оформленное до государственной регистрации, вступает в силу с момента официальной росписи. Согласно ст. 41 СК РФ брачное соглашение, должно быть составлено в письменном виде и заверено нотариусом, невыполнение этих условий влечет недействительность сделки.

По общему правилу супругам на праве совместной собственности принадлежит все имущество, нажитое за время пребывания в браке или совместного проживания и ведения общей семейной жизни. Развод супругов сопровождается разделом совместной собственности поровну. Условиями такой сделки можно заранее определить части каждого из супругов на имущество нажитого в браке. В договоре могут быть предусмотрены такие условия:

  • распределение собственности между сторонами во время брака и в случае развода;
  • определяются обязанности каждой стороны в формировании семейного дохода;
  • устанавливаются обязанности по содержанию одного супруга другим;
  • прописываются границы финансовых расходов жены и мужа;
  • любые другие финансовые или имущественные вопросы, важные для супругов.

Договором запрещается регулировать любые неимущественные отношения, к таким условиям относятся:

  • запрет на оспаривание через суд данного брачного договора;
  • ограничение супруга в правоспособности или дееспособности;
  • регулирование процесса воспитания общих детей;
  • ограничение прав супругов на получение помощи в случае наступления нетрудоспособности;
  • другие неимущественные условия, которые не соответствуют здравому смыслу и основам семейного законодательства.

Заключенный договор по совместному согласию двух сторон может быть изменен, дополнен или вовсе прекращен. В одностороннем порядке менять условия необходимо через суд и при фактическом наличии оснований.

Категории дел о признании банкротом рассматриваются в арбитражном суде по заявлению должника его кредитора или по инициативе государственного органа. Для открытия судебного дела о признании банкротом гражданина, задолженность физического лица должна составлять минимум 500 тысяч рублей и быть на просроченном счету минимум три месяца подряд.

Сам гражданин обращается в арбитражный суд по вопросу банкротства в таких случаях:

  • когда имеется задолженность перед кредитором на сумму не меньше чем 500 тысяч рублей и лицо фактически не имеет возможности выполнить обязательства. В таком случае гражданин обязан обратиться в суд не позже тридцати дней с момента, когда он узнал о своей финансовой несостоятельности;
  • когда лицо предвидит невозможность выполнения своих финансовых обязательств и присутствуют явные признаки данного положения. В этом случае гражданин имеет право обратиться в арбитражный суд для признания его финансовой несостоятельности;
  • при наличии статуса индивидуального предпринимателя лицо обращается в арбитражный суд после опубликования в местном печатном издании заметки о невозможности выполнения финансовых обязательств и признании его банкротом.

Существенно влияет на банкротство семьи брачный договор. С помощью данного соглашения меняется структура собственности супругов, изменяется порядок и сроки вступления в право владения имуществом.

Смена собственников может спровоцировать возникновение процедуры банкротства либо выступать подтверждением финансовой несостоятельности и невозможности погасить долг обанкротившегося лица.

Признание банкротства предполагает возможность кредиторов взыскать долги за счет всего имущества должника, которое принадлежит ему на время проведения процедуры, после чего все обязательства аннулируются вне зависимости от полноты погашенных долгов. Объектом взыскания выступает и совместная собственность семьи.

Например, в браке муж и жена приобрели дом, по общему правилу каждая сторона имеет в совместной собственности половину указанного дома. За долги мужа банк может взыскать половину обозначенного жилья. Брачный договор может смягчить банкротство супруга наличием условия, по которому 90% дома принадлежит жене.

На практике совместная собственность изымается и реализовывается на торгах, вырученные деньги распределяются, законная часть из совместного имущества возвращается супругу должника, остальная часть идет на погашение долгов перед кредиторами.

Не всегда в деле о банкротстве один из супругов выступает основным должником, граждане могут привлекаться в роли субсидиарного должника. Такие случаи происходят, когда человек в собственности имеет организацию, в связи с этим он несет ответственность по обязательствам юридического лица. К таким ситуациям применяются аналогичные нормы законодательства о банкротстве, и взыскивается тот же объем имущества как у первоочередного должника.

Поскольку брачный договор выступает одним из способов защиты имущественных прав, кредиторы направляют все силы, чтобы защитить свои интересы и признать брачный договор недействительным. Брачный договор и банкротство супругов дают основания третьим лицам обращаться в суд за признанием недействительности сделки.

В ст. 168 ГК РФ указано, что сделка может быть признана недействительной в случае нарушения законодательного акта или нарушения прав третьих лиц защищаемых законодательством.

Положения Федерального закона о банкротстве (статья 61.2) предусматривают, что кредитор может обратиться в арбитражный суд для защиты своих прав и признания сделки недействительной. Следует доказать, что должник умышленно действовал с целью доведения своего финансового состояния до банкротства, и причинил этими действиями вред кредитору. Неточная формулировка о вреде кредитору имеет неоднозначные трактовки, в каждом случае оценивается по усмотрению судьи.

Это интересно:  ЦБ считает целесообразным передачу АСВ фондов страховых союзов после их объединения с ВСС 2019 год

По итогам рассмотрения дела суд может признать сделку несостоявшейся. Важными моментами в процедуре оспаривания брачного договора выступают:

  1. Количество прошедшего времени. Перед подачей заявления в суд о признании гражданина банкротом должно пройти не менее трех лет с момента заключения договора. Срок менее трех лет может послужить основанием для признания недействительным брачного договора.
  2. Момент заключения спорной сделки. Кредитор не имеет права оспорить брачный договор на основании процедуры банкротства, если договор с должником был заключен послебрачного контракта супругов и должник полностью уведомил о финансовом и имущественном состоянии кредитора.

Когда открыта процедура банкротства супругам может быть запрещено менять условия брачного договора, совершать другие сделки касающиеся имущества должника и его доли в совместно нажитом имуществе. Реализовывается данный запрет с помощью применения мер обеспечения путем наложения ареста на все имущество супругов.

Подробно проанализировав брачный договор, формируется мнение надежности и практической пользе этого соглашения. Среди основных моментов следует отметить пользу для личных отношений супругов и возможность использования брачного договора в качестве способа защиты имущественных прав.

Раздел общего имущества незадолго до банкротства не защитит от требований кредиторов, возникших до такого раздела. Супруг, получивший свою часть, должен отдать имущество финансовому управляющему, а при уклонении от передачи имущество может быть отобрано. Такие разъяснения содержатся в проекте постановления Пленума Верховного суда (ВС) о конкурсной массе банкротов-физлиц, который был представлен сегодня. Также документ дает возможность должнику, продавшему единственное жилье незадолго до банкротства, ссылаться на то, что он и его семья продолжают жить в этом жилье, несмотря на утрату права собственности. Если суд посчитает такое возражение обоснованным, кредитору может быть отказано в признании сделки по отчуждению недействительной.

Внесудебный раздел общего имущества, определение долей или брачный договор не могут быть противопоставлены требованиям кредиторов, обязательства перед которыми возникли до такого раздела (п. 8). Супруг, к которому перешло имущество после такого раздела, должен передать его финансовому управляющему для включения в конкурсную массу. Если он этого не сделает, то финансовый управляющий вправе требовать отобрания имущества. Эти разъяснения сыграют важную роль в справедливом разрешении споров в банкротстве, полагают авторы проекта.

Наиболее живую дискуссию при обсуждении проекта, по словам судьи ВС Ивана Разумова, представлявшего проект, вызвал п. 6 о реализации общего имущества супругов. Разработчики решили, что правила Закона о банкротстве о праве супруга на получение денежной компенсации после реализации общего имущества не должно лишать возможности получить часть общего имущества в натуре. Поэтому если супруг считает, что продажа общего имущества не учитывает интересы этого супруга или, например, несовершеннолетних детей, он может потребовать раздела имущества до продажи. Такое требование будет рассматривать суд общей юрисдикции, а кредиторы и финансовый управляющий могут принять участие в споре как третьи лица без самостоятельных требований. Пока суд общей юрисдикции не рассмотрит дело, продажа имущества в рамках банкротства не будет осуществлена.

Сделки по отчуждению жилых помещений в преддверии банкротства нередко оспариваются. Такая сделка, согласно разъяснениям, не может быть признана недействительной, если, несмотря на утрату права собственности, в отчужденном помещении живет должник с семьей и оно является единственно пригодным (п. 3). Формальное возвращение единственного жилья в конкурсную массу в порядке реституции не приведет к реальному обращению взыскания на возвращенную вещь, полагают разработчики, поэтому оспаривание сделки становится бессмысленным, пояснил Иван Разумов.

Если у должника несколько жилых помещений в собственности, то решать, какому из них давать исполнительский иммунитет, будет суд. При выборе суд должен будет учесть как интересы кредиторов, так и самого должника, членов его семьи и лиц на его иждивении.

Если же единственное жилье в залоге, а залоговый кредитор не обратился в срок за получением статуса залогового, то кредитор не может рассчитывать на удовлетворение своего требования за счет продажи предмета залога (п. 4). Требование такого кредитора будет в реестре как не обеспеченное залогом. В этом случае жилое помещение не входит в конкурсную массу, а право залога на него прекратится после процедуры реализации имущества.

Общий характер долга устанавливается судом исключительно по ходатайству кредитора, говорится в п. 5 проекта. К участию в этом споре привлекается супруг должника, который обладает правами ответчика. «Это абсолютно справедливый подход», — говорила зампред совета Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева Лидия Михеева. Кредиторы, по ее словам, не утруждают себя мыслью, что у них два должника-ответчика. А идея о том, что долг общий, к сожалению, приходит в самый последний момент, когда кредитор уже почти ничем не может защититься. «Вместо того, чтобы возлагать свои ошибки на суд, правильно изначально думать о природе долга», — считает Лидия Михеева. Возможно, это поможет сократить число споров по п. 2 ст. 45 Семейного кодекса. Она говорит о том, что обратить взыскание на общее имущество супругов можно, если суд установит, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи.

В ситуации, когда оба супруга банкроты, суд может объединить оба дела (п. 9). В таком случае финансовый управляющий составляет два реестра: по общим долгам супругов и по личным долгам каждого из них. Деньги от продажи личного имущества одного супруга нельзя направить на погашение личного долга другого. «Такой подход поможет привести процедуры в соответствие с положениями ГК об общей собственности, то есть навести порядок», — сказала Лидия Михеева.

В конкурсную массу должника не входят отдельные получаемые им выплаты (например, алименты, страховая пенсия при потере кормильца). Проект в п. 1 предлагает финансовому управляющему самостоятельно во внесудебном порядке решать вопрос об исключении из конкурсной массы таких выплат. Предварительный судебный контроль будет в случае, если нужно дополнительно исключить из конкурсной массы имущество не дороже 10 тыс. руб. (ст. 213.25 Закона о банкротстве). Имущество с еще большей стоимостью — в исключительных случаях по ходатайству гражданина, если это надо для его нормального существования. Например, если должнику или лицам на его иждивении нужны дорогостоящие лекарства, а уже исключенных сумм недостаточно, привел пример Иван Разумов.

Проект постановления будет доработан, окончательную версию ВС представит позже.

Статья написана по материалам сайтов: pravo.ru, rg.ru, pokodeksu.ru, zakon.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector