+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Лицо, контролирующее должника, и степень его ответственности 2019 год

В последнее время к ответственности в рамках банкротства юридического лица все чаще привлекаются так называемые контролирующие должника лица. Это относительно новое и достаточно широкое понятие в действующем законодательстве. Разберемся, при каких обстоятельствах наиболее вероятно привлечение к ответственности как контролирующих должника лиц.

Контролирующее должника лицо, согласно ст. 61.10 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ О несостоятельности (банкротстве)» – это лицо, имеющее либо имевшее в течение определенного срока до банкротства право давать должнику обязательные указания или возможность иным образом влиять на его действия. Имеются в виду действия, в результате которых компания и стала банкротом. Закрытого перечня признаков такого лица нет, поэтому суд может признать лицо таковым и по неуказанным в законодательстве основаниям.Причем отсутствие данного статуса должен доказывать сам субсидиарный ответчик.

Для привлечения к ответственности необходимо установить, что лицо получило выгоду. В определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 2015 г. № 81-КГ14-19 указано, что вред представляет собой умаление охраняемого законом материального или нематериального блага, любые неблагоприятные изменения в нем. Следовательно, под выгодой можно понимать увеличение охраняемого законом материального или нематериального блага, благоприятные для контролирующих должника лиц изменения. Так, если вклад в уставный капитал оформляется в виде гражданско-правовых договоров, выплаты по ним при определенных условиях считаются получением дивидендов от деятельности.

Недобросовестным (в ряде случаев и незаконным) является использование корпоративных форм ведения бизнеса и разделение на рисковую и безрисковую части. Характеристиками рисковой части могут быть:

  • ведение производственной деятельности, которая дает основную добавленную стоимость на арендованных основных средствах или на давальческом сырье и материалах;
  • ведение торговой деятельности через технические компании, на которые ложится вся налоговая нагрузка на маржинальный доход от закупки товара группой компаний и ее реализации за пределы группы компаний конечным покупателям;

Иначе говоря, контролирующим должника может быть признано лицо, которому без равноценного встречного предоставления прямо или косвенно (через третьих лиц) перечислялся доход (выручка) от деятельности должника или его часть либо было отчуждено имущество должника. Для привлечения к субсидиарной ответственности заявитель должен доказать наличие статуса контролирующего должника лица у ответчика, негативных последствий в виде невозможности полного погашения требований кредиторов, а также причинно-следственной связи действия/бездействия контролирующего должника лица с этими последствиями. Отсутствие вины, по аналогии с принципами гражданского права, доказывает субсидиарный ответчик.

Стоит учитывать, что для целей оспаривания сделок введено новое оценочное понятие – существенный вред (ранее – просто наличие вреда). Помимо этого, к ответственности привлекается не только директор, который организовывает ведение бухгалтерского учета и хранения документов, как это было ранее.Теперь это также лица, которые обязаны этот учет и хранение вести непосредственно (бухгалтеры, юрисконсульты, иные лица, что не освобождает от доказывания их статуса как контролирующих должника лиц). Поэтому при получении требований о представлении документов, связанных с должностными обязанностями, или приказов о возложении на работников тех или иных обязанностей, необходимо ответить отказом, так как они не являются документами, относящимися к налогообложению.

Если размер основного долга превышает 50% от общего размера требований кредиторов третьей очереди, включенных в реестр по основной сумме задолженности, считается доказанным факт, что невозможность полного погашения требований вызвана действиями контролирующего должника лица или единоличного исполнительного органа. Причем невозможность полного погашения требований кредиторов связывается с отсутствием или искажением корпоративной документации. К субсидиарной ответственности на этом основании наряду с руководителем могут быть привлечены лица, отвечающие за ее составление и хранение.

Другая новая презумпция – невозможность полного погашения требований кредиторов прямо связана с отсутствием или недостоверностью сведений, подлежащих отражению в ЕГРЮЛ и Едином федеральном реестре сведений о фактах деятельности юридических лиц. Сокрытие юридическим лицом или раскрытие недостоверной информации о себе, своем местонахождении, размере уставного капитала, стоимости чистых активов, о финансовой или бухгалтерской отчетности, о наличии лицензий, о залоге имущества, о лизинге и т.п. вводит в заблуждение контрагентов.

Чаще всего к ответственности привлекают в следующих случаях:

  • смена учредителя и директора в рисковой компании на фиктивных лиц может привести к субсидиарной ответственности и возбуждению уголовных дел по ст. 199 и ст. 159 Уголовного кодекса;
  • реализация активов на подконтрольные или взаимозависимые компании перед банкротством.

Подобных дел в практике много, поэтому необходимо заранее замечать те обстоятельства, которые впоследствии станут доказательствами для привлечения контролирующих должника лиц к ответственности. Так, граждане должны учитывать, что согласно подп. 2 п. 2 ст. 45, ст. 48 Налогового кодекса налоговые органы взыскивают недоимку с взаимозависимых физических лиц через суд при условии, что лица действовали согласованно с обществом и получали от него деньги, активы или иную выгоду, которая будет признана судом.

Лицо, на которого ложится обязанность контролировать должника, может быть юридическим либо физическим. Оно вправе давать дебитору указания либо определять действия заемщика иными способами. Сюда, главным образом, относятся совершение сделок и согласование их условий. Контролирующее должника лицо (КДЛ) могут привлечь к субсидиарной ответственности по тем долгам, которые рассматриваются в ходе процедуры банкротства. Поэтому исполнитель данной работы должен относиться к своей деятельности очень внимательно.

Многие дебиторы интересуются, кто это — лицо, контролирующее должника. Из числа каких претендентов его назначают, и какие обязанности на него возлагаются. Сначала определимся с ответом на первый вопрос. Контролирующим лицом может стать:

  • менеджер из числа руководящего состава;
  • собственник организации.
  • ввиду наделения полномочиями по совершению сделок от имени заемщика (по доверенности, по закону либо в силу иных причин);
  • ввиду родства с заемщиком;
  • в силу определенного должностного положения (например, при замещении Главного бухгалтера, Финансового директора заемщика, либо других лиц, указанных в пп.2 п.4 рассматриваемой статьи). Сюда относятся и остальные должности, которые предоставляют право руководить действиями работника;
  • другим способом. Сюда же можно отнести принуждение начальника либо акционеров организации, либо влияние на данных лиц другим образом.

Согласно закона о банкротстве (ст.61.10), если не доказано другое, считается, что лицо, является контролирующим должника, когда:

  • оно было начальником заемщика либо его управляющей компании, а также входило в членство исполнительного состава заемщика, принимало участие в ликвидационной комиссии и считалось ликвидатором заемщика;
  • оно было наделено правом самостоятельного либо совместного с другими людьми распоряжения акциями АО (более 50%), или же обладающего большей частью в доле уставного капитала ООО или же большей половиной голосов в собрании участников юрлица, или же могло назначать начальника должника;
  • оно приобретало определенную выгоду от незаконных действий лиц, на которых имеется ссылка в п.1ст. 53.1 ГК.

Кроме того, в ст. 61.10 имеется уточнение того, что это не исчерпывающий перечень. Арбитражный суд вправе постановить, что лицо, контролирующее должника, было другим, на основании иных причин.

Когда компания обанкротится, лицо, контролирующее должника, рискует собственными средствами, ведь на него также может возлагаться ответственность. Такая дополнительная ответственность накладывается лишь в том случае, когда заемщика признали банкротом ввиду его действия (либо бездействия).

Данную норму устанавливает ст. 61.11 о субсидиарной ответственности за отсутствие возможности полностью выплатить требования по кредитам Федерального закона № 127 о несостоятельности.

Субсидиарная ответственность является дополнительной к главной во время банкротства. Основной ее причиной становится невозможность погасить задолженность в полном объеме.

Величина субсидиарной ответственности для контролирующего лица равняется общей величине всех кредиторов заемщика.

Это интересно:  Можно ли студенту взять академический отпуск, если есть долги 2019 год

Обращаясь к статье 61.14 нового закона о банкротстве подать заявление, чтобы привлечь к субсидиарной ответственности могут следующие лица:

  • сотрудники (вплоть до уже уволенных) задолжавшей организации;
  • представители сотрудников заемщика;
  • арбитражные управляющие, исходя из волеизъявления кредиторов либо по собственному желанию;
  • государственные органы, уполномоченные к данному действию, в том числе и налоговая служба.

Обычно налоговые учреждения принимают очень активное участие в процедуре банкротства. Они не только могут инициировать процедуру привлечения к субсидиарной ответственности во время банкротства, но и включаться в нее в самом процессе.

Начинается все с проверки, во время которой приходят к выводу, что выплаты по налогам были неполными. Затем представители налоговой пытаются взыскать задолженность. Они самостоятельно становятся инициаторами либо принимают участие в процессе банкротства. После признания заемщика банкротом, его учредителей либо руководителей привлекают к ответственности.

В последние годы вопросы, связанные с наступлением ответственности за действия контролирующего лица компании, которое довело заемщика до банкротства, становятся все более популярны. Данная ответственность как бы повторяет основную задолженность дебитора перед займодателями.

Чтобы привлечь контролирующее лицо к ответственности, оно должно отвечать ряду условий:

  • привлекаемый человек должен быть наделен правом выдачи обязательных для заемщика требований, либо иметь какой-то другой способ воздействия на дебитора;
  • контролирующее лицо совершило какие-либо действия, воспользовавшись собственными полномочиями;
  • причинно-следственная связь между процедурой банкротства дебитора и использованием собственных прав по отношению к нему,
  • собственности заемщика недостаточно, чтобы удовлетворить все требования займодателей.

Но не стоит путать это со следующим положением: чтобы привлечь виновных к субсидиарной ответственности, не нужно ждать, когда процедура банкротства подойдет к концу. Во время самого процесса уже можно понять, что у должника недостаточно имущества, чтобы покрыть кредиты.

Чтобы выяснить обстоятельства, имеющие доказательную базу, в связи с которыми суд может постановить наложить субсидиарную ответственность, рассмотрим пример. Судебная практика Московской области:

Контролирующим лицом выступало ООО “Конвейер”. Суд постановил привлечь его к субсидиарной ответственности ввиду следующих причин:

  • каждое лицо, принимающее участие в ООО “Конвеер” в разное время имело определенные отношения с контролирующим лицом;
  • общее собрание членов общества действовало лишь теоретически, по факту люди не собирались, все действия носили формальный характер и не считались значимыми;
  • фактический контроль относился к привлеченному к ответственности лицу, именно оно решало юридически значимые вопросы на основании собственной воли и своих интересов;
  • в результате рассмотрения крупных сделок заемщика было выявлено, что их целью не являлись разумные экономические причины, соглашение подписывалось в ущерб интересам заемщика, результатом чего стала потеря ликвидных активов (банковских векселей, денег), действия КДЛ были направлены на вывод денег и других активов в компании, подконтрольные контролирующему лицу заемщика;
  • привлекаемое к ответственности лицо воспользовалось своим положением и совершило действия, находящиеся в причинно-следственной связи с фактом неплатежеспособности заемщика;
  • нет никаких доказательств существования собственности, которую можно было бы продать с целью полного покрытия долговых обязательств, результатом чего могло бы стать полное удовлетворение пожеланий кредиторов;
  • принятие решения о продаже собственности по сниженной стоимости.

Суд постановил привлечь КДЛ к субсидиарной ответственности.

Если бы в деле о банкротстве не фигурировал ни один из этих пунктов, КДЛ нельзя было бы привлекать к субсидиарной ответственности. Достаточным доказательством считаются только факты, собранные в материалы дела.

Судебное учреждение должно рассматривать все заявления, касающиеся недобросовестности контролирующего лица. Если было выявлено, что данное лицо действовало неправомерно, оно привлекается к субсидиарной ответственности.

Юрист-консультант компании «Что делать Консалт»

Руководители относятся к особой категории сотрудников, ведь принимаемые ими решения определяют направления развития компании. При этом следствием таких решений может стать даже банкротство организации, приводящее к невозможности удовлетворения требований всех кредиторов. Конечно, в предпринимательской деятельности невозможно предусмотреть всё, и действия директора могут не выходить за пределы обычного делового риска. Однако в некоторых случаях они носят недобросовестный и даже противозаконный характер. В таких ситуациях руководитель (так же как и другие контролирующие лица компании) может быть привлечён к субсидиарной ответственности по долгам юридического лица. Но какие есть нюансы привлечения к такой ответственности? Именно этот вопрос будет рассмотрен в данной статье.

Прежде всего, правовой основой привлечения руководителя и других контролирующих лиц юридического лица к ответственности при банкротстве является глава III.2 «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве» Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

В данной главе рассматриваются вопросы, касающиеся того, кто относится к контролирующим лицам должника, какие правила применяются при привлечении к субсидиарной ответственности в отдельных случаях (при невозможности полного погашения требований кредиторов, в случае неподачи или несвоевременной подачи заявления должника, нарушении законодательства о банкротстве), у кого есть право подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, и другие вопросы.

«Руководитель может доказать, что, даже несмотря на то что признаки несостоятельности присутствовали, они не говорили объективно о банкротстве»

Несмотря на то что данная глава появилась в Законе о банкротстве относительно недавно, а именно в июне 2017 года, за время её существования накопилось достаточно много судебной практики, которую, в частности, систематизировал Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве».

Прежде всего, контролирующим лицом организации является её руководитель. Однако можно ли привлечь его к ответственности, если, например, он, по факту является номинальным директором? То есть, несмотря на то что он занимает должность директора, никаких решений в реальности не принимает.

Важно учитывать, что, несмотря на такой формальный статус, номинальный руководитель, так же как и обычный, может быть привлечён к ответственности. Об этом, в частности, сказано в статье 61.11 Закона о банкротстве. Причина этого в том, что такой формальный статус сам по себе не лишает гражданина возможности влиять на деятельность должника.

Правда, у такого руководителя всё-таки есть возможность уменьшить свою ответственность или вовсе её избежать. Для этого он должен прежде всего доказать, что является именно номинальным руководителем. Но данного факта самого по себе недостаточно. Ему также предоставляется возможность заключить сделку с судом.

В упомянутом выше Постановлении Пленума Верховного Суда РФ данному вопросу посвящён шестой пункт. В нём сказано, что размер ответственности руководителя, который был признан номинальным, может быть уменьшен, но только если он представит такую информацию, которая является, с одной стороны, недоступной независимым участникам гражданского оборота, а с другой, если благодаря ей были установлены:

  • фактический руководитель должника;
  • имущество должника или его фактического руководителя, за счёт которого могут быть удовлетворены требования кредиторов.

При этом обязательно будут учитываться, насколько эта информация помогла в восстановлении прав кредиторов.

«Контролирующим может быть признано любое третье лицо, формально не имеющее отношение к компании, если оно извлекло выгоду из незаконного или недобросовестного поведения должника»

Но кто ещё может быть признан контролирующим должника лицом и кого можно привлечь к субсидиарной ответственности по долгам компании?

В статье 61.10 Закона о банкротстве даётся общее определение контролирующего компанию лица. Сказано, что им может быть как юридическое, так и физическое лицо. Причём оно должно было иметь не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства и после их возникновения, но до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, право давать обязательные для исполнения должником указания или иным образом определять действия должника.

Это интересно:  Может ли неустойка превышать сумму основного долга по займу 2019 год

То есть к контролирующим лицам относятся все те лица, которые фактически руководят компанией. Это могут быть учредители, члены коллегиальных органов управления совета директоров и т. д.

Перечень, который даётся в Законе о банкротстве, не является закрытым. Именно поэтому Верховный Суд РФ предлагает толковать данный термин максимально широко.

В пункте 7 Постановления Пленума № 53 Верховный Суд РФ сформулировал презумпцию, согласно которой контролирующим может быть признано даже любое третье лицо, формально не имеющее отношение к компании, в том случае, если оно извлекло выгоду из незаконного или недобросовестного поведения должника.

Это может быть гражданин или организации, которые получили некий существенный актив должника, выбывший из его владения по сделке, которая была заключена его руководителем в ущерб интересам организации, которую он возглавлял, и её кредиторов.

Однако, так же как и у номинального директора, такие третьи лица могут доказать, что они не являются контролирующими. Например, они могут указать, что тот или иной актив всё-таки приобретался на возмездной основе и на таких условиях, на которых в сравнимых обстоятельствах обычно совершаются аналогичные сделки.

Даже если лицо точно знает, что оно является контролирующим, не всегда очевидно, за какие именно действия его могут привлечь к ответственности. Внести ясность в данный вопрос попытался Верховный Суд РФ.

«Если контролирующее лицо создало условия для дальнейшего значительного роста диспропорции между стоимостью активов должника и размером его обязательств, то оно будет отвечать по долгам компании в полном объёме»

В частности, в пункте 16 уже указанного выше Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 53 приводится перечень действий, которые могут определяться как неправомерные.

В частности, к ним относятся:

  • принятие данным лицом ключевых решений, касающихся деятельности компании с нарушением принципов добросовестности и разумности. Это может быть, например, заключение, согласование или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом (так называемой фирмой-однодневкой и т. д.);
  • дача указаний, касающихся совершения явно убыточных операций;
  • назначение на руководящие должности лица, результат деятельности которого будет очевидно не соответствовать интересам возглавляемой организации;
  • создание и поддержание такой системы управления должником, целью которой будет являться систематическое извлечение выгоды третьим лицом во вред должнику и кредиторам.

Данный перечень не является исчерпывающим, и в качестве неправомерных могут рассматриваться также другие, не приведённые в нём, действия.

Верховный Суд РФ указывает, что, по общему правилу, если контролирующее лицо создало условия для дальнейшего значительного роста диспропорции между стоимостью активов должника и размером его обязательств, то оно будет отвечать по долгам компании в полном объёме (п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 53).

Такое правило возникло, поскольку презюмируется, что из-за действий (или бездействий) такого руководителя окончательно утрачивается возможность осуществления в отношении должника мероприятий, направленных на восстановление платёжеспособности, а следствием этого является невозможность погашения обязательств перед кредиторами в будущем.

Помимо того, что руководителя можно привлечь к субсидиарной ответственности в случае невозможности полного погашения требований кредиторов, также это можно сделать и в ситуации, когда он при наличии признаков несостоятельности должен был подать заявление в арбитражный суд, но не сделал этого.

Общее правило, определяющее, в какой момент появляется обязанность обратиться с таким заявлением в арбитражный суд, сформулировано в пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 53. Эта обязанность возникает в ситуации, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве.

О каких обстоятельствах идёт речь? Например, когда обращение взыскания на имущество может существенно осложнить или сделать полностью невозможной деятельность должника; когда должник отвечает признакам неплатёжеспособности и т. д.

Несложно заметить, что формулировка, содержащаяся в постановлении, носит достаточно расплывчатый и во многом оценочный характер. Является ли конкретная ситуация именно такой, при которой руководитель должен был подать заявление, устанавливает в каждом случае суд.

Соответственно, руководитель может доказать, что, даже несмотря на то что признаки несостоятельности присутствовали, они не говорили объективно о банкротстве. Также важно подтвердить, что руководитель действовал разумно и что у него всё-таки были основания полагать, что финансовые трудности можно преодолеть в разумный срок, и план преодоления кризиса, которого он придерживался.

Также необходимо учитывать, что, несмотря на то что, как правило, к ответственности за неподачу заявления о банкротстве привлекают руководителя организации, по мнению Верховного Суда РФ (п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 53), к ней также можно привлечь и других лиц. Но при этом они должны отвечать в совокупности четырём признакам:

  • такое лицо относится к категории контролирующих, в том числе исходя из не опровергнутых им презумпций о контроле мажоритарного участника организации, а также о контроле выгодоприобретателя по незаконной сделке и т. д.;
  • данное лицо не могло не знать о том, что должник находится в таком состоянии, при котором возникла обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве, и о том, что руководитель или ликвидационная комиссия эту обязанность не выполнили;
  • у него есть полномочия созывать собрание коллегиального органа должника, к компетенции которого относится принятие решения о ликвидации, либо он сам обладает полномочиями по самостоятельному принятию соответствующего решения;
  • данное лицо не совершило надлежащим образом действия, направленные на созыв собрания коллегиального органа управления для решения вопроса об обращении в суд с заявлением о банкротстве или на принятие такого решения.

Обязанность руководителя предоставлять арбитражному управляющему для ознакомления документацию, а также передачи её ему предусматривается положениями пункта 3.2 статьи 64, абзаца четвёртого пункта 1 статьи 94 и абзаца второго пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве.

Сказано, что у арбитражного управляющего есть право требовать у руководителя и других лиц, у которых фактически хранятся нужные документы, исполнения данной обязанности в натуре применительно к правилам статьи 308.3 Гражданского кодекса РФ.

На практике может возникнуть ситуация, при которой у руководителя необходимых документов (в том числе бухгалтерских) просто нет. Нередко это приводило к тому, что его привлекали к субсидиарной ответственности по долгам компании. Однако важно обратить внимание на то, что Верховный Суд РФ предложил использовать в данном вопросе более осторожный подход.

«У привлекаемого к ответственности лица есть возможность доказать, что те недостатки, которые присутствовали в передаваемой документации, к существенному затруднению проведения процедур банкротства не привели»

В пункте 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 53 говорится о том, что у привлекаемого к ответственности лица есть возможность доказать, что те недостатки, которые присутствовали в передаваемой документации, к существенному затруднению проведения процедур банкротства не привели.

Либо он также может доказать, что его вина в том, что документы не были переданы или они хранились ненадлежащим образом, отсутствовала; что им были приняты все меры для того, чтобы исполнить обязанность по ведению, хранению и передачи документации. И сделано это было при той степени заботливости и осмотрительности, которая требовалась.

Таким образом, мы рассмотрели некоторые особенности, касающиеся привлечения к ответственности руководителя и иных контролирующих лиц должника при банкротстве компании.

Это интересно:  Безнадёжная дебиторская задолженность: классификация и учёт 2019 год

Важно учитывать, что такая ответственность – это всё-таки исключительная мера. На это делается акцент, как в самом Законе о банкротстве, так и в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 53. Такой подход связан с тем, что юридическое лицо всё-таки является самостоятельным субъектом права, и для нормального функционирования его органы управления (к которым в том числе относится и руководитель организации) должны обладать достаточно широкой свободой усмотрения в случае принятия ими решений.

Вместе с тем случаи, когда контролирующие лица компании отвечают по её долгам, на практике встречаются относительно часто. Для того чтобы данной ответственности избежать, необходимо учитывать положения действующего законодательства, а также существующей судебной практики.

Рубрика: 8. Предпринимательское право

Статья просмотрена: 362 раза

Бычков Н. М. Понятие контролирующего должника лица в контексте субсидиарной ответственности при банкротстве должника [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы VII Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2018 г.). — СПб.: Свое издательство, 2018. — С. 20-22. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/299/14415/ (дата обращения: 25.03.2019).

Ключевые слова: банкротство; контролирующее должника лицо; должник; кредитор; конкурсный управляющий.

Контролирующее должника лицо — это физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника. Данное легальное определение предоставляет возможность для классификации контролирующих должника лиц (далее — КДЛ) по ряду критериев.

КДЛ как физическое июридическое лицо.

КДЛ также может быть физическим лицом. Во-первых, им является руководитель должника. Стоит обратить внимание, что руководитель должника, как КДЛ отдельно вынесен в наименование главы III.2 Федерального закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»: «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве». Это выделение руководителя должника связано с тем, что презюмируется, что он, в силу своих полномочий может давать обязательные для исполнения должником указания, что, по смыслу п. 1 ст. 61.10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», делает его контролирующим лицом. Таким образом руководитель должника практически всегда может быть привлечен к субсидиарной ответственности как КДЛ, если будет доказано, что неплатежеспособность организации возникла по его вине. Другими физическими лицами, у которых статус КДЛ презюмируется, пока не доказано иное, являются члены исполнительного органа должника, ликвидатор должника, члены ликвидационной комиссии, учредитель должника. Учредитель должника, в силу наличия корпоративных прав, может осуществлять управление обществом и, соответственно, «давать обязательные для исполнения должником указания». Опять же, учредитель будет привлечен к субсидиарной ответственности только в том случае, если банкротство наступило именно в результате его виновных действий, что, в свою очередь, подлежит доказыванию. Физическим контролирующем должника лицом может быть признано и иное лицо, однако в этом случае необходимо будет доказать, что это лицо имело контроль над должником. Такими «не презюмируемыми» контролирующими лицами могут быть главный бухгалтер, финансовый директор, лица, которые в силу наличия полномочий могут совершать сделки от имени должника и т. д. Указанные лица, в отличии от руководителя и учредителя должника, не имеют прав на управление должником, но у них имеются полномочия, реализация которых может серьезным образом повлиять на финансовое состояние должника и, соответсвенно, может послужить причиной наступления неплатежеспособности последнего. В связи с этим, указанные лица тоже могут быть привлечены к субсидиарной ответственности, однако бремя доказывания того, что они имели контроль над должником, лежит не на них. Физическими контролирующими должника лицами могут быть лица, которые никак юридически с должником не связаны, но, тем не менее, имеют возможность определять действия должника. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» в п. 2 ст. 61.10 указывает примеры случаев, когда лицо может иметь такую возможность (нахождение в родстве, свойства с руководителем должника, лица, оказывающие давление на руководителя должника и т. д.).

КДЛ при нарушении срока подачи заявления обанкротстве

Одним из оснований для привлечения к субсидиарной ответственности является нарушение обязанности лица по подаче заявления о банкротстве в срок, который указан в ст. 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве). В данном случае к субсидиарной ответственности будет привлечено лицо, на котором лежала обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления. Пленум Верховного Суда РФ в своем постановленииот 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» выделяет таких лиц: руководитель должника, ликвидатор, члены ликвидационной комиссии. Этих лиц объединяет наличие ряда признаков:

  1. Лицо является контролирующим;
  2. У лица возникла обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве должника;
  3. Лицо обладало полномочиями по созыву собрания коллегиального органа должника, к компетенции которого отнесено принятие корпоративного решения о ликвидации, или обладало полномочиями по самостоятельному принятию соответствующего решения;
  4. Лицо не совершило надлежащим образом действия, направленные на созыв собрания коллегиального органа управления для решения вопроса об обращении в суд с заявлением о банкротстве или на принятие такого решения;

В указанном постановлении Пленум, опираясь на эти признаки, также указал, что к субсидиарной ответственности по этому основанию могут быть привлечены и иные лица, которые соответствуют выделенным признакам.

КДЛ при причинении вреда имущественным правам кредиторов врезультате совершения (одобрения) сделок.

Указанное основание привлечения к субсидиарной ответственности регламентировано пп. 1 п. 2 ст. 61.11 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Привлекаемыми контролирующими лицами в данном случае чаще всего выступают руководитель должника, которые праве заключать сделки от имени организации. Также это могут быть иные лица, у которых есть полномочия на заключение или одобрение сделок. В том случае, если последствия заключения этих сделок привели к банкротству общества и, соответственно, был причинен имущественные вред кредиторам.

КДЛ при искажении данные или непередаче документов бухгалтерского учета, врезультате чего затруднены формирование иреализация конкурсной массы.

В случае возникновения данного основания для привлечения к субсидиарной ответственности единственным КДЛ, который подлежит привлечению, будет являться руководитель организации. Этому есть ряд причин. Во-первых, в соответствии с п. 2 ст. 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» обязанность по передаче документов конкурсному управляющему возложена именно на руководителя должника. Во-вторых, согласно пп. 2 п. 2 ст. 61.11 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», ответственность наступает для лиц, на которых возложена обязанность организации и ведения бухгалтерского учета. Согласно п. 1 ст. 7 Федерального закона «О бухгалтерском учете» ведение бухгалтерского учета и хранение документов бухгалтерского учета организуются руководителем экономического субъекта, то есть руководителем должника, в нашем случае. Таким образом, никакое контролирующее лицо, кроме руководителя, в данном случае не будет являться субъектом субсидиарной ответственности.

Статья написана по материалам сайтов: www.garant.ru, infobankov.ru, www.4dk.ru, moluch.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector