+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

ВС РФ разъяснил, когда можно привлекать экс-руководителей должника к субсидиарной ответственности 2019 год

Нужно сказать, что новый ФЗ № 266 от 29 июля 2017 г. существенно изменен, даже, можно сказать, полностью переработан. Но данная норма, когда руководитель должника способен понести субсидиарную ответственность, не только интересна юридически и многообещающе выглядит для кредиторов, но и требует подробного анализа на предмет рисков третьих лиц. О каких же возможностях идет речь в этой новой законодательной норме, рассказывают наши юристы.

Значимость законодательных изменений № 266-ФЗ от 29 июля 2017 г.

Значимость введения субсидиарной ответственности в новой редакции закона № 266-ФЗ от 29 июля 2017 г. настолько высока, что ФНС РФ практически сразу опубликовала свои комментарии по этому вопросу. Письмо № СА-4-18/16148 «О применении налоговыми органами положений главы III.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ» вошло в силу со дня опубликования, а именно с 16 августа 2017 года. Очевидно, что речь в данном случае идет о том, что для эффективного погашения налоговых задолженностей банкротов может понести личную имущественную ответственность руководитель должника и конечные бенефициары.

В письме ФНС не только разъяснила положения закона, но и даже развила эту тему. Речь идет, прежде всего, о субсидиарной ответственности лиц, которые контролировали банкрота. Причем это касается, как физических, так и юридических особ. В документы описаны рекомендации по применению положения региональными ФСИН. Чтобы проанализировать возможность привлечения лиц, осуществлявших контроллинговые функции, к субсидиарной ответственности, нужно изучить новые материально-правовые формы, введенных № 266-ФЗ. Однако содержание письма противоречит нормам закона и фактически, даже при применении, является незаконным. В законе говорится только о допустимости применения ретроспективы в рассмотрении заявлении о субсидиарной ответственности, а не об их автоматическом удовлетворении.

В связи с этим уже 21 декабря 2017 года Пленум Верховного суда России постановил (Постановление № 53) разъяснить общие принципы, когда возникает субсидиарная ответственность руководителя должника, введенная законом № 266-ФЗ, а также процессуальные нормы применения закона и порядок рассмотрения заявлений.

На контролирующих лиц и органы отныне возложена дополнительная ответственность, которая возникает автоматически в деле банкротстве:

  1. В случае вероятности объявления о банкротстве подчиненного физического или юридического лица, руководитель банкрота должен сообщить о факте в ЕФРСФДЮЛ в течение 10 дней. Также возлагаются обязательства по помощи возможному банкроту избежать несостоятельности, которые соизмеримы с «разумными мерами».
  2. Контролирующие органы должника-банкрота должны содействовать лицам, в отношении которых существует кредитная задолженность, в выполнении правовых обязательств банкротом с момента, когда им стало известно о наличии таких обстоятельств.
  3. Если руководителем должника в течение месяца не было сообщено о банкротстве в ЕФРСФДЮЛ, возможно судебное взыскание личного имущества в пользу кредиторов по субсидиарной ответственности.

Как видно, что ВС дополнительно обосновал и возложил дополнительные обязанности на руководителей по погашению задолженности. Отныне судебная практика субсидиарной ответственности руководителя должника позволяет привлекать к ответственности не только связные для получения прибыли юрлица, но и их сотрудников к личной финансовой ответственности. При этом уточнено и понятие, какой орган или лицо может быть признано контролирующим.

Прежде всего, к субсидиарной ответственности привлекаются лица, извлекшие выгоды от неправомерных действий при объявлении банкротства (ст. 53 ГК РФ). Это лицо может быть привлечено к ответственности, в результате его обязывают погасить задолженности, возникшие в результате банкротства, из личного или другого типа имущества.

Если должник будет привлекаться к ответственности за невыплату задолженности кредиторам, привлечь можно и руководителя. Причем в законе упомянуто право суда признавать практически любую особу или юрлицо контролирующим и привлечь его к ответственности, причем не указаны основания, которые могут приниматься во внимание.

В Постановлении Верховного суда эта норма уточнена, описываются неформальные способы установления контроллинговых органов. Однако оговаривается реальное влияние данной особы на ход дел или сделок банкрота, в том числе в период объявления банкротства. Видимо, здесь законодатель пытается подвести к ответственности реальных владельцев предприятий, которые функционируют через ряд юрлиц, зарегистрированных на подчиненных и сотрудников компании.

Причем ВС РФ оговорил и право привлечения судом руководителя к субсидиарной ответственности на основании других правовых норм. В заключение решения говорится, что лица, осуществлявшие фактическое управление, и номинальные руководители могут быть привлечены в соразмерной финансовой ответственности. Так, именно фактическое руководство часто обладает необходимыми финансовыми активами, а открытие юрлица на необеспеченную особу является способом ухода от финансовой ответственности.

К ответственности могут быть привлечены финансовые работники, их заместители и другие лица, контролировавшие бухгалтерский учет, а также юристы, секретари и другие сотрудники. Повторимся, что к контролирующему органу отнесены и лица, извлекшие выгоду в результате незаконной или недобросовестного получения выгоды.

В результате новых правил порядок привлечения к субсидиарной ответственности руководителя должника подразумевает подробное изучение структуры бизнеса, в которую мог быть включен банкрот, отказывающийся погашать задолженности. При этом учитывается форма ведения бизнеса, рисковые и безрисковые структуры. По своим функциям первые структуры ведут активные финансовые операции и признаются банкротами с последующей невыплатой средств по обязательствам, вторые получают прибыль и находятся вне зоны ответственности.

На сегодняшний день рабочие возможности таких схем организации бизнеса ограничены, причем объявление банкротом одного из юридических лиц влечет доскональную проверку ФНС всего связного бизнеса. Такой подход предоставляет возможности широко и практически неконтролируемо применять новые законодательные нормы.

Косвенно данные изменения в законе «О несостоятельности» сводят на нет другие формы защиты личной собственности:

  • ограниченную ответственность ООО;
  • схемы по оптимизации налогообложения при открытии предпринимательства.

С одной стороны, нормы направлены на повышение уровня взысканий по долгам банкрота. С другой стороны, ожидаемо повлекут широкое применение норм закона и неконтролируемое привлечение к ответственности, оказывая давление, прежде всего, на предприятия малого бизнеса.

Уже в 2018 стало возможно не только привлечение к субсидиарной ответственности руководителя, который нередко уходит от реальных выплат, но и наемных сотрудников, имеющих к должнику опосредованное отношение. Что предполагает уход от ответственности реального выгодополучателя.

Можно предположить, что применение нормы будет гораздо шире, так как ВС не уточнил применение норм закона о несостоятельности по отношению к частным лицам. С одной стороны, после официального закрытия всех долгов, кредиторы, вовремя не зарегистрировавшие свои требования, не вправе претендовать на имущество обанкротившегося физлица. С другой стороны, по его долгам в силу нового закона может отвечать директор предприятия работодателя, на которого может быть возложена субсидиарная ответственность.

Прежде всего, норма направлена на неорганизованных налогоплательщиков, но по форме может быть использована и в широком спектре случаев и судебных решений по ним. На основании настоящего Федерального закона арбитражным судом выносится решение о выплатах в пользу кредиторов всех связных лиц и структур, выявленных в ходе проверки ФНС.

Отметим, что в законе есть еще и ряд норм, требующих тщательного анализа. Но уже первая практика применения показывает, что долги банкрота могут быть возложены не только на ответственных, но и на третьих лиц, не имевших отношения к получению прибыли.

ВНИМАНИЕ!
В рамках нашего портала действует бесплатный юридический раздел, где наши эксперты отвечают на актуальные вопросы наших читателей. Все что необходимо — все лишь задать вопрос в форме ниже и ждать ответ нашего специалиста в течение 5 минут. Для вашего удобства консультации проводятся в любое время суток (круглосуточно). Задавайте вопрос:

В народе иногда вспоминают выражение, которое однажды сказал Б. Франклин «Если одолжишь деньги врагу — то ты приобретешь друга; а одолжи деньги другу — и ты потеряешь его».

Проблема должника и кредитора всегда очень актуальна, но если дать другу сто рублей это одно, то обязательства, возникающие между юридическими лицами это совсем другое. Вот представим ситуацию, две фирмы заключили договор на несколько миллионов рублей по поставке какого-либо товара. Первая фирма выполняет свои обязательства и перечисляет предоплату, при этом вторая просто «забывает» осуществить поставку, типичная ситуация. Когда дело доходит до спора, вторая фирма начинает «кормить завтраками», обещает в скором времени исполнить свои обязательства, но время идет и ничего не происходит. Первая фирма подает в суд, взыскивает сумму предоплаты в несколько миллионов рублей, получает исполнительный лист и идет к приставу, где оказывается, что на второй фирме имущества нет, на счетах пусто, работники голодают без зарплаты, налоги не платятся, а коммуналку в офисе давно отключили за долги. В общем, как с недавних пор говорят в народе — «денег нет, но вы держитесь».

В итоге, на руках есть решение суда, исполнительный лист, а по факту деньги ушли в «яму». Товара нет, денег нет, а зарплату, налоги, коммунальные услуги платить нужно. И тут назревает вопрос: как бороться с недобросовестными контрагентами? Какие меры принять, чтобы все же вернуть свои деньги, особенно если фирма является «однодневкой», а генеральный директор вообще номинальная фигура? Как все же исполнить решение суда? В этом мы и будем разбираться в данной статье.

Это интересно:  Во сколько раз может вырасти задолженность по микрозайму в МФО 2019 год

Огромное количество фирм «однодневок» наносит серьезный ущерб по экономике в целом. При этом, директора и учредители практически не несут никакой ответственности за действие ООО и своим имуществом по долгам ООО не отвечают. Однако, в нашем законодательстве есть такое понятие — «субсидиарная ответственность». Субсидиарная ответственность представляет собой ответственность директора, учредителя, либо иного лица, который непосредственно управлял ООО перед кредиторами за возникшие долги. Если фирма не может вернуть деньги, то ответственность наступит для руководителя.

В конце 2017 года Верховный суд РФ обратил особое внимание на данную ситуацию. С целью дополнительной защиты прав и законных интересов кредиторов, 21 декабря 2017 года было принято Постановление Пленума ВС РФ №53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих лиц к ответственности при банкротстве». В данном Постановлении было четко расписано понятие «контролирующее должника лицо». Одной из главных особенностей признание лица контролирующим должника – это подтверждение фактического контроля над фирмой — должником, т.е. право давать обязательные для исполнения приказы и распоряжения.

Также, в Постановлении были отражены условия, при которых для контролирующего должника лица наступает субсидиарная ответственность за долги фирмы. Рассмотрим более подробно основные моменты.

Итак, чтобы иметь возможность заставить руководителя или учредителя заплатить по неисполненным обязательствам фирмы, нужно наличие определенных оснований, которые отражены вПостановлении Пленума ВС РФ №53. К таким основаниям относятся:

  • Если лицо добровольно не подало заявление в Арбитражный суд о признании фирмы — должника банкротом. В силу п.1 ст. 9 ФЗ №127 «О несостоятельности (банкротстве)»руководитель задолжавшей организации обязан подать заявление в суд при наличии указанных в данном пункте оснований. Все они сводятся к тому, что должник уже не может исполнять имеющиеся обязательства в связи с отсутствием имущества, которое можно продать, чтобы вернуть долги кредиторам, слабая финансовая деятельность, отсутствие доходов и т.п. При этом, в силу п.2 ст. 9 ФЗ №127 на это дается один месяц. Таким образом, если руководитель уклоняется от подобной обязанности, то он рискует из своего кармана оплатить долги фирмы. Данная мера предусмотрена ст. 61.12. ФЗ №127 о банкротстве.
  • Если полное погашение требований кредиторов невозможно. Здесь все зависит от того, как контролирующее лицо осуществлял управление фирмой. Если при рассмотрении дела, суд решит, что фирма оказалась на грани банкротства из-за ошибочного управления и по вине руководителя, то такой руководитель может наравне с компанией — должником отвечать по имеющимся долгам. Например, директор решил купить 100 ящиков пива для реализации по цене 140 рублей за бутылку, когда средняя рыночная цена на такое пиво меньше 100 рублей, т.е. была заключена явная невыгодная сделка. Также, суд оценивает эффективность управление организацией.
  • Если руководитель умышленно не платит налоги. Неуплата налогов подразумевает крайне негативные последствия для организации. Из-за просрочки обязательного платежа наступает ответственность в виде пени, штрафа и т.п. Соответственно, если будет установлено умышленное уклонение от такой обязанности, что привело к ухудшению финансового состояния компании, то такое руководство смело можно привлекать к субсидиарной ответственности.

Начнем с того, что в последнее время все чаще стали выноситься положительные решения для кредиторов. Это привело к тому, что недобросовестные руководители фирм — должников стали привлекаться к субсидиарной ответственности. Если верить официальной статистике, подставных фирм однодневок действительно становится меньше.

Особо успешно действуют налоговики, которые привлекают руководство к субсидиарной ответственности, инициируя в суде процедуру банкротства. Рассмотрим так же ряд судебных актов, относящихся к данному вопросу.

При анализе судебной практики можно сделать вывод, что для кредиторов намечается положительная тенденция. Ранее весьма популярной была следующая схема:

Никто не хочет отдавать свои деньги и отвечать своим имуществом, поэтому при привлечении контролирующего должника лица к ответственности по долгам ООО, с противоположной стороны будет серьезный отпор. Изучив практику и поведение таких лиц, можно примерно обобщить, как пытаются защититься горе — директора.

Достаточно частым способом уйти от ответственности является утверждение директора, что он вообще никаких решений не принимал, а директором стал случайно, подписав какой-то документ, как он думал о его премировании. А по факту он там водитель, грузчик и т.п. Соответственно, никакой ответственности на нем не лежит.

Директор утверждает, что делал то, что ему прикажет учредитель, как непосредственный работодателя и весь спрос только с создателя фирмы.

Во время процедуры банкротства, директора и учредители стараются переложить ответственность друг на друга. При рассмотрении таких споров степень вины и ответственности уже будет решать суд исходя из фактических обстоятельств дела.

Как мы заметили выше, исходя из судебной практики, если есть аргументы вины лица, которое контролирует организацию, то обязанность доказать невиновность ложится на это лицо. Если убыточные сделки подписывал директор, то ему будет очень трудно «отбиться» от обвинений. А вот доказательствами фактического руководства компанией сейчас активно занимаются налоговые службы, которые заинтересованы в надлежащей уплате налоговых платежей, ибо в стране не лучшие времена и деньги нужны.

Как мы уже выяснили, утверждение о том, что если фирма банкрот без имущества и денег – то долги уже никак не вернуть, является заблуждением. Потихоньку начинает работать механизм по привлечению третьих лиц к дополнительной ответственности за долги фирмы, которой эти лица руководят. Подтверждением тому является судебная практика последних нескольких лет.

Таким образом, кредитору нужно принимать все меры, чтобы руководителя должника, либо учредителя заставить отвечать за свои действия и вернуть все долги кредиторам. Причем именно эти лица должны доказывать отсутствия оснований для их привлечения.

В любом случае, нужно тщательно проверять своего контрагента перед тем, как заключить значимый контракт. Но в условиях нашей экономики не застрахован никто, поэтому морально нужно всегда быть готовым отстаивать свои интересы и готовиться вернуть свои собственные средства.

Будем надеяться, что в будущем проблем с невозвратными долгами станет заметно меньше, а количество недобросовестных лиц будет сокращаться. Ведь долг платежом красен.

Ответственность контролирующих лиц // Обзор Постановления Пленума Верховного Суда о субсидиарной ответственности

Принятое в конце 2017 года Постановление Пленума Верховного Суда «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее — Постановление о субсидиарной ответственности) важно как для тех, кто сопровождает банкротства, так и для всех юристов компаний. К субсидиарной ответственности при банкротстве приводят ошибки и недобросовестные действия, допущенные при управлении компанией. Таких дел в судах с каждым годом все больше. Поэтому знание правил о субсидиарной ответственности в Законе о банкротстве (глава III.2) и разъяснений Пленума Верховного Суда поможет заранее позаботиться о защите интересов владельцев бизнеса.

В этом обзоре мы обращаем внимание на ключевые положения Постановления о субсидиарной ответственности. Материал поможет быстро сориентироваться в содержании постановления и выделить наиболее важные разъяснения.

1. Кто привлекается к ответственности

К ответственности привлекается контролирующее лицо. Основной признак контролирующего лица — возможность давать указания, обязательные для исполнения компанией‑должником (далее также — должник), или иным образом определять ее действия. Это может выражаться, например, в определении условий сделок, которые заключает должник (п. 1 ст. 61.10 Закона о банкротстве).

Речь идет не о формальном критерии, а о фактической возможности направлять деятельность должника. Примеры такого фактического контроля над должником есть в Законе о банкротстве:

— нахождение лица с должником (руководителем или членами органов управления) в отношениях родства или отношении подчинения;

— наличие полномочий совершать сделки;

Фактический контроль не исчерпывается этими ситуациями (п. 3 Постановления о субсидиарной ответственности). Напротив, лицо не может быть признано контролирующим только на основании этих обстоятельств. Судам необходимо устанавливать, насколько сильно конкретное лицо влияло на принятие важных деловых решений должника. Например, могло лицо определять существенные условия сделки, повлиявшей на экономическую и (или) юридическую судьбу должника.

2. Примеры контролирующих лиц

Верховный Суд исходит из того, что руководитель должника является контролирующим лицом, так же как и член исполнительного органа, ликвидатор или член ликвидационной комиссии. Участие в иных органах должника не свидетельствует об осуществлении контроля.

Если должником руководит управляющая компания, то она и ее глава несут ответственность солидарно. Этот пункт вызвал дискуссию при обсуждении проекта Постановления о субсидиарной ответственности. Минюст отмечал, что управляющая компания может заниматься несколькими юридическими лицами. В таком случае ее руководитель вряд ли будет хорошо осведомлен о работе каждого подконтрольного лица. Поэтому привлекать его к солидарной ответственности Минюст предлагал только при наличии вины. Это предложение, однако, не было учтено Верховным Судом (см. материал Закон.ру здесь).

Номинальный руководитель также относится к контролирующим лицам — это отмечает и Закон о банкротстве (п. 9 ст. 61.11), и Постановление о субсидиарной ответственности. Поэтому такой руководитель, несмотря на его, казалось бы, формальную позицию, тоже будет привлечен к субсидиарной ответственности — солидарно с фактическим руководителем (п. 6 Постановления о субсидиарной ответственности). Это объясняется тем, что номинальный руководитель имеет возможность влиять на действия должника и несет обязанность организовывать его работу.

Это интересно:  Справка об отсутствии задолженности по алиментам и ее получение 2019 год

Верховный Суд относит к контролирующим лицам и тех, кто получает от сделок с должником выгоду, необъяснимую с точки зрения нормальной экономической деятельности. Контролирующим признается лицо, извлекшее существенную выгоду, которая не могла бы образоваться в случае, если бы это лицо действовало бы в соответствии с законом и принципом добросовестности. Пленум устанавливает две презумпции недобросовестного поведения выгодоприобретателя (п. 7):

— лицо получило существенный актив в ущерб интересам должника и кредиторов;

— выгодоприобретатели должника, на которых искусственно переносится долговая нагрузка от деятельности иных лиц.

3. В каких случаях можно снизить размер ответственности

Закон о банкротстве создает стимулы для раскрытия лицами, связанными с должником, обстоятельств, которые помогли бы привлечь к субсидиарной ответственности всех виновных лиц.

Поэтому если номинальный руководитель расскажет участникам спора то, что было им неизвестно, то размер ответственности суд может снизить (п. 9 ст. 61.11 Закона о банкротстве). Такой информацией, например, могут быть сведения о фактических руководителях или имуществе, за счет которого можно удовлетворить требования кредиторов (п. 6 Постановления о субсидиарной ответстенности).

При решении вопроса о снижении ответственности суд должен учесть, насколько полученная информация помогла восстановить права кредиторов и компенсировать их имущественные потери.

Это правило также применяется к членам органов юридического лица, а также к участникам корпораций и учредителям унитарных организаций.

4. Когда руководство должно объявить о банкротстве

Одно из двух оснований для ответственности контролирующих лиц — неподача вовремя заявления о банкротстве. Предполагается, что добросовестный менеджер, зная о плохом финансовом положении компании, сам объявит о ее банкротстве и не будет набирать обязательства, которые потом не сможет исполнить. Это надо делать независимо от того, есть ли у должника средства финансирования банкротства.

Поэтому практически важным становится вопрос, когда возникает обязанность объявить о банкротстве.

Постановление о субсидиарной ответственности подходит к определению этого момента через объективный стандарт. Он сформулирован в п. 9: когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие обстоятельств, предусмотренных ст. 9 Закона о банкротстве. Например, (а) если удовлетворение требований одного кредитора приведет к невозможности исполнить требования других, (б) если обращение взыскания на имущество осложнит работу компании или (в) если есть иные признаки неплатежеспособности.

О том, как устанавливать разумность и добросовестность руководителя, сказано в разъяснениях Высшего Арбитражного Суда по вопросам корпоративного права. Верховный Суд прямо их не упоминает, но из содержания Постановления о субсидиарной ответственности этот вывод можно сделать достаточно уверенно. Здесь будет полезным, в частности, постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

Впрочем, нередко бывает, что руководители юридического лица не подают на банкротство, надеясь на исправление финансового положения. Учитывая это, в некоторых случаях Верховный Суд позволяет не привлекать их к ответственности (п. 9 Постановления о субсидиарной ответственности). Главный принцип — надежда на исправление должна быть достаточно обоснованной. Надо доказать, что, несмотря на временные финансовые затруднения, руководитель добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план. Освобождение может коснуться периода, пока выполнение плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах[1].

5. Что если в компании несколько руководителей

Нередко бывают ситуации, когда у юрлица несколько руководителей. Для таких случаев Верховный Суд устанавливает важное ограничение: полномочия по подаче заявления о банкротстве не могут быть только у одного из директоров (п. 8 Постановления о субсидиарной ответственности).

Если же у компании последовательно менялись директора и никто из них не обращается в суд, то порядок привлечения их к ответственности следующий (п. 15 Постановления о субсидиарной ответственности). Первый руководитель отвечает по общим правилам, а остальные — со дня истечения увеличенного на один месяц разумного срока, необходимого для выявления обстоятельств, предусмотренных ст. 9 Закона о банкротстве.

Бывший руководитель, который публично сообщил о возникновении обязанности обратиться с заявлением о банкротстве, но не исполнил нее, освобождается от ответственности по обязательствам, возникшим на следующий день после такого сообщения. Исходя из смысла п. 15 Постановления, такое сообщение — это включение информации в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц.

6. Кто помимо руководителя должен подавать заявление о банкротстве

Если директор не идет в суд с заявлением о банкротстве, то это за него должны сделать иные контролирующие компанию лица (п. 3.1 ст. 9 Закона о банкротстве). Впрочем, ответственность за неподачу заявления наступит для них не во всех случаях. Верховный Суд разъясняет, когда это может произойти:

— у лица были полномочия принять соответствующее решение или полномочия собрать коллегиальный орган должника по вопросу его ликвидации;

— лицо не совершило необходимых действий для принятия такого решения или созыва собрания;

— лицо не могло не знать о наличии оснований для подачи заявления и нарушении обязанности по его подаче.

В таких ситуациях иные контролирующие лица будут отвечать солидарно с руководителем по обязательствам, возникшим после сроков, предусмотренных ст. 9 Закона о банкротстве.

7. В каком размере отвечают контролирующие лица, если заявление о банкротстве не было подано вовремя

Размер субсидиарной ответственности руководителя складывается из обязательств, возникших в период со дня истечения месячного срока с момента возникновения обязанности подать заявление о банкротстве и до дня возбуждения дела о банкротстве.

Наличие причинно-следственной связи между неподачей заявления о банкротстве и невозможностью удовлетворения требований, которые возникли после просрочки подачи заявления о банкротстве, презюмируется. Но эту презумпцию можно опровергнуть (п. 2 ст. 61.12 Закона о банкротстве).

Исключение из общего правила Верховный Суд делает для случаев, если есть недобровольные кредиторы (такие, чьи требования возникли помимо их воли). Например, требования по уплате обязательных платежей, оплата по договорам, которые нужно было обязательно заключить, или требования по деликтным обязательствам (п. 14 Постановления о субсидиарной ответственности). Такие обязательства включаются в состав ответственности руководителя независимо от того, знал ли недобровольный кредитор о несостоятельности должника или нет.

8. Ответственность за плохое финансовое положение должника: когда она наступает

Другой случай привлечения к субсидиарной ответственности — когда устанавливается, что в доведении компании до банкротства виновны контролирующие лица. Иногда удается доказать недобросовестный, намеренный характер действий контролирующих лиц (вывод активов и т.п.). Сложнее, если речь идет не об умысле, а о неосторожности. Возникает принципиальный вопрос: надо ли наказывать за неумелое ведение бизнеса?

Верховный Суд не исключает такую возможность, однако обозначает ее границы. Контролирующее лицо не подлежит привлечению к ответственности в случае, если его действия не выходили за рамки обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав и законных интересов кредиторов (п. 18 Постановления о субсидиарной ответственности).

Особый случай — когда после наступления объективного банкротства контролирующее лицо совершает действия, существенно ухудшившие финансовое положение должника. Презюмируется, что такие действия приводят к окончательной утрате возможности восстановить платежеспособность должника. В данном случае контролирующее лицо привлекается к ответственности в полном объеме.

Если действия контролирующего лица привлекли к незначительному ухудшению финансового положения, то такое лицо может быть привлечено к ответственности по общегражданским основаниям (ст. 53.1 ГК РФ).

Вопрос о применении специальных (ст. 61.11 Закона о банкротстве) или общегражданских (ст. 53.1 ГК) оснований для привлечения к ответственности решается на основе оценки изменения финансового положения должника до и после негативного воздействия (п. 20 Постановления о субсидиарной ответственности). Суд сможет переквалифицировать требование заявителя, если сам он сделал это неверно.

9. Отдельные примеры ответственности за доведение до банкротства

В п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве установлены презумпции доведения должника до банкротства в результате конкретных действий (бездействий) контролирующего лица. Разберем, что по поводу некоторых из них сказал Верховный Суд.

Невыгодные сделки. Это одна или несколько сделок, которая причиняет существенный вред кредиторам. Сделка должна быть значимой и существенно убыточной для должника, уточняется в Постановлении по субсидиарной ответственности. В качестве примера значимых сделок приводятся крупные сделки (ст. 78 Закона об акционерных обществах). Убыточность сделок оценивается исходя из соответствия ее условий рыночным. Кроме того, убыточной считается сделка, в результате совершения которой должник утратил возможность продолжать осуществлять одно или несколько направлений хозяйственной деятельности, приносивших ему ранее весомый доход. Одобрение такой сделки не освобождает контролирующее лицо от субсидиарной ответственности.

Это интересно:  Должники по налогам: база данных, методы взыскания долга 2019 год

Непредставление документов. Руководитель должен передать арбитражному управляющему документы компании (например, договоры с контрагентами, акты о выполненных работах и т.п.). Отсутствие документов приведет к тому, что компании будет сложно взыскивать дебиторскую задолженность. За создание такой ситуации руководитель, не передавший документы, привлекается к субсидиарной ответственности. Этому посвящен п. 24 Постановления.

Обращаясь с требованием по такому основанию, заявитель должен обосновать, как отсутствие документации повлияло на проведение процедур банкротства. При этом под существенным затруднением проведения процедур понимается невозможность:

— выявления всего круга лиц, контролирующих должника и его контрагентов;

— определения основных активов должника и их идентификации;

-— выявления совершенных в период подозрительности сделок и их условий;

— установления содержания принятых органами должника решений, исключившая проведение анализа этих решений на предмет причинения ими вреда должнику и кредиторам и потенциальную возможность взыскания убытков с лиц, являющихся членами данных органов.

Если несколько руководителей друг за другом последовательно нарушали обязанность по хранению и передаче документов, считается, что действий каждого из них достаточно для объективного банкротства. Впрочем, эта презумпция действует и для любого контролирующего лица. Такие руководители будут нести субсидиарную ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов солидарно. В этой ситуации каждый следующий руководитель обязан либо истребовать документацию у предыдущего руководителя, либо предпринять действия по их восстановлению.

10. Ответственность нескольких контролирующих лиц за доведение до банкротства

Контролирующие лица отвечают перед кредиторами, как правило, солидарно. На это указывается во многих пунктах Постановления о субсидиарной ответственности. Центральный из них — пункт 22. В нем сказано, что контролирующие лица, действовавшие совместно, отвечают солидарно. При этом презюмируется, что аффилированные лица действуют совместно.

Лица, действовавшие независимо друг от друга, также могут отвечать солидарно, если действий каждого из них хватало для наступления объективного банкротства. Если же независимых действий каждого из них не хватало для наступления объективного банкротства, но все вместе они привели к несостоятельности, суд определяет ответственность в долях. Если распределить не получается, то суд устанавливает пропорцию по периодам фактического контроля этих лиц над должником.

11. Когда можно подать заявление о привлечении к ответственности

Срок исковой давности не может превышать трех лет со дня признания должника банкротом или со дня завершения конкурсного производства. Если о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности кредиторы узнали (или должны были узнать) только после конкурсного производства, требования они могут заявить также не позднее трех лет после конкурсного производства, но уже вне рамок дела о банкротстве. В любом случае срок исковой давности не может превышать десяти лет с момента совершения контролирующим лицом действий (его бездействия).

По общему правилу срок исковой давности начинается с момента, когда заявитель узнал о следующих обстоятельствах:

— о контролирующем должника лице;

— о его неправомерных действиях (бездействии), причинивших вред кредиторам и влекущих субсидиарную ответственность;

— о недостаточности активов должника для проведения расчетов со всеми кредиторами (без выяснения точного размера такой недостаточности).

12. Возможно ли повторное обращение с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности

Повторное заявление о привлечении к субсидиарной ответственности не может быть рассмотрено, если такое же заявление по тем же основанием подавалось в рамках банкротного дела. Аналогичное правило действует в отношении иска, поданного вне рамок дела о банкротстве.

Если иск вне рамок дела о банкротстве уже подан одним из кредиторов, другие имеют возможность присоединиться к нему. Тот, кто этого не сделает, теряет право в будущем предъявить требование к этому контролирующему лицу, за исключением случаев, когда для неприсоединения были объективные причины.

Пленум ВС РФ разъяснил порядок привлечения к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника

21 декабря 2017 года Пленум ВС РФ принял Постановление № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – постановление № 53).

Полагаем, что этот документ можно с уверенностью признать практикообразующим для привлечения лиц к субсидиарной ответственности, поскольку ранее не существовало систематизированных правовых позиций высшей судебной инстанции по этой сфере общественных отношений.

Поскольку объем постановления № 53 велик, то тезисно перечислим, по нашему мнению, ключевые правовые позиции Пленума ВС РФ:

– даются критерии отнесения лиц к категории контролирующих: к таковым, в частности, могут быть отнесены лица, которые фактически влияли на хозяйственную деятельность должника: давали указания совершать определенные сделки, ухудшившие финансово-экономическое положение организации. При этом Пленум ВС РФ обращает внимание, что само по себе наличие родственных отношений или свойства с членами органов управления должника либо совершение обычных (ординарных) сделок в хозяйственной деятельности должника, либо работа на должности финансового директора или главного бухгалтера однозначно не указывает на то, что лицо является контролирующим;

– Пленум ВС РФ выделяет две категории руководителей: фактический и номинальный – по общему правилу они несут ответственность солидарно. Однако номинальный руководитель может уменьшить объем убытков, которые он должен возместить кредиторам должника – раскрыть информацию, которая неизвестна другим участникам гражданского оборотам, помочь установить фактического руководителя и местонахождение имущества должника, за счет которого могут быть погашены требования кредиторов;

– если должник имел несколько управляющих, то они несут ответственность солидарно за несвоевременную подачу заявления должника о банкротстве или уклонение от исполнения этой обязанности. Учредительным документом юридического лица не может быть предоставлено конкретному директору право по обращению в суд с заявлением должника;

– контролирующее должника лицо не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в случае, когда его действия (бездействие), повлекшие негативные последствия на стороне должника, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав и законных интересов гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов. При рассмотрении споров о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности данным правилом о защите делового решения следует руководствоваться с учетом сложившейся практики его применения в корпоративных отношениях, если иное не вытекает из существа законодательного регулирования в сфере несостоятельности;

– независимо от того, каким образом при обращении в суд заявитель поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, суд применительно к положениям статей 133 и 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) самостоятельно квалифицирует предъявленное требование. При недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности противоправного поведения контролирующего лица, влекущего иную ответственность, в том числе установленную статьей 53.1 ГК РФ, суд принимает решение о возмещении таким контролирующим лицом убытков;

– кредитор, обладающий правом на присоединение к заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности, поданному вне рамок дела о банкротстве, не реализовавший это право, утрачивает право на последующее предъявление требования к тому же контролирующему должника лицу по тем же основаниям (часть 5 статьи 225.16 АПК РФ), за исключением случаев, когда существовала объективная невозможность присоединения к первому требованию, например, кредитор не имел возможности присоединиться к первоначальному требованию ввиду того, что судебное решение, подтверждающее задолженность перед ним (или иной документ – для случаев взыскания задолженности во внесудебном порядке), не вступило в законную силу.

В постановлении № 53 приводятся также разъяснения по процессуальным аспектам рассмотрения обособленных споров по привлечению к субсидиарной ответственности, стимулирующих выплатах арбитражному управляющему, разграничиваются специальные банкротные и корпоративные основания для привлечения контролирующих лиц к ответственности.

Значимость рассматриваемых разъяснений не только в том, что они систематизируют и направляют правоприменительную практику по субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц (такого раньше не было), но толкуют новые нормы главы III.2 Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которая поименована законодателем как «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве».

С полным текстом Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» можно ознакомиться на официальном сайте Верховного суда Российской Федерации.

Статья написана по материалам сайтов: bankrotsovet.ru, pravoved.ru, zakon.ru, lex-pravo.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector