+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

ВС РФ запретил без разрешения суда продавать неделимое имущество банкрота 2019 год

Корреспондент Интерфакс, присутствующая в зале заседания, в статье «ВС РФ допустил изъятие у граждан-банкротов единственного жилья» не раскрыла всех, существенно важных обстоятельств дела, которые стали основанием для отмены ранее вынесенных судебных актов.

В данной статье раскроем подробности обстоятельств дела, позволивших пересмотреть сложившуюся судебную практику по делам об исключении из конкурсной массы банкротов единственного жилья.

По своей сути, данное дело является уникальным, исключением из общего правила о безусловном имущественном (исполнительском) иммунитете на единственное жилье, который предусмотрел законодатель как в исполнительном производстве, так и в банкротном процессе.

Так, при принудительном исполнении судебных актов в отношении должника, судебные приставы-исполнители руководствуются статьей 79 Федерального закона «Об исполнительном производстве», исключающей имущество, на которое не может быть обращено взыскание.

В банкротном законодательстве предусмотрена аналогичная статья – пункт 3 статьи 213.25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», которая также содержит ссылку на имущество, которое не подлежит включению в конкурсную массу гражданина-должника и не подлежит реализации на торгах.

В свою очередь, оба федеральных закона отсылают к одной норме, содержащей перечень имущества, на который распространяется безусловный имущественный (исполнительский) иммунитет, — к статье 446 Гражданского процессуального кодекса РФ. Согласно положениям части 1 статьи 446 ГПК РФ, помимо прочего закрытого перечня, упоминается и жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

В настоящем споре кредитор в кассационной жалобе в Верховный Суд Российской Федерации обращал внимание судей на недопустимость применения к спорной квартире, принадлежащей гражданину-банкроту Фрущаку А. В., имущественного (исполнительского) иммунитета, поскольку имеет место злоупотребление правом.

При этом, в судебной практике отсутствуют разъяснения относительно применения положений статьи 213.25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» при рассмотрении арбитражными судами ходатайств должников об исключении из конкурсной массы единственного жилья при наличии в их действиях, предшествовавших банкротству и в процессе банкротства, признаков злоупотребления правом, выраженных в выводе единственного ликвидного актива из конкурсной массы с целью недопущения его последующей реализации для удовлетворения требований кредиторов.

Также, представители кредитора ссылались на то, что не могут положения двух федеральных законов, отсылающих к единому процессуальному исключению, противоречить друг другу. При невозможности применения части 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в исполнительном производстве по причине установленного судами злоупотребления должником правом и отказе в защите прав на общих основаниях, суды в банкротстве того же должника по его же заявлению при решении вопроса о применении пункта 3 статьи 213.25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» должны оценивать действия должника в призме статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В данном же случае спорная квартира ранее проверялась судами общей юрисдикции на соответствие признакам единственного жилья должника при попытке передачи ее судебным приставом-исполнителем на реализацию в рамках исполнительного производства, не завершенного как раз по причине подачи Фрущаком А.В. в Арбитражный суд города Москвы заявления о признании его банкротом.

Ключевым судебным актом стало Постановление Президиума Московского областного суда Российской Федерации от 12 октября 2016 года по делу № 44г-201/16, в котором коллегиально судьи проверяли распространение безусловного имущественного (исполнительского) иммунитета на принадлежащую Фрущаку А.В. квартиру. Суд усмотрел в действиях Фрущака А.В. злоупотребление правом и отказал в признании спорной квартиры в качестве единственного жилья, обоснованно придя к выводам: «Анализ имеющих место событий и действий сторон в период разрешения спора между Кузнецовым А.Л. и Фрущаком А.В. по поводу взыскания с последнего долга, свидетельствует о действиях Фрущака А.В., направленных исключительно на сокрытие имущества от обращения на него взыскания по требованию кредитора… Действия Фрущака А.В. в период обращения взыскания на спорную квартиру были направлены не на свободу перемещения и выбор места жительства, а на создание видимости наличия обстоятельств, препятствующих обращению взыскания на спорную квартиру, что свидетельствует о недобросовестном поведении должника, который злоупотребляет правом, пытаясь уйти от уплаты долга».

Наконец раскрываем, в чем же выражались действия должника, которые суд признал недобросовестными.

Так, при исполнении судебного акта о взыскании с Фрущака А.В. в пользу Кузнецова А.Л. долга, судебные приставы-исполнители и кредитор столкнулись с рядом противодействий со стороны должника.

В период обжалования Фрущаком А.В. судебного акта о взыскании с должника задолженности по договору займа спорная квартира была передана супруге, с который должник расторг брак и заключил соглашение о разделе имущества супругов. Бывшая супруга, в свою очередь, зарегистрировалась в ней, а потом подарила квартиру дочери. Правда, в последующем, сделки были признаны недействительными, и спорная квартира возвращена в собственность Фрущака А.В., который не стал добровольно исполнять решение о признании сделок недействительными. Государственная регистрация права собственности на квартиру была осуществлена с помощью исполнительских действий судебного пристава-исполнителя, который к тому времени уже возбудил исполнительное производство по взысканию долга по договору займа. Следует отметить, что с момента покупки спорной квартиры должник в ней не проживал, он был зарегистрирован по фактическому месту жительства со своей супругой. Однако в 2015 году он добровольно написал заявление о снятии с регистрационного учета по своему основному месту жительства, чтобы зарегистрироваться в спорной квартире. Но не успел осуществить задуманное, чтобы воспользоваться имущественными (исполнительским) иммунитетом, так как пристав, возвратив в собственность должника его квартиру, наложил на нее арест, исключив возможность регистрации должника и членов его семьи. Этот арест длился до того момента, как Фрущак А.В. подал в Арбитражный суд г. Москвы заявление о признании себя банкротом. Должнику не помог даже судебный процесс, инициированный его дочерью, в котором он добровольно признал заявленные истцом требование о признании утратившим права пользования квартирой по основному месту жительству (из которой он до суда добровольно снялся с регистрационного учета). Вышеуказанные действия совершались Фрущаком А.В. в период обращения взыскания на спорную квартиру.

Таким образом, Президиум Московского областного суда установил, что совершенные должником действия по недопущению реализации спорной квартиры для погашения установленной судом задолженности перед кредитором характеризуют его недобросовестность, должник злоупотребил правом.

Однако поскольку, получив денежные средства в долг и приобретя на них спорную квартиру, должник не имел цели возвращать их, он решил воспользоваться институтом банкротства.

Не получив удовлетворения своих намерений вывести из-под удара пятикомнатную трехэтажную квартиру общей площадью порядка 200 кв.м. в рамках исполнительного производства, Фрущак А.В. обратился с заявлением о признании себя банкротом, преследуя единственную цель: с помощью процедуры применить положения части 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в отношении спорной квартиры и заодно и освободиться от единственного долга к единственному кредитору.

При этом, должник не перестал совершать действия, характеризующиеся в соответствии со статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации как злоупотребление правом.

Так, подав в апреле 2017 года на банкротство, должник «убил двух зайцев». В сентябре 2017 года на основании пункта 4 статьи 69.1 Федерального закона «Об исполнительном производстве» исполнительное производство было окончено, реализация имущества должника на торгах не состоялась; аресты на спорную квартиру сняты. В том же месяце должник подает ходатайство об исключении из конкурсной массы спорной квартиры, ссылаясь на положения пункта 3 статьи 213.25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и части 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Естественно, умалчивая, что ранее суды общей юрисдикции установили отсутствие безусловного имущественного (исполнительского) иммунитета на квартиру. А в октябре 2017 года он регистрируется в спорной квартире.

Это интересно:  Доходность к погашению облигации и способы расчета показателя 2019 год

Подытоживая краткое содержание всех частных обстоятельств данного дела, хотелось бы указать, что, несмотря на юридически продуманные попытки должника уйти от ответственности уплаты долга, незаконно используя правовые механизмы, правосудие случается. В нашем случае Верховный Суд Российской Федерации направил дело на новое рассмотрение с целью выяснения, могут ли применяться к злоупотребляющему своими правами в личных интересах должнику общие положения пункта 3 статьи 213.25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», либо должны быть применены положения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающие отказ в защите права как последствие недобросовестности действий гражданина. Указанный вывод следует из правовой цели, преследуемой законодателем при создании Закона о банкротстве – абсолютного исключения ситуации, когда институт банкротства может использоваться гражданином-должником для необоснованного освобождения от накопившихся долгов.

При этом арест в качестве меры принудительного исполнения не допускается, так как его цель в силу ст. 446 ГПК РФ не может быть достигнута. Ранее в судебной практике не было единообразия по этому вопросу. Существовало две противоречащие позиции. Верховный суд РФ признал обоснованным наложение ареста на единственное жилье должника в качестве обеспечительной меры, что будет способствовать формированию единой судебной практики по данному вопросу. Кроме того, в соответствии с п. 62 данного Постановления, ВС РФ признал законным обращение взыскания в судебном порядке на земельные участки, на которых находится единственное жилье должника, «в части, явно превышающей предельные минимальные размеры предоставления земельных участков для земель соответствующего целевого назначения и разрешенного использования».

К числу таких действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении его регистрационных действий).В силу ч. 1, пп. 1 и 5 ч. 3 ст. 68 Федерального закона «Об исполнительном производстве» мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу. В частности, к таким мерам относятся обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги, а также наложение ареста на имущество должника, находящееся у должника или у третьих лиц, во исполнение судебного акта об аресте имущества.Исходя из п. 7 ч. 1 ст. 64, ч. 1, 3 и 4 ст.

Считаю, что судебная практика должна идти еще дальше и допустить продажу уже имеющегося дорогого жилья. С одновременным приобретением на имя должника бюджетного варианта по нормам площади, установленным Жилищным кодексом на одного члена семьи должника. «СП»: — Сохраняется ли эффективность недавно принятого закона о банкротстве физлиц в свете данного постановления Верховного Суда? — Вполне. Причем не только сохраняет, но даже и добавляет ему эффективности.

Согласно внесенным поправкам, сюда относятся следующие категории жилья:

  1. Жилое помещение с площадью, превышающей двукратную норму на заемщика и всех членов его семьи.
  2. Квартира должника может подлежать изъятию, если он имеет долги личностного характера, к примеру, за причинённый вред здоровью, долги по алиментам или кредитным займам, но только на особых условиях или если сумма была взята после вступления закона в силу.
  3. Жильё, стоимость которого, в два или более раз превышает рыночную цену другой квартиры в том же регионе и с аналогичной площадью.

Последние поправки позволяют приставам устанавливать ограничения регистрационным органам граждан РФ и непосредственно должнику, на прописку в его собственной квартире или доме новых жильцов, но только если они не являются несовершеннолетними детьми.

Ведь порой некоторые должники обладают на столько большими и роскошными единственными квартирами, что, если их переселить в жилье поменьше, а полученную разницу направить на погашение долга, то все стороны будут довольны. Кредитор получит свои деньги, а конституционное право гражданина на жилище не будет нарушено. Поэтому в конце 2016 года появился соответствующий законопроект.
Документ допускал, что можно продать единственное жилье за долги, если помещение удовлетворяет определенным параметрам. Необходимо было одновременное соблюдение двух условий. Во-первых, размер квартиры должен превышать двукратную норму площади, предусмотренную в расчете на гражданина и членов его семьи, которые проживают в данном помещении. Во – вторых, стоимость жилья должника должна в 2 раза превышать стоимость жилья, которое положено должнику, исходя из норм по площади.

  • Что постановил Верховный суд РФ?
  • Единственное жилье должника — в каком порядке возможно наложение ареста?
  • Какие ограничения ждут должника в связи с арестом жилья?
  • Обсуждение

Верховный суд РФ выпустил постановление, в котором обосновал законность использования ареста единственного жилья должника в качестве обеспечительной меры по долговому обязательству. Правовая инструкция 9111.ru расскажет, в каком порядке суды будут накладывать арест на единственное жилье и какие ограничения в связи с этим предусмотрены. Что постановил Верховный суд РФ? Согласно п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 ноября 2015 г.

Теперь пристав может наложить арест на единственное жилище, если у должника присутствуют долги. Кроме этого, практика свидетельствует о том, что уже с начала текущего года суд стремиться применять законодательные новеллы в активном режиме. В связи с чем, банк получает некоторые гарантии по обеспечению исковых требований, а у должника появляется повод для беспокойства касательно дальнейшего распоряжения собственностью. Поскольку примененный арест приставом на недвижимость ограничивает заемщика в праве распоряжения жильем по своему усмотрению – он не может осуществлять имущественные сделки. Арест и обращение взыскания – понятия не равнозначные Как показывает практика, многие неосведомленные граждане неверно трактуют юридические термины, и как следствие происходит неправильная интерпретация закона.
У риелтора Кирилла Морозова несколько иной взгляд на ситуацию. — Понятно, — говорит эксперт, — что Верховный Суд пытается нейтрализовать ситуацию, когда должники продавали имущество и скрывались с деньгами, не платя кредиторам. Но ведь для многих это реально единственный шанс выпутаться из долгов. Можно же было, например, просто обязать должника проводить сделки с движимым и недвижимым имуществом под контролем представителя суда или судебного пристава? Или только через нотариуса, которого можно обязать отслеживать движение денежных средств.
Зачем же сразу такой жесткий запрет на распоряжение? А если ребенок родится? Его ведь и зарегистрировать нельзя будет, и не зарегистрировать тоже нельзя — соцзащита жестко спросит, да и тот же полис ОМС не получить, целая цепочка проблем. Риелтор считает, что многие россияне будут просто загнаны в угол, когда приставы начнут накладывать такие аресты.

Вместе с тем из оспариваемого постановления судебного пристава-исполнителя следует, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда, арест выражен в запрете на совершение регистрационных действий в отношении объекта недвижимости, то есть в запрете распоряжения этим имуществом. Ограничение права пользования квартирой и обращение на нее взыскания, а именно изъятие квартиры и ее реализацию либо передачу взыскателю, данный арест не предусматривает.При таких обстоятельствах арест является гарантией обеспечения прав и законных интересов взыскателя и не может рассматриваться как нарушающий права и законные интересы должника-гражданина (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2016), утв.

Это интересно:  Неуплата штрафа в срок: причины нарушений и возможные последствия 2019 год

Выиграть судебный процесс – задача, безусловно, сложная. Но зачастую гораздо сложнее бывает добиться реального исполнения судебного акта. Недобросовестные должники нередко пытаются сделать взыскание по судебному акту невозможным. Например, отчуждают то имущество, на которое было возможно обращение взыскания. В таких случаях кредитор может использовать несколько инструментов для возврата выведенных активов. Рассмотрим некоторые из них в материале.

На практике возможны различные ситуации, и стратегия действий будет зависеть как от действий должника, так и от задач кредитора.

Одним из способов возврата скрытого таким образом имущества является признание подобной сделки недействительной как мнимой. Данный способ применим, если иной способ защиты нарушенного права законом не предусмотрен и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки (п. 78 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I ч. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации», далее – постановление № 25).

Согласно п. 1 ст. 181 ГК РФ в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. Таким образом, значение будет иметь субъективный фактор: момент осведомленности кредитора.

Следует иметь в виду, что если должник и дружественный ему кредитор для вида осуществили регистрацию перехода права собственности на недвижимое имущество, подлежащее взысканию в пользу кредитора, это также не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании ст. 170 ГК РФ (п. 86 постановления № 25).

Доказать мнимость сделки помогут также следующие обстоятельства:

имущество осталось в месте его первоначального фактического нахождения;

должник сохранил контроль над отчужденной вещью;

экономическая невозможность покупки контрагентом спорного имущества;

отсутствие экономической целесообразности в заключении спорной сделки;

невыгодные для продавца условия об отсрочке либо рассрочке платежа и др

Таким образом, поскольку мнимая сделка никаких правовых последствий не влечет, кредитор сможет обратить взыскание на спорное имущество по обязательствам должника.

Признать сделку по отчуждению имущества должника недействительной можно на основании ст. 10 и ст. 168 ГК РФ

Иногда сделка должника не подпадает под признаки мнимой, поскольку намерение создать соответствующие правовые последствия у сторон все же имеются. В таком случае кредитор может воспользоваться правилами ГК РФ о недействительности сделки, нарушающей требования закона. При этом кредитору необходимо будет доказать недобросовестность сторон сделки.

Согласно п. 2 ст. 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. Статья 10 ГК РФ предусматривает, что не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Злоупотребление правом при совершении сделки нарушает запрет, установленный ст. 10 ГК РФ, поэтому такая сделка признается недействительной на основании ст. 10 и 168 ГК РФ.

На возможность признания сделки, направленной на сокрытие имущества от взыскания, недействительной на основании ст. 10 и 168 ГК РФ указывал и Верховный Суд РФ (п. 7 постановления № 25).

Данный способ применим в случае, если размер требований кредитора превышает 300 тыс. руб., и должник не исполняет обязательства более трех месяцев (п. 2 ст. 3 и п.2 ст. 6. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее – Закон о банкротстве). В такой ситуации кредитор при условии предварительного опубликования соответствующего намерения на ЕФРСБ вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

Конечно, данный способ сопряжен с множеством минусов, и главные из них — это длительность банкротных процедур и возможное участие иных кредиторов, совокупный размер требований которых не позволит рассчитывать на адекватное погашение долга. В то же время банкротство должника позволяет кредитору воспользоваться многими механизмами, недоступными в условиях ординарных правоотношений.

В частности, одним из механизмов возврата имущества должника для последующего погашения требований кредитора может стать оспаривание сделок должника-банкрота. Помимо общих оснований для оспаривания сделок (ст. 10, ст. 168 ГК РФ), кредитор может воспользоваться нормами ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве. Кредитор может оспорить подозрительные сделки должника, а также сделки, совершенные с предпочтением. При успешном использовании данных институтов, имущество, принадлежащее должнику, вернется в конкурсную массу, а требования кредитора впоследствии будут удовлетворены за счет этого имущества.

подозрительную сделку с неравноценным встречным исполнением (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве). Неравноценными признаются сделки, цены которых существенно отличаются от цен, устанавливаемых в аналогичных обстоятельствах, а также сделки, цена которых не соответствует рыночным ценам;

подозрительную сделку, совершенную в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве). Под вредом понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и/или увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества;

сделку, влекущую за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами (ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Нередко встречаются случаи, когда должник в целях сокрытия имущества от взыскания отчуждает имущество дружественному контрагенту по существенно заниженной цене. В таком случае сделку можно признать недействительной как неравноценную по п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Неравноценные сделки могут быть признаны недействительными в случае совершения их в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления.

Чтобы оспорить неравноценную сделку при банкротстве достаточно двух условий: соответствия периоду подозрительности в один год и неравноценного встречного исполнения обязательств другой стороной сделки.

Таким образом, для кредитора оспаривание неравноценной сделки должника не грозит особыми сложностями в доказывании и является эффективным инструментом для удовлетворения своих требований.

При этом сделка будет признана недействительной, если другая сторона сделки знала о противоправной цели должника к моменту совершения сделки. Такое знание предполагается, если сторона сделки признана заинтересованным лицом, либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника, либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. В данном случае осведомленность стороны можно подтвердить публикацией соответствующих сведений на ЕФРСБ: если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит, и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности (абз. 4 п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“)».

Это интересно:  Основания возникновения обязательств и их правовое регулирование 2019 год

Кредитору стоит задуматься о перспективах дальнейшей перепродажи отчужденного должником имущества

Кредитору при оспаривании сделок для успешного возврата имущества, подлежащего взысканию, следует обезопасить себя от возможного последующего отчуждения спорного имущества по цепочке сделок.

Для достижения указанной цели кредитор может обратиться в суд с заявлением о принятии обеспечительных мер. Обеспечительные меры принимаются в случаях, когда непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю (ч. 2 ст. 90 АПК РФ). Перечень обеспечительных мер открытый. Кредитор, к примеру, может ходатайствовать перед судом о запрещении должнику совершать сделки с предметом спора, о наложении ареста на денежные средства должника, о передаче спорного имущества на хранение третьему лицу. Однако статистика удовлетворения ходатайств о принятии арбитражными судами обеспечительных мер неутешительная. Согласно данным Судебного департамента при Верховном суде РФ за 2017 г. удовлетворено менее трети заявлений о принятии обеспечительных мер (см. данные судебной статистики Судебного департамента при Верховном Суде РФ, опубликованы на сайте: www.cdep.ru).

Еще одним инструментом для недопущения перепродажи спорного имущества по цепочке сделок является внесение записей в Росреестр. В случае, когда речь идет о недвижимости, кредитор, к примеру, может принять меры для внесения в Росреестр записи о том, что объект недвижимого имущества находится в споре. В дальнейшем это может помочь в доказывании недобросовестности будущих контрагентов должника по сделке.

В целом продажа должником имущества не делает взыскание невозможным. Законодательство предусматривает различные способы возврата имущества кредитору. Выбор конкретного способа зависит от того, каким именно образом должник скрыл имущество от взыскания, а также от задач, преследуемых кредитором.

Следует иметь в виду, что если в отношении должника уже открыто исполнительное производство, то правом оспорить сделку, имеющую цель сокрыть имущество от взыскания, наделен и судебный пристав-исполнитель (см., например, Определение ВС РФ от 18.04.2017 № 77-КГ17-7).

Судебный пристав-исполнитель, как и кредитор, имеет законный интерес в признании недействительными подобных сделок должника. Данный интерес обусловлен обязанностью пристава-исполнителя совершить действия, направленные на принуждение должника исполнить судебный акт.

Решение суда может быть попыткой преодолеть позицию КС по вопросу об имущественном иммунитете единственного жилья, опасаются эксперты

Москва. 22 ноября. INTERFAX.RU — Единственное жилье гражданина-банкрота может быть включено в конкурсную массу и реализовано с торгов, следует из решения Верховного суда (ВС) РФ по делу Анатолия Фрущака. Коллегия ВС РФ удовлетворила кассационную жалобу на акты нижестоящих судов, разрешивших должнику спасти свою пятикомнатную квартиру площадью 198 кв. м от реализации. Это может быть попыткой преодолеть позицию КС РФ по вопросу об имущественном иммунитете единственного жилья, опасаются эксперты.

В апреле 2017 года Фрущак, долг которого перед Кузнецовым с 8 млн рублей вырос до тринадцати, обратился в арбитражный суд с заявлением о банкротстве. В августе суд удовлетворил его просьбу и ввел процедуру реализации имущества.

В том же месяце Фрущак ходатайствовал об исключении из конкурсной массы квартиры, поскольку это его единственное жилье. Арбитражный суд Москвы, апелляция и кассация встали на его сторону. Прежде всего, они сослались на позицию Конституционного суда (КС) РФ, который подтвердил имущественный иммунитет единственного жилья, установленный статьей 446 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ, предписав одновременно законодателю поправить кодекс, чтобы определить пределы этого иммунитета, исходя из принципа соразмерности при защите интересов кредитора. Но этого так и не произошло.

Кроме того, указали суды, необходимость обеспечения баланса интересов кредиторов и должника-гражданина требует защиты прав последнего не только путем соблюдения минимальных стандартов правовой защиты. Необходимо также сохранить для признанного банкротом гражданина и лиц, находящихся на его иждивении, «необходимый уровень существования, чтобы не оставить их за пределами социальной жизни», приводится позиция судов в материалах дела.

В четверг в ВС РФ представители Кузнецова обращали внимание судей на то, что суды общей юрисдикции констатировали в действиях Фрущака признаки недобросовестности и злоупотребления. При этом, как подчеркивала адвокат Юлия Никишина, злоупотребление правом со стороны должника носило длящийся характер. «За 10 лет ни одной добровольной выплаты так и не было», только удержания с пенсии, говорила она. По мнению представителей Кузнецова, само банкротство было инициировано, чтобы применить статью 446 ГПК РФ об имущественном иммунитете.

«Злоупотребления носят защитный характер, а не в целях ухода от долгов. Фурщак не обладает юридическим образованием, не совсем должным образом осознавал степень проводимых им действий», — говорил в ответ представитель должника Алексей Тихонов. По его словам, действия его доверителя были исключительно в рамках закона.

Фрущак и его представитель настаивали, что долг все же погашается. «От прохождения службы в космических войсках [должнику] выплачена премия, по результатам получения которой он обратился к конкурсному управляющему с заявлением о включении ее в конкурсную массу», — уточнял Тихонов.

После непродолжительного совещания судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила акты нижестоящих судов. Обособленный спор отправлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

«Полагаю, что судьи ВС РФ считают необходимым учесть добросовестность должника», — говорит партнер юридической фирмы «Юст» Александр Боломатов. Этот подход ему представляется «не совсем корректным», так как видна попытка ограничить право граждан на жилище с новым обоснованием. «Прецеденты по ограничению права на единственное жилье чреваты распространением данной опасной практики на другие споры, что, как я полагаю, крайне нежелательно», — говорит Боломатов.

С ним согласен партнер, руководитель практики банкротства коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Максим Платонов. Он напоминает, что сейчас суды не сохраняют в конкурсной массе дорогостоящее единственное жилье на основании позиции КС РФ. «Сложившийся подход разумный, так как ограничение конституционных гарантий на жилье судебным усмотрением нарушает определенность в праве собственности граждан», — говорит Платонов. Если же граждане, по его словам, во вред кредиторам «создают фикции» для применения имущественного иммунитета, то бороться следует именно с такими действиями.

Кредиторы, например, могли бы добиться ареста и реализации части спорной квартиры, приводят пример адекватного способа такой борьбы эксперты. «Законодательство допускает обращение взыскания на часть единственной квартиры, если данная квартира по площади значительно превышает необходимую для проживания площадь», — говорит Боломатов.

Статья написана по материалам сайтов: zakon.ru, departamentsud.ru, www.eg-online.ru, www.interfax.ru, www.interfax.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector