Бизнесмена-строителя из Казани хотят обанкротить кредиторы 2019 год

По версии Следкома, субподрядчик ООО «ПСО «Казань» Равиля Зиганшина прятал 290 млн и не платил зарплату, потерпевших — почти 2 тысячи

Уголовное эхо футбольного мундиаля — сегодня в Казани был задержан VIP-строитель спортивных арен в Самаре и Саранске. Следком предъявил Руслану Сагитзянову обвинения в невыплате зарплаты с тяжкими последствиями и сокрытии денежных средств и просил суд его арестовать. Суд же усмотрел в материале дела некую следственную тайну и закрыл процесс от журналистов, а вот самого обвиняемого «закрывать» не стал. По данным источников «Реального времени», потерпевшими по делу могут быть признаны около двух тысяч человек.

Десятки бывших рабочих «Гранд-Проекта» попросили помощи на сайте «Открытые письма Владимиру Жириновскому. Сотрудники одной из подрядных фирм ПСО «Казань» написали, что сидят без зарплаты с апреля 2018 года. Также пожаловались на невыплату компенсаций за неиспользованный отпуск и командировочных расходов. Все они обратились в Следком РТ, после чего их допросили и признали потерпевшими.

Уголовное дело завели 10 августа, как результат — работающим начали частично выплачивать зарплату, «но уволенным не выплатили полагающийся расчет», хотя по закону при долгах по зарплате первыми на выплату стоят уволенные сотрудники, указали авторы письма.

— Возможно ли, что ООО «Гранд-Проект» начнет процедуру банкротства, если на них заведено уголовное дело? И что нам делать, если ООО «Гранд-Проект» действительно будет объявлено банкротом? Лицо, указанное в ЕГРЮЛ в должности генерального директора ООО «Гранд-Проект», — Комов Александр Викторович никогда данные функции не выполнял, функции руководителя организации ООО «Гранд-Проект» выполняет исполнительный директор Сагитзянов Руслан Мидхатович. ООО «Гранд-Проект» является субподрядчиком ООО « Производственно-строительное объединение «Казань», — вопрошают работники «Гранд-Проекта».

По их словам, основная часть рабочих фирмы трудилась на строительстве стадионов для ЧМ по футболу в Самаре, Саранске, Волгограде, Екатеринбурге, Сочи, Москве, Ростове-на-Дону, Нижнем Новгороде, но все они тоже не получили зарплату и командировочные: «Также наши рабочие в мае ездили в город Циолковский для строительства стартового стола для космодрома Восточный. Причина задержки заработной платы с апреля по август объясняется нашим руководством как отсутствие финансирования организации ООО «Гранд-Проект» от ООО «ПСО «Казань». В связи с невыплатой заработной платы образовались просроченные задолженности по оплатам кредитов», — говорится в письме.

По словам Маслова, сотрудники фирмы работали и на «Казань-Экспо», и на стадионах в Самаре, Саранске, и на космодроме Восточный. Фото progorodsamara.ru

«Реальному времени» удалось связаться с одним из подписавшихся — бывшим рабочим фирмы. Владимир Маслов рассказал, что работал водителем самосвала и возил стройматериалы по объектам ПСО «Казань»:

— Платили с перебоями с апреля. В августе я пошел увольняться, в это время заплатили за май — одну зарплату дали. В общем, за два месяца, июнь и июль, мне так и не заплатили — это порядка 100 тысяч рублей. «Гранд-Проект» занимается грузоперевозками, машины стояли возле ГСОК «Казань» и на Магистральной, 77б. Но официальный адрес менялся каждый год, — рассказывает Владимир.

По словам Маслова, сотрудники фирмы работали и на «Казань-Экспо», и на стадионах в Самаре, Саранске, и на космодроме Восточный:

— Мне интересно, почему все скинули на Сагитзянова и замалчивают, от кого это идет?! Потому что деньги давали только тогда, когда ПСО «Казань» перечислит деньги. Они не просто арендовали у «Гранд-Проекта». Все люди там подставные. Это не только мое личное мнение, я об этом постоянно слышал, каждый знал. Фирму каждый раз переименовывали — были ЛТС, «Татдорстрой», «Физические транспортные системы». На космодроме эта фирма также под другим именем работает. Нашим людям, которые уехали на Восточный, обещали по 55 тысяч в месяц, а в итоге за два месяца дали 36 тысяч, и все, — утверждает Маслов.

Приехали рабочие с космодрома 7 декабря, но к тому моменту, по его словам, фирмы «Гранд-Проект» практически уже не было. Вернуть заработанные деньги рабочим обещали и в Роструде.

Уголовное дело по невыплате зарплаты в ООО «Гранд-Проект» расследуется с августа. Возбуждали его в отношении неустановленных лиц. Пару недель назад статус подозреваемого получил бывший исполнительный директор ООО Руслан Сагитзянов, которого следователи, впрочем, считают фактическим руководителем этой фирмы.

«Нашим людям, которые уехали на Восточный, обещали по 55 тысяч в месяц, а в итоге за два месяца дали 36 тысяч, и все», — утверждает Маслов. Фото kremlin.ru

Сегодня Сагитзянов был задержан и получил статус обвиняемого по двум эпизодам — ч. 3 ст. 145.1 (невыплата зарплаты на срок свыше двух месяцев с тяжкими последствия) и ч. 2 ст. 199.2 (сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов, сборов, страховых взносов). По данным Следкома, под руководством обвиняемого компания с начала 2018 года задолжала своим сотрудникам — водителям, строителям, экскаваторщикам и даже кадровикам — порядка 70 млн рублей.

На данный момент круг потерпевших составляет около 1100 человек, однако уже известно — их число может удвоиться. Причем в это число, уверяет близкий к силовикам источник «Реального времени», не входят мигранты-гастарбайтеры, которые могли работать без составления договоров. Пока речь идет лишь о гражданах России.

При этом у следствия есть основания полагать — возможность рассчитаться с работягами у руководства компании была. Забегая вперед, в сегодняшнем решении суда об отказе в аресте Сагитзянова прозвучала солидная сумма предположительно сокрытых средств — 290 млн 692 тысячи рублей! Деньги эти были найдены оперативниками и следователями вне основного счета «Гранд-Проекта». Тогда как на основной счет налоговая выставила инкассовое поручение по взысканию задолженности перед госказной. Размер в суде не оглашали.

В Приволжский райсуд Казани обвиняемого доставили под конвоем и в наручниках, а ушел он свободным, в компании двух адвокатов. На заседании суда следователь четвертого отдела Следкома по РТ Рустем Шарафиев просил арестовать Сагитзянова. Прессу из зала удалили со ссылкой на некую содержащуюся в материалах дела следственную тайну, о которой, впрочем, представитель Следкома не заявлял.

В итоге оценить основания для отказа в ходатайстве по делу с тысячей потерпевших довольно сложно. В решении суда прозвучало: обвиняемый имеет постоянное место жительства, приходит к следователям по первому вызову, является многодетным отцом, а доводы Следкома о возможности оказать давление «не основаны на конкретных обстоятельствах». В итоге оснований для содержания в СИЗО безработного — именно так он представился суду — председательствующий Тимур Зарипов не нашел. И в то же время пришел к выводу — задержали Сагитзянова на законных основаниях, доказательств его причастности к преступлениям достаточно — включая показания Александра Комова (гендиректора ООО «Гранд-Проект») и Станислава Нестерова (гендиректора ООО «СК «Татдорстрой»).

На заседании суда следователь Рустем Шарафиев просил арестовать Сагитзянова. Фото Юлии Косолапкиной

Отметим, что на данный момент силовики располагают информацией — работники «Гранда» были заняты на объектах футбольного ЧМ-2018, в частности, участвовали в строительстве спортивных арен в Самаре и Саранске. Напомним, генподрядчиком этих площадок было ПСО «Казань». По некоторым данным, прямого договора с «Грандом» и ПСО не было, он был с аффилированным ООО «СК «Татдорстрой» (бенефициаром компании является гендиректор ПСО Равиль Зиганшин), СК же, в свою очередь, получала услуги субподряда в «Гранде».

Легко догадаться, что с каждым этапом делегирования сумма оплаты за работы сокращалась. Кто, кому и сколько недоплатил — еще предстоит разобраться.

Напомним, серьезные претензии к ПСО «Казань» предъявляет и налоговая. Что до компании «Гранд-Проект», то она еще в октябре обратилась в Арбитражный суд РТ с заявлением о собственном банкротстве, и 6 декабря суд постановил — ввести процедуру наблюдения и назначить временного управляющего Павла Маневича.

Из определения суда следует — задолженность по зарплате ООО на 1 августа 2018 года составляла 58,8 млн рублей, при этом сумма требований кредиторов по денежным обязательствам — 1,6 млрд рублей. Задолженность же по обязательным платежам — налогам — 257,1 млн. В то же время самому «Гранду» задолжали 1,8 млрд рублей.

Комментировать долги перед рабочими и отношения с ПСО «Казань» освобожденный бизнесмен наотрез отказался. На выходе из зала его обняли двое крепких мужчин, представившихся друзьями. Адвокат обвиняемого Рамиль Валиев сказал журналисту «Реального времени»: «Мы полностью удовлетворены решением суда». И поделился своей версией активности силовиков:

— Планировалась встреча руководства Следственного комитета с населением, нужно было отчитаться, по-другому не могу объяснить задержание. Человек являлся, не скрывался.

Адвокаты обвиняемого полностью удовлетворены решением суда. Фото Юлии Косолапкиной

По словам Валиева, с предъявленным обвинением его клиент не согласен: «Не в его компетенции было решать эти вопросы». По данным «Реального времени», имущество предприятия под арест по делу не попало — ввиду отсутствия такового. Отметим, что, по данным системы «Спарк», в созданном в 2015-м «Гранд-Проекте» работали 1233 человека, его доходы за 2017 год составили 2 млрд 248 млн рублей, а размер начисленных налогов — 137,6 млн рублей. При этом компания задекларировала отрицательную прибыль в 9,5 млн рублей.

Что до Руслана Мидхатовича Сагитзянова, то он после официального увольнения из «Гранда» остался единственным учредителем компании по производству товарного бетона ООО «ПК «Бетонстрой», правда, по данным отчетности за прошлый год, при доходе 866 млн убыток составил 2 млн рублей.

Между тем в редакцию «Реального времени» обратились и другие рабочие из подрядных фирм ПСО «Казань» с жалобами на схожие проблемы.

— Я работал в «Смарт-Инжиниринге». Всего в нашей фирме где-то человек 400. Мы строили здание Арбитражного суда РТ на Ново-Песочной, объекты ФИФА, «Казань-Экспо». Работали до сентября, а уволили нас апрелем. В ПСО «Казань» не только нас, всех субподрядчиков так выкинули. Просто из списков вычеркнули — и все. С нами работало еще много узбеков, они тоже при «Гранд-Проекте» числились. Им также не заплатили. Они просто уехали домой, им за 2—3 месяца должны, — рассказал Ринат.

Это интересно:  Образец требования кредитора при ликвидации должника и требования к нему 2019 год

Учредителем «Гранд-Проекта» выступает директор фирмы ОСК «Ресурс», которая принадлежит Ильгизу Гилязетдинову. Он же являлся конечным бенефициаром (75%) ООО «Логистические транспортные системы». На сегодня компания — банкрот и крупный должник бюджета по налогам (109,3 млн руб.), хотя прежние годы завершала с приличной выручкой и была постоянным поставщиком транспортных и строительных компаний Равиля Зиганшина. Сам он ранее также был совладельцем ЛТС.

Равиль Зиганшин ранее также был совладельцем ЛТС

Еще в марте 2016 года прокуратура возбуждала в отношении компании ЛТС и ее руководства административное дело из-за долгов по зарплате в 30 млн рублей. Примечательно, что гендиректором фирмы на тот момент был Руслан Сагитзянов. Тогда проверяющие нашли и другие нарушения в его организации: оплата труда лишь раз в месяц, несвоевременные взносы по медицинскому, социальному и пенсионному страхованию, несвоевременный расчет с 43 уволенными сотрудниками.

Редакция «Реального времени» обратилась в ПСО «Казань» с вопросами о долгах перед субподрядчиками. На момент публикации комментарий не поступил, он будет опубликован сразу при получении.

Как сообщает корреспондент The Moscow Post, бизнесмен Максим Блажко попал в очередную неприятную историю. Банк Российский капитал, в котором заложена недвижимость, которыми владеет Блажко, потребовал ввести процедуру наблюдения за ЗАО «Комплекс «Серебряный бор», на балансе которого в лесопарке на северо-западе Москвы 2 га и четыре объекта недвижимости.

Рыночная стоимость этих активов может превышать 2 миллиарда рублей. Стоит напомнить, что Российский капитал уже давно является залогодержателем группы компаний Блажко Дон-Строй. Взятые кредиты не отдает.

А жилищный комплекс «Серебряный бор» (КСБ) – очень лакомый кусок. Расположен он в живописном месте на берегу реки и считается одним из самых экологически чистых районов столицы.

КСБ – поручитель у Российского капитала по кредиту другого предприятия Блажко, ООО Мультисервис. По словам банкиров, обратиться в арбитражный суд их вынудил официальный отказ исполнять обязанности поручителя и залогодателя в добровольном порядке.

Непутевый бизнесмен?

В отношении Максима Блажко можно применить поговорку «куда ни кинь – всюду клин». Как говорится, в долгах, как в шелках. Только за последнее время у него было отобрано в качестве залога подконтрольный ему бизнес-центр Nordstar Tower и торговый центр «Щука».

Последний находится в залоге у офшора «Риверстреч Трейдинг энд Инвестментс Лтд». Кроме того, в том же Российском капитале заложено более 6,5 гектаров земли, которые числятся за Максимом Блажко.

Просто не бизнесмен, а заложник. Не случайно, как пишет многие таблоиды, Максим Блажко прочно входит в первую десятку самых злостных российских неплательщиков. Просто не любит и не хочет расплачиваться за свои долги. Такое человеческое свойство.

Щука сорвалась с крючка?

Одна из самых последних историй – это Торгово-развлекательный центр Щука, которым владеет Блажко. В связи с ней случился почти беспрецедентный в бизнесе случай. Однид из крупнейших кредиторов бизнесмена, кипрская компания Riverstretch Trading & Investments Ltd потребовала платить оплату аренды ТРЦ не хозяину Блажко, а ей лично.

Сделано это было в связи с тем, что бизнесмен задолжал киприотам, которые являются залогодержателями ТРЦ несколько миллиардов рублей. Терпение у иностранных партнеров кончилось, и они обратились в суд. Мотивируя свой иск тем, что получая напрямую арендную плату, можно хотя бы частично покрыть долги, накопленные Блажко.

Нескучный Блажко

Однако Максим Блажко унывать не собирается. Вместо решения своих финансовых проблем, которых, как вы уже поняли, выше крыши, он затевает новые и новые проекты (если не сказать, прожекты).

Последний из них – строительство жилищного комплекса «Нескучный Home & Spa». Он гордо заявлен как элитный жилой комплекс общей площадью 200 тысяч квадратных метров, состоящий из пяти небоскребов, возведенных в едином архитектурном стиле.

Но специалисты и участники рынка сильно сомневаются в том, что проект будет реализован. Во-первых, у Блажко просто пустой личный карман. Его собственные долги превышают 60 миллиардов рублей , из-за которых личные активы также находятся в залоге.

А всего долговая масса бизнесмена едва не переваливает за 2, 5 миллиарда рублей. Не удивительно, что проект существует только в бумажном виде.

Кроме того, из-за проекта началось сильнейшее брожение среди жителей окрестных домов. Согласно инвестплану, они должны быть переселены в новое жилье недалеко от своего старого. Но Блажко предлагает им переезд за пределы МКАДа.

Это уже привело к акциям протеста и петициям в мэрию Москвы. И столичные власти уже потребовали соблюдения прав жителей . Также к конфликту подключилась Общественная палата России. Однако средств на приобретение квартир в Донском районе столицы у девелопера нет.

Но на себя не жалко?

Печально прославился бизнесмен Блажко и тем, что доводил до крайних мер не только жильцов, но и собственных рабочих. Так, в свое время забастовку устроили строители подрядной организации Дон Строя ООО «Механизация сервис».

Им не выдавали зарплату в течение полугода. И каменщики и крановщики объявили забастовку, которая была прекращена только после вмешательства прокуратуры, куда доведенные до отчаяние люди накатали официальное заявление.

Кстати, возвращаясь к проекту ЖК «Нескучный Home & Spa». Максим Блажко устроил по этому поводу пафосную и пышную презентацию. Кого только на ней не было! Телезвезды, артисты, известные политики. Гвоздем программы был итальянский миллиардер Джанлукка Вакки.

Он, как поговаривают, лично танцевал перед почтенной российской публикой. Во сколько встала презентация Максиму Блажко, никто толком сказать не может. Наверняка, не по бюджетному варианту.

Только вот, любитель красивых жестов – сам банкрот. Теперь вот и Серебряный бор фактически потерял. Не потерял ли Блажко уже самого себя?

Самый непубличный «олигарх» республики Евгений Корольков и его партнер не намерены расплачиваться по долгам на 1 млрд рублей. Что это значит?

Арбитражный суд РТ принял к рассмотрению заявления о признании банкротами от Евгения Королькова и Айрата Жамилова — бизнесменов, которых принято считать негласными бенефициарами ГК «Сувар». Они задолжали кредиторам по 595 млн и 387 млн рублей соответственно. «БИЗНЕС Online» разбирался, как этот демарш связан с «кухней» рухнувшего Татфондбанка и какие он будет иметь последствия.

На звание банкротов претендуют основатели крупнейшей строительной компании РТ — группы «Сувар»: пожалуй, самый непубличный бизнесмен республики 67-летний Евгений Корольков (на фото) и его давний партнер Айрат Жамилов

НЕВОЗВРАТНЫЙ МИЛЛИАРД

В последнее время не привыкать к банкротствам «богатых и знаменитых». Однако вчерашняя новость стала сродни разорвавшейся бомбе. Ведь на сей раз признать себя несостоятельными попросили не поп-идолы или агробароны с хиреющими на глазах хозяйствами. На звание банкротов претендуют основатели крупнейшей строительной компании РТ — группы «Сувар»: пожалуй, самый непубличный бизнесмен республики 67-летний Евгений Корольков и его давний партнер Айрат Жамилов.

Сами бизнесмены не комментируют свое решение (оба иска были синхронно поданы 14 сентября). Их долги в сумме составляют без малого миллиард: к Королькову кредиторами выдвинуты требования на 595 млн, к Жамилову — почти на 387 млн рублей. Можно с большой долей уверенности предположить, что эти долги возникли вследствие краха группы Татфондбанка (ТФБ) Роберта Мусина. Так, согласно отчету агентства по страхованию вкладов (АСВ), у Евгения Королькова (или его полного тезки, что маловероятно) имеются два кредита в ТФБ на общую сумму 114,4 млн рублей. Аналогичного отчета АСВ по ИнтехБанку пока нет, но с учетом того, что группа «Сувар» к началу 2016 года консолидировала 29,86% акций ИнтехБанка, вполне возможно, что у бенефициантов группы есть личные кредитные обязательства и перед этим банком. Так это или нет, покажет самое ближайшее будущее.

Строительную группу с ныне опальным Робертом Мусиным (слева) связывало множество ниточек в виде перекрестных и запутанных схем владения компаниями, которые финансировались в мусинских банках

В последние годы «Сувар» вообще весьма тесно сблизился с Мусиным — настолько, что последний в своем кругу якобы говорил о группе «мы», а не «они». Строительную группу с ныне опальным финансистом связывало множество ниточек в виде перекрестных и запутанных схем владения компаниями, которые финансировались в мусинских банках. Формально этот союз окончательно оформился в виде совместного владения ИнтехБанком, где ни «Сувар», ни структуры, близкие к Мусину, не имели контрольного пакета. Корольков ранее входил в число учредителей ООО «НефтеТрейдСервис» (НТС), который владел 9,96% акций кредитной организации, — впрочем, насколько нам известно, со стороны Королькова и К о это была скорее дружеская помощь Мусину (причем, как заявлял менеджмент «Сувара» впоследствии, строители не успели оплатить свой пакет). Сейчас в капитале НТС есть доли Жамилова и Рустема Абдуллина, который, что примечательно, в октябре 2015 года возглавил совет директоров ИнтехБанка. Также «НефтеТрейдСервис» входил в состав учредителей таких компаний, как «Тетеево-2», «Стратегия земля», «Залесный инвест» и ООО УК «Казанская Ривьера». Наконец, фирма является ответчиком на 1,4 млрд рублей по кредитам Татфондбанка, соответствующий иск от имени АСВ подан в июле 2017 года.

Формально союз Мусина и «Сувара» окончательно оформился в виде совместного владения ИнтехБанком, где ни «Сувар», ни структуры, близкие к Мусину, не имели контрольного пакета

ИМПЕРИЯ ИМЕНИ ЧУБА И КОРОЛЬКОВА

Компания «Сувар Казань» была создана в 1999 году татарстанским нефтетрейдером Борисом Чубом и занялась привлечением инвестиций в строительство крупных коммерческих и жилых объектов в Казани, а также (по старой памяти) поставками нефтепродуктов. Компанией в нулевые были построены самые знаковые объекты столицы РТ — торгово-развлекательные комплексы «Сити-Центр», XL, «Ривьера», Suvar Plaza и несколько крупных жилых комплексов. В 2005 году Чуб уступил пост гендиректора своему компаньону Королькову, а сам стал президентом компании. 19 мая 2008 года Чуб отправился порыбачить на Каму и утонул при невыясненных до сих пор обстоятельствах (это совпало с арестом лидеров «Севастопольских», одной из крупнейших и влиятельнейших казанских в 90-х ОПГ, чьи лидеры позже отошли от темных дел и стали авторитетными предпринимателями; один из них, Радик Юсупов, как раз числился одно время в нулевые сотрудником «Сувара»). В общем, с тех пор Корольков стал главной фигурой в ставшем к тому времени одним из крупнейших строительных холдингов Татарстана и пользовался огромным авторитетом. Например, несколько лет назад Равиль Зиганшин, владелец ПСО «Казань», рассказывал нашему корреспонденту, что ему профессионально интересно общаться с Корольковым и именно его он считает одним из двух-трех «настоящих девелоперов» республики.

Это интересно:  Рефинансирование или реструктуризация кредита: сходства и отличия 2019 год

Сегодня «Сувар Девелопмент» (точнее, его преемник) — лидер в жилищном строительстве республики. Одних только дольщиков у компании больше 15 тысяч. В прошлом году компания сдала 9 домов в ЖК «Южный парк», «Залесный Сити», «Созведие», «Барселона», первой очереди «Столичного» в Казани, а также ЖК «Крылатый» в Набережных Челнах — их общая площадь составляет более 206 тыс. кв. метров. Для сравнения: всего в Казани в 2016 году было сдано 740 тыс. «квадратов» недвижимости в многоквартирных домах, а вместе с ИЖС — 925 тыс. «квадратов». Параллельно «Сувар» вывел на рынок ряд крупных проектов: «Времена года», «Сказочный лес», «ВДНХ», «Станция „Спортивная“». С января по май текущего года «Сувар Девелопмент» ввел 63 тыс. кв. м жилья, попав в российский рейтинг «Единого реестра застройщиков». Всего же в планах 2017 года — новое строительство на 242 тыс. кв. м, то есть 2,9 тыс. квартир за год. Иначе говоря, компания планирует построить более четверти планируемого в текущем году жилья в Казани (800 тыс. кв. метров).

Компания «Сувар Казань» была создана в 1999 году татарстанским нефтетрейдером Борисом Чубом и занялась привлечением инвестиций в строительство крупных коммерческих и жилых объектов в Казани

В начале июля «Сувар Девелопмент» официально объявил о смене названия. Теперь он называется «#СуварСтроит», сохранив все функции девелопера и продолжив реализацию всех проектов группы компаний. Впрочем, неожиданностью это не стало: о разделении бизнеса было объявлено еще в начале года. За «старой» компанией, директором которой был назначен Артур Гиматов, остался весь инвестиционный блок. Именно в отношении нее Арбитражный суд РТ в июне ввел процедуру наблюдения. А у руля «#СуварСтроит» остался Андрей Мочалов. До этого он успел в качестве гендиректора «Сувар Девелопмент» побывать под арестом по делу Мусина, как и его заместитель, финансовый директор Денис Семенов. По версии следствия, Татфондбанк для привлечения кредита ЦБ на 3,1 млрд рублей предоставил заведомо ложные сведения о наличии высоколиквидного актива — кредита, выданного ПАО «Нижнекамскнефтехим». На самом же деле, как считали следователи, обязательства по кредиту были «переброшены» на плечи куда менее надежных доверителей — ООО «Новая нефтехимия» и «Сувар Девелопмент». Однако через две недели после заключения под домашний арест Верховный суд РТ посчитал основания явно недостаточными и выпустил обоих менеджеров на свободу.

Андрей Мочалов успел в качестве гендиректора «Сувар Девелопмент» побывать под арестом по делу Мусина, как и его заместитель, финансовый директор Денис Семенов

ПОЧЕМУ БИЗНЕСМЕНЫ ОТКАЗАЛИСЬ ПЛАТИТЬ?

Что касается прочих бизнесов основателей «Сувара», то, по данным «Контур.Фокуса», помимо «НефтеТрейдСервиса» Корольков в разное время числился совладельцем УК «Казанская Ривьера», ООО «Сувар Девелопмент», «Сувар-Инвест», «Керамика-Маркет» и ряда других компаний. Однако в последние годы он постепенно выходил из состава собственников компаний, оставаясь неформальным бенефициаром группы «Сувар».

Жамилов упоминается в связи с целым рядом действующих компаний, но какие-то полномочия документально сохранил лишь в ООО «Жилой комплекс». В других компаниях — либо бывший совладелец, либо бывший руководитель. К таким можно отнести ООО «Аквапарк Сувар», ООО «Залесный Сити», ООО «Казанская Ривьера» и другие.

В настоящее время Корольков и Жамилов на паритетных условиях владеют ООО «Жилой комплекс» с уставным капиталом в 10 тыс. рублей. Причем обе доли находятся в залоге у Россельхозбанка.

Конкретной информации, из чего сложился миллиардный долг Королькова и Жамилова, нет. Не исключено, что значительная часть требований образовалась из-за личных поручительств бизнесменов по кредитам близких им компаний, полученным в банках, входящих в группу ТФБ, — Татфондбанке, ИнтехБанке, «Тимер Банке» и Татагропромбанке. Крушение последних и приход управляющих АСВ привели, в частности, к многочисленным искам о возврате долгов и банкротстве аффилированных с Мусиным компаний, о чем «БИЗНЕС Online» подробно рассказывал. К слову, среди заемщиков ИнтехБанка числятся сам «Сувар Девелопмент» и входящий в группу «Краснодар Девелопмент» — они должны 672 млн и 246 млн рублей соответственно. Причем первый уже вступил в фазу банкротства, так что потенциальным поручителям самое время задуматься о том же.

Сегодня «Сувар Девелопмент» (точнее, его преемник) — лидер в жилищном строительстве республики

Впрочем, не исключено, что основатели «Сувара» просто не горят желанием возвращать деньги тому же ТФБ. Ведь в отношении этих средств могла существовать отдельная договоренность с Мусиным. Вспомним, как активно Татфондбанк использовал «схематоз», получая от «благотворителей» деньги и тут же выдавая их обратно в виде кредитов. Та же история с размещением в Татфондбанке субординированного депозита «Казаньоргсинтезом» (КОС) заинтересовалаЦентробанк вплоть до привлечения КОСа к суду в качестве третьего. При этом сделка в первые же дни вызвала вопросы у аналитиков «БИЗНЕС Online». Или, скажем, входящие в сферу влияния Мусина компании «Спартак-Финанс» и «Активные технологии» решают приобрести доли в Акибанке по 6,79% и 9,37% у Генерирующей компании, которая потом размещает субординированные депозиты на 2,4 млрд рублей в Татфондбанке, — круг замыкается. Применительно к «Сувару» можно вспомнить и историю с вхождением в ИнтехБанке, и обязательства по кредиту ЦБ — да мало ли чем еще могла выражаться товарищеская поддержка. А если предположить, что некоторые долги строителей существовали только на бумаге или давно вернулись банкам в ином виде, то многое становится понятным.

«ЗДЕСЬ РАБОТАЕТ ПРИНЦИП «НЕ МОЖЕШЬ ПРОТИВОСТОЯТЬ — ВОЗГЛАВЬ!»

Информированный и влиятельный источник на строительным рынке, который вчера вечером узнал от корреспондента «БИЗНЕС Online о банкротстве бенефициаров «Сувара» и был сильно удивлен этим, рассказал, что банкротство нынче самый популярный способ очиститься от фирм и личных обязательств. Так, именно после этой сложной процедуры обычно различные фискальные и правоохранительные органы не могут предъявлять какие-то требования к учредителям. «То есть для Королькова и Жамилова это однозначно страховка от уголовного преследования и подобного шантажа в той неопределенности, которая накрывает многих предпринимателей, близко работавших с ТФБ и теперь испытывающих проблемы от „кругов на воде“», — отметил он.

Главный вопрос: к каким последствиям может привести личное банкротство основателей ГК «Сувар» для крупнейшего татарстанского застройщика?

В любом случае юристы считают демарш основателей «Сувара» логичным и обоснованным шагом. «При таких суммах задолженности подать заявление о банкротстве не право, а обязанность должника — закон говорит о необходимости такого обращения в случае наступления признаков банкротства», — прокомментировал «БИЗНЕС Online» подачу заявлений в суд казанский юрист Тагир Назыров. Он назвал это решение очень разумным ходом, т. к. оно поможет избежать агрессивного банкротства, когда управляющий, назначенный по предложению кредитора, преследует цель проводить процедуру максимально жестко. «Здесь работает принцип „не можешь противостоять — возглавь!“. Кроме того, при банкротстве исчезает необходимость общения с приставами и коллекторами, что позволяет пройти процедуру с минимальными потерями и затем получить списание всех долгов», — пояснил юрист.

В качестве примера успешного банкротства он привел недавно завершившееся дело Вагиза Мингазова (экс-глава «Вамина»), все миллиардные требования к которому признаны погашенными.

Впрочем, Назыров отметил, что так везет не всем и процедура может развиваться сложно. «Управляющий может оспорить сделки должника, включая переводы на банковские карты родственников, сделки с недвижимостью, добиться ограничения на выезд, жестко ограничить размер средств, которые должник имеет право расходовать без согласования с управляющим, реализовать все имущество, которое найдет, признать банкротство преднамеренным или фиктивным. А главное — существует реальная угроза признания действий должника недобросовестными. В этом случае должник пройдет через все „приятные“ моменты банкротства, но долги не спишутся», — предупредил казанский юрист.

И наконец, главный вопрос: к каким последствиям может привести личное банкротство основателей ГК «Сувар» для крупнейшего татарстанского застройщика? Как утверждают представители компании, ее не затронет даже боком. «Банкротство данных физических лиц компания „#СуварСтроит“ комментировать не может, к компании отношения они не имеют. Непосредственно на деятельности „#СуварСтроит“ это никак не отразится», — говорится в комментарии, полученном «БИЗНЕС Online» от пресс-службы застройщика.

Вечером 24 августа неизвестный мужчина, угрожая взорвать себя, захватил отделение Ситибанка на Большой Никитской улице, в котором находились четверо человек. Им оказался разорившийся бизнесмен Арам Петросян: таким способом он решил привлечь внимание к проблеме банкротства физических и юридических лиц. Перед этим Петросян опубликовал несколько роликов в социальной сети «ВКонтакте»: в одном из них мужчина обращается к президенту Путину и говорит, что решился на крайний шаг из-за безысходности и проблем с бизнесом. В своём видео Петросян выдвигает два требования — признать понятие банкротства болезнью на государственном уровне и создать институт, который бы занимался проблемой банкротства. Произошедшее вызвало мощный общественный резонанс, а бизнес-омбудсмен Борис Титов пообещал изучить требования Петросяна. The Village узнал у юриста и предпринимателей, потерявших бизнес, как происходит банкротство и стоит ли признавать его болезнью.

Виталий, предприниматель

Три года назад у меня был бизнес в сфере продажи подарков, сувениров и игрушек для детей. Вследствие низкой маржинальности и целого ряда управленческих ошибок бизнес потерпел крах с большим количеством личных долгов и прежде всего банковских кредитов. Я был и индивидуальным предпринимателем, и генеральным директором ООО. У предпринимателя личные долги и долги бизнеса часто неразделимы. Деньги брались на физическое лицо, а направлялись в бизнес. Бизнес потерпел крах, а долги перед банками остались. Но при этом я потерял всё: и репутацию, и бизнес, и квартиру, у меня не осталось ничего, кроме опыта и наработанных личных компетенций.

В результате образовались долги на 18 миллионов рублей; я продал квартиру, машину, купил комнату в коммуналке в Москве. Постепенно личные долги отдал, остался должен только шести банкам около 4 миллионов рублей.

Это интересно:  Переходят ли долги по кредиту на родственников после смерти должника 2019 год

Тогда думал повеситься, абсолютно реально. Было отчаяние. Мне помог звонок бывшей девушки, как сейчас помню: сижу в комнате коммунальной квартиры, всё потерял, перспектив нет, одни долги, и бывшая девушка звонит и говорит что-то вроде «Всё будет у меня, а у тебя не знаю». Эта фраза настолько меня разозлила, что я решил всем доказать, что восстановлюсь, всё себе верну и построю сильную компанию.

Когда ты сталкиваешься с первым крахом в бизнесе, не хватает навыков антикризисного управления, они появляются только после первой неудачи. И ты до последнего надеешься, что сможешь преодолеть кризисную ситуацию путём наращивания долговой нагрузки, это, в свою очередь, приводит к увеличению долгов и, как следствие, к абсолютному краху, потере всего, что у тебя есть. А потом появляются коллекторы, письма из налоговой, пенсионного фонда и прочих структур с требованием денег, что психологически уничтожает личность предпринимателя, полностью его подавляя.

После краха бизнеса и потери практически всего имущества у предпринимателя появляется дилемма — идти работать на другого нанимателя или начать новый бизнес, в том числе используя предыдущий неудачный опыт. Так как опыт и наработанные компетенции позволяют, мне удалось организовать компанию в сфере продажи медицинского оборудования. Компанию сильную и эффективную, которая за полтора года с нуля вышла в лидеры своего сегмента, стала участвовать в профильных выставках. Сегодня мы начинаем разрабатывать собственные модели аппаратов и готовимся к выходу на зарубежные рынки.

Но при этом после банкротства личность предпринимателя стирается, такой предприниматель не может легально руководить и владеть бизнесом, поэтому всё управление происходит через друзей и помощников. Потерпевший крах предприниматель не может официально от своего имени начать новый бизнес, капитализировать его, улучшать, усиливать, потому что новому бизнесу нужны деньги на развитие, а тут старые долги висят, их надо отдавать. Я и готов отдать, но мне сначала надо новый бизнес построить, чтобы отдать. И, может быть, не стоит лишать предпринимателя банкрота права заниматься бизнесом, а достаточно установить мораторий на выплату долгов в течение трёх лет. Я готов вернуть старые кредиты, но мне нужно восстановиться.

Главное качество для предпринимателя — сила духа и умение учиться, вынося выводы из предыдущих ошибок. Самое сложное — после падения не ожесточиться на мир и сохранить способность мыслить позитивно, на благо себе и окружающих. Не все предприниматели козлы и торгаши. Я знаю многих людей, которые совершают типичные ошибки в части оценки маржинальности товара, спроса и формировании каналов продаж. А ещё бывает чрезмерно раздутая кредитная нагрузка, превышающая объём стабильной прибыли. Многих добило последнее повышение курса доллара (когда обязательства по договору есть, а закупочные материалы были заложены по старому курсу).

Я думаю, Арам просто психологически не справился, психанул мужик. Но он поднял очень важную проблему. Правда, я не согласен, что банкротство является болезнью. Банкротство очень закаляет предпринимателя, делает его сильнее, хотя это скорее вопрос силы личности. При этом я абсолютно согласен, что нужен институт, занимающийся проблемами реабилитации предпринимателей, переживших банкротство.

Юрий, бывший предприниматель

Раньше я работал в сети игровых клубов «Вулкан», но потом наш региональный директор ушёл из компании, решив открыть свой бизнес. Мы с ним и другими партнёрами скинулись деньгами и открыли собственную частную туристическо-развлекательную базу. При этом наш директор взял кредиты на выкуп территории старого санатория, недвижимости, взял в лизинг оборудование под выручку. Сначала всё было отлично, бизнес постепенно окупался. Но когда в 2008 году в стране закрыли игорный бизнес, получилось так, что у нашей фирмы долгов было на 147 тысяч долларов. Директор слинял за границу со своей частью имущества, успев до этого часть бизнеса и оборудования продать. А мне и моим друзьям пришлось ответ держать за долги фирмы.

Банкротство — это широко разрекламированный лоховоз, обман трудящихся! Людям по закону, чтобы обанкротиться, надо оплатить госпошлину около 6 тысяч рублей, положить на депозит суда 10 тысяч рублей плюс сумму вознаграждения финансовому управляющему (в Москве это от 35 до 150 тысяч рублей). Ещё около 10 тысяч рублей — за второй этап процедуры. При этом есть риск, что кредиторы на общем собрании либо откажутся от своих требований, либо заявят о мошенничестве, либо найдут формальный повод развалить банкротство: банкам не выгодно банкротить должника по многим причинам.

Если вы имеете в виду требования того армянина, который захватил банк, признать банкротство болезнью, я их поддерживаю частично. Я считаю, что процедуру банкротства надо изменить, так как за те суммы, которые заламывают СРО рядовому человеку, признать себя банкротом нереально! Хотя я отдаю себе отчёт в том, что, если сделать цену всей процедуры банкротства доступной массовому контингенту должников, все ринутся себя банкротить — и те, кто реально честно платил, и те, кто сознательно брал кредит, чтобы не платить его.

Требования господина Петросяна хоть и имеют обоснованные причины, но абсурдны по сути: как можно приравнять человека, который взял кредиты, имея хорошую зарплату, работу, но потом в силу обстоятельств (сокращения, кризиса, болезни и тому подобного) объективно не смог выплачивать кредит, к алкоголику или наркоману?

МАКСИМ ДОЦЕНКО, председатель экспертного совета
при Общероссийском профсоюзе арбитражных управляющих

Процедура банкротства юридических и физических лиц проходит в соответствии с законом «О несостоятельности (банкротстве)». Это может быть реабилитационная процедура (финансовое оздоровление, внешнее управление, реструктуризация долгов гражданина) либо ликвидационная (конкурсное производство, реализация имущества гражданина). Соответственно, либо должнику предоставляется возможность на льготных условиях в течение определённого периода времени рассчитаться с долгами, либо арбитражный управляющий выявляет имущество должника, оспаривает сделки, выставляет имущество на торги и распределяет выручку между кредиторами, после чего разрешается вопрос о списании задолженности.

Предприниматель признаётся банкротом, если не имеет достаточного количества имущества для расчётов с кредиторами. При подаче заявления о банкротстве в суд должником не важно, какова сумма задолженности, важен факт неплатёжеспособности. При подаче заявления важно, чтобы сумма была более 300 и 500 тысяч рублей для физических и юридических лиц соответственно, просрочка оплаты более трёх месяцев, решение суда о взыскании долга (есть ряд исключений, когда такое решение не требуется).

Гражданин, признанный судом банкротом, должен отчитаться перед судом и кредиторами о своём имуществе, совершённых им за последние три года сделках — то есть полностью раскрыть финансовое положение. Искажение либо неполное представление такой информации влечёт отказ суда по результатам проведённой процедуры в списании долга. Все сделки должника, особенно крупные, контролируются арбитражным управляющим. Должнику может быть запрещён выезд за рубеж. В течение трёх-пяти лет после завершения процедуры гражданин не может стать руководителем коммерческой организации, будет испытывать затруднения при получении кредитов, не сможет вновь подать на банкротство.

Процедура банкротства проходит под контролем суда. Это важно, так как банкротство подразумевает множество конфликтов между должниками и кредиторами, которые разрешает суд. Кредиторы видят в процедуре банкротства широкие возможности по поиску имущества должника — например, здесь возможно оспаривание сделок должника. Должники видят в банкротстве способ избавиться от долгов, хотя далеко не всегда суды их в этом поддерживают. Есть прецеденты, когда суды долги не списывали. Кроме того, некоторые долги нельзя списать в принципе — например, компенсацию ущерба, причинённого преступлением, либо убытки, причинённые генеральным директором. Большое значение имеют и репутационные риски.

По выражению экс-судьи Высшего арбитражного суда Сергея Сарбаша, банкротство — это квантовая физика в праве. Процедура достаточно сложная, поправки в закон вносятся в среднем восемь раз в год, в результате чего текст закона о банкротстве представляет собой нагромождение усилий множества лоббистов — налоговиков, банков и так далее. Текст сам по себе противоречивый и в то же время содержит много пробелов.

Наиболее часто кредиторами оказываются банки и налоговая служба, однако это может быть и частная компания либо частное лицо, с которым не рассчитались, например, по договору займа или поставки. Порой взыскатели прибегают к услугам коллекторов, в основном этим занимаются банки.

Я имею дело с разными случаями. Частая ситуация — поручительство. Зачастую банк требует найти поручителя в качестве условия выдачи кредита. Предприниматели могут поручаться как за свою компанию, так и по долгам друзей и партнёров, не всегда чётко осознавая, во что это может в итоге вылиться. Претензии по налогам тоже становятся поводом для банкротства. Не все доначисления со стороны налоговой службы одинаково законны, однако в кризисный период оспорить доначисления в суде достаточно сложно даже при вопиющих нарушениях со стороны самой налоговой. Поэтому предприниматели ищут выход в банкротстве.

Есть и недобросовестные должники, которые собирают большие суммы, выводят активы и бросают компанию (например, этим часто грешат застройщики). Бывает и так, что предпринимателю самому задолжали много денег, а служба судебных приставов в силу своей загрузки не очень охотно и не очень активно взыскивает долги — а в рамках процедуры взыскания через банкротство возможностей у кредиторов намного больше.

Статья написана по материалам сайтов: realnoevremya.ru, aferist.org, www.tatre.ru, www.the-village.ru.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий